Category: отзывы

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

Дженис Нимура "Дочери самураев", глава 2


Пролог
Глава 1 "Дочь самурая"

Война года Дракона
Вести с юга доходили до Айдзу медленно и мало кому пришлись по вкусу. Братья Сутемацу вели серьезные разговоры. Влезать в эти разговоры она, конечно, не могла, но в доме с бумажными стенами между комнатами утаить что-то невозможно. Сутемацу слышала их голоса и часто проскальзывающее незнакомое выражение «кобу гаттай», что можно было понять как примирение между сегунатом и императорским двором. А разве сегун и император враждуют? Разве самураи Айдзу не клялись в верности сегуну, чья власть исходила от императора?
Последний сегун из династии Токугава, Йосинобу, занял свой пост в 1867 году безо всякого энтузиазма. Все понимали, что сегунат обречен. Йосинобу отличался прозападными наклонностями, любил есть свинину, ездить на лошади с английским седлом и фотографироваться -- и это раздражало консерваторов, которые хотели, чтобы все иностранцы уплыли туда, откуда приплыли. Он хотел радикальных реформ – кабинет министров по западном образцу вместо совета старейшин, профессиональную армию, оплаченную налогами, собранными по новой системе, развитие промышленности. Но южные провинции его не поддержали.
Недовольных сегунатом можно было найти в любой провинции, но особенно много их было в процветающих южных провинциях Сацума (остров Кюсю) и Тёсю (остров Хонсю). Они издавна враждовали, но в 1866 заключили союз с целью низложить сегунат и поставить императора во главе нового правительства. Южные провинции были лучше вооружены и лучше организованы, чем преданные сегуну северяне. Кроме того, они вели умелую пропаганду и «завернулись в парчовое знамя» борьбы за законные права императора, тем самым выставив своих противников как предателей и узурпаторов.
Collapse )

Литвинова, Елизавета Федоровна (1845-1919)

Литвинова, Елизавета Федоровна (1845-1919)
Аристотель, его жизнь, научная и философская деятельность 1892.
 (Жизнь замечательных людей. Биографическая библиотека Ф. Павленкова).


Елизавета Федоровна Литвинова математик, современница Софии Ковалевской, ревностная ее поклонница и ее первый русский биограф.Collapse )
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/author/462584-elizaveta-litvinova

Е. Лесина (К. Демина) – любовно-фантастическое фэнтези «Невеста»: опыт феминистского прочтения

У этой книги 111 рецензий на ливлибе, большинство – положительные: пишут, что это «прекрасная сказка», что в авторском фантастическом мире «хочется жить», «все очень мило, романтично и по-доброму». С отличным языком я соглашусь, но вот с «прекрасной любовью» у меня возникли сложности, да и жить в таком мире мне что-то совсем не хочется…

В центре сюжета – развертывание отношений двух пар от непонимания и настороженности до «любви», брака и деторождения.

Первая пара: девушка Эйо по стечению обстоятельств спасает беспомощного воина, выхаживает его, обменивает свою девственность на его исцеление (акт дефлорации – это способ выпустить мистическую «природную силу» женщины из рода эльфов-альвов, поэтому за «эльфийками» люди охотятся, чтобы путем их изнасилования и умерщвления насытить поля плодородной силой). Как видим, сексуальность оказывается связана с постоянной угрозой изнасилования и использования: женщина – источник силы, заниматься сексом для нее означает «отдавать» (а для мужчины, соответственно, «получать»). Очень знакомый мотив, не правда ли? Поделившись силой, Эйо оказывается привязана к спасенному очередным мистическим ритуалом: чтобы выжить, она должна заниматься с ним сексом, сбрасывая таким образом излишки разрывающей ее магической силы и поддерживая в мужчине жизнь; из этой вынужденной связи вытекает брак и беременность. Авторка показывает, что пару связывает любовь, но я вижу в этой «любви» слишком много неравенства и вынужденных обстоятельств: изначально герой говорит, что Эйо ему не ровня – слишком низкого происхождения; он требует от нее на людях демонстрировать полную покорность и подчиненность, да и в брачной клятве жених обещает «любить», а невеста - «покоряться»; невесту (взрослую и вполне самостоятельную женщину) начинают отучать от привычных ей штанов, обряжать в замысловатые платья, увешивать драгоценностями; женщина в этом обществе не занимается экономикой, политикой или наукой – она хозяйствует в доме и рожает сыновей-«наследников»; развод практически невозможен; о том, что женщина может и не захотеть рожать детей, и речи не идет. Образец отношения героя к женщине, на которую он претендует, передан фразой: «Пообещай, что будешь слушаться. Что бы я ни приказал, исполнишь. Неважно, насколько это будет уместно, как будет выглядеть… Пожалуйста, пообещай». Пообещай, что перестанешь думать самостоятельно и принимать самостоятельные решения, теперь я – главный, и даже если я скажу глупость – не думай, просто «слушайся»…

Да, авторка рисует картину «идеального патриархального брака»: высокостатусный зрелый муж из могущественного рода, богатый, физически сильный, страстно влюбленный в жену-эльфийку (вопреки традициям своего народа и мнению сильных мира сего), готовый прислушиваться к ее словам, заботливый. Да, ревнивый (потанцевала на балу с другим мужчиной – и сцена ревности чуть было не переросла в смертоубийство). Да, нельзя публично спорить с ним или подвергать сомнению его слова. Но это же такие мелочи!..

Я вижу в этой истории отражение желания любой женщины, живущей при патриархате, - желания стать исключением в насилии. Все выходят замуж по воле мужчин-родичей?.. Но не я, я выйду по любви! Других жен мужья бьют и морально подавляют?.. Но не меня, меня любят и ценят. Мужчины могут свободно изменять, заводить любовниц, покупать им особняки – а ты не можешь возмутиться или подать на развод?.. Мне не будут изменять! Мужчины забрали в свои руки всю власть, они распоряжаются внешней и внутренней политикой, деньгами, наукой, СМИ?.. И прекрасно – мне не нужно ни о чем беспокоиться, муж купит мне дом, наряды, еду и луну с неба достанет. Твой долг – родить наследника, а про аборты и контрацепцию и речи не идет?.. Но ведь я так рада рожать детей любимому мужу! Только вот мы понимает, что «идеальный муж» в патриархатной системе – это миф; стоит только одной иллюзорной подпорке «идеального брака» обрушиться, как обвалится все здание – и похоронит женщину под собой.

Но история первой пары еще не так плоха. Вторая пара: девочка 13-ти лет попала в четырехлетний плен к маньяку-педофилу, который насиловал ее, заперев в одиночестве в ограниченном пространстве, причем по традициям своего народа эта девочка обязана была покончить с собой, «не вынеся позора» (как же, ведь это она виновата в том, что ее изнасиловали!). Но педофил, к которому она успела проникнуться некоторой привязанностью (книжки разрешал читать, пытал редко, разговаривал иногда…), милостиво отпустил ее к «своим»: так женщина оказалась в доме очередного жестокого и влиятельного, для которого она была досадной помехой (убить как опозорившую род? сделать любовницей?). Новый покровитель решает сделать ее любовницей. Он планомерно продавливает ее границы: приказывает жертве многолетних изнасилований раздеваться перед ним, чтобы «рассмотреть синяки», трогает ее раздетую, «заставляет смотреть в глаза», удерживая за подбородок (представьте, что вас кто-то взял за подбородок и заставляет смотреть ему в глаза – как это ощущается?.. а если вы при этом – жертва педофила и избитая восемнадцатилетняя девочка, а он – опасный чужой мужчина, скорый на расправу?..). И героиня романа попадает в тиски очередного стокгольмского синдрома: она не властна над собой (из дома выходить нельзя – там ее подстерегают родственники, жаждущие смыть «пятно позора»), да и некуда идти - у нее нет собственных средств к существованию, новый «покровитель» – статусный, жесткий, авторитарный тип – рассматривает ее в качестве любовницы… И первый сексуальный акт у них начинается с насильственного раздевания и диалога «Уверена, найденыш [обратите внимание, какое снисходительно-пренебрежительное обращение]? – Тору разворачивают, и соврать, глядя в глаза, она неспособна. – Нет» (нет!), а заканчивается «… почему от его прикосновений, осторожных, легких, ей хочется кричать? Не от боли, но потому что их слишком мало... Тора не сдерживает-таки стон». Не верится мне, что ослепительный оргазм – это нормальная реакция женщины, которая до этого связывала секс только с болью, с лишением свободы, невозможностью сказать «нет» насильнику. Героиня привыкла угождать мужчинам – еще с детства в патриархальной семейке, где «суды чести» и женская честь=девственность – обычное дело, где царствуют стереотипы о женской нелогичности и эмоциональности. По-моему, ее история «любви» – это история стокгольмского синдрома. И неожиданной беременности (как и в случае с первой парой героев, женщина рожает мальчика-наследника), которую тоже можно рассматривать как насилие.

Екатерина Лесина вписывает героинь в патриархальный мир и патриархальный брак, делая их «счастливыми»: обе смиряются и прекращают бороться за свою самость (прежде у одной для этого была подозрительность, свобода, возможность сбежать и идти куда хочется, у другой была вторая личность – терпевшая насилие, пока первая личность пряталась от боли в глубинах сознания), не подвергают сомнению ни саму систему, делающую женщину существом неравновластным, второсортным и вечно виновным, ни идею такого «брака», где женщина всецело зависит от «любви» супруга.

Мадина Тлостанова "Деколониальные гендерные эпистемологии"



Авторское введение:
"Эта книга не о феминизме и даже не о гендере в общепринятом смысле. Скорее можно сказать, что через призму и на пересечении гендерных, этно-расовых, религиозных отношений в ней рассматривается проблема путей освобождения (со)знания и бытия от узаконенных и навязанных западной модерностью парадигм и мыслительных оснований, человеческих таксономий и моделей коммуникации, основанных на дихотомии своего и чужого, объекта и субъекта и ведущих к обынаковлению и исключению. В конечном счете, это книга о деколонизации гендера, смысл которой я и попытаюсь раскрыть. Она представляет собой пример деколониального феминизма как важной части становящихся деколониальных гуманитарных и социальных наук. Книга касается локалов, которые пока не получили деколониальной интерпретации. В какой-то мере она продолжает начинания Марии Лугонес, сформулированные в рамках колониального различия и в локальных историях бывших колоний капиталистических империй модерности, но расширяет их географию и концептуальный аппарат, фокусируясь на мире внешнего имперского различия и его вторичного колониального различия — Российской/Советской империи и ее бывших и нынешних неевропейских, главным образом, мусульманских колоний (Кавказа и Центральной Азии). Это тянет за собой специфические концепты и проблемы, не характерные для отношений между первым и третьим миром, особые гендерные дискурсы, женские роли и идентичности, рассмотренные в контексте модерности и ее темной стороны — колониальности и в рамках деколонизации мышления, знания и бытия, выражаемых в разных формах в транс-культурных гендерных эпистемологиях.
Collapse )
кот

"Надпись на стене" Джулии Уолтон

Джулия Уолтон [Julia Walton] -- молодая, начинающая писательница из Калифорнии. Она увлекается кулинарией, особенно выпечкой, и в дебютном романе "Слова на стене" [Words on Bathroom Walls] передала это хобби главному герою. Адам увлечённо возится с тестом, знает наизусть множество латинских молитв, влюблён в одноклассницу и... получает экспериментальные нейролептики.

У Адама шизофрения.



Collapse )

Маргерит Сешей "Дневник шизофренички"


Швейцарскому психоаналитику Маргерит Cешей с помощью психоанализа удалось добиться устойчивой ремиссии у пациентки по имени Рене, которой был поставлен диагноз шизофрении. Благодаря дневнику, который вела Рене, мы можем теперь лучше понять мир, в котором живут люди, страдающие психическими нарушениями.
Это волнующее свидетельство швейцарский психоаналитик Маргерит Cешей опубликовала в 1950 году. Ее книга – о пациентке, молодой девушке Рене, у которой диагностировали шизофрению и которая выздоровела, пройдя курс психоаналитической терапии. Шизофрения и сегодня считается болезнью неизлечимой, а в те годы, когда Cешей работала с Рене, препаратов, которые позволяют достичь устойчивой ремиссии, еще не было. Быть может, диагноз был поставлен неверно и Рене страдала пограничным расстройством и не была душевно больна? Сейчас, 62 года спустя, мы уже не узнаем об этом. Зато благодаря удивительной ясности сознания Рене в моменты ремиссии и остроте ее самонаблюдений мы можем попытаться проникнуть в тайны человеческой психики, которые становятся более рельефными, видятся более контрастно и ярко именно тогда, когда душевное здоровье нарушено. Как писал Фрейд, «эти больные отвернулись от внешней реальности и именно поэтому знают намного больше, чем мы, о реальности внутренней, психической, и могут поведать нам об аспектах, которые в ином случае остались бы нам недоступны».
Отсюда
Еще рецензия на эту книгу

Элизабет Гилберт "Законный брак"


Аннотация:
"«Есть, молиться, любить» заканчивается историей о том, как во время своего путешествия на Бали Элизабет Гилберт встретила разведенного бразильца Фелипе (Жозе Нуньеса). Целый год Фелипе и Гилберт поддерживали «междугородную связь». Девяносто дней бой-френд Гилберт провел рядом с ней в Америке, а всё остальное время они жили отдельно или путешествовали вместе по миру. Весной 2006 года пара вернулась в США. Прямо в аэропорту Далласа спутник Элизабет был задержан. Представитель таможни разъяснил Фелипе, что он может вновь въехать в страну только в том случае, если женится на своей американской подруге. Весь следующий год Элизабет Гилберт провела в изгнании вместе с Фелипе, она много читала о браке. Из размышлений Гилберт на эту тему и родилась эта книга..."

А теперь отрывок, содержание которого ну очень диссонирует с "ванильной" обложкой)))
"Потому что моя мама хоть и считала себя невестой 1950-х (несмотря на то что замуж она вышла в 1966-м, ее понятия о браке родом из эпохи Мейми Эйзенхауэр), так уж распорядилась история, что она стала женой образца 1970-х. Мама отметила пятую годовщину брака, а мы, ее дочки, едва выросли из подгузников, когда Америку закрутила сокрушительная волна феминизма, перевернувшая с ног на голову все представления о браке и самопожертвовании, которым учили таких, как она.
Collapse )

Bella DePaulo "Singled Out"


Из статьи Ирины Навольневой
"Огромную работу в борьбе с мифами об одиночках и их дискриминацией проделала Белла де Пауло – профессор философии Гарвардского университета и социальный психолог Калифорнийского университета в Санта-Барбаре. Она провела масштабный анализ научных исследований, опубликованных начиная с 2000 г., о том, как брак и одинокий образ жизни влияют на уровень счастья и личностный рост. Неожиданные результаты этой работы де Пауло озвучила на ежегодном съезде Американской психологической ассоциации (APA) в 2016 г. Во-первых, она нашла 20 000 научных публикаций о браке и лишь 500 – посвященных жизни одиночек. Во-вторых, ученая и ее сотрудники пришли к общему выводу, что люди, предпочитающие одиночество, ведут более богатую социальную жизнь и активнее психологически развиваются, чем женатые и замужние.
В частности, одно из исследований показало, что люди, заключившие брак, на следующие после этого пять лет практически останавливаются в личностном развитии в отличие от тех, кто решил не связывать себя брачными узами. Также люди, отказавшиеся от свадебных хлопот, проявили себя более самодостаточными, уверенными в себе и менее зависящими от мнения окружающих, чем «женатики». Другое исследование обнаружило, что холостякующие граждане внимательней относятся к родным и близким – их родственные и дружеские связи крепче, чем у тех, кто сосредоточился на партнере по браку. «Когда люди женятся, они становятся более замкнутыми», – резюмировала де Пауло. Подробнее о результатах работы ученой можно прочитать в ее книге «Обособленные» (Singled Out: How Singles Are Stereotyped, Stigmatized, and Ignored, and Still Live Happily Ever After)."
"70-летняя Белла де Пауло, которая всю жизнь живет одна и уверяет, что совершенно не чувствует себя при этом несчастной, считает, что одиночек до сих пор дискриминируют, и они нуждаются в защите своих прав. Холостого человека с большей вероятностью попросят задержаться на работе, чем семейного, незамужнюю женщину по-прежнему негласно осуждают, руководствуясь архаичными стереотипами типа «раз не замужем, значит, с ней что-то не так».
«Синглизм – стереотипизация, стигматизация и дискриминация неженатых людей – и незаслуженные „брачные привилегии“ по-прежнему ускользают от культурных радаров», – с возмущением пишет де Пауло."
Отзыв на книгу
кот

К. Драгунская, "Колокольников-Подколокольный"

Хорошо сидеть в кофейне у окошка, глядеть на Сретенку.
Там всегда час пик. Тротуары узки толпе, люди обгоняют друг друга, соскакивая на мостовую, на которой терпеливо теснятся машины, ожидающие очереди пересечь Большую Сухаревскую площадь. Все спешат. Только один человек идет не торопясь, ест мороженое.
Он подонок.
Это всем известно. Как, почему он очутился в подонках, уже никто не помнит. То ли что-то подписал, что никто не подписывал, то ли наоборот – не подписал, когда все подписали. То ли не пошел, когда все шли, то ли пошел, когда все по домам сидели. Или в Фейсбуке что-то неправильно лайкнул. Сейчас за этим очень следят. Неосторожное движение – и амба. Да мало ли способов угодить в подонки в одночасье? Способов навалом, запросто, глазом не моргнешь – и ты уже подонок, особенно когда вокруг исключительно порядочные люди с твердыми убеждениями.
По Сретенке идет человек, ест мороженое.


Трудно писать отзыв на понравившуюся книгу, ещё труднее - на совершенно не понравившуюся, но самый сложный случай - когда ни туды, ни сюды. C одной стороны, невозможно не признать, с другой стороны, нельзя не согласиться. Повесть Драгунской "Колокольников-Подколокольный" относится как раз к третьей категории. Пролог - выдворение коренных москвичей из Москвы под злобный хохот питерцев, а также аплодисменты среднеазиатов и почему-то сибиряков, которыми столицу и собираются заселить. Ничего себе, думаю, антиутопия. Но основное действие происходит в относительно реалистических рамках.

Collapse )

В то же время ставить категоричный тег "не рекомендуем" не хочу: написано легко, остро, сам велопробег "Колокольников переулок - Подколокольный переулок", с которого всё началось, вызывает щемящее ностальгическое чувство. Но в оценках с писательницей не совпадаю. И не хочу совпадать.

Не хотела никак Москва сдаваться пролетариату. Это в Питере – шыр-пыр – и революция…

Прочесть можно по ссылке: http://magazines.russ.ru/october/2017/1/kolokolnikov-podkolokolnyj.html