Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html
кот

Узница подземелья рассказывает

Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты, интересуя и издательства, и творческих личностей, и аудиторию. Вот например, в начале марта сего года из колонии вышел на полгода раньше срока неприметный семидесятилетний старик. Как же быстро минули семнадцать лет, которые в начале срока казались такими долгими и такими заслуженными от первого до последнего дня! В череде статей, передач, программ «вокруг маниака» будто бы невзначай потерялись истории самих девушек, переживших годы насилия. Одна из них, Екатерина Мартынова, написала автобиографическую повесть о времени своего заточения. В 2017 году «Исповедь узницы подземелья» была выложена на Ridero, а в марте 2021 года -- издана в бумажном варианте [АСТ, серия «Портрет эпохи»] и сразу стала бестселлером. Несколько ранее на прилавках появилась биографическая драма Карстена Граффа «Непобеждённая» [Эксмо, серия «Замок из стекла»], я начала читать... и мне страшно не понравилось. К сожалению, датский журналист с самого начала стал брать фальшивые ноты, тем более недопустимые, что книга рекомендовалась для молодёжи, пусть и с восемнадцати лет. Похищение избавило её [Екатерину] от страха перед родами -- каково? Не хватало ещё запатентовать плен в подвале у преступника как новую терапевтическую методику. От страха перед родами нашу героиню избавило не само похищение, а то, что она оба раза героически принимала роды у своей соузницы. Так что, хоть Е. Мартынова и принимала участие в написании «Непобеждённой», рекомендовать эту работу в феминистическом сообществе невозможно.



Что же касается «Узницы», уже с первых страниц она производит иное впечатление. Во-первых, мемуаристка не гонится за внешним эффектом и красотой слога, а во-вторых, не идёт по пути раздражающей психологизации социальных, в общем-то, проблем.

Collapse )

Предисловие и глава из книги: https://www.goodhouse.ru/obshchestvo/people-stories/moi-1312-dney-seksualnogo-rabstva-glava-iz-knigi-uznicy-skopinskogo-manyaka/
кот

В поисках незначительной детали

Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли [عدنية شبلي‎], арабской писательницы из Палестины. В очень своевременном переводе нашей сообщницы уважаемой illusionndream. Пишут, что эта небольшая повесть, основанная на реальных событиях, сейчас – самое обсуждаемое литературное произведение на Западном берегу (реки Иордан). И с номинацией, думаю, география дискуссий расширится.



Расстрел в пустыне Негев в 1949 году – как оказалось, событие весьма известное и наделавшее в своё время немало шуму.Collapse )

В «Незначительной детали» нет ни одной незначительной детали, ни одной посторонней подробности. Все изобразительные средства подчинены определённой цели. Не существует даже имён, только местоимения. Он, она, я. Он – с автоматом. Она – голая, истерзанная, бегущая и знающая, что не добежит. Я – пока ещё целая-здоровая-активная, но уже под прицелом. Командир ошибался или лгал, утверждая, что победит не автомат, но человек. Побеждает всегда автомат. Правда, он находится в руках человека.
кот

Бернардин Эваристо о том, какие мы все разные

Роман «Девушка, женщина, иная» [Girl, Woman, Other], разделивший с «Заветами» Маргарет Этвуд Букеровскую премию 2019 года, оказалось исключительно комфортно читать с середины. Не нужно делать и шага, чтобы радостно и торжественно ввалиться в гущу Лондона, и вдыхать его, и перепридумывать его вместе с героинями. Кто-то разбивается об столицу в кровавые клочья, кто-то гибнет. Но перед нами будет история о женском успехе. Точнее, даже двенадцать историй. Или одна, только сложно переплетённая?




Эваристо – писательница опытная (хоть «Девушка, женщина, иная» и первое её произведение, которое мы читаем на русском языке) и весьма ироничная. Грустно то, что не вся аудитория, как сейчас говорят, выкупает её иронию, ведь, чтобы улавливать сарказм, надо понимать контекст. А когда западный фем-контекст знаем большей частью из литературы, да и то не художественной, а публицистической и/или научной... Собирательный критик-нытик цедит через губу «а, опять современная повесточка», а этой «современной» повесточке уже сто лет скоро стукнет. Если брать точкой отсчёта движение суфражисток, то и больше. Эваристо и её героини вправе подводить итоги. Мне совершенно не показались нарочитыми дискуссии о гендере, расе и классе, которые в отзывах то и дело оцениваются как целиком передранные из левой газеты. Почему бы не дискутировать студенткам, прилагающим абстрактные концепции к реальной жизни?

Collapse )

Почему бы не дискутировать старшему поколению? У этих женщин десятилетия прожиты в феминистских коммунах, среди феминистских диспутов, феминистских книг, феминистских фестивалей, съездов и симпозиумов, в своей, если угодно, субкультуре, которая мало-помалу переоценивается и мейнстримом как культура. Собственно, завязка – это постановка пьесы Аммы, деятельницы женского движения, в Национальном театре. Маргиналки, нарекшие себя Женщинами из буша, – в Национальном театре! Мы стали респектабельны, мы стали большими, мы приняты в приличных домах... А повестка что, повестка никуда не делась, повестка обсуждается...

Collapse )

И, как водится, истории успеха подразумевают наличие скелета в шкафу. Да подчас и не одного. Читаем ли мы о нескончаемых пререканиях Аммы с дочерью Язз, которая годам к шестнадцати переросла феминизм и хочет быть гуманитарианкой, потому что гуманитарианкой быть круче, о Доминик, на несколько лет попавшей в абъюзивные отношения с женщиной, которая думала, что умеет быть женщиной лучше всех, о бизнесе Бамми и о том, как она на него накопила, о первой потере Женщин из буша – мы читаем всё-таки об успехе. А значит, и об умении повернуться к скелету спиной и, мучаясь рефлексией, бесплодно раскаиваясь, хандря и плача от стыда – всё равно делать своё дело. Сквоь шпицрутены критиканов и холодный дождь равнодушия, сквозь насилие домашнее, насилие уличное и самонасилие наркотиков, алкоголя, аутоагрессии – делать своё дело.
молоточком по козлу

Mexican Gothic

Silvia Moreno-Garcia (Сильвия Морено-Гарсия)

Мексиканская готика.

https://www.goodreads.com/book/show/53152636-mexican-gothic

заставила себя написать наконец, что-то.

Мне книга понравилась. Вроде как перевод на русский не очень хорош, но я читала на английском, бодрый текст, бодрая героиня, кошмарность как специально для меня написана.  

Книга, конечно, вторична, но именно в этом для меня была ее прелесть — она как шкатулочка, открываешь, а там все любимые финтифлюшки. Вот Анна Рэдклиф, вот Джейн Остен, вот Дракула, вот Джен Эйр, вот Грозовой перевал, вот мой собственный детский кошмар, вот кошмар более взрослый, вот любимое хозяйственное мыло, вот империализм, вот евгеника, вот постколониальный дискурс, вот феминизм, вот расизм такой цветущий, вот то, а вот еще это, ой, как же я этого не заметила. Лепота, одним словом.

Итак, Ноэми, юная богатая мексиканская девушка в 1950 году. Она занята поисками себя в череде вечеринок и приятных молодых людей. Отец и все остальные намекают, что надо бы и мужа найти, и Ноэми согласна, что муж должен быть, но как-нибудь потом, может быть. А пока хорошо бы поучится чему-нибудь, например вот антропология выглядит гораздо соблазнительнее чем ее последний кавалер.

Отец согласен оплатить обучение в университете, пусть хоть антропологии, если Ноэми поедет и разберется со своей кузиной. Каталина, ее двоюродная сестра, богатая сирота, вышла замуж после скоропалительного романа за какого-то невнятного англичанина из мексиканской глуши, где у его семьи серебряные рудники, и пропала в этой глуши. А тут от нее странное письмо из этой глуши про привидения. То ли Каталина сошла с ума от богатого воображения, то ли ее муж хочет уморить и семейные денюшки заграбастать.

В общем, Ноэми едет в глушь.

В глуши горы, мелкий тихий городишко, заброшенный серебряный рудник, мокро, холодно, сплошной питерский ноябрь, и полуразрушенный и покрытый плесенью английский особняк.  

В особняке Каталина с мужем Вирджилом Дойлом, отец мужа, тетка мужа Флоренс Дойл, сын тетки мужа Фрэнсис Дойл. И трое престарелых английских слуг.

И Ноэми и мы все уверены, что да, всему виною финансовые махинации Дойлов.  

Однако.

Спойлеры под катом.

Collapse )


Jane McGonigal "Reality is broken: why games make us better and how they can change the world"



Эта чрезвычайно занимательная и чрезвычайно амбициозная книга американской гейм-дизайнерки Джейн МакГонигал посвящена тому, как устроены игры, почему они так привлекают людей и что они могут сделать для нас в нашей реальной жизни.
"Реальность поломана, и мы должны начать делать игры, чтобы починить ее", утверждает МакГонигал.

Что же не так с реальностью?
Реальность не мотивирует нас так эффективно. Реальность не сконструирована так, чтобы максимизировать наш потенциал. Реальность не была изначально создана для того, чтобы делать нас счастливыми.
Можно сколько угодно говорить о том, что игры — пустая трата времени, и пенять на их аддиктивность, но то, что столько людей разных возрастов по всему миру выбирают проводить так много времени в игровых мирах — это знак чего-то важного.
По мнению Джейн МакГонигал, игры удовлетворяют аутентичные человеческие потребности, которые реальный мир на данный момент не может удовлетворить. Игры предоставляют вознаграждения, которые не предоставляет реальность. Они учат, вдохновляют и увлекают, они объединяют людей так, как этого не делает реальность.

МакГонигал обращается к самым истокам, цитируя "отца истории" (Геродот, "История", книга 1):
"По словам самих лидийцев, употребительные теперь игры у них и у эллинов изобретены ими; единовременно с этим изобретением они заселили Тиррению. Рассказывают они об этом так: в царствование Атиса, сына Манеса, была большая нужда в хлебе по всей Лидии. Вначале лидийцы терпеливо сносили голод; потом, когда голод не прекращался, они стали измышлять средства против него, причем каждый придумывал свое особое. Тогда-то, говорят они, и были изобретены игры в кубы, в кости, в мяч и другие, кроме шахматной игры; изобретения шахмат лидийцы себе не приписывают. Изобретения эти служат для них средством против голода: один день они играли непрерывно, чтобы не думать о пище, на другой день ели и оставляли игру. Таким образом они жили восемнадцать лет."
Итак, с древнейших времен игры делали жизнь сносной и позволяли пережить тяжелые времена.

От какого же "голода" отвлекаются геймеры? От голода по более удовлетворяющей работе, по более сильному чувству принадлежности, по более увлекательной и осмысленной жизни.
Что же дальше с этим делать? Продолжать удовлетворять этот голод играми? Игровая индустрия, конечно, может создавать всё более и более захватывающие виртуальные миры. Или же запретить, ограничить, обложить налогом (такие предложения были)? МакГонигал предлагает третий вариант: использовать то, что мы знаем о гейм-дизайне, чтобы "исправить реальность".


Что такое вообще "игра"?
МагГоникал выделяет 4 основных признака игры: цель, правила, система обратной связи и добровольное участие.

Collapse )
гейша

Марьям Алиева, Светлана Анохина, Аида Мирмаксумова, "Письма папам"

Отношения между отцами и дочерьми на Кавказе зачастую недостаточно близкие, указала одна из составительниц сборника "Письма папам" Светлана Анохина. Традиционная модель семейных отношений, в которых дочери общаются с отцом через мать, постепенно трансформируется, констатировали опрошенные "Кавказским узлом" ученые.

Информация об издании книги пришла на SMS-сервис "Кавказского узла" 1 апреля. "Вышла книга журналистов из Дагестана Марьям Алиевой, Светланы Анохиной, Аиды Мирмаксумовой "Письма папам"", - написал автор сообщения.

Книга появилась в контексте борьбы за права женщин в Дагестане

Идея книги "Письма папам" выросла из наблюдений за семейными отношениями в Дагестане, пояснила корреспонденту "Кавказского узла" журналистка Светлана Анохина.

«У меня такие идеи появляются постоянно, потому что я вижу, что люди плохо и редко говорят друг с другом. Чаще всего не слышат друг друга. Когда мне нужно что-то сказать своей дочке, маме или близкому человеку, с которым сложные отношения, я стараюсь писать. Это позволит договорить, тебя не перебьют, человек сможет отвечать не сразу. А если говоришь с глазу на глаз, то слишком большой соблазн дать немедленную обратную реакцию, и если он задет, то это будет агрессия. А письмо все-таки дает возможность побыть с ним, перечитать его, не требует быстрой реакции.
Collapse )
кот

Мег Вулицер: хмурое утро девятого марта

Американская писательница Мег Вулицер [Meg Wolitzer] наиболее известна в нашей стране благодаря снятой по её роману кинодраме «Жена» [The Wife] с могучей Гленн Клоуз в главной роли. В переводе «Жены» пока ещё нет, зато есть более поздняя эпопея «Исключительные» [The Interestings]: какая-то по-хорошему старомодная, о дружбе, о любви, об успехе и о том, как успех камня на камне не оставляет от любви и дружбы. «Исключительные» не показались мне исключительными, зато The Interestings весьма заинтересовали, и я даже под впечатлением немного написала в сообществе. Тем удивительнее оказался выбор следующей книги Вулитцер для представления на русском языке: «Женские убеждения» [The Female Persuasion], как и следует из заглавия, целиком и полностью посвящены феминисткам и феминизму. Главную героиню даже зовут Грир, будто бы в честь Джермейн Грир. Или с обидным намёком на женщину-евнуха?



Впрочем, в начале учёбы Грир Кадецки не проявляет ни малейшего интереса к почтенной провозвестнице второй волны, да и вообще к каким бы то ни было волнам и формам женского движения. Сюжет запускает случайное событие: Collapse )

Ольгерта Харитонова



30 марта исполнилось 62 года феминистской философине Ольгерте Харитоновой.
Свою диссертацию она защитила в 1995 г. по философии смерти. А в конце 90-х годов ХХ века Ольгерта стала изучать феминистскую теорию и знакомиться с гендерными исследованиями. Для самиздатовского журнала «Остров», который она выпускала с 1999 по 2014 год, в качестве идеологической основы Ольгерта выбрала радикальный феминизм. В журнале публиковались материалы о женщинах, любящих женщин.
С мая 2011 г. Ольгерта ведет вКонтате Школу феминизма. Сначала Школа проводила очные встречи, которые проходили в Москве на разных площадках, но с 2014 г. вся просветительская работа сосредоточилась онлайн. В настоящий момент в сообществе более 20 000 участниц.
В 2014 г. Ольгерта опубликовала «Манифест Феминистского движения России», в котором выдвигаются феминистские требования к изменению ситуации в стране: постепенному переходу от общества, структурированного патриархатом, через правовое государство, к построению качественно нового общественного устройства, основанного на феминистских ценностях. В первой части Манифеста излагается развитие феминистских идей на протяжении истории. Во второй описываются причины и проявления кризиса патриархата. В третьей выдвигаются актуальные требования феминисток России. В статье «Феминизм на Руси», которая также вошла в книгу, прослеживается развитие Женского движения в России, идущее параллельно с социальными изменениями в стране.
В 2015 г. Ольгерта вместе с Лолитой Агамаловой написала книгу «Женщины. Разговор не о мужчинах». Это книга-пособие для начинающих по формированию феминистского взгляда. Здесь разные женщины ведут речь о сексизме и культуре насилия – двух столпах современного патриархата. Сексизм начинается с невинного утверждения «Ты же девочка!», затем через гендерные стереотипы, обесценивание, объективацию, миф о красоте он приводит к мизогинии, трудовой дискриминации и ограничению репродуктивных прав.
Collapse )
кот

Марион Пошманн и Япония, которой, возможно, никогда не было

В продолжение темы Международного Букера хотелось бы рассказать о несостоявшейся лауреатке 2019 года. Роман Марион Пошманн [Marion Poschmann] «Сосновые острова» [Die Kieferninseln] вышел в Берлине в начале 2017 года, а на следующий год появился на английском языке, что и дало ему право номинироваться на премию. При этом у себя на родине Пошманн наиболее известна как поэтесса, сочетающая социальную критику с глубоким ностальгическим чувством. В рубрике «четверг, стихотворение» публиковалась её миниатюра «ГДР во сне и наяву», напоминающая с точки зрения формы изысканную восточную поэзию. И в общем-то, не было удивительно, что роман она посвятила путешествию в Японию.



Почему я стала задаваться вопросом, а было ли путешествие? Дело в следующем: главный герой «Сосновых островов», учёный-гуманитарий Гилберт Сильвестер, не только и не столько живёт в реальном мире, сколько витает в грёзах. Достаточно будет сказать, что решение уехать в Страну Восходящего солнца он принял под влиянием сна. Вот в подробностях привиделось под пятницу, что жена ему изменяет. И началось...

Collapse )

Сильвестер, прямо скажем, бывает невыносимым занудой. Понятия не имею, как феминистическое общество Дюссельдорфа его выдерживает. Но есть у бородоведа одно замечательное качество, за которое ему многое можно простить: он способен увлечься любой темой и вложиться до отказа, затянуться в неё, как в омут, и выплыть с драгоценным кубком. Никогда ранее не интересовался Японией, а поди ж ты, и классическую поэзию цитирует, и хайку пишет, и великолепием осенних сосен восторгается. Его ждёт возвращение.

Нас всех, в сущности, ждёт возвращение, но об этом не принято говорить.