Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

Виржини Депант "Кинг-Конг-Теория"



Небольшая книжечка (120 стр), сборник эссэ 18+. Очень отрадные рассуждения об угнетении женщин. Некоторые темы шокирующие: опыт изнасилования, опыт работы в проституции. Нет нагнетания чернухи, есть возмущение, переходящее в ярость и чеканные формулировки. Есть новые свежие мысли. А есть и хорошо нам известные, но их в общественном пространстве так мало, что хочется такое читать и перечитывать каждый день:



...Мне не стыдно не быть красоткой. Но меня приводит в ярость то, что как женщине, которая мало интересует мужчин, мне постоянно дают понять, что меня просто не должно быть. Мы были всегда. И пусть мужчины пишут свои романы не про нас, а про тех, с кем они хотят переспать. Мы были всегда, и мы всегда молчали. Даже сегодня, когда женщины публикуют много романов, в них редко встретишь героинь с невыигрышной или неприметной внешностью, неспособных любить мужчин и влюблять в себя. Наоборот, современные героини любят мужчин, с легкостью знакомятся, занимаются с ними любовью уже во второй главе, кончают через четыре строчки, и все они без ума от секса. Лузерша на поле женственности – этот образ мне не просто симпатичен – он для меня ключевой.

...Женщины вокруг меня зарабатывают меньше мужчин, занимают более низкие должности и не видят проблемы в том, что их недооценивают, когда они пытаются что-либо предпринять. Есть какая-то служаночья гордость в том, чтобы идти вперед стреноженными и делать вид, будто это полезно, приятно или сексуально. Подобострастное удовольствие служить другим ступенькой. Мы боимся своей власти. За нами постоянно следят: мужчины, которые продолжают вмешиваться в наши дела и указывать, что для нас хорошо, а что плохо, но еще пристальнее – другие женщины, через семью, женские журналы, текущий дискурс. Свою силу нужно преуменьшать, ведь ее в женщинах никогда не ценят: «компетентная» все еще означает «мужеподобная».

...В первые годы после изнасилования – неприятный сюрприз: книги мне не помогают. Такого со мной еще не случалось. В 1984-м, например, когда меня на пару месяцев посадили в психушку, я, как только вышла, сразу стала читать. «Домик чокнутых детей», «Над кукушкиным гнездом», «Когда мне было пять, я убил себя», статьи о психиатрии, о психиатрических больницах, о надзоре, о подростках. Книги были со мной, они поддерживали, делали пережитое мной возможным, тем, что можно проговорить, чем можно поделиться. Тюрьма, болезнь, абьюз, наркотики, расставания, депортации – у каждой травмы есть своя литература. Но эта ключевая, фундаментальная травма, первое определение женственности, «что силой взломана да не найдет защиты» – эта травма не вошла в литературу. Ни одна женщина, пройдя через изнасилование, не прибегла к словам, чтобы сделать из него сюжет романа. Ничего: ни руководства к действию, ни собеседника. Это не прошло в область символического. Удивительно, что женщины ничего не говорят об этом девочкам, не передают ни крупицы знания, ни инструкции по выживанию, ни одного простого, практического совета. Ничего.

...Удивительно и мерзко осознавать, что феминистская революция семидесятых не привела к реорганизации ухода за детьми и управления домашним хозяйством. Эти виды труда так и остались добровольными, а значит женскими. Мы остались в том же сословии ремесленниц. Ни политически, ни экономически мы не вторглись в общественное пространство, не захватили его. Мы не создали таких яслей и таких мест присмотра за детьми, как нам нужно, мы не создали индустриализированных систем домашнего хозяйства, которые бы нас эмансипировали. Мы не инвестировали в этот экономически выгодный сектор ни ради собственной прибыли, ни на благо нашего сообщества. Почему ни одна не додумалась изобрести аналог ИКЕА для ухода за детьми, аналог «Макинтоша» для домашнего труда? Коллективная сфера осталась мужской территорией.

...Я не говорю, что быть женщиной – само по себе мучительное ограничение. У многих это отлично получается. Унизительны только обязательства. Понятно, что быть великой соблазнительницей – это шикарно, если говорить о местных божествах. Фигуристкой – тоже круто. Тем не менее никто не требует, чтобы мы все были фигуристками. Или вот наездницей – в этом тоже есть свое очарование. Но нам не приводят оседланную лошадь, едва только мы успели родиться.



Так, пора остановиться, а то придётся постить всю книгу целиком.)

Мэри Энн Уоррен (Mary Anne Warren)


Мэри Энн Уоррен (23 августа 1946 – 9 августа 2010) – американская философка, профессорка философии в Университете Сан-Франциско.
Известна своими статьями на тему абортов, в которых придерживалась последовательной прочойсерской позиции:
Warren, Mary Anne, "On the Moral and Legal Status of Abortion". The Monist 57 (1): 43–61, (1973)
Warren, Mary Anne, "Do Potential People Have Moral Rights?" In R Sikora and B Barry, eds. Obligations to Future Generations. Philadelphia, PA: Temple University Press,: 14-30, (1978)
Warren, Mary Anne, "The Moral Difference Between Infanticide and Abortion: A Response to Robert Card". Bioethics, Vol. 14, pp. 352–359 (October 2000)

Рассматривая моральный статус эмбриона, Мэри Энн Уоррен находила, что он не обладает ни одним из критериев личности, к которым она относила, например, сознание, в т.ч. способность испытывать боль, самомотивированную активность, способность коммуницировать, наличие самосознания. На том основании, что эмбрион личностью не обладает, Уоррен считала аборты допустимыми.

В других своих трудах она рассматривала вопрос морального статуса животных, которые, с ее точки зрения, имеют некоторые права, но гораздо менее "сильные", чем человеческие, да и разные животные обладают разной степенью чувствительности и самосознания, так что и права их разнятся.


Мэри Энн Уоррен также ввела понятие "гендерцид":
"Гендерцид — систематическое убийство людей по признаку пола. Термин впервые употребила американская феминистка Мэри Энн Уоррен (Mary Anne Warren) в своей книге «Гендерцид: последствия выбора пола» (1985). Для некоторых культур проблема гендерцида является довольно острой. Например, перепись населения в таких странах, как Индия и Китай, показала, что благодаря селективным абортам по признаку пола, на 100 рожденных девочек приходится 120 рожденных мальчиков (при нормальном биологическом соотношении на 100 девочек — 102-106 мальчиков). Гендерцид также может принимать форму детоубийства или летального насилия на любом этапе жизни человека.
Различают гендерцид двух видов: фемицид и андроцид.
Фемицид — систематическое убийство женщин по разным причинам, в основном культурным. Например, в Индии предпочтение отдается детям мужского пола, поскольку они являются прямыми наследниками, которые будут заботиться о своих родителях в старости. Кроме того, стоимость приданного, которое нужно заплатить за дочь, когда она выходит замуж, очень высока, в то время как наследник принесет приданое семье путем брака.
Андроцид — систематическое убийство мужчин по разным причинам. Андроцид может иметь место во время войн, когда воюющими сторонами уничтожаются не только солдаты противника, но и большинство мужского населения независимо от возраста."
Источник

Статья в английской википедии о Мэри Энн Уоррен

Фрэнсис Мирна Кэмм (Frances Myrna Kamm)


Фрэнсис Мирна Кэмм – американская философка, специализирующаяся в области нормативной и прикладной этики, профессорка философии в Ратгерском университете. Многие ее труды посвящены проблеме вагонетки, известному мысленному эксперименту, предложенному в 1967 году Филиппой Фут.
В книге "Принцип допустимого вреда" ("Principle of Permissible Harm") 1996 года Кэмм сопоставляет два примера: большинство людей сочли бы недопустимым убить одного человека, чтобы использовать его органы как донорские для спасения жизни пяти других людей, но, тем не менее, сочли бы допустимым направить вагонетку на ту колею, где будет убит один невинный беспомощный человек, если в противном случае вагонетка убила бы пятерых невинных беспомощных людей. В чем же разница? Очевидно, не только в соотношении количества жизней, ведь в обоих случаях оно одинаково. Согласно Кэмм, причинять вред, чтобы спасти больше, допустимо тогда и только тогда, когда этот вред является эффектом или аспектом этого большего блага как такового.
Проблеме вагонетки посвящена также ее книга 2015 года "The Trolley Problem Mysteries".

Фрэнсис Кэмм неоднократно обращалась к теме абортов, например, рассматривала вопрос приемлемости абортов при условии, что эмбрион обладает личностью. Это не значит, что сама Кэмм разделяет такую точку зрения (но многие пролайферы всерьез так считают), это значит, что она выдвигала аргументы, валидные в том числе и при таком допущении. Ее публикации на тему:
"Abortion: A Philosophical Analysis", Feminist Studies 1.2 (Autumn 1972), 49-64.
"The Problem of Abortion", in: R. Abelson, M. Friquenon (eds.), Ethics for Modern Life, 2nd ed. (1981).
Creation and Abortion, 1992.
"Abortion and the Value of Life: A Discussion of Life's Dominion", Columbia Law Review 95 (1995), 160–172.

Новейшая книга Фрэнсис Кэмм посвящена вопросам старения, умирания и смерти: "Almost Over: Aging, Dying, Dead" (2020).

Статья в английской википедии
кот

Исландия, детектив, женщина

Исландия маленькая страна и совпадения случаются здесь постоянно. Аргумент этот постоянно использовали чиновники и политики, назначая на государственные должности друзей и родственников.

С детективами мне не всегда везёт. Именно поэтому ценю, когда после долгого перерыва издательства возвращаются к любопытному циклу или необычной героине. Ура, снова издают исландку Ирсу Сигурдардоттир [Yrsa Sigurðardóttir]! Я уже успела соскучиться по ворчливой Торе Гудмундсдоттир и её безумному семейству! Но увы, передо мной оказались не продолжения приключений Торы, а история новых персонажей: Хульдара, столичного полицейского, и сотрудницы Дома ребёнка Фрейи.



Фрейя, впрочем, по характеру отчасти напоминает Тору; в ней тоже много от лакснессовских «самостоятельных людей». Беда только в одном — эта самостоятельность, эта суровая северная целеустремлённость ушла на то, чтобы тянуть безрассудного брата, а брат... брат ей портфель носил. С паршивой овцы хоть шерсти клок. И вот молодая толковая женщина мыкается с этим братом, с его собакой, с его любовницей, с его младенцем, а есть ведь ещё и профессия, которая, давайте уж называть вещи своими именами, требует жертв. Фрейя досадует, что личная жизнь не складывается. А когда ей складываться, этой личной жизни? И с кем?

Что же касается Хульдара, таких молодых мужчин — нудных, вялых, аморфных — сочно живописал другой знаменитый исландец, Халльгрим Хельгасон. Личная жизнь у Хульдара тоже не складывается, и вот почему: у своих немногочисленных партнёрш он ассоциируется с головной болью и рвотой, ибо все его интимные связи происходят в обоюдном пьяном безобразии. Кроме того, наш герой склонен к рефлексии в характерном скандинавском духе. Канючное самокопание в исполнении дюжего молодого парня и само-то по себе невелика радость, а уж в детективе! Серость и мизерность центрального персонажа создаёт пренеприятный эффект: как будто бы сильные страсти, глубокие эмоции, любовь, ненависть все сосредоточились там, на стороне преступников, а у доблестных рыцарей справедливости — одни козьи потягушки, взаимное подсиживание и отвратительный кофе в перерывах.

И  «ДНК» [DNA], и  «Расплата» [Sogid] в силу специфики Фрейиной работы рассказывают о крайне гнусных преступлениях против детей. Дети-жертвы, дети-свидетели, и ещё вопрос, кому хуже досталось. Это заставляет сформулировать проблему, которую я распространила бы на многие современные произведения криминального жанра. Эта проблема — отношение к тем, кто переживает трагедию.

«ДНК» и в особенности «Расплата» ставят нас перед фактом: преступление не заканчивается само на себе. Осторожно, далее тьма спойлеров! [Spoiler (click to open)]Оно оказывает своё растлевающее влияние и на сообщников, вольных или невольных, и на потерпевших, и в особенности на их близких. Их одолевают чёрные мысли, приходит невольный соблазн мести, и - вуаля! вчерашние образцы добропорядочности вытворяют такое, что иной гестаповец отшатнулся бы, побледнев от презрения и отвращения. Формально идея разумная: насилие порождает насилие. Но если продолжить логически, то этак надо сажать в тюрьму не одного убийцу или растлителя, но и всех от него пострадавших. Вдруг им придёт в головы мстить? Насилие мыслится не как определённое действие, результат преступного умысла, а как тошнотворное чёрное облако, род чумы, которой можно заразиться просто от прикосновения, от общего воздуха, от земли, по которой прошёл уголовник. И это страшная философия! Она клеймит, стигматизирует в общественном сознании всех, хоть мало-мальски соприкоснувшихся с преступлением, начиная с жертв и заканчивая случайными свидетелями. То ли он украл, то ли у него украли, но осадок остался... Герои Сигурдардоттир обречены барахтаться в этом осадке до самой смерти. В её мире нет искупления, и, по большому счёту, нет справедливости.

В ноябре выйдет третья книга цикла о Фрейе и Хульдаре, однако читать не хочется почему-то.

Только дружба: кто и зачем делает вид, что в литературе никогда не было лесбиянок

https://literatice.ru/lesbian_literature

«Школа литературных практик» публикует текст о замалчивании лесбийства в литературе — идет ли речь о персонажах или о писательницах. «…историки зачастую скрывали гомосексуальность писательниц, художниц и других известных персон. Так, вместо слова „лесбиянки“ они предпочитали использовать „подруги“ или „сожительницы“». Явление это старинное: еще Сапфо зачастую изображали «примерной учительницей, погибшей из-за любви к мужчине», а в XIX веке писательницам-лесбиянкам приходилось использовать совместные мужские псевдонимы. «Лесбиянки понимали, что их тексты о любви между женщинами не допустят к публикации. Единственной возможностью было представить гомосексуальность как трагедию, тогда издатели пропускали тексты. Так, в XX веке началась эра лесбийского криминального чтива. В рамках этого жанра лесбийские романы заканчивались либо гетеронормативным браком, либо смертью героинь».
кот

Круглая дата

Сегодня семьсот пятьдесят лет со дня смерти Стейнвёр дочери Сигхвата [Steinvör Sighvatsdóttir], политической деятельницы средневековой Исландии, а также единственной женщины, входящей в известный Skáldatal, то есть список скальдов, датируемый XIII столетием.

Стейнвёр родилась в почтенной и аристократической семье. Её отец, Сигхват сын Стурлы славился как поэт и знаток законов, дядя, Снорри Стурлусон, славен по всему миру как автор Младшей Эдды. Что касается матери, Халльдоры дочери Туми, о ней известно значительно меньше, но, судя по Саге о Стурлунгах, она оказывала огромное влияние на мужа, неотступно укоряя его за бездействие, а в случае промедления самостоятельно распоряжалась военной силой. Стейнвёр пошла характером в мать. Представляется возможным, что мягкого по характеру и степенного супруга ей выбрали с тем, чтобы уравновесить её решительность.

Хальвдан сын Сэмунда женился на Стейнвёр дочери Сигхвата, и они вместе поставили хутор на Ключах [Keldur]. Все Люди с Реки хотели, чтоб он стал их хёвдингом, но Хальвдан был человек непритязательный и в чужие дела особо не вмешивался.

Вступив в брак в 1230 году, Стейнвёр восемь лет тихо вела обширное хуторское хозяйство. У неё с Хальвданом родилось трое сыновей. Отец говорит о ней как об умной и экономной хозяйке:

...прежде всего, тебе потребуются управляющий и распорядительница. Эти люди должны быть бережливы и знать счет деньгам. Я ясно вижу таких людей. Это твой зять Хальвдан с Ключей, и твоя сестра Стейнвёр. Подобная работа подходит им в высшей мере.

21 августа 1238 года отец Стейнвёр, старик под семьдесят лет, и четверо братьев героически погибли в битве на дворе Эрлюга. Через некоторое время спустя возвратился из Норвегии пятый брат, Торд Какали (его неблагозвучное прозвище, скорее всего, означает "заика"), и нашёл убежище у сестры на хуторе Ключи. Он рассчитывал, что Стейнвёр, женщина распорядительная и властная, принудит своего вяловатого мужа к военным действиям, чтобы отомстить за отца и братьев. Так и случилось. Хальвдан долго упирался, но суровая жена наконец пригрозила, что снимет с пояса ключи от амбара, знак женщины-хозяйки, и вручит ему, а сама вооружится, взгромоздится на коня и поедет воевать. Тут уж противопоставить было нечего.

Наилучшим образом показала себя Стейнвёр и во время тяжбы своего брата Торда и крестьян. Посредниками, то есть третейскими судьями, были выбраны епископ и она. Крестьяне отвергли кандидатуру епископа, сказав, что, дескать, пусть Стейнвёр сама решает. То есть, невзирая на родство с Тордом, она считалась более справедливой судьёй, нежели сам епископ!

О литературных трудах Стейнвёр известно мало. Считается, что она прославилась в своё время поэтической похвалой союзнику Стурлунгов, некому Гауту, но ни строчки из этого текста не сохранилось. Единственная известная на сегодня виса Стейнвёр создана в сновидении:

Стейнвёр дочери Сигхвата в это же самое время на Ключах приснилось, будто она вышла из дома и пришла на некий пустынный двор с частоколом. Ей почудилось, что на стене сидит Торгрим из Рощи Гуннара и смотрит на человеческую голову, насаженную на кол ограды. Торгрим сказал:

Сижу и гляжу я
На отповедь Стейнвёр.
Зачем на колу здесь
Глава разлеглася?


В этом стихотворении, получается, сочинённом во сне, присутствует сложная игра слов. Что такое отповедь Стейнвёр? Имя Steinvör означает Каменная губа, то есть отповедь Стейнвер, речь Каменной губы и есть камень. Сон женщины-скальда страшен и предвещает большие кровавые события, что и сбылось.
кот

Александра Ржевская

История женской поэзии 18 столетия, такое ощущение, состоит из сплошных лакун: не могла печататься, если могла печататься, то не могла подписаться, а если, сверх ожиданий, могла и писать, и печататься, и подписать свои сочинения хотя бы псевдонимом, то оставила литературные труды после свадьбы. Немногим лучше дела обстоят и с прозой.

Одна из первых русских писательниц, Александра Федотовна Ржевская (1740-1769), происходила из небогатого дворянского рода Каменских. Её родители, генерал-маиор Федот Михайлович Каменского и Анна Алексеевна, урождённая Зыбина, жили в своём орловском имении Сабурово-Каменское. Их дети, сын и две дочери, получили прекрасное домашнее образование. Кстати, Михаил Каменский, старший брат Александры Федотовны, -- тот самый кровавый фельдмаршал Каменский, который, по рассказам современников, издевался над пленными, замораживая их заживо, а на манёврах кусал провинившихся солдат зубами, вырывая у них куски мяса. Каменский, этот талантливый полководец, интеллектуал, знаток математики, вёл крайне распутную жизнь, насильно принуждая к сожительству своих крепостных девушек. Жена вынуждена была проживать от него отдельно, потому что воспитывать детей в таком доме не представлялось возможным. В рассказе Лескова «Тупейный художник» описано Сабурово и его гнусный хозяин, ещё, как говорят, и в смягчённых красках. Все события, которые там происходили, бумага бы не выдержала. Погиб же Каменский от топора своего казачка, мстившего за изнасилованную малолетнюю сестру. Утверждается, что по этому делу триста человек крестьян, то есть вся деревня, отправились в Сибирь.

Но оставим Каменского. Во-первых, очень противно, а во-вторых, Александра и Аграфена были нисколько не похожа на брата ни характером, ни отношением к жизни. Честные, порядочные, глубоко религиозные девушки прекрасно знали французский и итальянский языки, увлечённо сочиняли стихи, писали маслом, занимались музыкой. Старшая сестра, Аграфена, вышла замуж за Е. Татищева, сына известного историка, и вырастила восьмерых детей. Её с умилением вспоминает как бабушку и крёстную своей дочери мемуаристка Е.Д. Янькова. А Александра... с Александрой всё было несколько сложнее. К ней посватался Алексей Андреевич Ржевский, чиновник, виднейший масон и поэт-дилетант. Собственно, они и познакомились в литературном кружке, сложившемся вокруг Сумарокова. Отец русской драмы, несмотря на свой склочный характер, умел и привлекать к себе людей. Александра Ржевская подружилась с его дочерью Катериной.

Наиболее известным литературным опытом Александры Ржевской стал роман «Письма Кабардинские». Написан он был в подражание «Перувианским письмам» [Lettres Peruviennes] французской романистки Франсуазы де Графиньи, но, по отзыву Новикова, его превосходил. Роман ходил в списках. Его читали все и везде, даже при царском дворе были организованы чтения рукописи. «Письма» были приняты с похвалою. Удачно перенесённый на российскую почву сюжет, связанный с национальным конфликтом на Кавказе, несомненно, заинтересует исследовательниц с точки зрения постколониальной оптики. Только одна незадача: «Письма Кабардинские» так и не были напечатаны.

В 1769 году Александра Ржевская стала матерью сына Ивана, погибшего через несколько часов после рождения, и через десять дней скончалась от родильной горячки. Перед смертью она имела довольно присутствия духа, чтобы завещать Академии художеств тысячу рублей (по тому времени колоссальная сумма) на вспомоществование наиболее способным выпускникам. Ржевский, молодой вдовец, излил своё горе в прочувствованной элегии, которая стала надгробной надписью Ржевской:

В достоинствах она толико процвела,
Что полу женскому здесь честию была.
Ни острый ум ея, наукой просвещенный,
Ни дар, художествам и музам посвященный,
Ни нрав, кой столь ея приятно украшал,
Который и друзей и мужа утешал,
Ни сердце нежное ея не защитило
И смерти лютыя от ней не отвратило;
Великая душа, мужаясь до конца,
Достойна сделалась лаврового венца.


Через много лет Ржевский женился вторично на юной Глафире Алымовой, и их брак нельзя назвать счастливым.
гейша

Кровавая Швея, Феминизм. Наглядно. Большая книга о женской революции"

В открытой продаже пока нет, открыт предзаказ.
------------------------------------------------


"Это книга для всех женщин: как для тех, кто до сих пор считает, что женщины – это слабый пол и что главная обязанность женщины – рожать детей и обслуживать своего мужа, так и для тех, кто называет себя радикальными феминистками. Каждая найдет тут что-то полезное для себя", – рассказывает создательница книги "Феминизм: наглядно", пожелавшая остаться анонимной. В сети она называет себя Швея Кровавая.

В книгу вошли статьи из паблика "Феминизм: наглядно" во "ВКонтакте", телеграме и инстаграме, а также описание исследований, связанных с гендерной проблематикой, в России и в мире. Статьи авторы пабликов пишут, опираясь на данные феминистских сайтов: информационного портала освободительного движения, портала о проблемах проституции, порнографии и торговли людьми, или проекта, посвященного исследованиям и разоблачениям мифов о сексуальном насилии. Кроме того, в паблике можно найти анализ текстов Симоны де Бовуар, Шейлы Джеффрис, Герды Лернер и других представительниц феминизма.
Collapse )
кот

Тайна Катерины Княжниной

В поисках первых российских поэтесс приходится иной раз столкнуться с детективным сюжетом. По крайней мере, семейные обстоятельства господ Сумароковых вполне подошли бы для современного скандинавского нуара -- глава семейства был скандалист. Да-да, Александр Петрович Сумароков, одописец и драматург, по некоторым оценкам, отец русского театра, славился невыносимым характером. Он ссорился. Ссорился пылко, неутолимо, ссорился с родственниками, соседями, коллегами-поэтами и даже с самой императрицей. Во время раздела имущества покойного отца он устроил такую свару, что его прокляла родная мать. Двадцати девяти лет женился Сумароков на Иоганне-Христине (или Иоганне Христиановне) Балк (или Балиор), фрейлине супруги наследника престола, будущей Екатерины Великой, и двадцать лет с того времени последовательно превращал её жизнь в ад. Две дочери, Екатерина и Прасковья, были вовлечены в конфликт родителей. Collapse )

«Элегия» Катерины Сумароковой найдена благодаря уважаемой freya_victoria:

О ты, которая всегда меня любила,
А нынѣ навсегда со всемъ уже забыла!
Ты мнѣ еще мила, мила в моихъ глазахъ,
А я ужъ безъ тебя в стенанье и в слезахъ.
Хожу безъ памяти, не знаю, что спокойство
Все плачу и грущу; моей то жизни свойство.
Однако я люблю, люблю тебя сердечно,
и буду я любить тебя всѣмъ сердцемъ вѣчно,
Хоть и разстался я любезная с тобой,
Хотя не вижу я тебя передъ собой.
Увы, зачто, зачто, толико я нещастенъ,
Зачто, любезная, тобою такъ я страстенъ?
Всево ты рокъ лишилъ ты отнялъ все злой рокъ,
Въ вѣкъ буду я стонать, когда ты такъ жестокъ,
и послѣ моего съ любезной разлученья
Не буду провождать минуты без мученья.