Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

Феминистская терапия

С сайта Ассоциации феминистской терапии:
"Феминистская терапия может восстановить свои концептуальные истоки в трёхосновополагающих текстах, два из которых являются определённо феминистскими, а один относится к традиционной психологии:
2) «Kinder, Küche, Kirche как научный закон: женщина как психологический конструкт» Наоми Вайсштайн (Weisstein, 1970);
3) «Полоролевые стереотипы и клиническая оценка психического здоровья» Инге Броверман (Broverman, Broverman, Clarkson, Rosenkrantz, and Vogel, 1970).
Все эти тексты будут подробно обсуждаются ниже. Каждая из этих научных работ предвосхитила последующее развитие событий, став первым шагом, необходимым в любом процессе феминистской терапии; этот шаг – пробуждение феминистского самосознания. По определению историка Герды Лернер (Gerda Lerner, 1993), феминистское самосознание – это осмысление и принятие того, что несправедливое обращение с человеком проистекает не из его индивидуальных недостатков, а из принадлежности к социальной группе, которая оказалась в подчинённом положении; а также понимание того, что общественные институты могут и должны быть изменены в целях обеспечения равных возможностей и равной ценности для всех.
В среде первых феминистских терапевток феминистское сознание развивалось на почве их собственного терапевтического (а иногда и клиентского) опыта в рамках патриархальной системы психотерапии, повсеместно практикуемой до начала 1970-х годов. Феминистские психологини и терапевтки, как и многие женщины той эпохи, участвовали в группах роста самосознания, составляющих часть женского освободительного движения второй волны в США в конце 1960-х годов. Эти группы не имели лидера: женщины собирались вместе и делились личным жизненным опытом, в том числе опытом дискриминации. Психологи-феминистки отмечали, что наиболее часто случаи сексистского отношения происходили в профессиональной и образовательной среде (Chesler, Rothblum, & Cole, 1995). На основе этого опыта появились два основополагающих текста феминистской терапии.
Collapse )

Элеанор Маккоби

Элеанор Эммонс Маккоби (15 мая 1917 - 11 декабря 2018) - американская психологиня, наиболее известная вкладом в гендерные исследования и психологию развития.

Ее совместная книга с Кэрол Джеклин «Психология половых различий» (The Psychology of Sex Differences), изданная в 1974 году - первая серьёзная работа, обобщающая результаты исследований гендерных различий. Маккоби и Джеклин собрали и систематизировали более 2000 научных работ, которые были опубликованы к моменту написания их книги. Они обнаружили отсутствие гендерных различий по большинству проанализированных параметров, включая восприятие различными органами чувств, процессы обучения и запоминания, эмоциональные реакции, внушаемость, самооценку и многие другие. Таким образом, основной результат их обобщающего исследования в том, что гендерные сходства гораздо более значимы, чем гендерные различия. Но, хотя книга Маккоби и Джеклин считается классической и широко цитируется, чаще всего упоминается не их главный вывод, а обнаруженные ими исключения — немногие гендерные различия: в речевых и математических способностях, способностях к пространственному восприятию и агрессивности. Впоследствие в были проведен более точный мета-анализ с использованием более крупного и обновлённого корпуса исследований, который показал отсутствие гендерных различий в речевых способностях.

Еще одна книга Элеанор Маккоби, "Два пола: Растём порознь, живём вместе", вышла в 1998 году. Есть перевод на русский. Из авторского введения:
Collapse )

Katherine Anne Porter "Ship of Fools"


"Корабль дураков" - самое крупное произведение американской писательницы Кэтрин Энн Портер. В основном она писала рассказы и публицистические эссе. "Корабль дураков" вышел в 1962 году, а писала она этот роман двадцать лет - с 1941-го по 1961-й.
Время и место действия - 1931 год, немецкое судно "Вера" по пути из мексиканского Веракруса в немецкий Бремерхафен. Кэтрин Энн Портер действительно совершила путешествие именно в том году и именно по этому маршруту. По дороге она вела дневник, который и лег в основу романа. Так что, хотя книгу иногда и называют "аллегорией", по-видимому, она основана на совершенно реальных наблюдениях.
Публика на борту "Веры" весьма разношерстная, среди нее немало оригинальных личностей - испанская графиня, высланная с Кубы по политическим причинам; умирающий старик-немец, который верит в свой дар исцеления; американская парочка - Дженни и Дэвид - оба художники, неженаты, но путешествуют вдвоем, хоть и в разных каютах - скандально!; еврей Юлиус Левенталь, торгующий, как ни странно, католической церковной утварью; бродячая труппа испанцев, называющих себя цыганами, больше похожая не на танцевальный коллектив, а на передвижной бордель - партнеры танцовщиц заодно их же сутенеры. Но большинство всё же - простые обыватели, в основном немцы, но не только, есть швейцарцы, кубинцы, мексиканцы, американцы и даже один швед. Кого среди них мало - так это симпатичных персонажей. Разве что несчастный баск по фамилии Эчегарай, погибший спасая чужую собаку, и, может быть, разведенная американка миссис Тредуэл (альтер-эго самой писательницы?...)
Ключевой конфликт разгорается по поводу того, что некий Вильгельм Фрейтаг, получивший почетное место за капитанским столом, оказался женат на еврейке, и, несмотря на то, что сам он немец и христианин, за этот "позорный факт" его изгоняют из "приличного общества".
Это 1931. Официальной сегрегации еще нет, но евреям и членам их семей уже не положено сидеть за одним столом  с немцами. До захвата власти нацистами осталось чуть больше года, но почва для этого уже надежно подготовлена.
Collapse )
кот

Новая книга Маржан Сатрапи

Называется «Вышивки» [Broderies]. Точнее, уже не такая новая, 2003 года издания, но на русском языке вышло только в конце марта. С французского перевела А. Зайцева, выпустило издательство «БумКнига», которое я уже нежно люблю за бесперебойную поставку творчества любимых художниц.



Перед нами запись, почти стенограмма беседы за чаем нескольких женщин. Такая старинная иранская традиция: когда мужчины, насытившись, укладываются поспать после обеда, женщины дома собираются за стаканчиком (не за чашкой, а именно за хорошеньким пузатым стаканчиком) чаю в своём уголке и обсуждают... что обсуждают? Да что угодно, от религии до семейных новостей, от политики до однополой любви, от родов до смерти. За пустословие и сплетничанье женщин принято осуждать. Но мудрая бабушка Маржан походя роняет одну фразу:
-- Обсуждать других за глаза -- это отдушина для сердца.

Кстати, пьют чай за столом Сатрапи из самовара.

Collapse )

Книжка совсем небольшая и неповторимая, как всё, что делает Маржан Сатрапи.
кот

Не фарфоровые и не куколки

И, продолжая китайскую тему: ещё один замечательный и недооценённый в обзорах роман Лизы Си «Фарфоровые куколки» [China Dolls, 2014]. Оговорюсь сразу же, мне он понравился несколько меньше, чем другие книги Си. А не стоило вестись на аннотацию: ни о какой женской дружбе в «Куколках» и речи не идёт.

Существует множество способов оценить и измерить успех, но ничто не сравнится с возможностью показать людям, которые знали человека с детства, как высоко он взлетел. Они знали меня, когда я была никем, и сейчас разделяли мое торжество.



И вообще большой дискуссионный вопрос, могут ли настолько разные люди, как Элен, Грейс и Руби, быть подругами. Collapse )
кот

Рассказ Надежды Городецкой

В дни потопа

Почему я помню с особой живостью и красочностью такую незначительную картину? Пушкинский бульвар, поредевшие тополя, сквозь которые прорывается яркая и холодная синева неба. Холодное солнце на садах и дачах. Идущий мне навстречу человек, которого я знаю в лицо, который попадался мне на этом самом бульваре почти ежедневно, потом недели на три исчез и теперь отпустил рыжеватую бороду...
В этот день выяснилось, что Ялта эвакуируется. Неожиданного тут было мало, но известие потрясло и удивило, как поражает смерть хотя бы и давно, и безнадёжно больного близкого человека.
Я лепила вареники. Мука осталась на столе. Было неприятно, что некогда убрать за собою. По соседству молодая женщина скручивала в отдельный узел мокрое, недавно повешенное бельё. Из подсознания всплыли грозные строки: «Горе беременным и питающим сосцами в те дни»...
Collapse )
кот

Дети хомяка хоронят

И напоследок лучшая пьеса сборника «Современная подростковая драма» [Самокат, 2019]: «Никаких сомнений» Дарьи Варденбург. Мне не хватало комедии — я нашла её за комодом, она завалилась по закону подлости. Нашла и прочла на одном дыхании. Что особенно близко, дети наконец-то показаны в естественной среде, у себя дома. Родители ушли в гости, и Аня в честь своего тринадцатилетия устраивает большой праздник. Устраивает, кстати, с подачи соседки Яны. Олю и Яло, надеюсь, всем помнят. Что поразительно, пьяных нет и серебряные ложки не пропали, но спишем на элемент фантастики. Смерть, любимая тема молодёжной драматургии, упоминается, но в травестированном, карнавальном контексте — см. заголовок поста. Гостья по имени Дорофея (это тонкий и очень современный момент, "нормальные" дети — Ани, Яны, Саши, Стасы, самое большее Евдокии, а кто ходит с дохлым хомяком и плачет, та уж наверняка Дорофея) приносит на вечеринку дохлого хомяка. Он умер сегодня во сне, он был её другом. Все гости с дня рождения тут же переключаются на новую игру и торжественно предают земле бедное животное.

ЯНА (обращаясь ко всем). Послушайте, сегодня необыкновенный день, никаких сомнений. Мы порвожаем в далёкий путь одного друга и поздравляем с днём рождения другого. Когда ещё такое бывало?
САША БАСКЕТБОЛИСТ. Никогда.
ЯНА. Никогда! Это потрясающе!
АНЯ. Ладно, давайте возьмём друга из морозилки и пойдём в парк.




Идиллию свободного детского взаимодействия нарушают только вопли соседки:
— Сумасшедший дом! пороть некому!
Соседку утихомиривают при помощи Декларации прав человека и... звонка в полицию. А нечего нарушать право свободы собраний. Соседкина дочь в это время прячется за диваном.

Возможно, сыграл роль эффект внезапности: ещё бы, единственная оптимистичная пьеса в сборнике из девяти (!), никто не топится, никто не травится, но «Никаких сомнений» я с удовольствием посмотрела бы и на сцене, и на экране в качестве короткометражки. Никаких сомнений!

Мне вообще Дарья Варденбург искренне нравится, я её выделяю среди новых самокатовских авторов. Collapse )
кот

Пьесы для детей: «Хочу по правде»

Продолжаю штурмовать вершины «Современной подростковой драмы». Если в условно молодёжном сборнике, отмеченном сакраментальным 18+, действующим лицам было четырнадцать-пятнадцать, то в условно детском 12+, а действующим лицам десять-одиннадцать.

Заглавная пьеса Серафимы Орловой (о её повести «Голова-жестянка» я недавно рассказывала: https://fem-books.livejournal.com/1848975.html)... эх, надо было с неё начать. Яркая, актуальная антиутопия с костюмами химзащиты, противогазами, вариациями на тему «Сталкера» и восстанием мизантропов идиотов против воров произвела бы более значительное впечатление, если бы до неё не было первого тома «Подростковой драмы», того, который 18+. А там в каждом тексте костлявая с косой отплясывает: то кто-то вешается, то кто-то травится, то заложный мертвец разгуливает, то завязка — гибель отца, то наконец с небес спускается говорящий каравай и всех пожирает. Я не шучу. Наступил момент, когда данс макабр приедается. Насилие в «Хочу по правде», конечно, за сценой да в невразумительных литаниях Вожатого: «почему мы можем сплотиться только перед лицом трагедии?» Действительно, почему? Может быть, потому, что в отсутствие трагедии нет смысла сплачиваться с кем попало.

Конфликт известный, характерный ещё для советской литературы. Два мальчика, храбрые и бойкие, две девочки, одна наглая и вороватая, другая тупая и жирная. Это, кстати, цитата. Храбрый бойкий мальчик с сознанием собственного достоинства говорит:
— Я хочу защищать людей. Тупых и жирных тоже.
А от тебя их кто защитит, милый юноша?

«Воин» Марии Огнёвой, как следовало ожидать уже из самого названия, начинается с боя в Аргунском ущелье, с гибели брата. Без этого смыслообразующего события вялый быт военного городка, вечное соперничество между шпаной и заучками, поселковыми и капэпэшными, даже минимального любопытства бы не вызвало. Старшие играют в фишки на деньги. Банда Дюши собирает дань с нас. Мы в свою очередь отбираем фишки у младших классов. Первоклашки отбирают у детсадовцев. Где в этом раскладе место чувству, делу, интересу? Диалоги:
— Ты тупая.
— Нет, ты тупой.
— Нет, ты тупая, тупая, тупая.
— А брат у тебя такой же тупой?
Единственно возможная самоактуализация — быть битым или убитым. Симпатия, и та выражается побоями. Сколько ни читай про бусидо, сколько ни изучай карате, сакура здесь не расцветёт. Смотреть Сейлор-Мун тоже не поможет. Возвращение девятнадцатилетнего рядового Димова — что оно изменит? Если только верить, что любое прозябание лучше смерти, сколь угодно геройской и доблестной.

Особняком стоит «Март и Слива» Екатерины Бизяевой. Главному герою, Вячеславу по прозвищу Слива, уже четырнадцать. Фокус его внимания предсказуемо смещается с войн и путчей на суицид (см. предыдущий пост). В этом желании его поддерживает таинственный мистер Блад из интернета. Временами кажется, что мистер Блад у Сливы в голове... Но нет, периодически в камерное пространство пьесы вторгается хор голосов из ток-шоу, признательные показания председателя Клуба самоубийц, снова телевизор:

— А вот если ваш ребёнок, вот стоит он на подоконнике и вдруг прыгает, вы что будете делать?
— Лично я сразу за ним. Сразу.


Сливу спасает (надолго ли?) именно мама, в отчаянии притворившаяся по сети напарницей в трудном деле самоуничтожения и готовая разделить с сыном ужасную участь. В остальном перспектив никаких. Отец повернулся и ушёл в никуда, о нём ни слуху, ни духу. Бабушка просыпается с молитвой на устах: Господи, спасибо, что прибрал. Ой! опять не прибрал. Друзья? Будущее? Любовь?
— Халк большой и сильный, тело у него, понимаешь? А замуж надо не за мужа, а за его родителей выходить. Мне это мама с пелёнок вбила. Вот Месси подошёл бы. У него папа крутой. И мне бы работу нашёл, с любым образованием, — это рассуждает тринадцатилетняя одноклассница нашего героя. Халк и Месси — прозвища его соучеников. А Вячеслав не Месси и даже не Халк, он всего лишь Слива. До окончания школы ещё три года, а уже все выборы сделаны и вся жизнь кончена. Начинаю скучать по наманикюренным тюзовским пионерчикам своего детства. Пусть театр радости не в моде, но театр детской скорби тоже не всех и не всегда устраивает. Остро не хватает в сборнике комедии...

Marge Piercy "Woman on the Edge of Time"


Мардж Пирси (родилась 31 марта 1936 года) - американская поэтесса, писательница и феминистская активистка. По происхождению еврейка. Интересно пишет она о своем детстве и еврейской идентичности: "Я не росла "белой". Евреи не были белыми. Мой первый бойфренд был чернокожим. Я обнаружила, что я белая, только когда мы жили в Балтиморе и я ходила в сегрегированную среднюю школу. Не могу передать, как странно это было. Потом я просто поняла, что они не знали, что я еврейка."
Героиня её романа "Женщина на рубеже времени" (1976) тоже относится к "небелому" меньшинству - она родом из Мексики, попала в США ребенком. Книга начинается с того, что Конни (полное имя - Консуэло) пытается защитить свою племянницу Долли (Долорес) от её бойфренда и по совместительству сутенёра, который принуждает её сделать подпольный аборт. Конни ломает нос мерзавцу - и попадает в психбольницу. У неё в анамнезе уже есть госпитализация, и этот тип выставил всё так, будто это Конни набросилась на Долли и на него. Конни не слушают - какая разница, что говорит сумасшедшая?
С Конни выходит на связь Люсьенте из 2137 года. Сперва Консуэло думала, что Люсьенте - мужчина, однако, она оказалась женщиной. В мире Люсьенте уже избавились от гендерных ролей и любых иерархий, отказались от живорождения (но не от грудного вскармливания!), отсутствует денежная экономика, понятие семьи кардинально изменилось, сняты всяческие сексуальные табу. Вероятно, на Пирси повлияла "Диалектика пола" Шуламит Файрстоун - по всем ключевым параметрам это похоже на описанный Файрстоун "феминистский социализм". Деторождение отделено от секса, а родительство - и от любовных отношений, и от кровного родства; у каждого ребенка три матери, причем, матерью может быть также и мужчина, а генетически матери и дети не связаны (точнее, никто это не отслеживает). Впрочем, хотя ребенок ближе к матерям, все члены общины относятся к детям как к "своим". Люди живут в небольших деревнях по несколько сотен человек, больших городов просто нет. К энергетическим ресурсам относятся экономно - ископаемое топливо уже сожгли предыдущие поколения; всё, что возможно, перерабатывается и компостируется. Большая часть скучных, однообразных и тяжелых работ автоматизирована - от мытья посуды до производства серийных изделий и работы шахт, однако, люди немало трудятся физически - обрабатывают землю, готовят еду (машины тоже могут, но без фантазии), создают что-то красивое и уникальное своими руками. Нет никаких школ, жизнь взрослых и детей особо не разделена. От насилия не удалось избавиться полностью, но его масштабы сильно сократились - например, к изнасилованию относятся примерно так же, как во времена Конни к каннибализму. Однако, цивилизационный конфликт между новым эгалитарным обществом и остатками старой системы не окончен: где-то на рубежах всё ещё идёт война...
Хотя книгу называют феминистской утопией, мир Люсьенте не то чтобы утопичен, хотя определенно очень продвинут в социальном отношении. Скорее, дистопичным выглядит мир Конни, где абъюз, проституция, бедность, расизм, хищническое отношение к природе и бесчеловечность к слабым в порядке вещей...
Впрочем, это не единственный вариант будущего, существуют и другие, и какой из них реализуется - пока не определено. Однажды Конни случайно заглянула в другой вариант будущего и так ужаснулась, что возвращение на больничную койку психиатрического госпиталя показалось ей счастьем... Время, в которое живет Конни - решающий момент, от дальнейшего технологического и социального развития зависит, какое будущее наступит. Собственно, поэтому Люсьенте и вышла на связь с Конни - она пытается убедить её повлиять на будущее. Но что может сделать пациентка психиатрической больницы, лишенная всяких человеческих прав, выбранная на роль подопытного кролика в эксперименте, который должен сделать таких, как она, "опасных психов", управляемыми при помощи вживленных в мозг электродов? Не так уж много... Но Конни попытается сделать всё, что может.