Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html
кот

Пьесы для молодёжи: «Всем, кого касается»

Интереснейшее издание, даже не книга, а в специальной папочке пять... брошюр? Брошюры бывают журнального формата? Каждая брошюра содержит одну современную пьесу предназначенную для подростковой и молодёжной аудитории. Смешно, что на папке маркировка 18+, так как в некоторых пьесах встречаются нецензурные слова. Таким образом, чтобы смотреть эти пьесы, подростки должны быть старше восемнадцати, при том, что пресловутый переходный возраст заканчивается в 15-18 лет. По крайней мере, так меня учили. Сейчас, может быть, до двадцати четырёх всё подростки, просто я не в курсе дела.

«Фото топлес»... уже из самого названия понятно, что тема провокационная. Эта несложная школьная история украинской драматургессы (прямо в Википедии написано «драматургесса», кстати) Натальи Блок в 2017 году победила в конкурсе театра РАМТ «В поисках новой пьесы». Фабула отчасти тривиальная: [осторожно, спойлеры]мальчик выпросил у влюблённой у него девочки селфи в полуобнажённом виде и радостно разослал всем своим друзьям-товарищам. Вернее, его приятель разослал, но какое это имеет значение? Факт остаётся фактом. Вся школа радостно включается в травлю новоявленной блудницы Вавилонской. Я, кстати, никогда не думала, что все эти "шлюхи", "шалавы", "шаболды" и прочие удивительные слова столь легко будут восприняты современным городским юношеством в эпоху после сексуальной революции. Девочка какое-то время пытается оправдываться. Затем кончает жизнь самоубийством. «Киры больше нет, вы сволочи», летят репосты в соцсетях. Далее «Киры больше нет» оказывается фейком, постправдой, никакого суицида не произошло. А может быть, и произошёл суицид-то! Но его скрывают как более значительное пятно на репутации, чем наивное фото ню. Ню ещё в жизни пригодятся, а учёт у психиатра -- как раз наоборот! Впрочему, это уж мои домыслы. В знак покаяния оба приятеля приходят в школу в костюмах голых женщин. Это очень точный, современный штрих, кстати: постыдна не нагота, не самый акт съёмки, не чувство, толкнувшее сфотографироваться в голом виде. Постыден сам факт наличия тела, если это тело женское. Как в средние века кающиеся облачались в рубища с изображением адского пламени, так современные кающиеся надевают женскую наготу, самое стыдное и неразрешимое, что с человеком может случиться в жизни. Жила-была девочка, сама виновата.

Пьеса прямодушная, острая, без недомолвок. Целевой аудитории должна нравиться. Только не ясно, как ставить на сцене, потому что большинство реплик действующие лица не произносят, а печатают в смартфонах. У этих ребят вся жизнь по переписке...

Лучшая в сборнике — поспорьте со мною! — заглавная трагикомедия Даны Сидерос. «Всем, кого касается» — игра слов. В центре сюжета два брата, общающиеся между собой посредством прикосновений. [Осторожно, опять спойлеры]Костя умеет говорить только слово нет, что невольно напоминает известный способ определить еврея из романа Эренбурга «Хулио Хуренито». Миша за ним переводит. Братья поступают уже в четвёртую не то пятую школу. Из первой их просто отчислили, во второй пытались повесить на батарее, в третьей систематически избивали... Одноклассники нервничают. Прошёл слух, что во всём виновата инклюзия, и психически больные ученики в принципе не потянут программу престижной гимназии. Администрация в лице трогательного директора Марата Камильевича «с модной бородой» (это как дядя Ваня у Чехова носил чудесные галстуки) убеждена: с самими отроками что-то нечисто. И когда в школе начинаются поджоги, взоры учителей обращаются на загадочных Мишу и Костю.

Здесь наконец-то появляется взрослая героиня, безнадёжно идеалистичная и безнадёжно идеализированная Софья Алексеевна. Один наш преподаватель заметил, что в советском кино так называемые хорошие учителя, может быть, и хорошие люди, но именно как учителя — ужасны. Не знаю. Чтобы быть близкой учащимся средней школы, как-то требуется большее, чем сардонически пошучивать и иногда говорить «вот говно». Да и надо ли быть близкой этим элитным деточкам, у которых уже всё будущее спланировано, и это будущее, поверьте, не за учительской кафедрой, а в более высоких сферах. С воспитанием своих великовозрастных подопечных Софья Алексеевна не справляется. Миша с Костей сами справились: сделали из своего «немого языка», трогательно и нежно описанного в финале пьесы, тайное общество, символ избранности, элитности, и переманили всех жаждущих избранничества на свою сторону. Бывший лидер класса, Паша, остался в дураках.


Паша на немом языке — удар в грудь. Дурак — холпок по лбу. Положить голову на ладонь собеседника — вот я и дома.

Место действия драмы Ирины Васьковской и Дарьи Уткиной «Бог ездит на велосипеде» — наконец-то не школа, а двор во время каникул. [И снова спойлеры]Золотая девочка Света страдает, у неё день рождения летом, и приходится, чтобы не остаться без компании, звать к себе всякий шлак: социофобов, отличников, хоккеистов, даже шизофреничку! Отличник Кирилл задавлен родителями, которые желают от него чудовищных вещей: чтобы он а) был жив-здоров, б) состоялся в жизни.

МАТЬ. Мы знаем, что у тебя всё получится. Ты же умный мальчик. Ты многое можешь.
ОТЕЦ. Ты наша надежда, сынок. Ты должен сделать их всех.
КИРИЛЛ. Папа, я никакая не Надежда. Меня зовут Кирилл.


Шизофреничка Наташа любит прогуливаться по кладбищу. Иногда встречает там покойного брата, угощает его мармеладными мишками. Только обязательно красными. Так надо. Брат, собственно, и поведал Наташе, что Бог ездит на велосипеде и несколько умственно ослаблен. Диалоги сестры и брата — то мудрое, что у пьесы не отнимешь, а всё, что связано с темой Кирилла, у меня энтузиазма не вызывает почему-то. Ни сил, ни желания нет сострадать человеку, у которого самой большой в биографии проблемой будет перевестись с юрфака на психфак! Наташа, конечно, не заживётся, но для Кирилла это скорее удачный исход, чем трагедия... Отдельно забавен образ Психолога, рашговаривающего характерными штампами и во время консультаций дующегося в "злых птичек" на планшете, но обладающего некоторыми сведениями о той стороне, где брат Наташи. Раньше нечистая сила появлялась в облике врача, учёного алхимика, на худой конец, присяжного поверенного, а теперь вот новое модное обличье.


В общем, лейтмотивами сегодняшней подростковой драматургии следует признать школу и суицид.
кот

Будни убойного отдела

О Тане Френч [Tana French], королеве ирландского детектива, было уже несколько постов в сообществе: https://fem-books.livejournal.com/231821.html, https://fem-books.livejournal.com/1304936.html. Но сегодня я хотела бы поговорить о последних переведённых томах серии, посвящённой работе дублинского отдела убийств: «Тайное место» [The Secret Place] и «Тень за спиной» [The Trespasser]. Оба они занимательны и оба важны, каждый по-своему.



Действие  «Тайного места» происходит в привилегированной школе для девочек, в которую недавно поступила дочь одного из следователей, небезызвестного Мэкки. Их семейные перипетии стали основой третьего романа Френч,  «Ночь длиною в жизнь», и я отчасти понимаю Мэкки, решившего устроить способной дочке тихую гавань, где она может спокойно учиться, заниматься спортом, готовиться к поступлению в университет... Как бы не так. По закону вселенской подлости в саду почтенного учебного заведения обнаруживают труп старшеклассника из соседней мужской школы...

Collapse )

Болезненное прощание с детскими иллюзиями — лейтмотив и «Тени за спиной». В описании убитой постоянно повторяется один эпитет. Наивная. Витающая в облаках, порхающая в эмпиреях, блаженствующая в мире розовых пони-единорогов с крылышками. Единственным местом, где она обладала хоть какой-то властью, единственным местом, где ее голос имел значение, было ее воображение. Что вы думаете, наша резкая и дерзкая следовательница Конвей тоже развеет одну свою иллюзию: обнаружит, что у неё с Ашлин Мюррей гораздо больше общего, чем ожидалось. Ашлин — это имя означает сон, видение. Даже целый жанр ирландской поэзии есть, ашлин или ашлинг, описание пророческого сна.

Проверка биографии – фундамент всякой здоровой романтики.

Эти и другие перлы неукротимой Антуанетты в духе Если это дело склеится, то шеф ёжиками обосрётся или Её жизнь была настолько скучна, что когда я о ней думаю, мне хочется самой себе заехать молотком по голове, Лишь бы как-то развлечься будут вместо пророчеств.

В этом году летом «Фантом-Пресс» обещает внесерийный роман Таны Френч «Ведьмин вяз» в переводе Юлии Полещук. И пусть мы пока не встретимся с милейшим коллективом отдела Убийств и не будем распутывать очередное дублинское душегубство, но зато нас ждёт впереди что-то новое, необычное. Почему-то всегда радуюсь, видя свидетельства того, что писательница не стала рабыней какого-то одного сеттинга, одного действующего лица или одной темы, сколь угодно многообещающих.
кот

Бориш Палотаи: история одного запрета

Жила-была одна советская школьница. У неё была любимая книжка о строительстве в Венгрии металлургического завода и молодого города вокруг него, о детях из одного класса и их сложных взаимоотношениях. Девочка брала эту повесть перечитывать из школьной библиотеки едва ли не каждые два месяца. А однажды пришла за ней, а библиотекарша развела руками: такой книжки у нас больше нет. Почему? А вот так, нет больше. А где её можно найти? Взрослая женщина внимательно посмотрела девочке в глаза и ответила:
– Не спрашивай. Больше – нигде.



Бориш Палотаи [Palotai Boris] родилась в 1904 году в еврейской семье виноторговцев, державших также небольшой ресторан. Детство и юность она провела в городе Кашша (ныне Кошице, Словакия), там закончила среднюю школы, там издала первый маленький сборник стихов в двадцать два года.Collapse )

Эти преимущества (и никакой сомнительной охоты за вредителями) мы видим в другой книге Бориш Палотаи "Пусига молле" [Детская литература, 1977]. Там рассказывается о девочке Веронке, которая знает или придумывает птичий язык. Потрясающая умная и остроумная история! Возможно, роль сыграл удачный пересказ Галины Демыкиной, но если другие детские произведения Палотаи написаны в том же духе, буду рада ознакомиться с ними в переводе. Прочесть книгу можно по ссылке: https://kid-book-museum.livejournal.com/179498.html.
кот

Насколько опасны путешествия во времени?

Сорок шестой роман Джойс Кэрол Оутс [Joyce Carol Oates] начинается как классическая антиутопия: в Соединённых Американских Штатах (САШ) царит тоталитаризм и диктатура посредственности. Под особым подозрением находятся все, кто хоть чем-то выделяется, увлекается, задаёт вопросы, шевелит мозгами. Умение не привлекать к себе внимание — новая воспитанность, новое прилежание и вообще похвальное социальное качество. Оказаться в диссидентах можно, просто неудачно обмолвившись в разговоре или, скажем, в выпускной речи. Это и произошло с шестнадцатилетней Адрианой Штроль, которая готовилась уже к смертной казни, но приговор оказался более мягким, чем ждали. Адриане всего лишь предстоит испытать на себе опасности путешествий во времени...



Аудитория может задаться вопросом, где же тот Ангбанд, где тот Азкабан, а лучше сказать, Колымский край, в котором располагается исправительно-трудовое учреждение такого  авторитарного государства, как САШ. Внезапно: на Среднем Западе. Правда, на Среднем Западе восьмидесятилетней давности. Обнаружив себя студенткой психологического факультета в 1959 году, Адриана, отныне Мери-Эллен, страдает недолго. Берёт своё потребность учиться, сопоставлять и делать выводы.

Над дистопиями смеяться как-то совестно, и тем не менееCollapse )
кот

Шпионский клуб Ребекки Стед

По утрам в столовой пахнет сладким и жареным, например, печеньем и рыбными палочками. Но после обеда запах стоит совсем другой. Что-то вроде смеси пота и мусорного контейнера. А может быть, дело просто в том, что после обеда столовая пахнет не тем, что будет, а тем, что было.

Есть такое московское издательство "Розовый жираф". У них с 2011 года выходит серия "Вот это книга!", что называется, нестандартная детская литература. Есть в ней книги блестящие, уникальные: вот, например, "Чудо" Р. Дж. Паласио,, есть, как принято выражаться, крепкие середнячки, есть и не вполне удачные работы, но их объединяет нечто общее: сложная, неожиданная, недетская тематика. Сиротство. Инвалидность. Наркозависимость.



Я пытаюсь сформулировать, о чём книга Ребекки Стед [Rebecca Stead] "Шпион и лжец" [Liar & Spy], и у меня ничего не получается. Стед писательница именитая, лауреатка медали Ньюбери 2010 года. Она родилась, выросла и всю жизнь прожила в Нью-Йорке — за вычетом студенческих годов. Она выпускница женского колледжа Вассар, кузницы поэтических, писательских и феминистских кадров Америки. Действие её первой книги, "Восход" [First Light], происходит в Гренландии, трёх остальных — в городе Нью-Йорке. Хорошо, будем считать, что "Шпион и лжец" — о городе. О том, как переезд в пределах практически квартала может изменить судьбу.

Collapse )

Алие Акимова "...И зори родины далекой" (2002)

"Недавно вернулась после летнего отпуска, проведенного в Крыму, одна из моих коллег и при встрече так живо и красочно описала мне свою поездку, что я вдруг вновь очутилась в своем страшном депортированном детстве. Воспоминания, которые я старалась навсегда отодвинуть, забыть, выбросить из своей жизни, вновь нахлынули на меня и затопили мое нынешнее благополучное и спокойное существование. Я увидела себя восьмилетней девочкой с расплетенной косичкой, с располосованной щекой, в порванном школьном фартуке, за которой гонится весь наш девчачий класс. А преследуют меня потому, что я на очередное оскорбительное “Продажная шкура” с криком “Ненавижу вас всех!” наотмашь ударила ближайшую обидчицу портфелем, а затем вырвалась из схвативших меня цепких рук и убежала, оставив в кулачках одноклассниц ленточку из косы и рюшки от фартука. Это послужило сигналом к погоне, и вот вся свора несется за мной. Я выбегаю из школьного двора, мчусь по улице, задыхаясь, вбегаю в длинный барак, лечу по узкому коридору мимо закрытых дверей, а в конце коридора — тупик, вокруг — ни живой души, я понимаю, что пропала. И вдруг одна из дверей открывается, и на пороге появляется мальчик. “За мной гонятся”, — беззвучно шепчут мои губы, он вталкивает меня в комнату, сам остается в коридоре. А там уже топот ног моих преследовательниц.
— Тут девчонка не пробегала? — спрашивают его.
— Нет, — спокойно говорит мальчик и спрашивает: — А что она натворила?
— Они Крым немцам продали! — кричат мои одноклассницы…
Какие все-таки неожиданные фортели выкидывает судьба! Муж мой остался сиротой в пятилетнем возрасте: его отца в 1943 году за партизанство расстреляли немцы, а мать с тремя малолетними детьми в 1944 году была депортирована из Крыма и вскоре умерла от гангрены, поранив ногу в горячем цеху бекабадского металзавода. Несмотря на сиротство, мой бедный муж вырос добрым и веселым человеком и однажды на вопрос: “Находились ли вы во время войны на оккупированной территории?” написал в анкете: “Находился и сотрудничал с оккупационными властями, за что в возрасте трех лет был депортирован из Крыма”. Мы тогда хохотали над этой остроумной, как нам казалось, фразой, не замечая ее трагичности, ибо мы были молоды, счастливы, полны надежд и планов и не подозревали об обреченности нашего будущего. Нам казалось, что, пока мы любим друг друга, ничего с нами не может случиться. По беспечности, свойственной молодости, мы забыли, что сиротское холодное и голодное детство в спецпоселении не проходит даром. Мужу моему было двадцать восемь лет, когда у него остановилось сердце. И я осталась вдовой с двухлетним ребенком. Прошли годы, и наша дочь вышла замуж за человека, дед которого когда-то был комендантом одного из спецпоселений крымских татар в Узбекистане. Теперь Ивану Митрофановичу под девяносто, он на пенсии, мы с ним очень дружим, и он совершенно забыл этот короткий эпизод из своей подневольной военной жизни: мало ли какие приказы ему приходилось выполнять? А я ничего не забыла. Не про него, а про себя. Услужливая память гонит меня в мое детство, которое постоянно возвращается ко мне в ночных кошмарах. Как бесконечно долго оно длилось, и как я его ненавидела… Как там у Толстого? “Счастливая, бесконечно счастливая пора детства…” Его Николинька задыхается от радости, счастья и любви. Было ли детство счастливым у моего поколения? Не знаю. Я просто расскажу о своем."

Читать дальше

Об Алие Акимовой:
Collapse )
  • nassta

Elizabeth Acevedo "With the Fire on High"

With the Fire on High
авторка – Elizabeth Acevedo
язык – английский
год выпуска – 2019

ссылка на epub



Эмони (18, Калифорния) учится в выпускном классе и, с помощью бабушки, растит маленькую дочку. Ей приходится постоянно выбирать между тем, что ей хочется делать, и тем, что она должна делать. Кухня – единственное место, где она может ненадолго отвлечься от забот, у нее настоящий талант.
Но, конечно же, она знает, что у нее нет времени на новый кулинарный класс в школе, и нет денег, чтобы поехать с классом в Севилью, изучать испанскую кухню – и что она и мечтать не должна о том, что однажды могла бы стать настоящим шефом. Но даже со всеми ограничениями, которые накладывают на нее обстоятельства жизни, и с ожиданиями, которые возлагают на нее окружающие – когда Эмони начинает готовить, единственное, что ей остается – это дать свободу своему таланту.

(я воспользовалась аннотацией на goodreads.com)


Эмони – афро-пуэрториканка, но у этой книги совсем иной настрой, чем у Monday's Not Coming. Очень заметно, что здесь героиня принадлежит к чуть более благополучному социальному слою. В ее школе есть специальная программа обучения для юных матерей, и разнообразные профильные классы для старшеклассников. Окружение более ресурсное, внимательное, готовое оказать поддержку тем, кто много работает для развития своего таланта.
Эта история не тревожна, не рвет сердце. У героини есть какая-то спокойная сила, у нее очень теплые отношения с бабушкой и лучшей подругой, и я часто улыбалась, когда слушала книгу. На мой взгляд, это хороший пример того, как проза для девочек может быть интересной и вдохновляющей, и при этом не завязанной на романтические отношения.

Я обнаружила, что мне сложно объяснить, почему книга мне понравилась. Кажется, для меня ее главное достоинство в том, что героине и окружающим ее людям удается поддерживать здоровые, нетоксичные отношения даже когда жизнь нелегка.

Мне очень нравится сдержанный тон, который авторка выбрала, чтобы коснуться важных для женщин вопросов. Без драмы, без назидания, как бы исподволь – но тем не менее, она называет вещи своими именами, даже если эти имена неприятные. Я часто думала – ох вау, жаль, что у нас эту книжку не переведут. Потому что она дает понять: и так тоже можно было.

Collapse )


(книга доступна в текстовом и в аудио-вариантах, очень рекомендую аудио-версию, она начитана с легким испанским акцентом, и это радость для ушей)

  • nassta

Stacy McAnulty “The Miscalculations of Lightning Girl”

The Miscalculations of Lightning Girl
авторка – Stacy McAnulty
язык – английский
год выпуска – 2018

ссылка на epub

Жизнь Люси изменилась, когда в нее ударила молния. Она не помнит, как это произошло, но электрический разряд подарил ей особые отношения с цифрами.
С тех пор бабушка перевела ее на домашнее обучение. Сейчас, в свои 12, Люси готова поступать в колледж.
Ей остался только 1 важный тест: средняя школа.

Бабушка настаивает: продержись в школе 1 год. Заведи 1 друга. Поучаствуй в 1 школьном проекте. И прочитай 1 книгу (не учебник по математике!)
Люси, которая дома для развлечения решает интегралы, не уверена, что сможет учиться в 7 классе. Все, что ей нужно, у нее есть дома, где никто не будет смеяться над ее маленькими, но необходимыми ритуалами (сесть, встать, сесть, встать, наконец, сесть), и где можно не скрывать свои математические суперспособности.

(я воспользовалась аннотацией на penguinrandomhouse.com)


Это славная, радующая сердце детская книжка про немного “не такую” девочку. Люси видит цифры в цвете, с трудом читает, у нее есть ряд мелких рутин, которые она обязательно должна выполнить, чтобы функционировать нормально. А вообще-то она совершенно как все: ездит в школу на автобусе, волонтерит в собачьем приюте для школьного проекта, остается на ночь у подружки, старается не реагировать на насмешки одноклассников.

Все числительные в книге набраны цифрами, чтобы мы хоть немножко могли приблизиться к восприятию Люси. А еще мой электронный вариант так сверстан, что виньетки в начале каждой главы при пролистывании вспыхивают на мгновение, словно освещенные молнией. Разве не мило?

кот

Польша: Халина Снопкевич

Не очень много нашлось биографических сведений об этой писательнице. Польская Википедия сообщает: родилась Халина Снопкевич [Halina Snopkiewicz] в 1934 году в городе Заверце, в семье педагогов, а воспитывалась дядей и тётей. Оккупацию пережила она в сельской местности, в средней школе доучивалась уже после сорок пятого года: сначала в гимназии имени Виткевича, которую впоследствии воспела , а потом, когда вернулась в Заверце, -- уже обычную городскую школу. Успешно сдав вытупительные экзамены в Медицинский университет в Варшаве, Снопкевич тем не менее оставила учёбу незадолго до диплома, занялась переводами с греческого языка. В автобиографической книге "Подсолнухи" [Słoneczniki, 1962] молодая писательница воспела гимназию Виткевича и описала себя под именем Лильки Саговской, старшеклассницы, ведущей дневник в 1948-1951 годах. "Подсолнухи" входят в школьную программу восьмых классов. Поэтому я ожидала массы ругательных отзывов, однако книгу в основном хвалят за удивительный баланс между общественным и личным. Продолжению, лирической повести "Паладины" [Paladyni, 1964], где Лилька уже студентка, не так повезло. Пишут, во второй части больше агитационного, плакатного...

Я выросла из дневника, словно из школьного фартука, но в календарике рядом с датами коллоквиумов и праздников написала: в жизни женщины годы от восемнадцати до восьмидесяти подходят для дневникового изложения...



Collapse )

Прочесть "2х2=мечта" можно по ссылке: https://libking.ru/books/child-/child-prose/446256-7-halina-snopkevich-2x2-mechta.html#book