Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html
кот

Песнь учительницы

Вот и закончился День учителя. Украсили школьные кабинеты букетами и нехитрыми детскими поделками. На праздничной стенгазете какой-нибудь остряк или острячка дополнили заголовок «Поздравляем учителей» первой буквой М. Взрослые обсудили своих педагогов, хороших ли, плохих ли, а наше сообщество представляет небольшую подборку книг об учительницах. Велико искушение начать советовать очевидное, трилогию о черниговке Фриды Вигдоровой, «Вверх по лестнице, ведущей вниз», но начать хочется с неожиданного и сравнительно нового.

   

Когда правительства подписывают мирный договор, маленький человек пишет завещание.

Роман норвежской писательницы Вигдис Йорт [Vigdis Hjorth ] «Песня учителя» [Laererinnens Sang], вышедший в сентябре 2020 года в «Эксмо», на самом деле песня учительницы. Точнее, почтенной преподавательницы Лотты Бёк из академии художеств. Collapse )

Они не могли решить, что лучше: бросить компрометирующие документы в море или закопать их. Как им было известно, закинуть что-то с берега в море на деле труднее, чем на словах.

Мюриэл Спарк, «Мисс Джин Броди в расцвете лет» [The Prime of Miss Jean Brodie] – уже провижу хор возмущённых голосов: договорились же очевидное не советовать! Тем не менее «Мисс Джин Броди» из тех книг, которые перечитываешь каждые несколько лет и всякий раз находишь что-то новое. Collapse )

Действие повести Дарьи Доцук «Поход к двум водопадам» происходит в небольшом областном городе Варламове. Главная героиня, Вера, – очень типичная для подростковой прозы необычная девочка. Типичная необычная... у неё мало свободного времени. Collapse )
гейша

Где женщины? Что не так со школьной программой по литературе

Тема не новая, но приятно, что ее поднимают. Еще и изменения программы - у нас в программе была Тэффи. И, надо сказать, она очень украшала курс своим присутствием. А какие писательницы и поэтессы были у вас в школьном курсе?
--------------------------------------


Юлия Валериановна Жадовская

К школьной программе по литературе есть много вопросов, Егор Михайлов предлагает задать еще один: где же все книги, написанные женщинами?

В опубликованные недавно новые федеральные государственные образовательные стандарты ФГОС включены произведения более 60 писателей — от Михаила Ломоносова и Гавриила Державина до Роберта Рождественского и Николая Рубцова. Вот вам загадка: как вы думаете, сколько из них — женщины? Половина? Четверть?

Три. Это Анна Ахматова, Марина Цветаева и Ольга Берггольц.

Этот стандарт показывает как минимум три убеждения (пусть и не осознанных) авторов списка.
Collapse )
кот

Элисон Лури

Сегодня могло бы исполниться девяносто пять лет моей любимой американской писательнице Элисон Лури [Alison Stewart Lurie], появившейся на свет в 1926 году в Чикаго. Её мать, Бернис Стюарт Лури, была журналисткой и литературной критикессой, а отец, Гарри Лоренс Лури/Лурие, родом из Латвии, помимо основной профессии социолога занимал высокий пост в союзе еврейских благотворительных организаций. Обстоятельства рождения наложили печать на всю последующую жизнь Элисон Лури. Трудные роды потребовали наложения щипцов, рука акушерки дрогнула, и девочка родилась с необратимым повреждением лицевых мышц и оглохшая на одно ухо. Несмотря на проблемы со слухом, Элисон Лури блестяще закончила школу-интернат в Коннектикуте и женский колледж Радклифф, которому уже пора отдельный тег заводить, столько оттуда вышло талантливых женщин с феминистическими убеждениями. Ей прочили великолепную академическую карьеру. Но в 1948 году, меньше чем через год после окончания колледжа, она вышла замуж и посвятила себя семье. По-другому тогда бывало очень редко.



Муж Элисон Лури, литературовед Дж. П. Бишоп, преподавал и в Амхерсте, и в Корнелле, растущее семейство -- через шесть лет у четы было уже трое сыновей -- переезжало вместе с ним, и на работу, читать лекции по детской литературе в Корнеллском университете, Лури вышла только в 1970 году, когда дети уже сами получали высшее образование или заканчивали среднее. Начинала она как фольклористка, составила несколько антологий волшебных сказок, а потом специализировалась в семиотике одежды. Её фундаментальная работа «Язык одежды» [The Language of Clothes] получила заслуженное академическое признание, вплоть до того, что с «Системой моды» Ролана Барта сравнивают. Для справки: Барт был позже, в 1985 году. Задним числом Лури утверждала, что слава «Языка одежды» её супружескую жизнь и доконала. Впрочем, развелась она с мужем только в 1984-ом. Через некоторое время писательница вступила в новый брак с писателем Эдвардом Гауэром и полностью посвятила себя литературному труду.

Абсолютное большинство романов Элисон Лурье посвящены тому, что она знала лучше всего: жизни высших учебных заведений. Начиная с дебюта «Любовь и дружба» [Love and Friendship] (1962 год), события её книг развиваются в вымышленном университете в Новой Англии, который постепенно обрастает персонажами, обретает название -- Коринфский университет, по созвучию с Корнеллским, населяется мифами, легендами и иногда даже привидениями. В литературоведении существует специальный термин для таких книг: campus novels, романы о кампусе. В 1974 году стала бестселлером «Война Тэйтов» [The War Between the Tates], комедия положений о семейном раздоре почтенной преподавательской четы. Процитирую рецензию: Брайан Тэйт, профессор-политолог, думал, что достоин стать серым кардиналом, но в середине жизни осознал, что серый-то он серый, но никак не кардинал. Десять лет спустя Пулитцеровскую премию получил роман «Иностранные связи» [Foreign Affairs], неплохо экранизированный, кстати, и переведённый, на русский язык: [Фантом Пресс, 2005]. Винни Майнер, профессиональная фольклористка, едет в Лондон на саббатикал. В самолёте её терроризирует добродушный надоеда-попутчик с почти диккенсовской фамилией Мампсон, один из тех карикатурных американцев, от которых иные американки готовы на другом краю света спасаться...

Вот часто цитируют И может быть, на мой закат печальный блеснёт любовь улыбкою прощальной в том смысле, что под занавес жизни случится что-то хорошее. А на деле любовь блеснёт напоследок попрощаться и неотвратимо угаснет, а человек останется наедине с ужасом гибели любви и со своим собственным, не менее неотвратимым угасанием. Одно утешает: Винни Майнер ещё далеко до заката.

Научная работа таит опасности... Например, изучение детской литературы открыло ей глаза на многое, чего она, к счастью, не знала в детстве, да и сейчас не рада, что знает. Скажем, Кристофер Робин Милн рос несчастным ребёнком, оттого что все связывали его имя с книжками отца о Винни-Пухе, а в книге «Ветер в ивах» полно дурацких идей о рабочем классе.

«Иностранные связи» -- книга прекрасная, даже те её черты, которые поначалу кажутся промахами, недостатками, служат к её украшению. Но всё же, если бы я читала только «Иностранные связи», с таким пиететом к Лури бы не относилась. Особенно ценю одну её сравнительно позднюю вещь, «Правду о Лорин Джонс» [The Truth About Lorin Jones], вымышленную биографию художницы-абстракционистки, которая могла бы встать в один ряд с Джорджией О'Кифф и Элен Франкенталер... но не встала. Безвременная гибель открыла перед Лорин Джонс дорогу в вечность. Как это нередко бывает, её полотна взлетели в цене благодаря известию, что знаменитая экспрессионистка больше ничего не напишет.

Каноническое жизнеописание Джонс создаётся прямо на наших глазах. Вернее, его создаёт совершенно конкретная личность. Полли Альтер, альтер эго своей героини, мечется из крайности в крайность, то придавая Лорин мифологические черты, то воспринимая её как жуткую великаншу, перед гениальным творчеством которой все труды и заботы Полли, включая и пресловутую автобиографию, мелки и жалки. Между тем вся жизнь скромной искусствоведки после развода вот-вот пойдёт прахом. Её молодая подруга Джин, лесбиянка и убеждённая сепаратистка, горячо влюбилась в неё и пытается перестроить повседневную жизнь возлюбленной по радикальным лекалам. Стиви, маленький сын Полли, становится персоной нон грата. Невзирая на свой возраст, он всё же мужчина, носитель эссенциальных черт маскулинности, понятно, отрицательных, и не худо бы его куда-нибудь спровадить. Например, в интернат. Подальше от нашей чисто женской, феминистской, полиаморной маленькой коммуны. Что я имею в виду под полиаморностью? Бетси, дорогая, покажись, пожалуйста! И в один прекрасный момент Полли, женщина внешне наивная до смешного, но способная на редкостную проницательность, понимает:
... вся эта сцена -- карикатура на традиционную семью. Сама она -- сварливый муж в поношенных джинсах и мешковатом свитере, хозяин, добытчик, который принёс работу на дом. Милая тактичная жена, ловкая манипуляторша в цветастом фартучке, готовит ужин, а избалованная падчерица притворяется, что помогает.

Стиви, чувствительному и хрупкому мальчику, уготована участь Золушки, однако Полли не согласна мириться с позорной ролью робкого и бесхарактерного Золушкина папаши. На фею-крёстную ей рассчитывать не приходится.

А что же Лорин Джонс? Будет ли дописана её биография? Возможно, но её напишет уже другая Полли Альтер, прошедшая путём своего кумира, чтобы понять: никакой это не кумир, а искавшая, страдавшая, ошибавшаяся женщина. К судьбе Лорин не нашлось единственного ключа, который мог бы объяснить все взлёты и падения. Ни сексуализированное насилие в детстве, ни депрессия в юности, ни мужчины, которых она любила, ни таблетки, которые она глотала -- от насилия, от депрессии, от любви, ни картины, которые она писала -- ничто не рассказало о Лорин Джонс до конца, не свело её к одному эпизоду, не объяснило её в полной мере. Художница отошла в вечный дом свой неизречённая и свободная.

И вот заходишь на страничку любимой писательницы: не вышли ли, например, мемуары, а там... третьего декабря 2020 года... от естественных причин... Я сначала подумала на мерзкий коронавирус, нет, от естественных причин, сиречь от старости. И ведь действительно, нет ничего естественнее, чем уйти на девяносто пятом году жизни, но я продолжаю абсурдно верить, что найдутся черновики, и я ещё прочту новые книги Элисон Лури.

Зыонг Тху Хыонг "Дорогами юности"



Подростковая повесть "Дорогами юности" вышла в 1985 году (на русском – в 1988-м), а время действия – приблизительно 1960-е. Главная героиня – тринадцатилетняя девочка по имени Ву Тхи Бе, дочь учительницы и военного, которая сбегает из дома вместе с подругой Лоан и отправляется в путешествие через всю страну на пограничную заставу, где служит ее отец.
Сложно сказать, как зайдет эта книга современным подросткам... Жизнь Бе и ее ровесниц и ровесников может показаться совсем чуждой. 11-13-летние дети сплошь и рядом подрабатывают и делают вклад в семейный бюджет – такая бедность царит в стране. В школе некоторые дети учатся в одном классе с теми, кто их младше на 2-3 года, ведь в колониальные времена обязательного школьного образования не было, и многие пошли в школу поздно; есть и оставшиеся на второй год – явление по нынешним временам совсем позабытое... С другой стороны, некоторые темы вечны – например, дружба, а кое-что даже чрезвычайно злободневно выглядит: школьный физрук домагается до старших учениц, Бе – единственная, кто решается об этом сказать, за что её выгоняют из школы, якобы она оклеветала учителя, ну прямо-таки #MeToo. Собственно, это-то и подтолкнуло юную героиню к побегу из дома.

А вот, например, описание одной из второстепенных персонажиц, знакомьтесь, Рыжая Жаба:
"...я подошла поближе и столкнулась нос к носу с Рыжеи Жабой, дочерью рыночного сторожа, которая была на год младше меня. Рыжей Жабой прозвал ее отец за то, что у нее на лице всегда была какая-то сыпь, а кожа была грубая и шелушилась. Училась она из рук вон плохо, просидела в начальных классах лишних три года, но ее так и не перевели в школу второй ступени. Виновата была в этом не только она: дело в том, что отец все время отрывал ее от учебы и заставлял помогать ему на рынке, она даже собирала с торговок плату за место. Кроме того, она постоянно занимала сразу по нескольку мест в очередях за продуктами, например за мясом, а потом брала с людей деньги за очередь. Она приноровилась отмечать свою очередь с помощью кирпичей, старых корзинок, рваных нонов,— она оставляла их еще с вечера, поэтому утром оказывалась одной из первых. Она продавала за деньги свою очередь тем, кто не мог долго ждать. За место поближе к прилавку она брала один хао, за место подальше — пять су. Занимаясь такими делами, Рыжая Жаба привыкла дерзить другим и вообще слыла большой нахалкой и грубиянкой. Она могла в любой момент нагрубить какой-нибудь старухе или затеять драку с большими мальчишками. Рыжая Жаба целыми днями была на солнце, поэтому ее и без того смуглая кожа приобрела цвет закопченной сковородки, а реденькие волосы выгорели и порыжели. Эта самая Жаба с ее рыжими волосами казалась добропорядочным мамашам до того невоспитанной и уродливой, что они при случае пугали ею своих чад, особенно мальчиков. Если какой-нибудь мальчишка выходил из повиновения, то мамаша его предупреждала: «Будешь плохо себя вести, так и знай: вырастешь — женю тебя на Рыжей Жабе...» Такая угроза моментально приводила в чувство любого озорника."

У Рыжей Жабы всё будет хорошо, она вырастет и станет почтенной хозяйкой харчевни. Бе выучится на геолога, Лоан станет учительницей.
Зыонг Тху Хыонг через несколько после написания этой очень популярной во Вьетнаме книжки будет объявлена диссиденткой и попадет в тюрьму, но это уже совсем другая история. 
кот

А может быть, всё-таки о любви? К своему делу, например

После поста «Только не о любви» я то и дело наведывалась в библиотеку покопаться среди новинок подростковой литературы. Очень хотелось подобрать книгу, пусть посвящённую влюблённости, но освещающую эту актуальную для молодёжи тему с более прогрессивных позиций. Растворение в партнёре до полного выпадения в осадок, привлекательно описанное, может и понравиться условным шестнадцатилетним, но как быть, когда идеалы женственной женственности столкнутся с реалиями окружающего мира? Конфликт, который переживает девятиклассница Ира Зарипова из повести Ю. Кузнецовой «Рецепт любви», -- это мучительный выбор между любимым человеком и любимым делом.

Итак, представьте, что у вас есть дочь, племянница, младшая сестра, и эта девочка готовит. Не просто готовит, как большинство из нас готовили в школьные годы: по необходимости, иногда из-под палки -- а готовит с увлечением, с выдумкой, с интригой. Коллекционирует рецепты. Собирает поваренные руководства. Со слезами смотрит биографический фильм о Вателе и втайне считает, что смогла бы поступить, как он...

Казалось бы, какая радость! Дитя в столь юные годы находит своё призвание и силы следовать ему. Однако для всего окружения Иры её увлечённость -- форменная драмаCollapse )
В 2021 году «Рецепт любви» переиздан под названием «Брауни с секретом».
кот

Рассказ Марии Мыслинской

Леночкина Россия

Медведям хочется спать, но спать они не могут, ибо лишены век, и поэтому обречены на вечную бессонницу. Неподвижно уставясь пуговичными глазами в потолок, они, быть может, мечтают о дремучих лесах, бурых медведях, по образу и подобию которых они сотворены. На груди у младшего медведя зияет огромная рана, из которой торчит солома и сыпятся опилки. Вот уже год, как над ним была произведена какая-то сложная операция, и с тех пор рана не заживает. И медведь, постепенно теряя свои опилочные внутренности, катастрофически худеет.

Таинственно мигая, за окном зажигается совиный глаз луны, и неверный желтый свет его вливает новый яд в медвежью опилочно-соломенную грусть.

Тревожно тикают часы, по углам мышино шуршит тишина…

И часы, и тишина, и желтый совий глаз луны вскрывают чуткий сон, и маленькая голубая полосатая фигурка осторожно сползает с кровати. Нарушенный сон отходит, отходит, недовольно фыркая и ежась, как разбуженный кот.

Леночка — ибо голубую полосатую фигурку зовут Леночкой — подходит к окну и смотрит прямо в желтый и хитрый зрачок луны, и луна смотрит прямо на Леночку. Пожалуй, она немного сконфужена, что разбудила Леночку, впрочем, присмотревшись, она замечает, что Леночка как будто вовсе не спала: глаза ее широко раскрыты, волосы спутаны и губы что-то шепчут, а на лице ее — странное отсутствующее выражение. Отойдя от окна, Леночка берет со стола первую попавшуюся тетрадь в синей обложке и огрызок карандаша. Незримая муза вдохновенно водит рукой Леночки, но вдруг рука останавливается… Несомненно, прекрасная муза, должно быть, кем-то вызванная, оставила на произвол судьбы Леночкину руку, и рука эта, беспомощно сжимая карандаш, рисует фантастические цветы под лихо разбежавшимися строками на редкость крупных букв.

Collapse )
кот

Книги издательства «Волчок»

Маленькие узконаправленные издательства обладают особенной интонацией. Начиная с названий: «Белые альвы», «Все свободны», «Ча-ща»... А вот, например, «Волчок» -- то ли детская игрушка, то ли маленький волк, который, по уверениям старинной колыбельной, приходит к неспящим детям и хватает за бочок. На эмблеме издательства нам предстают и тот, и другой:



Специализируется «Волчок» на современной художественной литературе для младшего и среднего школьного возраста. В списке авторов Мария Ботева, Дарья Варденбург, Станислав Востоков, Эдуард Веркин, Нина Дашевская, Катерина Мурашова, Илга Понорницкая. Издавали и классику XX века: Нэнси Фармер, Уолтера де ла Мара. Красочные обложки заметны издалека. Недавно попались подряд две книжки, которые приобрели просто из-за обложек, почувствовали, что за ними невероятные, сказочные истории. Первое впечатление впоследствии подтвердилось!



Ларису Романовскую неустанно рекламирую в сообществе и вне его, при любом удобном случае. И «Сиблинги», и «Удалить эту запись» -- глубокие читательские впечатления, хотя, казалось бы, не совсем по возрасту. Захватывали с первых страниц. «Кандидаты на вылет», напротив, разворачивались медленно, степенно, не спеша... Хотя конфликт был ясен с самого начала: в отборном, гимназическом классе три кандидата на вылет. Точнее, два кандидата и одна кандидатка. И на поверку получается, что не приветствуются в почтенном учебном заведении не столько сами учащиеся, сколько их родители. Все три семьи неуловимо отличаются от большинства. У Тани Кароль, совершенно трагической героини (и я до конца ждала трагической развязки), отец попал под следствие, причём по политической статье. У Ивана Лисицы мама пережила в детстве травлю и подозревает, что её несложившиеся школьные отношения отозвались и на Ване, одарённом, очень любимом и невезучем мальчике с трудностями в общении.

Как всегда в повестях Романовской, у каждого и каждой своя правда.Collapse )

Читать можно здесь: http://kniguru.info/korotkiy-spisok-dvenadtsatogo-sezona/kandidatyi-na-vyilet-larisa-romanovskaya

Сюжет «Тайны лесной поляны» Майи Тобоевой тоже развивается в двух мирах: сухом, схоластическом учебном и мягком, приветливом домашнем.

Сайылык это дом, амбар, хотон [летнее жильё], обнесённые не забором, как дачи городских, а изгородью из жердей. Прошлым летом у нас неделю гостила Вероникина подруга Тамара. Она раньше ни разу не бывала в деревне и такой изгороди ни разу в глаза не видала. Подошла к ней в первый день и спрашивает: «Где калитка?» Я удивилась: «Нет здесь калитки». Тут удивилась она: «Перелезать через неё, что ли? Высоко же». Да зачем перелезать, когда можно спокойно пролезть между двумя жердями. Мы пролезли, а Тома сказала: «Тот, кто это придумал, воров не боялся». Но изгородь не от воров, а от коров.

Да, мягкий мир, заботливый, бабушкин и дедушкин, но он полнится трудной работой: косить, продираясь через комаров и гнус, пасти непослушную корову, собирать ягоду... Якутия край суровый. Тайны там чаще всего страшные. Но не спешите думать об абаасы, злом духе лесов и кладбищ. Абаасы тут ни при чём. Иногда люди сами себе абаасы.

Из сочинения Светы Готовцевой:

Однажды в начале зимы им поручили вывезти с фермы мёрзлый навоз – балбах, а вместе с навозом – тела двух доярок, умерших от голода. Одна из них была совсем молодая, ее звали Татыйык, Татьяна. До войны она была первой красавицей наслега, но тут он её не узнал: вместо девушки лежала высохшая старуха, только косы были чёрные.
Земля уже застыла, и выдолбить в ней могилу старому и малому было не под силу, и они просто скатили мертвых доярок в овраг, но потом Никус сказал: «Не годится бедняжек так оставлять, люди ведь. Давай хоть балбахом закидаем».
Даже через много лет дедушка плакал, когда говорил, что больше всего боялся, как бы мёрзлый ком балбаха не угодил Татыйык в лицо, ведь когда-то она была красивая…


Трудности начинаются, когда события домашнего мира приходится переводить на язык мира школьного. Пересказывая то, что рассказывали дедушки и бабушки о мобилизации, якутском голоде 1940-1943 годов, дети сталкиваются —  впервые в жизни —  с цензурой. Одна из девочек, Кэрэчэнэ Гуляева, описывая, как увозили на фронт, подмечает, что женщины разных национальностей и скорбели по разному. Якутки, у которых нет обычая плакать на людях, удерживались от слёз из последних сил, а русские метались взад-вперёд – кто по колено в воде, кто по пояс – и протягивая руки вслед пароходу, страшно выли... Неумолимая Акулина Кириковна тут же с исправлениями А ведь словесница (опять словесница, да что же такое!). Должна бы знать устойчивое выражение выть, как по покойнику.

А ты, Гуляева, показывала своё сообщение маме, или она опять у тебя в командировку уехала? Показывала? И почему же она тогда не заменила слово «выли» на «плакали»?.. Комиссия в школу придёт.

И что же класс? Отказывается редактировать. Еже писах — писах. Хорошее подрастает поколение.

Читать можно здесь: https://sakhalitera.ru/polyarnaya_zvezda/polyarnaya_zvezda_2018_09.pdf
кот

Мне нравятся мысли после того, как их как следует помыслили

Наступает лето, пора отпусков и отменно длинных-длинных-длинных книг, которые в рабочее время ещё не факт, что прочитаешь. Хочется отрешиться от сиюминутных проблем, отвлечься от новостной ленты и углубиться в нестареющую классику. Поэтому начну следующим образом: англо-ирландская писательница Элизабет Боуэн [Elizabeth Bowen] написала десять романов. Из них лучшим называют шестой, «Смерть сердца» [The Death of the Heart]. Действие происходит между двумя войнами в Лондоне.



На протяжении неторопливого рассказа нас ждёт множество вопросов, и прежде всего: почему Порцию назвали Порцией? Collapse )
кот

Феминистская антиутопия. Дети

Я часто думаю, как легко бывает превратить утопию в антиутопию. Казалось бы, что может быть пагубнее, чем обязательность, неизбежность для женщины семьи и материнства? В мире, созданном воображением валлийки Софи Макинтош [Sophie Mackintosh] родительский долг лежит только на одной девушке из двадцати-тридцати, специально отобранной по физиологическим характеристикам. Это так называемые белобилетницы. Остальные получают синие билетики и расходятся с рюкзаками и компасами на новые места жительства. Родительский дом, братья и сёстры перестают значить что-либо в их жизни.



Итак, «Синий билет» [Blue Ticket]. Этакая осовремененная чёрная метка, или аусвайс, символизирующий насильно установленную спираль, отношения без обязательств (что с ней случится, не залетит же?), возможность пить и курить квантум сатис. Collapse )

В противоположность томной психоделике Софи Макинтош ойкумена Кристины Далчер в повести «Мастер-класс» [Master Class] подчёркнуто активна, деловита, ориентирована на результат. Collapse )