Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html
кот

Книги издательства «Волчок»

Маленькие узконаправленные издательства обладают особенной интонацией. Начиная с названий: «Белые альвы», «Все свободны», «Ча-ща»... А вот, например, «Волчок» -- то ли детская игрушка, то ли маленький волк, который, по уверениям старинной колыбельной, приходит к неспящим детям и хватает за бочок. На эмблеме издательства нам предстают и тот, и другой:



Специализируется «Волчок» на современной художественной литературе для младшего и среднего школьного возраста. В списке авторов Мария Ботева, Дарья Варденбург, Станислав Востоков, Эдуард Веркин, Нина Дашевская, Катерина Мурашова, Илга Понорницкая. Издавали и классику XX века: Нэнси Фармер, Уолтера де ла Мара. Красочные обложки заметны издалека. Недавно попались подряд две книжки, которые приобрели просто из-за обложек, почувствовали, что за ними невероятные, сказочные истории. Первое впечатление впоследствии подтвердилось!



Ларису Романовскую неустанно рекламирую в сообществе и вне его, при любом удобном случае. И «Сиблинги», и «Удалить эту запись» -- глубокие читательские впечатления, хотя, казалось бы, не совсем по возрасту. Захватывали с первых страниц. «Кандидаты на вылет», напротив, разворачивались медленно, степенно, не спеша... Хотя конфликт был ясен с самого начала: в отборном, гимназическом классе три кандидата на вылет. Точнее, два кандидата и одна кандидатка. И на поверку получается, что не приветствуются в почтенном учебном заведении не столько сами учащиеся, сколько их родители. Все три семьи неуловимо отличаются от большинства. У Тани Кароль, совершенно трагической героини (и я до конца ждала трагической развязки), отец попал под следствие, причём по политической статье. У Ивана Лисицы мама пережила в детстве травлю и подозревает, что её несложившиеся школьные отношения отозвались и на Ване, одарённом, очень любимом и невезучем мальчике с трудностями в общении.

Как всегда в повестях Романовской, у каждого и каждой своя правда.Collapse )

Читать можно здесь: http://kniguru.info/korotkiy-spisok-dvenadtsatogo-sezona/kandidatyi-na-vyilet-larisa-romanovskaya

Сюжет «Тайны лесной поляны» Майи Тобоевой тоже развивается в двух мирах: сухом, схоластическом учебном и мягком, приветливом домашнем.

Сайылык это дом, амбар, хотон [летнее жильё], обнесённые не забором, как дачи городских, а изгородью из жердей. Прошлым летом у нас неделю гостила Вероникина подруга Тамара. Она раньше ни разу не бывала в деревне и такой изгороди ни разу в глаза не видала. Подошла к ней в первый день и спрашивает: «Где калитка?» Я удивилась: «Нет здесь калитки». Тут удивилась она: «Перелезать через неё, что ли? Высоко же». Да зачем перелезать, когда можно спокойно пролезть между двумя жердями. Мы пролезли, а Тома сказала: «Тот, кто это придумал, воров не боялся». Но изгородь не от воров, а от коров.

Да, мягкий мир, заботливый, бабушкин и дедушкин, но он полнится трудной работой: косить, продираясь через комаров и гнус, пасти непослушную корову, собирать ягоду... Якутия край суровый. Тайны там чаще всего страшные. Но не спешите думать об абаасы, злом духе лесов и кладбищ. Абаасы тут ни при чём. Иногда люди сами себе абаасы.

Из сочинения Светы Готовцевой:

Однажды в начале зимы им поручили вывезти с фермы мёрзлый навоз – балбах, а вместе с навозом – тела двух доярок, умерших от голода. Одна из них была совсем молодая, ее звали Татыйык, Татьяна. До войны она была первой красавицей наслега, но тут он её не узнал: вместо девушки лежала высохшая старуха, только косы были чёрные.
Земля уже застыла, и выдолбить в ней могилу старому и малому было не под силу, и они просто скатили мертвых доярок в овраг, но потом Никус сказал: «Не годится бедняжек так оставлять, люди ведь. Давай хоть балбахом закидаем».
Даже через много лет дедушка плакал, когда говорил, что больше всего боялся, как бы мёрзлый ком балбаха не угодил Татыйык в лицо, ведь когда-то она была красивая…


Трудности начинаются, когда события домашнего мира приходится переводить на язык мира школьного. Пересказывая то, что рассказывали дедушки и бабушки о мобилизации, якутском голоде 1940-1943 годов, дети сталкиваются —  впервые в жизни —  с цензурой. Одна из девочек, Кэрэчэнэ Гуляева, описывая, как увозили на фронт, подмечает, что женщины разных национальностей и скорбели по разному. Якутки, у которых нет обычая плакать на людях, удерживались от слёз из последних сил, а русские метались взад-вперёд – кто по колено в воде, кто по пояс – и протягивая руки вслед пароходу, страшно выли... Неумолимая Акулина Кириковна тут же с исправлениями А ведь словесница (опять словесница, да что же такое!). Должна бы знать устойчивое выражение выть, как по покойнику.

А ты, Гуляева, показывала своё сообщение маме, или она опять у тебя в командировку уехала? Показывала? И почему же она тогда не заменила слово «выли» на «плакали»?.. Комиссия в школу придёт.

И что же класс? Отказывается редактировать. Еже писах — писах. Хорошее подрастает поколение.

Читать можно здесь: https://sakhalitera.ru/polyarnaya_zvezda/polyarnaya_zvezda_2018_09.pdf
кот

Мне нравятся мысли после того, как их как следует помыслили

Наступает лето, пора отпусков и отменно длинных-длинных-длинных книг, которые в рабочее время ещё не факт, что прочитаешь. Хочется отрешиться от сиюминутных проблем, отвлечься от новостной ленты и углубиться в нестареющую классику. Поэтому начну следующим образом: англо-ирландская писательница Элизабет Боуэн [Elizabeth Bowen] написала десять романов. Из них лучшим называют шестой, «Смерть сердца» [The Death of the Heart]. Действие происходит между двумя войнами в Лондоне.



На протяжении неторопливого рассказа нас ждёт множество вопросов, и прежде всего: почему Порцию назвали Порцией? Collapse )
кот

Феминистская антиутопия. Дети

Я часто думаю, как легко бывает превратить утопию в антиутопию. Казалось бы, что может быть пагубнее, чем обязательность, неизбежность для женщины семьи и материнства? В мире, созданном воображением валлийки Софи Макинтош [Sophie Mackintosh] родительский долг лежит только на одной девушке из двадцати-тридцати, специально отобранной по физиологическим характеристикам. Это так называемые белобилетницы. Остальные получают синие билетики и расходятся с рюкзаками и компасами на новые места жительства. Родительский дом, братья и сёстры перестают значить что-либо в их жизни.



Итак, «Синий билет» [Blue Ticket]. Этакая осовремененная чёрная метка, или аусвайс, символизирующий насильно установленную спираль, отношения без обязательств (что с ней случится, не залетит же?), возможность пить и курить квантум сатис. Collapse )

В противоположность томной психоделике Софи Макинтош ойкумена Кристины Далчер в повести «Мастер-класс» [Master Class] подчёркнуто активна, деловита, ориентирована на результат. Collapse )
кот

Хильда Домин



Хильда Домин [Hilde Domin] -- псевдоним Хильдегарды Лёвенштейн, по мужу Пальм. Дочь адвоката Ойгена Лёвенштейна, Хильдегарда родилась в Кёльне, в 1909 году. Двадцатилетней девушкой она пришла по стопам отца в Гейдельбергский университет изучать право, а в результате за пять лет сменила четыре высших учебных заведения и четыре факультета: с юридического перешла на экономический, оттуда устремилась к социальным наукам и, наконец, пришла к философии. Одним из преподавателей будущей поэтессы был Карл Ясперс. Но получить диплом Хильде Лёвенштейн не пришлось: к власти в Германии уверенно шли фашисты. Вдвоём с женихом, студентом-археологом и начинающим писателем Эрвином Пальмом, они переехали в Италию. Жили сначала во Флоренции, а затем в Риме, где в 1936 году и поженились. Муссолини, впрочем, казался молодой чете ничуть не лучше Адольфа Гитлера, и новая эмиграция, на сей раз -- в Англию, была предрешена. Это было лето 1939 года, а уже 3 сентября Великобритания вступила в войну. Эрвин Пальм, и так-то в состоянии нервного срыва (вся его семья, отказавшаяся уезжать, погибла в концлагерях), был убеждён в скорой победе Германии. Поэтому стремился перебраться за океан. США, Мексика, Бразилия и Аргентина просили в качестве пошлины немыслимые суммы денег. Только маленькая Доминиканская республика принимала беженцев безвозмездно. Туда-то Эрвин и Хильда Пальм и поехали, и прожили в Санто-Доминго почти пятнадцать лет.

Эрвин Пальм преподавал в университете. Хильда Пальм занималась фотографией, иллюстрируя монографии мужа об архитектуре старинных кварталов столицы. В том, что ЮНЕСКО признала Старый город Санто-Доминго объектом всемирного наследия, есть немалая их заслуга. Писать стихи Хильда Пальм начала поздно, в сорок с лишним лет. Обратиться к поэзии её заставило горе: смерть матери. Псевдоним Домин поэтесса приняла из чувства благодарности к Доминиканской республике, давшей ей и мужу приют в трагическую минуту.

Но родина звала обратно, и в пятидесятые годы супруги Пальм возвратились в Гейдельберг, где и прожили до самой смерти. Эрвина Пальма не стало в 1988 году. Хильда Домин пережила любимого мужа, её не стало в 2006-ом. Премия Хильды Домин за литературу в изгнании присуждается раз в три года  германоязычному писателю или писательнице, чьи литературные успехи связаны с пребыванием вдали отечества. Первой лауреаткой премии имени себя стала сама Домин в 1992 году.

Стихи в переводе М. Гаспарова:

Марионетка

Радугою дуга,
натяжкою нить,
а на другом конце

образ из сна,
кукла из плоти и крови

с распростёртыми руками;
всегда
с распростёртыми руками.


* * *

Срежь себе веки:
будет страх.

Сшей себе веки:
спи.


* * *

Умирающий рот
силится
правильно выговорить
слово
чужого языка.

О нас

В будущем прочтут о нас в книжках.

Никогда не хотела я в будущем,
чтобы школьник сказал "как их жаль",
чтобы так
быть записанной в школьной тетрадке.

Мы, осуждённые
знать
и ничего не делать,
нашему праху
не стать землёй.

Мария Конникова "Выдающийся ум: мыслить как Шерлок Холмс"


Мария Конникова родилась в Москве в 1984 году, а в 1988-м ее семья переехала в США, в штат Массачусетс. Имеет докторскую степень по психологии, в настоящее время живет в Нью-Йорке.
В книге "Выдающийся ум" Конникова рассматривает эпизоды из рассказов Конан Дойла о Шерлоке Холмсе в свете современной нейробиологии и когнитивной психологии. Можно ли развить ясное и четкое мышление, как у знаменитейшего литературного сыщика? Мария Конникова уверена, что да.
Одной из ключевых для "холмсовского" мышления Конникова считает концепцию "вдумчивости" (mindfulness), предложенную Эллен Лангер. Также она использует предложенное Канеманом разделение: "Система 1" и "Система 2", называя их "системой Ватсона" и "системой Холмса".

"В настоящее время большинство психологов сходятся во мнении, что наш мозг действует на так называемой двухсистемной основе. Одна из этих систем – быстрая, интуитивная, реактивная, нечто вроде состояния постоянной бдительности мозга, готовности бороться или бежать. Она почти не требует осознания или мыслительного усилия и функционирует как своего рода автопилот. Вторая система действует медленнее: взвешенно, тщательно, логично, но вместе с тем гораздо более затратно в когнитивном отношении. Она предпочитает ждать так долго, как только получится, и ничего не предпринимать до тех пор, пока вмешательство не станет абсолютно необходимым.
Ввиду ментальных затрат на работу этой спокойной, взвешенной системы чаще мы предпочитаем ей первую – импульсивную, рефлекторную, в итоге естественное для нас состояние наблюдателя приобретает характеристики этой системы: автоматизм, интуитивность (не всегда оправданную), реактивность, поспешность суждений. При этом, разумеется, мы продолжаем двигаться и действовать. Только когда что-нибудь по-настоящему завладевает нашим вниманием, вынуждает нас притормозить, становится для нас встряской, мы начинаем осознавать, переходим в более вдумчивый, рефлексивный, хладнокровный режим.
Этим системам я дам свои названия: «система Ватсона» и «система Холмса». Которая из них как называется, догадаться несложно. Систему Ватсона можно представить себе как наше наивное «я», управляемое привычками ленивого мышления – теми самыми, что даются нам наиболее естественно при движении по так называемому пути наименьшего сопротивления и закрепляются на протяжении всей жизни. А система Холмса – это наше амбициозное «я», то, которое мы обретем, когда научимся применять его метод в повседневной жизни и навсегда вырвемся из рутинной системы Ватсона."

"...чтобы перейти от мышления по системе Ватсона к мышлению по системе Холмса, требуется вдумчивость плюс мотивация. (И вдобавок обширная практика.) Вдумчивость – то есть постоянное присутствие разума, внимательность и пребывание в настоящем, столь необходимые для подлинного, деятельного наблюдения за миром. Мотивация – то есть активная вовлеченность и страсть."

Мозговой чердак
Collapse )
кот

Масленица в Петербурге: вспоминает Александра Осиповна Смирнова-Россет

* * *

В ту зиму не было конца вечерам и балам: танцевали у графини Лаваль, у Сухозанетши, у графини Разумовской и в Аничкове дважды в неделю. На масленой танцовали с утра декольте и в коротких рукавах, ездили в пошевнях на Елагин, где катались с горы в больших дилижансах, как их называли. Мужики в красных рубахах правили; государь садился охотно в эти сани, и дамы. Потом переходили к другой забаве: садились, в пошевни импер<атрица>, рядом с ней или Салтыкова, или Фредерикс и кня<гиня> Трубецкая; за санями привязывались салазки одна за другой, туда усаживался государь, за ним Урусова или Варенька Нелидова. На Каменном острову была лужайка, которую нарочно закидывали снегом; тут делали крутой поворот, и поднимался смех: салазки опрокидывались. Пошевни были запряжены шестериком; кучер Канчин мне говорил, что у него душа была в пятках на этом повороте, и весь он был в поту. Возвращались домой, где подавали déjeuner à la fourchette {
лёгкий завтрак}, попросту обед, а после обеда начинались petits jeux: à la guerre {игры: в войну}, и кошка и мышка; беготня была во все комнаты. Звонок к сбору был в руках имп<ератрицы>. В шесть часов были уже все дома и готовились на какой-нибудь вечер. Я тогда только что вышла замуж и очень веселилась. [...]
Набесновавшись вдоволь в мясоед и на масленой, имп<ератрица> ездила на экзамены Екатерининского института: брала работу, вязала шнурок на вилке и слушала со вниманием. Как старая институтка, я присутствовала по зову самой государыни. Сестра моя ничему не училась, а только занималась шалостями, и часто страдала горлом и была часто в лазарете. Конечно, первый экзамен был у священника Ивана Михайловича Наумова. Он начал с того, что спросил значение масленой недели. Ответ был: это неделя приготовления и прощения; с середы начинаются поклоны и "Господи Владыко". "Так, но вы вступите в свет, где не соблюдаются правила церкви и где эта великая неделя проводится в театрах и на балах; потому прошу вас не забывать мои наставления".
Императрица обратилась к начальнице и сказала ей: "Ce sont des pierres dans mon jardin" {
Это камни в мой огород.}. Кримпуська {прозвище начальницы} перепугалась и спросила, не передать ли экзамен Плетневу. Один Deloche был доволен... "Non, pourquoi? Je suis très contente qu'il parle ainsi à ces pauvres enfants" {Нет, зачем? Я очень довольна, что он так говорит этим бедным детям.}.

Когда экзамены кончились, в воскресенье folle journée {последний день масленицы} справлялось в Аничковом дворце; приглашения были утренние для избранных и вечерние для городских дам, т. е. для толпы. Утром в белой гостиной, где играл Лядов и со скрипками, вечером же был оркестр в длинной зале под режиссёром Лабицким. Все надевали старые платья и донашивали до конца сезона.

* * *

<Смирнова>: — Представьте себе, Киселёв, что блины бывают гречневые, потом с начинкой из рубленых яиц, потом крупичатые блины со снетками, потом крупичатые розовые...
<Киселёв>: — Об розовых я и понятия не имею. Как их делают розовыми?
<Смирнова>: — Со свёклой. Пушкин съедал их 30 штук, после каждого блина выпивал глоток воды и не испытывал ни малейшей тяжести в желудке.


Галя Мазуренко


Галя Мазуренко (12 (25) декабря 1901 — 27 мая 2000) - украинская поэтесса в диаспоре, художница, докторка философии.
Родилась в Петербурге. Отец - русский аристократ Сергей Боголюбов, среди предков которого историк Татищев и декабрист Муравьёв. Мать - Елизавета Мазуренко, наследница старого украинского козацкого рода, активная деятельница народного просвещения.
Шестнадцатилетняя Елизавета Мазуренко училась на Высших научных курсах подготовки воспитательниц и руководительниц физического образования, основанных Петром Лесгафтом. На каникулы поехала с подругой в деревню Караси близ Тулы, где и познакомилась с Сергеем Боголюбовым, тогда студентом Петербуржского университета. Влюбленность, венчание, и вот уже в следующем году родилась Галя. Крестной девочки была Зинаида Гиппиус.
Что примечательно, скоропалительный брак и раннее материнство не отбили у Елизаветы Мазуренко охоты к учебе. Курсы Лесгафта она закончила, затем продолжила образование в Швейцарии (Лозанна, Женева) - там женщины могли получить профессию врача.
А вот брак с Боголюбовым не задался. Когда родители разводились, дочери предложили выбрать, с кем она хочет остаться. «Я выбрала мать, - писала Галя Мазуренко в своей автобиографии, - но осталась в дружеских отношениях с отцом до самой его смерти... Я закончила школу под фамилией отца, как его законная дочь – Боголюбова, но для стихов и дальнейшей жизни взяла девичью фамилию моей мамы.»
Елизавета Мазуренко вышла замуж второй раз и вместе с мужем и дочерью переехала в Екатеринослав (Днепр). Там Галя училась в коммерческом училище и в художественной школе, где брала уроки рисования и скульптуры. В 1919 году получила аттестат, даже сдала экзамены на историко-филологический факультет местного университета, но так и не училась там: вступила в Третью Железную стрелецкую дивизию армии Украинской Народной Республики и отправилась воевать. Участвовала в боях, получила боевую награду. Чуть не умерла от тифа. Об этом периоде своей жизни она позднее написала автобиографическую повесть, правда, героиню назвала Лизой - в честь матери.

Collapse )
  • a_busha

Эмилия Кислинская-Вахтерова "Дневник учительницы воскресной школы и другие произведения"



Рекомендую участницам сообщества отличную книгу – «Дневник учительницы воскресной школы» Эмилии Орестовны Кислинской-Вахтеровой. Выпущена в прошлом году издательским проектом «Вздорные книги»: https://vk.com/vzdornye_knigi. Издательство это, между прочим, обещает и дальше радовать нас интересной женской прозой, которую мы и не надеялись увидеть изданной/переизданной.
«Дневник…» - это дореволюционные «педагогические» дневники и статьи учительницы, публицистки, просветительницы Э.О. Кислинской-Вахтеровой (1861-1957?). Издание интереснейшее, особенно в рамках истории дореволюционной повседневности, гендерной истории, истории читательских практик, истории образования в России.

Из «Дневника» можно многое узнать о мировоззрении русской дореволюционной интеллигенции и о педагогике. В частности, в записях Э.О. Кислинской заметна идеализация профессии учителя (вероятно, свою роль сыграло происхождение Э.О. из хорошей – генеральской – семьи: преподавание не было для нее прозаически единственным способом прокормиться, оно воспринималось как жертвенный труд во спасение народа). Из идеализации вытекает неприятие так называемого практикоориентированного подхода к образованию, «меркантильности» учащихся: «Я вижу несимпатичное мне стремление многих школьников пристроиться, найти выгодное местечко, карьеру». «Все они так и рвутся прочь от ремесла», - замечает Кислинская, осуждая желание юных ремесленников повысить свой социальный статус, уйти от изматывающей физической работы. С ее точки зрения, представители «народа» должны были выносить из школьных занятий духовную пользу, претерпевать моральную эволюцию (пусть не посредством религии, а посредством научного знания, грамоты, чтения), но при этом не покидать свое привычное окружение, привычное место работы, не стремиться к более легкому труду и деньгам.
Collapse )
кот

У всех есть причины

Как томительны, как тягостны бывают школьные линейки в начале учебного года. Уж кажется, на всё, что угодно, согласилась бы, чтобы это всё закончилось, а директриса всё говорит и говорит, и конца-краю этому спичу, каждый год одинаковому, не видно. Но вот раздаётся странный шум, и несчастная падает с пулей во лбу...




Так начинается повесть Марике Нийкамп [Marieke Nijkamp] «54 минуты. У всех есть причины бояться мальчика с ружьем» [This Is Where It Ends]. Нийкамп из Нидерландов, родилась в 1986 году в городе Зволле, училась в Гронингенском университете: история средних веков, философия. Действие же повести происходит в современных США, и написаны «54 минуты» изначально по-английски. Нидерландский перевод вышел уже позже, когда книга вошла в список бестселлеров Нью-Йорк Таймс, где продержалась шестьдесят семь недель.

Collapse )