Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

Emmy van Deurzen "Psychotherapy and the Quest for Happiness"


Эмми ван Дорцен – экзистенциальная психотерапевтка, создательница собственного метода – философской терапии, основанной на экзистенциальной феноменологии. Родилась 13 декабря 1951 года в Нидерландах, училась во Франции. Ее докторская посвящена феноменологии и психиатрии. В 1977 году переехала в Великобританию.
Книга "Psychotherapy and the Quest for Happiness" выходила и на русском под названием "Психотерапия и поиски счастья". Адресована психотерапевт(к)ам, но в целом написана достаточно популярно, так что могут читать все интересующиеся.
Эмми ван Дорцен подвергает критическому рассмотрению гедонистическое стремление к счастью как к цели в жизни. Человеческая жизнь неизбежно включает в себя боль, потери, горе, трудности. Очевидно, мы не можем быть вечно счастливы. Если рассматривать счастье как цель и смысл жизни, то в тяжелые времена возникает вопрос: зачем вообще жить, если счастья нет и неизвестно?...
И все же люди часто приходят на психотерапию именно в поисках счастья. Но может ли психотерапия дать счастье? Можно ли вообще это обещать? Увы, нет – отвечает ван Дорцен. А что же тогда может обещать психотерапия?
"Если жизнь – это огромный ландшафт, терапия обеспечивает карты, компас и подготовку к путешествию."
В этом путешествии будут радости и горести, взлеты и падения, приобретения и потери. "Если мы хотим сильных эмоций, включая счастье, мы должны быть готовы переживать весь спектр эмоций."
"Конечно, то, что мы любит, и то, что приятно, делает нас счастливыми. Но счастье и любовь – это еще не весь мир. И не всё, что мы любим, хорошо для нас, и не всякое счастье ведет нас по правильному пути. Это не значит, что мы не должны стремиться к любви и счастью, это значит лишь то, что нам следует быть более разборчивыми в том, к какому виду счастья и любви мы стремимся. И, конечно, нам нужно быть готовыми иметь дело также и с ненавистью и с несчастьем."

Отдельный раздел посвящен критике позитивной психологии, которая частенько как раз обещает простые лайфхаки для достижения счастья: "сount your blessings", улыбнитесь незнакомцу и всё такое. Не то чтобы все эти вещи совсем бесполезны, иногда они действительно нужны и помогают выбраться из чрезмерно негативного состояния, но всё же они не спасают от серьезных кризисов. Смерть близких, тяжелые болезни, столкновение с природными бедствиями и человеческой жестокостью, собственное несовершенство, различные разногласия и конфликты, в том числе внутренние – всё это будет вызывать неприятные эмоции, и "просто улыбнуться" – не поможет и ничего не решит.
С другой стороны, ван Дорцен также против тех подходов, которые делают акцент на патологиях и объявляют симптомом того или иного расстройства или нарушения буквально что угодно.
Отрицательные эмоции не менее важны, чем положительные, и не стоит стремиться избавиться от них, напротив, необходимо уделять им пристальное внимание, так как они указывают на наши ценности, на то, что для нас важно, на то, что в нашей жизни не так. 
Эмми ван Дорцен считает, что одна из задач психотерапии – научить думать о своей жизни _конструктивнее_, но это совсем не то же самое, что "позитивнее". А цель в жизни, по ее мнению, всё-таки не счастье, а, скорее, насыщенность жизни или контакт с реальностью – не всегда приятной. Конечно, всем нам нужны островки безопасности и покоя, и мы можем надеяться создать их для себя, но вечное счастье – увы...


Книга в той же мере философская, сколь и психологическая. Любопытно сравнение психологических школ со школами античной философии – ван Дорцен вообще видит много общего между современной психотерапией и античной философией.


Еще несколько цитат из книги:

"Надежда безусловно необходима, чтобы любая форма психотерапии сработала. Дать надежду тем, у кого ее нет – минимальная задача успешной терапии."

"Чтобы чувствовать себя настоящими, мы должны быть готовы ощущать боль. Избегание боли ведет к нереальности. Люди, которые занимаются самоповреждением, часто делают это для того, чтобы вновь заставить себя чувствовать и вернуть себе немного реальности. Возможно, самоповреждение – необходимая обратная сторона культуры, основанной на максимуме удовольствия и счастья."

"Трудно принимать ответственность за то, что будто бы не затрагивает нас напрямую, и, если мы можем сохранить собственную безмятежную жизнь, мы склонны отворачиваться от источников несчастья, которое мы видим вокруг. Однако, реальность показывает, что чем больше мы стремимся заниматься проблемами, которые не затрагивают нас напрямую, но косвенно являются частью нашей вселенной, тем лучше мы делаем также и собственный мир. Мы инстинктивно знаем, что терпимость ко злу пятнает нас." 

"Иногда нам нужно покориться своей судьбе и принять то, что нас ждет, не потому, что мы непременно заслуживаем этого, а потому, что это неизбежно и потому, что таков порядок вещей."

кот

Верена Элизабет Турин и её синдром

Одна из необычных книг в моём читательском списке -- заметки молодой женщины, у которой трисомия 21 хромосомы, более известная, как синдром Дауна. Верена Элизабет Турин [Verena Elisabeth Turin] -- из Германии, родилась она в 1979 году в Южном Тироле. Верена работает в доме престарелых, а также сотрудничает в журнале "Оренкусс", который самостоятельно от и до выпускают люди с синдромом Дауна. Литературная ассистентка журнала Даниэла Хмелик помогла ей собрать разрозненные записи в книгу, и книга эта получила название "Супергероиня 21" [Superheldin 21]. На русском языке "Супергероиня" издана в 2018 году беларусским издательством "Дискурс".




Конечно, всем, кто занимается социальной работой, есть большой смысл прочесть "Супергероиню". Просто чтобы повосхищаться, как у европейских коллег всё организовано. Инвалидность, в том числе и ментальная проблематика, совершенно не считается поводом махнуть на человека рукой. И работают люди, и спортом люди увлекаются, и любовь у них в жизни есть, и дружба, и на отдых выезжают, и музыкой занимаются. Верена с товарищами по журналу, например, увлечённо играет кельтский фольклор. Дотошно, чуть-чуть увязая в подробностях, Верена и не представляет, какое роскошное чувство белой зависти вызывает она у читательницы из России. Нам пока и не снилось ничего подобного!

Что же касается самой писательницы, Верена Турин производит впечатление цельной личности, очень хорошо знающей, чего она хочет и чего не хочет. О своём заболевании говорит, если допустимо так выразиться, выстраданно-спокойно. Особенно подчёркивает, что физических страданий не испытывает. Да, у меня трудности в обучении. Да, я плохо разбираюсь в арифметике и слабовато считаю в уме. А ещё приходится носить очки. Но я не мучаюсь.

Классно, наверное, жить без очков. Нормально читать и видеть самые маленькие словечки и все фразы -- моя мечта. Иногда нестерпимо хочется запустить в помойку все свои трудности в обучении. Но я знаю, я просто такая. С синдромом Дауна, который нельзя изменить, и в очках.

Турин сентенциозна, как в XVIII веке, склонна отчасти к резонёрству. На все случаи жизни у неё есть подходящее к случаю изречение, прописная истина. Сон полезен для тела и духа. Ревность, ярость и гнев -- никто от них не застрахован. Будущее иногда сильно горчит. Дружба необходима.

И, положа руку на сердце, разве это не правда?

Как обращаться с женщиной с синдромом Дауна? Справедливо и хорошо. Как и с другими людьми. Каково мне живётся с синдромом Дауна? Да очень просто. Я просто такая, и всем другим следует обращаться со мной совершенно нормально. Быть женщиной с синдромом Дауна совершенно нетрудно. Я -- это я. Я не чувствую себе незаконченной.

Шарлотта Перкинс Гилман "Желтые обои"



3 июля 1860 года родилась Шарлотта Перкинс Гилман, американская феминистка, философка, социологиня, писательница.
Рассказ "Желтые обои" написан на основании личного опыта писательницы: после рождения своей единственной дочери Кэтрин она пережила послеродовой психоз.
"Желтые обои"
Обычно таким людям, как Джон и я, редко удается заполучить на лето целое родовое поместье. Колониальный особняк, наследственные владения, я бы даже сказала, дом с привидениями — это же верх романтического блаженства. Чего еще просить у судьбы!
И все же я немедленно заявила, что в этом есть нечто подозрительное. Иначе почему дом сдавался так дешево? И почему здесь так долго никто не жил?
Конечно, Джон посмеялся надо мной, но чего еще ждать от мужчины. Мой муж практичен до крайности. Он не переносит религии и суеверных страхов. Джон открыто издевается над любыми разговорами о вещах, которые нельзя пощупать, увидеть или изобразить. Он — врач, и возможно — (я, конечно, не скажу об этом ни одной живой душе, но бумага-то стерпит все) — возможно, именно поэтому я и не могу избавиться от своего недуга.
Он, видите ли, не верит, что я больна! Представляете? Если ваш собственный муж, врач с хорошей репутацией, уверяет друзей и родственников, что у вас нет ничего серьезного, кроме легкой нервной депрессии и склонности к истерии, то тут любые доводы бессмысленны. Любые!
Мой брат тоже врач, тоже с хорошей репутацией, и он говорит то же самое. Поэтому мне приходится принимать фосфаты или фосфиты — кто их разберет — глотать укрепляющие средства, бывать на свежем воздухе, совершать прогулки и выполнять физические упражнения. Кроме того, мне строго запретили «трудиться», пока я не поправлюсь.
Лично я с этим не согласна. Лично я верю, что подходящая работа была бы мне полезна. Но что поделаешь?
Вопреки их запретам я продолжаю писать, хотя это сильно истощает меня. Приходится писать тайком, поскольку я встречаю огромное сопротивление окружающих. Иногда я фантазирую о том, чего могла бы добиться, если бы встречала меньше препятствий и больше поддержки. Но Джон так плохо отзывается обо всем, что касается моих рассуждений о здоровье… Нет, давайте лучше закончим с этой темой и поговорим о доме.
Какое превосходное местечко! Совершенно уединенное, но не далеко от дороги и всего в трех милях от деревни. Оно навевает воспоминания об английских поместьях, о которых мы все когда-то читали. Здесь есть живая изгородь, стены, ворота, которые запираются, и множество мелких построек для садовников и прислуги.
А какой восхитительный парк! Я никогда прежде не видела такого парка — огромный, тенистый, с аллеями и длинными виноградными террасами, с беседками и уютными скамеечками. Еще здесь есть теплицы, но они почему-то закрыты.
Мне кажется, это поместье попало в мельницу юриспруденции. Наверняка, возникли проблемы, связанные с наследниками и сонаследниками. Не знаю, в чем дело, но дом пустовал уже несколько лет.
Я сразу поняла, что тут не обошлось без привидений. Сначала мне было страшно, но потом тревоги исчезли, хотя я по-прежнему чувствую на себе чьи-то взгляды, вызывающие холодную дрожь. Я даже сказала об этом Джону в один из лунных вечеров. Однако он ответил, что виной всему сквозняк, и закрыл окно.
Я иногда беспричинно сержусь на мужа. Мне кажется, что раньше я не была такой чувствительной. Может быть, причина кроется в моей нервозности? Джон говорит, что мне не хватает самообладания, поэтому я стараюсь контролировать себя, по крайней мере, в его обществе, но это очень утомляет.
Мне совершенно не понравилась наша комната. Я мечтала о другой спальной (на первом этаже), которая примыкает к веранде, и где окно увито розами. Там такие милые старомодные занавески… Но Джон и слышать о ней не хочет. Он сказал, что в той спальной лишь одно окно, отсутствует место для второй кровати, и рядом нет комнаты на случай, если ему захочется побыть одному.
Мой муж очень нежный и внимательный. Он даже не позволяет мне вставать без его особого распоряжения. У меня появилось расписание на каждый час дня. Это он позаботился обо мне! Но я веду себя нечестно и неблагодарно — не могу оценить, как следует, его опеку и любовь. Он говорит, что мы приехали сюда из-за меня — что только здесь я могу отдохнуть и вволю побыть на свежем воздухе.
— Твоя деятельность зависит от силы, дорогая, — говорил он мне. — Твое пищеварение зависит от аппетита. Но воздух ты потребляешь все время!
Поэтому мы расположились в детской — под самой крышей.
Это большая и просторная солнечная комната, почти на весь этаж, с окнами, из которых видны окрестности. По-моему, она служила сначала детской, а потом превратилась в спортивный или гимнастический зал. Об этом говорили окна, зарешеченные для безопасности малышей, и стены, к которым крепились металлические кольца.
Обои выглядели так, словно дети расписали их каракулями. Над изголовьем кровати — выше, чем я могла дотянуться, и во многих местах на противоположной стене — зияли большие пятна выдранных обоев. Я никогда не выбрала бы такого узора. Он был аляпистым, цветастым и довольно тусклым, чтобы смущать взгляд; и в то же время достаточно четким, чтобы постоянно раздражать. Этот узор побуждал к исследованию, но стоило присмотреться к неправильным линиям с близкого расстояния, как они вдруг исчезали, превращаясь в возмутительные углы и растворяясь в беспримерных противоречиях.
Цвет обоев отталкивал. Он казался почти отвратительным — эдакий грязно-желтый и тлеющий огонь, странно поблекший под солнечным светом. В некоторых местах его пробивал огненно-оранжевый оттенок, однако в остальном он смотрелся болезненным и зеленовато-желтым.
Не удивительно, что детям обои не нравились. Я и сама их уже ненавидела, хотя еще и не жила в этой комнате.
Ой, кажется, пришел мой муж. Мне пора заканчивать — ему не нравится все, что бы я ни написала.
* * *
Collapse )
кот

Длинный список премии "Просветитель"

Из двухсот десяти книг, присланных в оргкомитет  популярной премии, в списке осталось всего двадцать пять. Среди них следующие произведения женского авторства:



Архипова Александра, Кирзюк Анна. Опасные советские вещи: Городские легенды и страхи в СССР. — М.: Новое литературное обозрение, 2020. Отзыв в сообществе: https://fem-books.livejournal.com/1929938.html

Травкина Настя. Homo Mutabilis: Как наука о мозге помогла мне преодолеть стереотипы, поверить в себя и круто изменить жизнь. — М.: Альпина Паблишер, 2020. Из аннотации:

Заложены ли наши способности с рождения или мы можем продолжать эффективно обучаться и во взрослом возрасте? Способны ли мы избавиться от навязанных семьей и обществом ролей и преодолеть травмы трудного детства? Возможно ли победить вредные привычки? Все это вариации одного из самых главных вопросов, который задает себе каждый из нас: «Могу ли я измениться?» От ответа на него зависит, какой жизнью мы будем жить.
Научная журналистка Настя Травкина отвечает на эти вопросы с помощью нейробиологии. Рассказывая о своих трудностях: учебной неуспеваемости и парализующем страхе показаться глупой, столкновении со стереотипами о женщинах, опыте бедности и борьбе с зависимостью, — она объясняет, как опыт влияет на наш мозг и как особенности мозга определяют наш будущий опыт.
Книга помогает понять, какие факторы, влияющие на работу мозга, возможно контролировать, а какие нет, и предлагает методы, чтобы управлять первыми и справиться с последствиями вторых.


Якутенко Ирина. Вирус, который сломал планету. Почему SARS-CoV-2 такой особенный и что нам с ним делать. — М.: Альпина нон-фикшн, 2021. Из аннотации:

Коронавирус появился неожиданным подарком под новый 2020 год, и за несколько месяцев мир превратился в сериал-катастрофу. Невероятными усилиями государства остановили распространение вируса, но уже осенью эпидемия вновь стала набирать обороты.
Что мы знаем о SARS-CoV-2, почему он убивает одних и бессимптомно проходит у других, безопасна ли вакцина и когда будет найдено лекарство, как мы лечим COVID-19 без него, можно ли бороться с патогеном, не закрывая планету, — книга отвечает на эти и многие другие вопросы. Хотя пандемия еще не закончилась, и мы все время получаем новые данные о вирусе, изложенные в тексте фундаментальные основы уже не поменяются: они служат каркасом, на который читатель сможет нанизывать новые знания.


А также одна книга, написанная в соавторстве:

Карп Сергей, Плавинская Надежда. Париж и его обитатели в XVIII столетии: столица Просвещения. — М.: Слово/Slovo, 2019. Из аннотации:

От высоких идей до бытовых вопросов, от Вольтера до преступников — книга историков Сергея Карпа и Надежды Плавинской рассказывает о самых разных сторонах жизни Парижа эпохи Просвещения. Вся анатомия города оказывается у читателя перед глазами: речь идет не только о риторике идеологов новой мысли, но и о том, как был устроен город: о населении и сословиях, о торговых и ремесленных корпорациях, о заботах городских властей и борьбе с преступностью, модернизации и застройке Парижа, гигиене города и здоровье его обитателей, об устройстве жилых домов, о народной культуре и светском обществе, о масонских ложах и русских в Париже. И это только малая доля затронутых авторами тем.
Ориентироваться в городе читателю поможет знаменитый план Парижа эпохи Просвещения — «план Тюрго» 1739 года. Целиком этот шедевр картографического искусства воспроизведен на внутренней стороне суперобложки.


кот

С точки зрения чахотки: Ульрике Мозер и другая история Германии

Серия «Культура повседневности» издательства НЛО иногда умеет напугать. Фтизис, он же туберкулёз, он же чахотка, этот бич, разрушающий жизни и здоровье людей -- да минуй нас пуще всех печалей такая повседневность! И тем не менее книга Ульрики Мозер [Ulrike Moser] «Чахотка: другая история немецкого общества» [Schwindsucht: Eine andere deutsche Gesellschaftsgeschichte], несмотря на свой устрашающий и далеко не возвышенный предмет, интригует, как хороший детектив, и волнует, как лирическая поэзия. Ни один другой недуг не изображался в искусстве так широко и разнообразно, -- подчёркивает Мозер и устраивает растревоженным читательницам целую экскурсию по различным воззрениям на коварную палочку Коха и её дела в организме человеческом: от Древнего Египта, где её жертвами становились даже фараоны, и учения Гиппократа до наших дней.



Разумеется, при такой широте охвата чисто германской истории чахотки не получилось. Collapse )

Отрывки из книги: https://daily.afisha.ru/brain/18873-plata-za-vhod-5-bacill-kto-provodil-vecherinki-vo-vremya-epidemii-chahotki/
https://nplus1.ru/blog/2021/02/19/schwindsucht
https://arzamas.academy/mag/929-chahotka
кот

Не выросли. Не ждём

Чувство встречи с книгой, когда взгляд цепляется за заглавие, за фразу, выдернутую из середины, за необычную обложку. Да, первое, на что я обратила внимание, это крупные белые буквы, складывающиеся в общеизвестное ругательство. И в общем-то, у Яны Цыпулиной были все основания послать окружающих к чёрту: с третьего класса соученики откровенно её травили, а педколлектив предпочитал не вмешиваться.



Итак, «К чёрту всех, люби себя! История лысой девочки» -- это воспоминания девушки, которая ведёт в инстаграме блог под названием «Лысая ведьма по имени Яна». О том, что у неё есть диагноз «врождённая алопеция», девочка узнала довольно поздно. Специфического лечения, как известно, не существует. Чаще всего я слышала предположение: «Если к переходному возрасту не вырастут, то и не ждите». Не выросли. Не ждём. -- иронизирует девушка в интервью.

Всё детство Яна ходила в головных уборах и никогда не просила снять с себя шапочку или платочек. А потом начались мытарства перед зеркалом: как замаскировать свой «ужасный недостаток», чтобы одноклассники ничего не заметили. Особенно усердствовал в травле рыжеволосый мальчик: видимо, ему было важно, что на девочку без волос отвлекаются от его рыжей-рыжей-конопатой внешности. Яна пишет, что только поддержка родителей, особенно мамы, помогла ей пройти этот тяжёлый период. Потому что для всех, включая педагогов, издевательства над лысой были нормой. Она ведь лысая. Её -- можно.

А потом в жизни Яны появился первый парик. Или система волос, как это изделие принято называть в нашей стране. Это действительно система, важны не только сами волосы и сетчатая основа, но и то, как прикрепляются пряди. Пробор можно делать, причёсывать как угодно, носить постоянно, снимая только для мытья и просушки.

Первое время само слово «парик» вызывало дрожь отвращения, но, когда чудо постижёрного искусства прибыло и было примерено, отношение сразу изменилось. Из зеркала на Яну смотрела обычная светловолосая девушка с изящной причёской, ровным счётом ничего не обращало на себя повышенное общественное внимание. Сейчас она пишет, что не променяла бы свою коллекцию париков даже на собственные волосы: перемена облика стала её потребностью. Надела парик -- и ты блондинка, надела другой -- и ты брюнетка, сняла парик -- и никакого особого эпатажа не надо, чтобы обратить на себя взгляды восхищённой публики. Причёска стала для Яны аксессуаром, как для иной модницы шляпка. Полем экспериментов, а не основой самоотношения.

Если вы думаете, что кто-то прикрывает свою лень бодипозитивом, то залезьте под стол, кукарекните три раза и отстаньте от этого человека. Это не ваше дело. Вас это не касается. Да и бодипозитив совсем не об этом.

Рассказывает Яна и о других жизненных трудностях: семейных неурядицах, онкологическом диагнозе мужа. Обвинения в хайпе отметает как несуразные -- в детстве она думала, что одна такая лысая на всём белом свете, и не хочет, чтобы другие жили в аналогичном неведении, постоянно переживая собственную «неправильность». То и дело слышу, что на постсоветском пространстве концепция бодипозитива не приживается, а фактически дело обстоит как раз наоборот. Прекрасная, актуальная автобиография, феминистская и по форме и по содержанию.

Соня Шах "Пандемия: Всемирная история смертельных вирусов"


Американская научная журналистка Соня Шах написала книгу, посвященную пандемиям прошлого – и будущего – в 2015 году. Особенно интересно читать ее сейчас.
Собирая материалы, Соня Шах посетила множество мест, в том числе Гаити во время эпидемии холеры, индийские клиники для иностранцев и китайские рынки дичи (с которых, видимо, родом, и нынешний COVID-19).
"Промозглым дождливым днем в начале 2011 года я направляюсь на продуктовый рынок в Гуанчжоу, столице южнокитайской провинции Гуандун, искать колыбель новых патогенов.
Рынки дичи – это открытые уличные торговые площадки, где продают живую дичь, которую покупатель затем забивает и готовит сам. Они обслуживают традиционную для Китая «дикую» кухню е-вэй, для которой характерны блюда из разных экзотических животных – от змей и черепах до летучих мышей.
Именно там, на рынке дичи в Гуанчжоу, родился вирус, чуть не ставший причиной пандемии в 2002 году. Обычные носители этого вируса – подковоносые летучие мыши. Он принадлежит к семейству коронавирусов, вызывающих в основном легкие респираторные заболевания (у человека на долю коронавирусов приходится около 15 % всех простуд). Но разновидность, вызревшая на рынке Гуанчжоу, была иной.
От подковоносов вирус перекинулся на других диких животных, продававшихся на соседних прилавках, – енотовидных собак, китайских барсуков, змей и пальмовых циветт. По мере распространения вирус мутировал. И в ноябре 2002 года одна из мутантных форм вируса подковоносов начала поражать людей.
Как и положено коронавирусам, он колонизировал клетки слизистой оболочки дыхательных путей. Однако, в отличие от своих более мирных собратьев, он воздействовал на иммунную систему человека, нарушая способность инфицированных клеток предостерегать соседние о захватчике. В результате примерно у четверти заразившихся болезнь, поначалу похожая на ОРЗ, быстро перерастала в смертельно опасную пневмонию, при которой легкие заполнялись жидкостью и переставали поставлять в организм достаточно кислорода. За последующие месяцы у более 8000 заразившихся развилась так называемая атипичная пневмония (тяжелый острый респираторный синдром, SARS). 774 человека погибли.
После этого вирус атипичной пневмонии исчез. Как полыхнувшая в небе звезда, он выработал все имеющееся топливо, поскольку убивал слишком быстро и не успевал распространиться. Когда эксперты выяснили, что рассадником загадочного нового патогена выступают рынки дичи, китайские власти ужесточили правила торговли. Многие рынки закрылись. Но через несколько лет стали появляться вновь – пусть меньшего масштаба и полуподпольные."
"Одна из причин – необычное, не знающее аналогов в естественной среде скопление диких животных. В природе жители пещер, подковоносы, не будут соседствовать с пальмовыми циветтами, живущими на деревьях, а с людьми обычно близко не сталкиваются ни те ни другие. Однако на этом рынке все три вида (подковоносы, циветты и люди) вдруг оказались рядом. Переход вируса с летучих мышей на циветт сыграл ключевую роль в развитии атипичной пневмонии. Почему-то циветты оказались особенно восприимчивы к этому вирусу, и его численность начала умножаться, словно многократно усиленный эхом звук в тоннеле. Такое увеличение численности дало широкую базу для мутаций и интенсивного естественного отбора, в результате которых микроб, заражающий подковоносов, трансформировался в возбудитель болезни у человека."


Летучая мышь, вызвавшая нынешнюю пандемию уже стала мемом - и не зря:
Collapse )
кот

Вера Гедройц

Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели?



Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html

Из воспоминаний И. Авдиевой:

Collapse )

К литературному творчеству В.И. Гедройц с лёгкой руки Гумилёва, которому она отказала, и Георгия Иванова, принято относиться скорее иронически.

Княжна Г. — необыкновенная женщина. Ничего женского в ней нет. Лицо профессора... Плечи пожарного... Крепчайшая папироса в зубах, раскатистый бас... Любимые развлечения — бильярд и стрельба в тире. Принимает гостей. Вдруг звонок в телефон.
— Простите, господа, я вас на минутку оставлю.
Через четверть часа возвращается.
— Где вы были, княжна?
— Да в госпитале... вызвали... пустяки... ампутировала ногу...
Заведующая госпиталем. Блестящий хирург. Выжимает в силомере какую-то чудовищную цифру. И поэтесса. Точнее, поэт — «князь Сергей Г.». Нежный, нежнейший, лирический поэт. Пишет о цветах, ветках, чижиках...

Точно грустный чижик в клетке,
Я сижу один...

Читая стихи, бас, недавно гудевший — «пустяки...гангрена... ампутировала...», — смягчается. Может быть, в самом деле эта душа, бесстрашная в окровавленной операционной, чувствует себя робким чижиком:

Вдыхая аромат душистого левкоя
В вечерней тишине...

Поэта Сергея Г. «открыл» и приобщил к литературному высшему обществу Гумилев. До этого княжна
«блуждала в потёмках» — боготворила Щепкину-Куперник и печатала свои стихи на веленевой бумаге
с иллюстрациями Клевера... Гумилев дал пятидесятилетней неофитке прочесть Вячеслава Иванова. Княжна прочла, потряслась, сожгла все свои бесчисленные стихи и стала писать о «волшбе»...
[Г. Иванов, «Петербургские зимы»]

В ряде биографических сведений о Гедройц подчёркивается, что поэтессой она была посредственной, а в прозе гораздо сильнее. Константин Федин, например, утверждал: «Кафтанчик» написан ничуть не хуже, чем «Детство Люверс» Пастернака. К сожалению, пока найти мемуары Гедройц не удалось, да и стихи про чижика я искала: не нашла. Очень люблю её стихотворение из сборника «Вег» (1913):

Угар

С головешкой одинокою
Синий пламень, едкий чад.
Извиваясь, страшный гад
На кровать мою высокую
Устремляет долгий взгляд...
Поползли грядой широкою
Тени гаснущих лампад,
То угара ль сладкий яд,
Будто очи с поволокою
В сердце девичье глядят.
Над периною глубокою
Наклонился, дышит, рад.
По ногам моим скользят
Лапы ласкою жестокою.
Белый полог весь измят,
Замираю: рай иль ад.
С головешкой одинокою
Синий пламень, едкий чад.

Невольно привлекает сочетание лиризма и той самой волшбы, над которой иронизировал Иванов, с клинически точным описанием отравления угарным газом. И ещё одно нежное-нежнейшее-лирическое, нещадно ругаемое критиком Игнатьевым за ритмические сбои:

* * *

Камнем когда-то коснулся ноги твоей,
Позже, когда проснулся душой своей,
Песни пел птицею, вольные песни полей,
С каждым рожденьем любил, всё любил сильней.

Облаком легким от солнца тебя закрывал,
Средь тростников тихо на флейте играл,
Валом встречал тебя в плаваньи бурных морей,
С каждым рожденьем любил, все любил сильней.

Встретились снова, и снова тебе свою душу отдал,
Путь, по которому шёл, не колеблясь, избрал,
Чувствую скоро закат моих жизненных дней,
С новым рожденьем любить тебя буду сильней.


Когда Вера Гедройц умерла от рака, её жена Мария Нирод приняла монашеский обет и прожила монахиней ещё тридцать три года.
гейша

Умерла египетская феминистка и правозащитница Наваль ас-Саадави. Ей было 89 лет


Наваль ас-Саадави
© EPA/ANDREU DALMAU


КАИР, 21 марта. /ТАСС/. Египетская феминистка и правозащитница Наваль ас-Саадави умерла в воскресенье на 90-м году жизни после продолжительной болезни. Об этом сообщила газета Al-Ahram.

Врач, психиатр, автор многочисленных книг, статей и публикаций, она посвятила жизнь защите прав женщин. Ее называли Симоной де Бовуар арабского мира в честь французского идеолога феминистического движения. Ас-Саадави специализировалась на теме женщин в исламе, последовательно выступая за категорический запрет калечащих операций по женскому обрезанию, жертвами которых только в Египте стали сотни девочек и подростков.

Она стояла у истоков многих женских правозащитных организаций, включая Ассоциацию солидарности арабских женщин, которую она возглавляла многие годы, и Арабскую ассоциацию за права человека, работала одновременно в ряде медицинских журналов, в частности, была главным редактором журнала "Здоровье", а также генеральным директором департамента санитарного просвещения Минздрава Египта. Стала основательницей Ассоциации санитарного просвещения и Ассоциации египетских женщин-писательниц. За свой труд ас-Саадави была удостоена многих международных премий и почетных званий.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/10957901
Collapse )