Category: лытдыбр

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

Алие Акимова "...И зори родины далекой" (2002)

"Недавно вернулась после летнего отпуска, проведенного в Крыму, одна из моих коллег и при встрече так живо и красочно описала мне свою поездку, что я вдруг вновь очутилась в своем страшном депортированном детстве. Воспоминания, которые я старалась навсегда отодвинуть, забыть, выбросить из своей жизни, вновь нахлынули на меня и затопили мое нынешнее благополучное и спокойное существование. Я увидела себя восьмилетней девочкой с расплетенной косичкой, с располосованной щекой, в порванном школьном фартуке, за которой гонится весь наш девчачий класс. А преследуют меня потому, что я на очередное оскорбительное “Продажная шкура” с криком “Ненавижу вас всех!” наотмашь ударила ближайшую обидчицу портфелем, а затем вырвалась из схвативших меня цепких рук и убежала, оставив в кулачках одноклассниц ленточку из косы и рюшки от фартука. Это послужило сигналом к погоне, и вот вся свора несется за мной. Я выбегаю из школьного двора, мчусь по улице, задыхаясь, вбегаю в длинный барак, лечу по узкому коридору мимо закрытых дверей, а в конце коридора — тупик, вокруг — ни живой души, я понимаю, что пропала. И вдруг одна из дверей открывается, и на пороге появляется мальчик. “За мной гонятся”, — беззвучно шепчут мои губы, он вталкивает меня в комнату, сам остается в коридоре. А там уже топот ног моих преследовательниц.
— Тут девчонка не пробегала? — спрашивают его.
— Нет, — спокойно говорит мальчик и спрашивает: — А что она натворила?
— Они Крым немцам продали! — кричат мои одноклассницы…
Какие все-таки неожиданные фортели выкидывает судьба! Муж мой остался сиротой в пятилетнем возрасте: его отца в 1943 году за партизанство расстреляли немцы, а мать с тремя малолетними детьми в 1944 году была депортирована из Крыма и вскоре умерла от гангрены, поранив ногу в горячем цеху бекабадского металзавода. Несмотря на сиротство, мой бедный муж вырос добрым и веселым человеком и однажды на вопрос: “Находились ли вы во время войны на оккупированной территории?” написал в анкете: “Находился и сотрудничал с оккупационными властями, за что в возрасте трех лет был депортирован из Крыма”. Мы тогда хохотали над этой остроумной, как нам казалось, фразой, не замечая ее трагичности, ибо мы были молоды, счастливы, полны надежд и планов и не подозревали об обреченности нашего будущего. Нам казалось, что, пока мы любим друг друга, ничего с нами не может случиться. По беспечности, свойственной молодости, мы забыли, что сиротское холодное и голодное детство в спецпоселении не проходит даром. Мужу моему было двадцать восемь лет, когда у него остановилось сердце. И я осталась вдовой с двухлетним ребенком. Прошли годы, и наша дочь вышла замуж за человека, дед которого когда-то был комендантом одного из спецпоселений крымских татар в Узбекистане. Теперь Ивану Митрофановичу под девяносто, он на пенсии, мы с ним очень дружим, и он совершенно забыл этот короткий эпизод из своей подневольной военной жизни: мало ли какие приказы ему приходилось выполнять? А я ничего не забыла. Не про него, а про себя. Услужливая память гонит меня в мое детство, которое постоянно возвращается ко мне в ночных кошмарах. Как бесконечно долго оно длилось, и как я его ненавидела… Как там у Толстого? “Счастливая, бесконечно счастливая пора детства…” Его Николинька задыхается от радости, счастья и любви. Было ли детство счастливым у моего поколения? Не знаю. Я просто расскажу о своем."

Читать дальше

Об Алие Акимовой:
Collapse )
гейша

Вышла книга "#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы"



Выходить замуж, рожать детей или ничего этого не делать — личное дело женщины. И любой выбор не делает ее хуже или лучше других. В этом убеждены "авторки" книги "#щастьематеринства", которая выросла из одноименного паблика — в нем делятся проблемами более 60 тысяч мам, которым рождение ребенка принесло не только счастье.

Мы постоянно слышим о том, что беременность — чудесная пора. На картинках в глянцевых журналах мы видим будущую мать, "летающую" в легком шифоновом платьице или комбинезончике, подчеркивающем округлый животик. Эта каноническая "беременяшка" с блеском в глазах и таинственной улыбкой ведет активный образ жизни: работает, занимается спортом, ходит с подругами в кафе, путешествует...

К сожалению, этот образ, формируемый СМИ по заказу государства, которому нужно выправить демографическую ситуацию, не имеет ничего общего с реальностью. При этом рождение детей вменяется женщине в обязанность: должна и точка.
Collapse )

Cecelia Ahern “Roar”

Roar: Thirty Stories, One Roar
авторка – Cecelia Ahern
язык – английский
год выпуска – 2018

ссылка на epub


Тридцать коротких рассказов о женском опыте, написанных в формате притчи.
У героинь в них нет своего имени, они всегда – просто “женщина”. На их месте могла бы быть любая из нас.

Притчи мой самый нелюбимый жанр, но здесь нет традиционной назидательности или тяжеловесной морали.
Авторка берет какое-нибудь устойчивое выражение, идиому, и трактует их буквально.
Например,  Женщина, которую возвели на пьедестал (не лучший перевод “The woman, who was kept on the shelf”) – про женщину, муж которой так ее ценил, что отвел ей в доме специальную полку, наравне с прочими своими наградами и призами. И она, бросив работу и карьеру, устроилась на этой полке. Сидя на ней, принимала участие в семейных торжествах, наблюдала с нее, как растут их дети – пока однажды не поняла, что муж плавно и незаметно перенес все домашние приемы, весь свой досуг подальше от этой полки, из поля ее зрения.
Или  Женщина, которая медленно исчезала – про женщину, которая вызвала большое волнение в медицинских кругах тем, что постепенно бледнела и прозрачновела, пока не стала совсем невидимой. Оказалось, это началось с ней (кто бы мог подумать) сразу после наступления менопаузы.
Или  Женщина, которая имя свое забыла – про женщину, которая была так занята домашними хлопотами, отдавая свое внимание мужу (дорогая… зайка…) и троим сыновьям (мам! мам!), что однажды, забронировав для себя столик в ресторане, не смогла вспомнить своего имени.
Или  Женщина, у которой тикали часики – в пояснениях, я думаю, не нуждается :)

Некоторые рассказы совершенно очаровательны.
Некоторые вызвали у меня удивление. Например, про девушку, которая так была увлечена мимолетной славой – своей популярностью в инстаграме, своими телешоу, своей серией лаков для ногтей и блесков для губ, – что у нее не осталось времени на более весомые, серьезные дела (для других людей, в понимании автора), поэтому она оторвалась от земли и улетела. В рассказе про  Женщину, которая попробовала пройтись в туфлях своего мужа я, подготовленная предыдущими рассказами, ожидала иное развитие сюжета.

У большинства есть happy end – женщины, часто при поддержке других женщин, обретают возможности, силы и инсайты, чтобы справиться с ситуацией.

Финальный рассказ ("The woman who roared") про нескольких женщин сразу. Они разной национальности, у них разный бэкграунд, они замужем, они сингл, у них есть дети, у них нет детей – у каждой своя история, но каждая, каждая испытывает это давление, и рычит, когда остается одна.

Я не назвала бы это увлекательным чтением, но было… занятно. Мне было интересно, какие слова авторка подберет, чтобы обыграть ту или иную идиому. Некоторые ее находки исключительно удачные, это радость для ума. Но как единственную книгу я читать Roar не смогла бы, надо чем-то разбавить, и меня поддерживало то, что обычно я читаю сразу несколько одновременно.

Collapse )

кот

Четверг - стихотворение: Ксения Букша

Гроза и мышь

Вообще-то я ничего не боюсь,
А боюсь я только грозы.
Как услышу гром – сразу лезу под стол
И зажмуриваю глазы.

Вообще-то я ничего не боюсь,
А боюсь я только мышей.
Как увижу мышь – сразу лезу на стол
И затыкаю ушей.

Но однажды в грозу я увидел мышь!
И не смог ни шагу шагнуть:
То ли влезть под стол?
То ли влезть на стол?
Что зажмурить, а что – заткнуть?

Я теперь обожаю встречать мышей,
И в грозу я просто влюблён,
Потому что нет ничего смешней,
Чем опасность со всех сторон.
кот

Темза, мэм! Третий роман Дианы Сеттерфилд

Первым делом оговорюсь, что Сеттерфилд не принадлежит к числу моих любимых писательниц. Нет, нашумевшую "Тринадцатую сказку" [The Thirteenth Tale] я читала с тем же пылом, что и миллионы других людей, но в финале пресыщенно вздохнула:
-- Ну что ж, для бестселлера недурно.



Тот самый случай, когда атмосфера книги, какие-то мелкие обмолвки, оговорки, намёки и полунамёки, невыстрелившие ружья значат больше, чем собственно сюжет. А о сюжете, о многочисленных нестыковках [Если вы не читали, заклинаю этот спойлер не открывать]("неразличимые как две капли воды" близняшки вдруг оказываются разными по телосложению и весу, старшая в два раза крупнее младшей), о безнадёжной вторичности, третичности и четвертичности сказано уже немало. Шутка ли, всемирный бестселлер. "Беллмена и Блэка" не осилила. В известный момент стало уже напоминать "Красную Пашечку", хрестоматийную пародию Иванова на небездарную советскую писательницу Антонину Коптяеву. Какой-то лимит на количество смертей нужно бы ввести или печатать прямо на обложке: Варнинг, пипл! Персонажи мрут в количестве! Но случился и на моей улице праздник. Вышел и переведён третий роман Сеттерфилд, "Пока течёт река" [Once Upon a River всё же звучит поэтичнее, не в обиду переводчику].

Collapse )
кот

Польша: Кристина Сещицкая

В «дружину» удалось завербовать всего шестерых. Но как только я произнес слово «шайка», нас сразу стало пятнадцать.

Кристина Сещицкая [Krystyna Siesicka] родилась в городе Демблин в 1928 году. Главным увлечением её детства и юности была организация Союз Польских Харцеров, созданная в десятых годах по типу скаутов, но более военизированная по духу. В 1939 году харцеры были запрещены оккупационной администрацией, как и другие молодёжные союзы Польши, и ушли в подполье. Теперь они назывались "серые шеренги".



Погрузившись в историю вопроса, я с удивлением узнала, что в Варшавском восстании участвовали целых три харцерских батальона, а также отдельные роты и взводы, состоящие исключительно из харцеров. Дети младшего возраста разносили почту, девушки исполняли должности санитарок и медицинских сестёр. Среди них была шестнадцатилетняя Кристина Дубровская (девичья фамилия писательницы). Аттестат зрелости она получила уже после войны, в престижной гимназии имени Стефана Батория. Впоследствии Сещицкая закончила факультет журналистики, два года возглавляла популярный научно-технический ежемесячник "Горизонты техники" (у меня ещё хранится несколько номеров, восторг!), работала в женских и подростковых журналах как обозревательница и эссеистка. А с 1966 года начала писать романы и повести для молодёжи. Первая же книга, "Спичка на повороте" [Zapałka na zakręcie], стала бестселлером. Всего Кристина Сещицкая, прожившая долгую жизнь - восемьдесят семь лет, написала более тридцати книг в различных жанрах, есть даже эротический роман с трогательной припиской "для дам из хороших домов". Однако до сих пор её имя ассоциируется с молодёжной и подростковой прозой.

"Мой волшебный фонарь" [Fotoplastykon] (1969), единственное произведение Сещицкой, переведённое на русский, я приобрела на развале, случайно, и была приятно удивлена. Лёгкая ирония юной героини плавно перетекала в иронию авторскую... У Яны есть все основания относиться к жизни сардонически: она серьёзно больна и лежит, не вставая, месяц за месяцем. В таких условиях обостряется наблюдательность, и если уж писать роман, то о внутреннем мире семьи, который обычно ускользает от внешнего взгляда. И всё же эта созерцательная позиция невмешательства — временная, скоро Яне придётся возвращаться из своей уютной комнатки-"волшебного фонаря" туда, откуда до неё только вести доходят благодаря брату и сестре...

Мама у нас трудолюбивая, хозяйственная, скромная и уравновешенная. Кроме того, у нее есть еще куча разнообразных достоинств, но те, которые я перечислила, пожалуй, хуже всех других, по крайней мере, у меня из-за них сплошные неприятности. Как утверждает «общественное мнение», мама должна служить для меня образцом. Однако я опасаюсь, что, несмотря на все старания, я в лучшем случае стану лишь её жалким подобием, а пока мне и до этого далеко. Я с отчаянием думаю о своем будущем, которое должно пройти под лозунгом: «ТРУДОЛЮБИЕ, СКРОМНОСТЬ, БЕРЕЖЛИВОСТЬ!» Скучнее жизни не придумаешь. А мама, как это ни странно, своей жизнью вроде бы довольна. Может быть, потому, что она красивая. Мне кажется, если бы я была такая же красивая, как мама, я бы ни на кого никогда не обижалась и не злилась (а так бывает!) и не ходила бы по целым дням, надувшись из-за пустяков.

Почему, если заходит пожилая соседка, её встречают чем Бог послал, а к визиту папиного начальника нужно готовиться загодя, делая генеральную уборку и приобретая дефицитного копчёного лосося? Отчего принято дарить букеты, а чулки не принято, ведь чулки нужнее? Кто и скакой целью засовывает в сумку маргаритки? Могут ли источники страдать от жажды, а родители тоже чего-нибудь хотеть сильно-сильно? Как быть, если весь класс решил прогулять, а одна ученица, с которой никто не дружит, из-за этого может остаться на второй год?

Ясек распахнул дверь. Я увидела, как Малгося первая вылетела в коридор. За ней бросились все разом, застревая в дверях, и тут прозвенел звонок на урок.
— Беги, — сказала Мирка. — Беги, не раздумывай.
— Я остаюсь, — ответила я, хотя ноги сами несли меня следом за остальными: даже не из-за этих черных пуделей, а из чувства солидарности.
— Идём, — подтолкнула меня Мирка и громко сказала: — Нужно быть солидарной!
В её словах была горечь. Я перестала колебаться.
— Я и буду солидарна — с тобой. И никуда не пойду!
— Сама видишь, какая может быть солидарность, когда речь идёт об одном человеке, — сказала тогда Мирка. — Существует только солидарность с толпой. Я пошла.


Словом, книга необычная и подходит не только для подростков, но и для взрослых. Прочесть её можно здесь: https://www.litmir.me/br/?b=177358&p=28
кот

Филиппины: Фанни А. Гарсиа

Фанни А. Гарсиа [Fanny A. Garcia] родилась в городе Малабон в 1949 году. Закончив Филиппинский университет, много лет работала учительницей в сельской местности. Пишет в основном на тагальском языке. Наиболее известное произведение -- автобиографический роман "Путешествия с сыном-аутистом" [Erick Slumbook: Paglalakbay Kasama ang Anak Kong Autistic] (2004), переведённый также на английский язык [Journeys with My Autistic Son]. Гарсиа известна также как переводчица на тагальский романа Лауры Эскивель "Как вода для шоколада". На русском языке удалось найти только один рассказ в переводе В. Макаренко, историю крестьян из затопленного селения. Параллели с "Прощанием с Матёрой" Распутина напрашиваются...



Дурная примета в Пантабангане

Он не был коренным жителем Пантабангана. Он приехал к родственникам и нашел здесь свое счастье: ему понравилась девушка по имени Пина.

Даниэлю пришлось продлить визит, чтобы еще до отъезда получить согласие Пины. Вскоре он вернулся вместе с родителями. Его приняли в дом невесты и после недолгих приготовлений отпраздновали свадьбу.

Даниэль поговорил со старостой деревни и тещей и стал арендатором полутора гектаров земли. В Пантабангане достаточно выпадало дождей, и Даниэль собирал до двухсот каванов [один каван - около 75 литров] риса в сезон.

Когда случилось это несчастье, у Даниэля уже было двое детей, Эдмонд и Риа. Collapse )
гейша

"Ребенок был для меня источником страха": москвичка написала книгу о послеродовой депрессии

,
В качестве экспертов в книге выступают психиатры и психотерапевты, репродуктивный психолог, детский психолог и доула

Москвичка Ксения Красильникова, пиар-директор в банке, столкнулась с тяжелой формой послеродовой депрессии в 2016 году. На восстановление потребовалось почти полтора года. Опыт настолько повлиял на жизнь всей семьи, что девушка решила написать об этом книгу "Не просто устала. Как распознать и преодолеть послеродовую депрессию", где рассказала свою личную историю и дополнила ее комментариями экспертов.Получился своего рода справочник по всем вопросам, связанным с этой болезнью.

По данным Всемирной организации здравоохранения, послеродовая депрессия - одно из самых распространенных в мире психических расстройств: с ним сталкивается каждая шестая молодая мать. При этом женщины в силу влияния стереотипов или нехватки информации далеко не всегда обращаются за помощью, из-за чего более чем в трети случаев депрессия переходит в хроническую.
Collapse )
кот

Дженси Данн: как не возненавидеть

Дженси Данн [Jancee Dunn] родилась в 1966 году в Нью-Джерси. Преуспевающая журналистка, звезда Rolling Stone, автобиографию она назвала "Девочка из маленького города: с тряпичного половика на красную дорожку" [How a Small-Town Girl Went from Shag Carpet to the Red Carpet]. Брак с Томом Вандербильтом, журналистом и писателем, был мирным, тихим, счастливым годы и годы. Но когда любящей чете было за сорок (сорок три года и сорок один соответственно), они произвели на свет дочь Сильвию. И весь лучезарный фасад осыпался. Начались склоки. Любовная лодка разбилась о быт -- любят цитировать, а ведь фраза из предсмертной записки.



И вот рождается новая книга: "Как не возненавидеть мужа после рождения ребёнка"  [How Not to Hate Your Husband After Kids]. Первое же, что поражает -- обилие консультантов буквально на каждый чих. По кризисным переговорам, по уборке, по интимной жизни. В роли интим-консультанта выступает, вообразите, протестантский пастор: Янг, воспитывающий четырёх детей, как-то пошутил, что слово «kids» (англ. «дети») – это аббревиатура, означающая «успешно держаться подальше от близости» (Keeping Intimacy at a Distance Successfully). Ссылаясь на седьмую главу Первого послания Коринфянам («Не уклоняйтесь друг от друга»), он призывает прихожан в течение семи дней каждый вечер совершать «конгрегационное соитие». Цель: стать ближе друг к другу – и к Богу («Господь велик и создает великие вещи, такие как секс», не без оснований отмечает автор).

Написаны тома руководств для женщин, как добиться не мытьём, так катаньем, чтобы муж включался в мытьё и катанье домашний труд. Хвалить и сотрудничать стратегически важно. Ругаться и скандалить грешно опасно для растущих детей. Если гнев накатывает, нужно прижать к сердцу фотографию дитяти и сказать вслух "прости, то, что я собираюсь сделать, несомненно причинит тебе вред, но сейчас мой гнев для меня важнее, чем ты". Сняли кандалы идеологические: подчинение мужу и послушание старшим в семье, надели кандалы психологические: дескать, брюзжание и ворчание непоправимо калечат детскую психику. Дженси рисует себя грубиянкой, ругательницей и агрессоршей. Скандалов в доме меньше не становится, но они приобретают оттенок абсурда.

Collapse )

Супруг, впрочем, тоже не агнец. С днём рождения забыл поздравить. Наберите в Google «муж забыл» и автозаполнение предложит «мой день рождения», «наш день свадьбы» и «мой день рождения снова». Я набрала, простодушная. Первая же фраза: муж забыл жену в маршрутке. Ну, есть куда стремиться. Не так выматывает домашний труд, хотя и его много, как эмоциональное обслуживание и так называемая клановая работа: укрепление семейных уз, "эмоциональная поддержка родственников, покупка подарков и подписывание открыток, организация семейных торжеств и все в таком духе". Я никогда не забуду, как в первый год замужества спросила мужа, когда день рождения у его отца, сколько лет ему исполняется. Не знал. Хотите верьте, хотите нет. Записывать, напоминать, контролировать исполнение. Про свой хэппибёздей тоже напоминать. Причём тактично, а не "послезавтра мне стукнет сорок пять, вручи хоть какой-нибудь дезодорант, ушлёпок, и скажи добрые слова, чтобы чадо дефективным не выросло". И не забывать благодарить, благодарить. За всё должно быть обязательное искреннее спасибо. Не важно, говорят ли спасибо тебе.

Collapse )