?

Log in

No account? Create an account

fem_books


Книги, рекомендуемые феминистками


Entries by category: история

[sticky post]Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать
absynthe
felix_mencat
Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Read more...Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Read more...Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

"Каменная ночь" Кэтрин Мерридейл
кот
maiorova
Английская писательница и публицистка Кэтрин Мерридейл [Catherine Merridale] заинтересовалась Россией рано. Ещё в школе она начала изучать русский язык, а восемнадцатилетней посетила Советский Союз, получив огромное эстетическое впечатление от Москвы и особенно от Красной площади. Впоследствии тема её докторской диссертации звучала как "Коммунистическая партия в Москве, 1925-1932 гг." Наиболее известным и обсуждаемым на постсоветском пространстве произведением Мерридейл кажется "Война Ивана" [Ivan's War: life and death in the Red Army, 1939-1945], получившая в 2006 году американскую премию Артура Гудцайта за лучшую военно-историческую книгу. "Война Ивана", в названии содержащая отсылку к "Жизни Ивана" О.П. Семёновой-Тян-Шанской, описывает быт и уклад Советской Армии в годы Второй Мировой войны с точки зрения рядового. Наряду с условным Иваном выступает и не менее обобщённая, но вполне заметная военнослужащая по имени Ольга. К сожалению, "Война Ивана" не переведена на русский язык. Было очень обидно читать в сети огромную дискуссию на тему "Ошибается ли Мерридейл и страдает ли она русофобией" и в финале узнать, что никто из диспутантов обсуждаемый текст не читал, а просто где-то что-то слышали. Явно, чтение будет хоть и спорное, но небезынтересное.



"Каменная ночь: смерть и память в России XX века" [Night of Stone: Death and Memory in Twentieth-Century Russia] соединяет в себе черты научного исследования, публицистической статьи и воспоминаний. Книга начинается с того, как Мерридейл посещает урочище Сандармох, известное как место массового расстрела репрессированных в 1937 году.

Мы покинули город [Петербург] в полночь и теперь с поздним восходом солнца очутились в совершенно другом мире. За окнами лежало утихшее Онежское озеро. "Как в сказке, да?" -- прошептала одна из моих соседок по купе. При других обстоятельствах это замечание показалось бы банальностью. Но сказавшая это женщина, педиатр лет тридцати, пыталась удержать навернувшиеся на глаза слёзы. Трудно найти подходящие слова, когда цель твоей поездки -- братская могила, где похоронены убитые бабушка и дедушка, которых ты никогда не знала...

Read more...Collapse )

Одна из "Колибри"
кот
maiorova
В постоянном поиске интересных новых мемуаров одну эпоху и одно место действия я всегда выделяю. Ленинградская рок-сцена восьмидесятых, да и девяностых, и, пожалуй, занимает не только, что конкретно происходило, но и как об этом рассказывают. Воспоминания Инны Волковой о группе "Колибри" как бы распадаются на две части: собственно история и маргиналии, заметки на полях, метко названные ежедневностями. Это и стихи, и лирические зарисовки, и критические заметки на полях. Юмор ситуации в том, что из ежедневностей можно больше узнать, чем из исторической части, и о личности мемуаристки, и о группе, и о людях, которые были с ней связаны, и о мире, в котором только и могли появиться и жить какое-то время "Колибри", тропические хрупкие красавицы, не приспособленные к северному лету. Самопровозглашённые короли авангарда, рок-звёзды и альтернативные мисс Вселенная, где вы? Увы, где прошлогодний снег?




Не буду утверждать, что я была прямо какая-то фанатка "Колибри", и эстрадная эстетика с перьями на голове мне не слишком близка. Но первое впечатление от них хорошо помню — глоток свежего воздуха, солнечная прорезь в тучах. Они были невероятно непохожие, смешные, нервные, в бисере, в пайетках, в шляпках, певшие, причём певшие по нотам нормальными человеческими голосами, разыгрывавшие на сцене очаровательно нездешние сценки из репертуара несбывшегося российского кабаре тридцатых, допустим, годов.Read more...Collapse )

* * *

Я бы на хвостик каждого дня уходящего ставила жёлтую точечку,
Чтобы ещё какое-то время видеть его в его неизбежном сползании
В безразмерное вечное бесповоротное прошлое.
Жёлтой точечкой он бы какое-то время мерцал для меня.

Афоризмы маркизы дю Деффан из книги "Максимы и мысли" (1780)
кот
maiorova
В любви важно, чтобы первые впечатления были от нравственных красот; те, что произведены телесной красотой, исчезают слишком быстро.

Воля и воображение зачастую помогают нам подниматься на самые высокие горы. 

Деликатность ума и деликатность вкуса — очень опасные качества, когда они не сопровождаются и благоразумием.

Дураки и болваны – самые дотошные и скрупулёзные, потому что у них всех пустые головы; дураки следуют плану, ходу действий, однажды им втолкованному, и из-за отсутствия размышлений и инициативы никогда не отступают от него.

Если человек радует самими своими недостатками, будет досадно, если он придёт к совершенству. 

Женщины никогда не становятся сильнее, чем когда они вооружаются своей слабостью.

Женщины часто понимают неправильно только потому, что пользуются воображением и чувством вместо исследования и суждения.

Клевета хороша только для того, чтобы умалять таланты, она любимое оружие завистников. 

Кто глупее дурака? два дурака, которые хвастаются своей глупостью. 

Кто ничего не смеет, тот ничего не имеет; кто даёт себе средства для успеха, тот обретает успех.

Read more...Collapse )

О чём вспоминают жёны
кот
maiorova
Мэрилин Ялом [Marilyn Yalom], сотрудница Института гендерных исследований Клейман [Clayman Institute for Gender Research] известна добротными и обстоятельными исследованиями на темы, которые в общественном сознании воспринимаются как щекотливые, щепетильные и даже отчасти тревожные. Достаточно перечислить названия её работ: "Смертность, материнство и литература о безумии" [Maternity, Mortality, And The Literature Of Madness], "История груди" [History of the Breast, имеется в русском переводе (Эксмо, 2011)], "Общительный пол: история женской дружбы" [The Social Sex: A History of Female Friendship], "Как французы изобрели любовь" [How the French Invented Love: Nine Hundred Years of Passion and Romance, имеется в русском переводе (Эксмо, 2013)], "Американский погост, или Четыреста лет истории кладбищ и мест погребения" [The American Resting Place: 400 Years of History Through Our Cemeteries and Burial Grounds]. Совсем недавно в издательство НЛО в серии "Культура повседневности" вышел самый популярный труд Мэрилин Ялом "История жены" [A History of the Wife] в переводе Дарьи Панайотти.



Конечно, такую глубокую и сложную тему нельзя охватить полностью, как нельзя объять необъятное. Тем более, что страниц всего пятьсот с небольшим. Первые главы напоминают по форме очерки, краткую характеристику этапов замужества как явления: библейская культура, античная Греция, Рим, средневековье... На любую из перечисленных тем Ялом с её эрудицией могла бы создать монографию, но по-настоящему оживляется, когда дело доходит до удела жены в протестантизме.

Трансформация брака и семьи в ходе Реформации годится в сюжеты для десятка-другого исторических романов. Read more...Collapse )

Upd.:Современность у Ялом начинается с 1940 года. Вторая мировая война, спровоцировав уход мужчин в армию и на флот, дала возможность женщинам, состоящим в браке, закрепиться на профессиональных позициях, которых они бы не видали как своих ушей: судьбой замуней женщины было чаще всего увольнение. Вообще современная семья с двумя зарплатами и двумя карьерами начиналась в сороковые-роковые. Все мы помним массовый вал американской пропаганды "женщина, иди на завод, поддержи армию делом, финансами, огородом, наконец, сама, наконец, сходи повоюй". Но после победы был такой же массовый вал пропаганды с обратным знаком, чтобы убрать женщин с рабочих мест. Мавританка сделала своё дело, мавританка должна уходить. А отказываться от профессиональной реализации, карьерных перспектив и зарплаты многие уже не хотели. Трагедия супруги-домохозяйки, описанная Бетти Фридан, росла ещё и отсюда.

Как Мэрилин Ялом оценивает сексуальную революцию? Не однозначно положительно, связывает с нею рост числа абортов, вензаболеваний, родителей-одиночек. С другой стороны, она и пятидесятые не идеализирует, в отличие, например, от Джессики Лэйхи. Домашнего насилия тогда было не меньше. Просто избиения жён и детей были не в фокусе общественного внимания, частное дело частного домохозяйства. Семья продолжает изменяться, изменяется и роль жены, и если книгу Мэрилин Ялом нельзя считать исчерпывающим руководством, как введение в проблему она вполне годится.

Премия "Бегущая по волнам"
Шубад
elpervushina
Очередная, десятая по счету, премия "Бегущая по волнам" была вручена 25.10. 2019 на мини-конвенте "Проксима Центавра" в Москве. Лауреатами премии стали:

Номинация «Женский образ в фантастических произведениях»:

1 место — Алексей Келин "Этикет следствия"

2 место — Мария Гинзбург "След молота" и Линор Горалик "Холодная вода Венисаны"

3 место — Эл Ригби (Екатерина Звонцова) "Иди на мой голос" и Яна Завацкая "Холодная зона"

Номинация «Женский образ в нон-фикшн»:

Ольга Елисеева «Екатерина Великая»

Номинация «Женский образ в нефантастических произведениях»:

1 место – Влада Ольховская «Джек Потрошитель»

2 место – Юлия Андреева «Метресса фаворита» и Владимир Голубев «Окаянное лето»

https://fantlab.ru/blogarticle63310

https://www.artskol.com/press-reliz-2019



К сожалению, Линор Горалик и Мария Гинзбург не смогли приехать в Москву на вручение, но Мария записала видеообращение, которое я с удовольствием здесь публикую.

https://youtu.be/dEZxnKktKfc

Клара Страда-Янович
кот
maiorova
В череде советских литературных скандалов заметное место занимает роман В.А. Кочетова "Чего же ты хочешь?" (1969). Всеволод Анисимович и ранее славился жёсткостью, переходящей в нетерпимость. Например, так громил идеологические ошибки Веры Пановой, что его не переизбрали в правление Ленинградского отделения Союза советских писателей. Взяли и не переизбрали. По тому времени это был афронт. Впрочем, карьера Кочетова продолжилась в столице, где и вышло его последнее произведение. Среди центральных героев были итальянцы: фашист под маской коммуниста Бенито Спада и его русская супруга Лера, в финале осознающая, как жестоко ошиблась:
– Я вышла замуж за итальянца, уехала с ним, а вот теперь готова молиться во всех московских церквах – и действующих и недействующих – по поводу избавления от цепей этой заграничной жизни, жизни среди чужих, среди бездушных, жадных, расчетливых, – и выбирающая советского мужчину и советский образ жизни.

У отвратительного Бенито и несчастной Леры были прототипы, итальянский славист Витторио Страда, с предисловием которого "Чего же ты хочешь?" вышел в Италии, и его жена, переводчица Клара Янович-Страда, Её мемуары "Фрагменты прошлого" [Три квадрата, 2018] я хочу сегодня представить сообществу. К удивлению, в некоторых кругах роман до сих пор на слуху, и даже в положительном смысле, как сбывшееся пророчество: правильно, мол, товарищ Кочетов предупреждал. Прорицание распада семьи уж точно не сбылось. Чета Страда прожила вместе шестьдесят лет.



В своих воспоминаниях Клара Алексеевна рассказывает не только и не столько об Италии, сколько о Хабаровском крае, где она родилась в 1935 году. Удыль, Орель, Чля, Тахта, Маго, Херпучи... Стала мужу рассказывать, а он посмотрел с изумлением:
– Где это – такие названия?
Где-где, несколько южнее посёлка Магдагачи, где я родилась. Но у нас как-то попроще было, даже, как говорят, и до войны. А низовья Амура – это природа необыкновенной красоты и скудное, суровое житьё. Что потопаешь, то и полопаешь. Дети, никогда не видавшие яблок, читали Пушкина:

Так свежо и так душисто,
Так румяно-золотисто,
Будто мёдом налилось!
Видны семечки насквозь...


– и думали, что яблоки прозрачные. Лук, и тот считается деликатес, принципиально не растёт, непонятно, чего ему не хватает. В борьбу за хлеб насущный были вовлечены все, от мала до велика. Переселенцы, не выдержав, возвращались в "Расею" (Дальний Восток они и сами "Расеей не считали"), а куда деваться было коренным жителям: гилякам (нивхам), ульчам, нанайцам? Китайское и корейское население в сороковом году принудительно переселили. Пригнали – этот глагол повторяется очень часто – сначала раскулаченных из центральных областей России, после войны настал черёд грузин, армян и узбеков, побывавших в плену, затем, в 1946-1947 годах ссыльных из Западной Украины, молдаван, так называемых "указников" из Курганской и Омской областей,  в 1949 году прямо валом -- люди интеллектуального труда из Западной Сибири и с Урала. Что удивительно, сосланные работали лучше и были честнее в быту, чем завербованные, которых считали почти поголовно разгильдяями и хулиганами.

Любопытно, что Кочетов в пресловутом "Чего же ты хочешь?" сделал Леру единственной (а значит, видимо, избалованной?) дочкой передовых московских врачей, убеждённых коммунистов. На самом деле у Яновичей-старших и высшего образования не было: отец закончил Горный техникум, а мать, по-моему, только школу. По семейным обстоятельствам Клара, старшая в семье, воспитывалась в основном у родителей матери, казанских татар-переселенцев. Интересно, что об отце, дедушке и бабушке мемуаристка говорит с любовью и глубоким почтением, а о матери напряжённо, с оттенком горечи. Собственно, после начальной школы вся жизнь Янович была по казённым домам. Сначала интернат, потом легендарное общежитие МГУ на Стромынке, затем - огромная палатка на целине, где пересиживали пыльные бури впотьмах, ни почитать, ни письмо домой написать... В интернете доступны два очерка Страды-Янович об итальянском периоде, "Пальмиро Тольятти" и "Всеволод Кочетов", по ним можно составить представление о стиле мемуаров. А некоторые отрывки из основной части я процитирую под катом.

Read more...Collapse )

Четверг - стихотворение: Велга Криле
кот
maiorova
Велга Криле [Velga Krile] -- латышская поэтесса. Родилась в 1945 году в семье учителей в Валкской волости, училась в сельской школе. Впервые опубликовала стихотворение в двенадцать лет, в районной газете. Закончила историко-филологический факультет Латвийского государственного университета. вернувшись в родную деревню два года проработала заведующей клубом в колхозе "Ленинский путь". Впоследствии Криле была сотрудницей издательства "Лиесма", библиотекаршей в технической библиотеке. С 1977 года она оставила работу в связи с болезнью (какой именно - в биографии не указывается), вступила в Союз писателей Латвии. Велга Криле считалась одним из наиболее сильных поэтических голосов республики, часто выступала со сцены с чтением своих стихотворений. В 1991 году поэтесса покончила самоубийством в своём доме в деревне. Похоронена на родине.

* * *

Как далеко, как потемнело солнце осени!
Пойду я с лесом попрощаться.
Найду там папоротников кости,
Покой во рваных птичьих перьях.

Когда же вновь на улицы вернусь я,
То стану к пробужденью леса жить,
Снег первый на траве пожухлой представляя
Весенними ручьями.

Пусть скачет белый всадник по моим тропинкам,
В руке холодной держит сердце ели,
В подковах звон, в котором я услышу:
«Как далеко, как потемнело солнце осени!»


И ещё четыре стихотворенияCollapse )

Элизабет Осбринк: письма из сорок седьмого года
кот
maiorova
На родине шведская писательница и журналистка Элизабет Осбринк [Elisabeth Åsbrink] наиболее известна своей второй книгой, Och i Wienerwald står träden kvar [В Венском лесу остались деревья, 2011], основанной на переписке Отто Ульмана, австрийца еврейского происхождения, эвакуированного в 1939 году в Швецию, и его семьи, оставшейся в Австрии. Выжил один Отто, всех остальных Ульманов в 1942 году депортировали в Терезиенштадт, откуда уже никому выйти не пришлось. Для Осбринк истории беженцев важны в том числе с биографической точки зрения: её дед, Дьёрдь Феньё, погиб на принудительных работах в сорок третьем в Белгороде, бабка и отец выжили буквально чудом. Общественность выделила в книге сведения, разоблачающие связь бизнесмена, основателя концерна ИКЕА, Ингвара Кампрада с нацизмом.

 

На русском языке издана следующая книга Элизабет Осбринк: "1947" с подзаголовком "Год, в который всё началось". Я бы предложила альтернативное название — год, в который ничего не закончилось. Шведская писательница сознательно отказывается от анализа, просто перечисляет факты. Однако из этого незатейливого перечисления складывается чёткая картина, и картина эта оптимизма не вызывает. Осбринк нигде не говорит прямо, что победа во Второй мировой войне оказалась пирровой, но как ещё интерпретировать события? С одной стороны, как будто бы война ещё идёт. Немцы повсюду персоны нон грата, их депортируют, изгоняют, высылают из крупных городов. Так, в ходе операции "Чёрный тюльпан" в Нидерландах интернировали с конфискацией имущества более трёх тысяч граждан, у которых родной язык немецкий. Причём, по утверждению Осбринк, даже участие в деятельности Сопротивления и/или еврейская национальность от "Чёрного тюльпана" не спасали. Воображаю ситуацию, люди семьями скрывались, были на волосок от смерти год за годом, наконец, победа, можно выйти из укрытия, и — добро пожаловать в лагеря. Вы немецкоговорящие. Впечатляет.

В то же самое время бывшие (а их бывших не бывает) нацисты спокойно продолжают своё дело, встречаются, пусть и под покровом тайны, и совещаются, как построить "новую Европу без чужеродных элементов, без коммунизма, без феминизма и без демократии". Шведского политического деятеля Пера Энгдаля Осбринк называет пауком в большой паутине и даёт понять, что паутина тянулась очень далеко. Зарисовки из жизни светил науки и общественной деятельности тоже заставляют задуматься. Оруэлл разводит кур на острове Джура, как Шерлок Холмс пчёл в Суссексе. Симона де Бовуар мучается любовной тоской и пишет "Второй пол". Рафаэль Лемкин бьётся как рыба об лёд, пытаясь, чтобы геноцид, истребление по национальному признаку, признали преступлением. А некто Грэйс Хоппер вписывает в журнал наблюдений фразу, которой суждено стать знаменитой: First actual case of bug being found [Первый на данный момент случай обнаружения бага]. Баг, бедолага мотылёк, тоже, получается, себя обессмертил.

Читала эту книгу в присутствии бабушки. Смотрю, она плачет.
— Бабушка, что случилось?
— Оля! Сорок седьмой год! Мы тогда такие были голодные!

Мари Софи Шварц
freya_victoria

Мари Софи Шварц (4 июля 1819 года — 7 мая 1894 года) — одна из наиболее успешных шведских писательниц ХІХ века.
Мари Софи Шварц была незаконнорожденной дочерью служанки Каролины Бирас и, вероятно, её хозяина, купца Йохана Дэниэл Бромса из города Буроса. В официальной биографии значится, что её матерью была Альбертина Бьорк и что отец умер до рождения дочери, оставив их в нищете. Девочку отдали в богатую приемную семью, которая обанкротилась после смерти приёмного отца.
Богатые родственники в 1833 году отдали Мари Софи учиться в пансион для девочек, где она пробыла до 1834 года. В последующие годы она брала частные уроки и оказалась талантливой художницей, но прекратила занятия живописью в 1837 году после болезни, отдав предпочтение литературному творчеству.
С 1840 по 1858 год Мари Софи жила с Густавом Магнусом Шварцем, профессором физики и техники. Он был намного старше ее, почти на 40 лет. Густав Магнус уже состоял в официальном католическом браке и не мог жениться на Мари Софи. Сперва профессор Шварц называл Софи своей экономкой, а позднее они уже жили вместе открыто, как супруги, и Мари Софи часто упоминалась, как госпожа Шварц, несмотря на то, что официально не брала его фамилию. У них было двое сыновей.
С юношеских лет Мари Софи Шварц писала литературные произведения, но "муж" не разрешал ей публиковаться. Так что дебютировала Мари Софи в 1851 году под псевдонимом Fru M.S.S. Она стала второй женщиной после Венделы Хеббе, которой дали работу в шведской газете.
Мари Софи Шварц опубликовала множество романов в книгах и брошюрах, принимала участие в обсуждениях социальной несправедливости и женских прав.
Её романы часто отображали конфликт между классами, они переводились на датский, немецкий, французский, английский, голландский, чешский, венгерский и польский языки. Среди ее работ был роман «Mannen av börd och qvinnan af folket», написанный в 1858 году, в котором она критиковала привилегии дворянства.
После смерти Г. Шварца в 1858 году Мари Софи жила в Стокгольме с некой Emelie Krook.
Википедия: ру, sv