?

Log in

No account? Create an account

fem_books


Книги, рекомендуемые феминистками


Entries by category: животные

[sticky post]Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать
absynthe
felix_mencat
Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Read more...Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Read more...Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

Для тех, кто только начинает читать
кот
maiorova
О книжках-малышках Татьяны Русситы наше сообщество уже рассказывало: https://fem-books.livejournal.com/621170.html. Я по горячим следам приобрела три серии: "Чей бок?", про кота Носка и "Раз-два-три, замри", совершенно упоительную коллекцию коротких историй "отовсюду обо всём": как разные животные в "морскую фигуру" играли, как енот ходил гулять (сюжет перекликается с известным мультфильмом "Времена года" про флегматичную черепашку под Вивальди), как два малыша всё повторяли один за другим.



Что сказать, кот Носок теперь фаворит нашей семьи. Игра в кота Носка выглядит следующим образом: дитя бегает в одном носке и всем сообщает, что она кот Носок. Ещё богатая идея — передвижение по улице или по дому методом "бутерброд":



Так действительно человек меньше боится. Но я-то в наивности рассчитывала, что дочь начнёт читать. Ничуть не бывало. Заучила книжки наизусть, как молитву, и ещё поправляет меня, когда я на сотый раз зарапортуюсь и оговорюсь. Так что пришлось разыскивать другие книги полюбившейся писательницы и художницы. Как раз недавно в МИФе открыл новую серию "Расчитайки" сборник историй о многодетной российской семье, приехавшей в Норвегию. Название милое и незатейливое: "Привет, это мы". Рассказы недлинные, довольно простые тематически, должны способствовать тому, чтобы начинающие читательницы и читатели, заинтригованные сюжетом, дочитывали текст самостоятельно. Оформление отдельно прекрасно. К сожалению, картинки в интернете не передают, как приятно книгу держать в руках. Для моего поколения, конечно, необычно, что пишут о герое-школьнике "Гоша любит деньги", и это не клеймо безнадежно отрицательного персонажа.

А кем я стану, когда вырасту?
Когда я вырасту, я стану котиком.


Сайт Т. Русситы: https://tanja-ru.livejournal.com/

Upd.: Ещё книга серии "Расчитайки" — «А у нашей кошки есть бабушка?» Анастасии [Аси] Петровой. Парафраз к хрестоматийному кассилевсскому "Мама, а наша кошка тоже еврей?". В центре сюжета необычная бабушка, которая не печёт пирожки, не рассказывает сказки на ночь и вообще плохо укладывается в прокрустово ложе привычных представлений о женском преклонном возрасте, её внук и, конечно же, кошечка.

Рассказ Беллы Улановской (1943-2005)
кот
maiorova
Кто видел ворона


Ничто никуда не исчезает. Какое-нибудь примечательное свойство или промашка деда отражается в прозвище, закрепляется за сыновьями и переходит к внукам.
– У мужа Шаляпихи Ваньки голосина был как у Шаляпина. И прозвище ему было Шаляпин. И у Тольки такой же голос, как и у батьки, а мне не нравится. Как по пленке по радио его пустят – ой. Медведь вышел. Ванька, покойник, и то лучше пел.
Прозвище другой соседки – Колыма.
Некоторые считают, что это от того, что ее отец калымил. Другие говорят, что муж Дуньки Колымахи отбывал срок на Колыме.
– У нас тоже прозвище есть, – сказала старая рыбачка тета Фиса из деревни Колежма на Белом море.
– Какое?
Тета Фиса смутилась, а потом тихо сказала: "Стампа". Откуда это прозвище, данное еще ее отцу, рыбаку, который на Мурман и в Норвегу ходил, и что оно означает, она не знала.
Молодого парня из той же деревни все зовут Майский. Но это не фамилия. К нему есть и существительное, которое произносится реже. Майский сраль получил свое прозвище на память о конфузе, который произошел с ним, когда он первого мая пьяный лежал в канаве. Прозвище было свежее, с минувшей весны, как долго оно продержится, остается только гадать.
Зато прозвище одного хуторянина осталось за тем местом, где стоял его хутор.
Однажды. Объясняя дорогу в одну отдаленную деревню, мне сказали: "Иди прямо, мимо Сатаны..."
Потом тетя Нина мне объяснила:
– Хутор Сатаны был на горы, как в Матренино идешь, – теперь там нету домов, бугорки только, яблони засохшие стоят. Там жил Андрей Сатана. Надя с его дочкой дружила. Сатана такой, его и прозвали Сатана, сатанится без толку, беспокойный.
Если уж характер владельца навсегда отражается в названии его пригорка, то что уж говорить об уважении к сказанному слову.
Слово здесь не видоизменяется в пересказе, не передается другими, "своими", словами.
– Что она сказала?
– Ну я точно не помню, что-то вроде того, примерно вот так!
– Нет, ты точно скажи, что она сказала!
Произнесенное слово здесь запоминают раз и навсегда.
Если когда-то барские собачки из соседнего имения кое-что прихватили у незадачливых соседей, то до сих пор говорится:
– Ты теперь дверь плотнее прикрывай. У нас теперь мясо в сенях лежит. А то зворыкинские собаки лягу утащили!
Не знаю, как там с грешками этих собачек, но самоотверженного зворыкинского Медора, с умной головой и честными глазами, разорвали волки прямо на глазах потрясенного четырнадцатилетнего хозяина, будущего непримиримого врага волков и лучшего их знатока.
Ничто никуда не девается, и волчьи столицы находятся на прежних местах, и так же подступы к ним покрываются колкой, мерзлой грязью.
Исследователи кочевой степи утверждают, что, как в памяти народа ничего не исчезает, ничто никуда не девается и в вечной сухой пустынной степи, в которой какая-нибудь брошенная полированная ветром и песком баранья кость становится детской игрушкой.
А далекая мощная музыка, марш для осеннего похода лягушек, как глубоко пронизывала она влажную живую тьму. Откуда она была, энергия стойкости и сопротивления? Из бардаевского дома! Из того самого, принадлежащего семье бабы Нюши, незаконно отнятого, впоследствии депортированного в Астафьево и превращенного в клуб.

Сара Тисдейл [Sara Teasdale] (1884-1933)
кот
maiorova
Август, восход луны

Скрылось солнце, луна восходит
Над синью коннектикутских холмов;
Отсвет заката, краска востока,
Ласточки чертят узор высоко
В небе, на фоне нежных тонов.
Слышу: щебечут, воздух глотая,
Вместе и врозь — разлетается стая,
Словно ветер уносит их прочь;
Оттиснуты чёрным стройные клёны,
Дышат покоем тёмные кроны,
Лунный туманно-оранжевый круг
Желтеет, как золотистый топаз,
Склоны, где луч заката угас,
Складка за складкой уходят из глаз.
Вниз одна иду с холма,
Всех людей сокрыла тьма,
Терпкий, влажный разлит аромат,
Чувства будит эта ночь,
И огни в пруду горят.

Досыта, о Красота,
Восхищая и пьяня,
С детства поишь ты меня,
Но могла ль тогда я знать,
Что, живя в любви твоей,
Можно в скорби устоять,
Боль снести жестоких дней?

Пусть дыханье, смех отдам
Смертным, вечным холодам,
И глаза, что видят свет,
Сердце — пламень кратких лет;
Если всё должно уйти
Прочь по зыбкому пути,
Чтоб исправились черты,
Переплавлены огнём
В новом замысле твоём;
Пусть душа, не видя дня,
В одиночестве блуждает,
Пусть исчезнет — славься ты,
Вечный образ Красоты.

Все утраты — и меня —
Час закатный восполняет.

(Перевод Е. Кистеровой)

ОригиналCollapse )
Если смерть добра

Допустим, смерть добра, и шанс есть возвратиться;
Мы вновь придём сюда в душистый час ночной
И этою тропой, что к морю вниз стремится,
Сбежим к нему, дыша азалией лесной.

Услышим мы прибой, готовый тут же слиться
В один протяжный гром нахлынувшей волны,
И только в этот миг зажгутся наши лица,
Затем что радость есть и мёртвые вольны.

(Перевод М. Рахунова)

ОригиналCollapse )

Самое известное на постсоветском пространстве стихотворение Сары Тисдейл популяризировал Рэй Брэдбери, по его первому полустишию назвавший один из своих постапокалиптических рассказов. Существует ни на чём не основанное мнение, будто бы Брэдбери его и написал. Под катом оригинал и три перевода на русский язык:

Read more...Collapse )

Аннетте Херцог, "А кота спросить забыли?"
кот
maiorova
И ещё одна детская книжка, о которой хочется рассказать на каникулах. "Кошачья" тема в литературе неисчерпаема, хоть антологию составлять от Колетт до Эльке Хайденрайх. Казалось бы, что можно придумать новое, особенно в детской литературе? За дело берётся немецкая писательница Аннетте Херцог. О ней я уже писала в сообществе: https://fem-books.livejournal.com/1793111.html, в связи с комиксом из жизни подростков. Так вот, для более младшего возраста Херцог пишет тоже очень занимательно.



Итак, позвольте вам представить Аристотеля, Read more...Collapse )

Польша: Хелена Бехлерова
кот
maiorova
Раз уж речь зашла о детской литературе, пополню образующуюся подборку ещё одним именем. Хелена (или Елена) Бехлерова (или Бехлер) [Helena Bechlerowa] (1908-1995) родилась в Лодзи, в семье почтальона. Закончив учительскую семинарию, она стала работать в школе и параллельно училась на филологическом факультете Свободного Польского университета, у которого был в Лодзи филиал. Во время немецкой оккупации, когда было запрещено высшее и среднее общее образование на польском языке, а также отменено преподавание в младшей школе истории, географии и польской словесности, Хелена Бехлерова включилась в деятельность Тайной организации учителей, занимавшейся подпольным преподаванием запретных предметов. Она организовывала конспиративные классы, библиотеки, распространяла учебные пособия, которые также печатались секретно.



После войны Хелена Бехлерова занимала редакторский пост в издательстве "Наша ксенгарня", печатала в детских журналах свои стихи и сказки. Первую книгу для самых маленьких, "Как котик зверушек молоком угощал" [Jak kotek zwierzątka mlekiem częstował] она опубликовала сравнительно поздно, в пятьдесят лет. Вообще кошки у Бехлеровой сквозная тема, надо заметить... Казалось бы, незатейливые книжки-малышки о котятах, медвежатах, лягушатах и кроликах, почему их до сих пор ищут у букинистов, коллекционируют, переиздают? Меня в них покоряет внимание к нуждам и возможностям маленькой аудитории. Это позабытое в эпоху раннего развития старинное слово "бережность"... Возьмём хотя бы недавно "Весёлое лето" [Wesołe lato, 1971], недавно переизданное "Эксмо" в серии "Книги - мои друзья". История про зверят, объём три-четыре странички. И на этих страничках и завязка, и кульминация, и развязка, и конфликт, и юмор или игра слов, а самое главное, никакой навязшей в зубах дидактики. Отдельное удовольствие — смотреть с детьми картинки: https://shaltay0boltay.livejournal.com/1114636.html

Особое место в творчестве Хелены Бехлеровой занимает "Дом под каштанами" [Dom pod kasztanami, 1967], несколько психоделическая история о двух детях, Касе и Пётреке, которые отдыхают у тёти в деревне. Если тётиному коту сказать заклинание, он становится магическим существом и уводит в дальние страны. Можно, конечно, считать, что брат с сестрой выдумывают от скуки, и кот никакой не тигр, и дальних стран не существует. Но кот Тимонек с вами не согласен. Посмотрите на эту продувную рыжую мордочку: у него есть, есть какая-то тайна!

Колдунья сорвала две больших мальвы, росших у самого окна, и подала одну Пётрусю, другую — Касе.
— Ешьте! — сказала она.
Что это — есть цветы? Ребята так удивились, что забыли даже сказать спасибо. Но им не хотелось огорчать волшебницу, и они сделали вид, будто нюхают мальву. И в ту же минуту на каждом цветке появилась гора мороженого.
— Ну и колдуете же вы! — засмеялась Кася. Ей ужасно хотелось узнать одну вещь, но она боялась обидеть волшебницу своим вопросом.
Превозмогая робость, она спросила:
— Скажите, а вы… вы ездите на помеле?
Колдунья помотала головой.
— Какое там! Помело сломалось. Задело за телефонные провода. Над домом. Разве это порядок, чтоб над домом колдуньи натягивать телефонные провода, сами скажите?
Ребята задрали голову. Действительно, над домом были натянуты новые блестящие провода, поблизости стоял даже столб.
Колдунья достала меж тем из кармана передника трубку и закурила.
— Раз нельзя на помеле покататься, так хоть трубку покурю. Чего не сделаешь от скуки?


Есть у "Дома под каштанами" и продолжение, "За Золотыми воротами" [Za Złotą Bramą] (к сожалению, перевода нет), где вторжение современности в старинный дом становится всё ощутимее. Стирается с холста Розовая Амелия, хандрит у пересыхающего фонтана Водяной, тревожатся львы с лестницы: прошёл слух, что скоро дом снесут. Казалось бы, переезд в новостройку большая удача, начало новой жизни. Но, чтобы началась новая жизнь, должна закончиться старая.

"День глухого кита" Кристины Стрельниковой
кот
maiorova
Хотела писать совсем про другое, но принесу в сообщество очередную детскую повесть. Мне часто попадаются книги о подростках-фланёрах, ничем особенно не занятых и ничем не выделяющихся, но с таким самомнением, что даже боязно. Вот и "День глухого кита" Кристины Стрельниковой (новое для меня имя) как будто бы из этого ряда. Но -- не вполне.

Read more...Collapse )

Прочесть можно здесь: https://zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=3514

"Шестое вымирание" Элизабет Колберт
кот
maiorova
Ранней весной 2007 года биологи из города Олбани отправились в привычное ежегодное путешествие. В их задачи входило навестить пещеру, где зимуют летучие мыши, и заняться "переписью населения"  -- сколько мышей и каких видов, погруженные в спячку, висят под потолком пещеры? Но стоило им зайти под каменный кров, как стало понятно, что перепись не состоится. За отсутствием населения.



Первым словом в докладе начальству стало "Господи". Read more...Collapse )

Плавание с рыбой-лоцманом
кот
maiorova
Не прошло и двух лет, как я одолела сборник критических статей Г. Л. Юзефович «Удивительные приключения рыбы-лоцмана» [АСТ, 2016]. В мае сего года появился второй сборник, не без яда озаглавленный «О чём говорят бестселлеры». Некоторые новинки, о которых рассказывается в статьях, успели перейти в разряд классики, многообещающие имена -- прославиться или, напротив того, кануть в летейские воды (чтобы, возможно, выплыть, отряхнуться и дать нам всем жизни). Habent sua fata libelli -- сказал в древности некий Теренциан Мавр, имеют свою судьбу книги, и изречение подтвердилось тем, что автора забыли, а изящный афоризм приписывали римским поэтам от Горация до... в общем, кому только не приписывали. От чего же зависит судьба литературного произведения?



Первое, что в подборке сразу и безоговорочно привлекло – широта охвата. Список рецензий «Рыбы-лоцмана» только по тематике нашего сообщества, то есть женского авторства, составляет более сорока названий: от Архангельской и Аткинсон до Элтанг и Яхиной. Сиди и выписывай себе на листочек. Этим я, собственно, и занималась. При этом в оценках сто раз могу не совпадать и ворчать, ворчать, ворчать. И всё же факт остаётся фактом: если на книгу обратила внимание Галина Юзефович, значит, книга как минимум стоит внимания. Пусть это внимание и будет выражено в хватании за голову и спорадических стонах "ой, ёлки-моталки"... Непривычно и то, что для каждого произведения предлагается свой конструкт "идеальной читающей личности", то есть черт биографии, характера, убеждений, которые помогут за текст зацепиться, отыскать в нём нечто своё. А вам помогают сориентироваться в книжном море лоцманские карты критики и литературоведения?

Дополнение: недавно Галина Юзефович выступила на Фантастической ассамблее в городе Санкт-Петербурге. Само выступление провокационным не назвать-то, но... но тем не менее, оно спровоцировало. Даже если отринуть традиционные обвинения в пропаганде гомосексуализма, климаксе и недо-скажем-любленности...  обсуждения этого достойного доклада я читала, словно стенограммы какого-нибудь партсобрания: не допустим, не пропустим, они не пройдут. Кто они? Сложилось ощущение, что метафору рыбы-лоцмана поняли буквально: ведь рыба-лоцман предвещает беду, следом за ней приплывает акула и всех ест. Но это надо быть очень наивным человеком, чтобы ждать, что по итогам одного скромного выступления к писателям-фантастам приплывёт кошмарная акула феминизма, осёдланная скунсом либерализма, и принудит их (каким образом?) писать про лесбиянок с агендерами, а сопротивляющихся несчастных гетеросексуалов загонит в гетто, где заставит изучать труды Джудит Батлер и слушать исключительно Кончиту Вурст. Образы из печально прогремевшего сборника "Беспощадная толерантность" на марше: сами сочинили, сами и растревожились. Юзефович в этой дискуссии предстаёт всёнасветемогущей богиней, которая одной рукой зажигает звёзды, а другой их погашает, распоряжается немыслимыми деньгами и прочая... Понимаю, что уподобляюсь анекдотическому раввину, который для поднятия духа читал юдофобские газеты. Но у меня вопрос: а правда, действительно в наше время в России литературная критикесса столь влиятельна? Тогда не всё ещё потеряно.

Быт и нравы царственных особ глазами фрейлин
кот
maiorova
В издательстве "Ломоносовъ" вообще немало интересных томов об истории женскими глазами, оживающей под женским пером. Но "Быт и нравы..." -- особый случай. Понятно, для тех, кто давно и серьёзно увлекается историей династии Романовых, великих откровений сборник не предоставит. Но читать было более чем занимательно. От поколения к поколению, от царствования к царствованию меняется не только тематика, но и стиль, и манера мемуаристок. В малейшем казусе, словно в капельке воды, мы видим отражение всего мировоззрения двора, этой особой, неповторимой системы, накладывавшей отпечаток и на внешний облик, и на особенности общения, и на образ мышления. Придворная улыбка. Придворная осанка. Придворный тон. Придворные вкусы. Придворная учтивость. Придворные сплетни. Придворные искания. Придворные удовольствия. Придворные дрязги. Всё это знаменитый историк и изрядный-таки женоненавистник В.О. Ключевский именовал придворным общежитием. Послушаем же, что о нём расскажут непосредственные участницы...



Варвара Головина: Екатерина Вторая и американская кошка

[Spoiler (click to open)]Однажды вечером во время прогулки её величество повела нас к озеру и села на скамейку, приказав мне поместиться рядом. Их императорским высочествам она поручила покормить хлебом лебедей. Весь двор присоединился к этому приятному занятию, а императрица в это время рассказывала мне о своей американской кошке -- также очень к ней привязанной, которую все окружающие боялись.
-- Представьте, какую вчера совершили несправедливость, -- скаазала она (я была накануне больна и не являлась при дворе), -- когда сидели в колоннаде, бедная кошка вскочила на плечо великой княгини Елизаветы и хотела к ней приласкаться, та оттолкнула ее веером. Это движение вызвало у окружающих неосмотрительное рвение и бедное животное было с позором изгнано. С тех пор я её не видела.
Едва её величество сказала эти слова, как кошка появилась возле нас на спинке скамьи. К несчастью, на мне была надета шляпа, похожая на ту, которую великая княгиня носила накануне. Кошка приняла меня за нее. Обнюхав мое лицо и заметив неудовольствие, она вонзила когти мне в верхнюю губу и укусила за щеку. Императрица вскрикнула, называя меня по-русски самыми нежными именами. Ее ужас усилился при виде крови, текущей из моей губы. Я умоляла ее не беспокоиться, схватила одной рукой за морду своего врага, а другой взяла его за хвост и быстро передала камер-пажу, призванному императрицей мне на помощь. Она была очень довольна моим бесстрашием, наговорила множество добрых слов, вытерла мне кровь своим платком и повторяла, что любит меня именно за отсутствие истерики и жеманства. Бедную кошку посадили в железную клетку и отправили в город, в Эрмитаж. Больше я её не видела.

Примечания: кошка являлась подарком Потёмкина. Тревога императрицы была вызвана в том числе тем, что Головина ждала ребёнка, и травма вкупе с испугом могла повлечь самые печальные последствия.


Мария Муханова: прислуга и досуг

[Spoiler (click to open)]В Павловске императрица Мария Феодоровна ежедневно утром часа два ходила пешком, после того, как оставила верховую езду. После обеда она любила кататься на линейке, вмещавшей персон восемь; за этою линейкой следовали другия со свитою. Поезд отправлялся куда нибудь в павильон, чаще всего Розовый, где выходили для чая или вечерняго собрания. Почти ежедневно обедали или пили чай то на галлерее, то в каком нибудь павильоне, то на ферме. Эти безпрестанные разъезды очень тяготили прислугу и отчасти свиту. Всюду нужно было привозить лишнюю мебель, кастрюли и все припасы, требуемые роскошным столом. Тогда много на это роптали, но теперь мне кажется, что это было понапрасну. Все были заняты работой, а для прислуги это не худо. Только для образованных людей досуг очень нужен, потому что они умеют его наполнять благородными занятиями.

Александра Смирнова-Россет: некоторые черты правления Павла I

[Spoiler (click to open)]Вчера была в Смольном у старухи Нелидовой. Она умна и весьма рассудительна. Говоря об императоре Павле, она сказала мне, что он положительно был болен, что вспышки гнева у него бывали страшные, но очень краткие, и что надобно было только не смущаться, чтобы он успокоился,-- и что она именно так и поступала: "Моя милая, я глядела на него свысока и прямо в глаза, и он начинал извиняться". У нее есть записочки имп<ератрицы>-матери: "Милая Нелидова! Побывайте у меня. Ветрено. Государь возбужден, и вы мне нужны" {Это когда Нелидова жила на покое в Смольном (примеч. О. Н. Смирновой).}.

Мария Фредерикс: здесь никакого заглавия не могу придумать, кроме восклицания "ох-ох, на что жизнь уходила..."

[Spoiler (click to open)]В то время я была уже взрослой девицей, фрейлиной её величества. В этот же день я была дежурная и разливала чай за царским столом. Нас было семь свитских фрейлин, каждая имела свой день дежурства и тогда находилась почти целый день при её величестве.
Государь был не в духе. Когда с ним это случалось, то надо признаться, самые приближённые люди трепетали в эти минуты. Подаю я чашку чая, налитого мною его величеству, и вдруг он, отведав чай, говорит "quel horrible thé" [какой ужасный чай -- фр.], отталкивает чашку и встаёт из-за стола. Сожно себе вообразить моё сконфуженное положение! Императрица же в такие минуты своей ангельской добротой всегда старалась смягчить улыбкой или словом положение того, на кого обрушится неожиданно негодование государя; и в тот раз она меня обласкала и утешила. Через неделю я опять была дежурная; в этот день пили чай на Озерках; стою я у царского самовара ни жива ни мертва; опять подаю с замиранием сердца налитую мною чашку чая его величеству... Государь, попробовав, милостиво мне улыбается и говорит: "Отличный чай сегодня, благодрю вас, Мария Петровна!" Как же не восхитьиться и не тронуться до глубины души тонким вниманием такого человека, каким был император Николай Павлович! -- при всех его серьёзных занятиях, заботах и думах вспомнить и утешить добрым словом. если за неделю назад был недоволен!


Анна Тютчева: итоги

Ремесло придворных вовсе не так легко, как это думают, и чтобы его хорошо выполнять, нужен талант, которым не все обладают. Нужно уметь найти исходную точку опоры, чтобы с охотой, добровольно и с достоинством играть роль друга и холопа, чтобы легко и весело переходить из гостиной в лакейскую, всегда быть готовым выслушивать самые интимные поверенности владыки и носить за ним его пальто и калоши.