Category: дети

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html
кот

Что ты сможешь узнать?

Николь Чжен [Nicole Chung] родилась в 1981 году. Первые два месяца она носила другое имя: Су Чжен, в американском варианте Сьюзен Чжен, а затем была удочерена белой американской парой и наречена другим именем. Ей предстояло расти вечно непохожей на родителей, кузин и кузенов, на одноклассников, подруг и знакомых. В автобиографической книге под говорящим названием "Всё, что ты только сможешь узнать" [All You Can Ever Know] она рассказывает, как искала свою кровную семью и корни.



И поначалу, если честно, мне было не так уж трудно быть единственной азиаткой в классе. Как-то раз особенно наивная одноклассница спросила меня: «Ты чернокожая?» – и на этот вопрос было легко ответить. Когда наступило время ставить рождественское представление, одна из великого множества наших белобрысых девочек заявила, что «у Марии были не чёрные волосы!», и я решила – вот и хорошо, ведь ангелам полагались крылышки и песенки получше. Я знала, что я другая, но в подготовительных классах полагала, что это просто факт – факт, который не причинял мне особых страданий.

Тысяча извинений, а какие волосы были у Марии?

Только два человека торжественно игнорировали расовое несходство Николь и всех окружающих.Collapse )
кот

Ко дню рождения Софьи Ковалевской (1850-1891)

... которая была не только первой российской женщиной-математиком, но ещё и прекрасной писательницей.

Из глав, не вошедших в повесть "Воспоминания детства"

С вечера сделаны все распоряжения. На следующее утро, с первым лучом восходящего солнца, уже подъезжают две-три телеги к крыльцу. В доме начинается веселая, праздничная суетня. Горничные бегают, торопятся, сносят и уставляют в телеги посуду, самовар, разную провизию, чай, сахар, миски, полные пирожков и ватрушек, вчера еще напеченных поваром. Сверх всего остального набрасывают пустые корзины и кузовы, предназначаемые для будущего сбора грибов. Дети, поднятые с постель не в привычный час, с заспанными лицами, по которым только что прошлась мокрая губка, заставляя их запылать ярким румянцем, бегают тут же. От восторга они не знают, что и начать, за все хватаются, мешают всем и умудряются каждому непременно попасться под ноги. Дворовые собаки, разумеется, не менее заинтересованы в предстоящей поездке. С самого утра они уже находятся в состоянии нервного возбуждения; шныряют между ногами, заглядывают людям в глаза, зевают протяжно и громко. Наконец, утомленные волнением, они растягиваются на дворе перед крыльцом, но вся их поза выражает напряженное ожидание; беспокойными взорами следят они за всем, что происходит, при первом знаке готовы вскочить и помчаться. Вся интенсивность их собачьей природы сосредоточена теперь на одной мысли: как бы господа не уехали без них!

Collapse )

Читать полностью можно здесь: http://az.lib.ru/k/kowalewskaja_s_w/text_0020.shtml

Предыдущие посты о Софье Ковалевской: https://fem-books.livejournal.com/1912839.html
https://fem-books.livejournal.com/81877.html
https://fem-books.livejournal.com/1912839.html
кот

Телефон: pro и contra

Ещё одна неожиданная и интересная научно-техническая книжка для детей: "Pro Телефон" Анны Рапопорт [Питер, 2019]. Это даже не книжка, это целая книжища, стостраничная энциклопедия большого формата, с чёрно-белыми и цветными иллюстрациями. Страница создательницы всего этого великолепия на mel.fm: https://mel.fm/author/anna-rapoport. Получая высшее образование в бывих стенах Академии Российской, где трудились Ломоносов и Эйлер, а теперь живёт и работает филологический факультет РГПУ им. Герцена, невозможно не заинтересоваться историей, краеведением и художественным словом. Вы бы видели эти переходы и коридоры, исписанные в стратегических уголках с потолка до полу стихами (не всегда цензурными, но очень часто хорошими)! Администрация борется, наверное, замазывает, а то может быть, сама пишет



Рекомендуемый возраст указан 12+, уж не знаю, почему, чем руководствовались. Уверена, что и для младшей школы будет и занимательно, и поучительно, и взрослые, читая детям, не заскучают. Замечено в разделе "Учебная литература". Думаю, не без основания. 

Статья об энциклопедии: http://kaknado.su/blog/dosug/deti-3-6/entsiklopediya-protelefon-izdatelstva-piter/

Некоторые развороты:

Collapse )

Чистякова-Вэр Евгения Михайловна (188?-19??)

Чистякова-Вэр Евгения Михайловна ( Шакеева) - русская писательница и переводчица (в основном, для детей) начала ХХ века.
Обстоятельства жизни не установлены.


первый русский перевод романа «Сэр Найджел Лоринг», в старом переводе «Сэр Найгель» (англ. Sir Nigel) — исторический роман Артура Конан Дойля, принадлежащий Е. М. Чистяковой-Вэр, вышел в дореволюционной России еще в 1906 году в журнале «Вестник иностранной литературы».

В замужестве - Шакеева, Евгения Михайловна

Дочь знаменитого детского писателя М.А. Чистякова (1856-1909).

Владела шестью языками.

Сотрудничала в журналах: «Игрушечка», «Журнал для детей» в 1880-х гг., как Е. Вэр.

Под псевдонимом Вэр-Чистякова вышли её книги: «Рассказы для детей» СПб., 1886; «Забыла» и другие рассказы для детей» М., 1902, 1909; «Правдивый Петя: Рассказы» М., 1905, 1912; «Царство радости» и другие сказки и рассказы для детей». М., 1909; «Ежулька. Рассказ» М., 1913 и другие;

Перевела с французского: «Проказы Ани» (1912); «Маленький горбун» (1912); «После грозы» (1911) Сегюр-Ростопчиной; Луи Буссенара «Капитан Сорви-Голова», «Сын парижанина».

С итальянского роман Нееры «Страсть» - «Вестник иностранной лит-ры», 1903№ 7-8;

С английского: роман Г. Уорд «Дочь леди Розы» - там же, 1904 № 9-12; «Проклятые дома» Гарнера - там же, 1908 № 1-2; «Мария Шотландская, или Шестилетняя трагедия» Мориса Гюйлета – там же, 1905, № 9; Р. Киплинга - «Книга джунглей» (1916), «Сказки и легенды», рассказы; Г. Уэллса «Машина времени»; Р.Л. Стивенсона «Сент-Ив», «Доктор Джекил и мистер Хайд» и «Чёрная стрела». Романы Дж.Ф. Купера: «Последний из могикан, или Повествование о 1757 годе» (совм. с А. Репиной), «Шпион». Романы Ф. Марриета: «Служба на купеческом корабле», «Приключения Якова Верного», Крушение «Великого Океана». Роман М. Пембертона «Железный пират». И многое другое...

Входила в редакцию издательства П.П. Сойкина.

Переводы А. Конан Дойля:




Краткий отчет о встрече с Марией Парр в СПб

В начале декабря в СПб были четыре встречи с Марией Парр. Там, где по записи, накануне события было не записаться, там, где без записи - не пробиться, но я смогла попасть на одну. Кто-то еще из сообщниц были там?

Мария рассказала, что на норвежском у нее выходит новая книга "Старший брат" по возрасту для начинающих читателей. Было много детей, и они задавали вопросы - например, один мальчик спросил "почему Лена Лид ведёт себя как мальчик". Мария ответила, что она ведёт себя не как мальчик, а как Лена Лид. Я ходила без дочери (встреча была в учебное время), но потом рассказала ей всё, что запомнила, например что любимой книгой Марии в детстве была "Рони дочь разбойника", и вот результат - моя дочка взялась ее перечитывать.
Попробую вставить фотку https://sun9-37.userapi.com/c854124/v854124947/192e22/FqlPDz1PWus.jpg
кот

Англия, XVII столетие. Допустим, фэнтези

Их было двенадцать, десять женщин и двое мужчин. Перед судом предстали одиннадцать, Демдайк была уже очень стара и умерла на тюремной соломе. Десятерых нашли виновными и казнили через повешение. Освободили одну молодую женщину, Алису Грей.

Судилище над "ведьмами" из Пендла в Великобритании известен почти так же, как в США процесс над салемскими "ведьмами". Сходство с Салемом проявляется ещё и в том, что главной обвинительницей была девятилетняя девочка, свидетельствовавшая против матери и брата. Взрослые высокообразованные мужчины, облечённые судебной властью, сидели и слушали бред несчастного ребёнка про какие-то колдовские метки и злого демона в образе собаки по кличке Болл. Шарик, значит... Ныне в годовщину расправы над "ведьмами" из Пендла на гору виселиц поднимаются в полном молчании сотни людей, чтобы почтить память погибших. Процесс, окружённый тайнами и умолчаниями, стал сюжетом нескольких художественных произведений. Так, Джанет Уинтерсон в 2012 году посвятила одной из мнимых колдуний биографический роман "Врата дневного света" [The Daylight Gate]. Знатоки вопроса, впрочем, "Врата" критикуют, считают, что многое притянуто за уши, ожидания не оправдались. Более благосклонно отнеслись они к дебютному произведению Стэйси Холлс [Stacey Halls] "Покровители" [The Familiars, 2018]. Настолько благосклонно, что книгу перевели по горячим следам на пять языков, в том числе и на русский.



Перемещения персонажей можно отслеживать по карте. Большинство действующих лиц романа имеют исторические прототипы, в том числе и главная героиня, жена местного дворянина, юная женщина по имени Флитвуд Шаттлуорт. Collapse )

Отрывок из романа: https://snob.ru/entry/184058/

Наталя Романович-Ткаченко



Наталя Романович-Ткаченко (1884-1933) родилась в городке Сквира под Киевом. Затем жила в Чигирине. С юных лет принимала участие в деятельности украинских революционных кружков. За такие вещи преследовали, так что в 1903 году Наталя уехала во Львов, где прожила несколько лет. Там она познакомилас с известным писателем Иваном Франко и начала собственную литературную деятельность. Первые ее рассказы вышли в журнале «Літературно-науковий вістник» ("Литературно-научный вестник") в 1905 году, редактором их был Иван Франко. С этим журналом Романович-Ткаченко сотрудничала и далее, например, уже в 1917-1918 году в нем опубликовали ее дорожные заметки о путешествии по Галичине.
Во время Первой мировой Романович-Ткаченко занималась активной общественной деятельностью, а именно - созданием приютов для сирот и потерянных детей и воссоединением семей. Это была очень насущная проблема, во время войны родственники нередко теряли друг друга, дети оставались без родителей, жены не знали, где их мужья и т.д.
С 1923 года писательница печаталась в журнале «Червоний Шлях» ("Красный путь"). Выпустила также несколько сборников рассказов. В 1931 году вышла ее автобиографическая книга «Нас кличуть гудки. Записки революціонерки 900-их pp.» ("Нас зовут гудки. Записки революционерки 900-х гг.).
Состояла в литературной организации "Плуг" (союз пролетарско-колхозных писателей).
Много переводила, с французского и английского (Золя, Мирбо, Жюль Верн, Майн Рид).

В советское время ее произведения критиковали за "выдвижение односторонне идеализированных фигур народнических интеллигентов-культуртрегеров вместо показа настоящих, реальных коммунистов".
Важными в ее творчестве были темы женской эмансипации, гармоничного сочетания личного и общественного, которое считала необходимым условием человеческого счастья.

Умерла Наталя Романович-Ткаченко в Киеве в 1933 году - от тифа.

Подробнее о биографии писательницы можно прочитать в сборнике ее произведений.

Довольно большая (но неполная) подборка ее произведение есть на сайте chtyvo.org.

Я перевела один из первых рассказов Романович-Ткаченко, одну из трех миниатюр, которые были опубликованы вместе и тематически связаны. Оригинал здесь. Миниатюра как раз посвящена тому, как сложно для женщины сочетать личное и общественное.


"Осень"
Уже третий день накрапывал мелкий осенний дождик; небо заволокло тучами; высокие горы, окружившие небольшое село, населенное в летнее время толпой людей, приехавших из города на отдых, были затянуты густым туманом.
Анна Михайловна ходила по комнате, грустно поглядывая на окно, ходила и думала о чем-то неприятном и опротивевшем; брови ее были сдвинуты, губы сжаты.
Через несколько недель уже нужно ехать в город, искать жилье, обустроиться; нужно много денег. Ну а дальше, потом, надвигается рождение нового ребенка - вновь хлопоты, бессонные ночи и деньги, деньги.
Collapse )

Людмила Петрушевская "Никому не нужна, свободна" 2017





**сплошные спойлеры
Прочитав интервью с Петрушевской (https://mel.fm/bulling/2071354-lyudmila-petrushevskaya?utm_source=facebook.com&utm_medium=social&utm_campaign=vy-do-sih-por-obvinyaete-zhertv-v-tom--chto&fbclid=IwAR2lrSrPmP5Qw1AI2lmrH8KAoSfO7u6etzHPsAeiqkEDfI5dkz21csG5by8), решила познакомиться и с ее творчеством. В интервью внимание привлек, с одной стороны, акцент автора на насквозь болезненном жизненном опыте (цепочка "много страдала - много узнала, есть о чем писать"), описанном с явным гендерным подтекстом ("что случается с девочками и женщинами в мире, проникнутом насилием"), а во-вторых, вот этот эмоционально сильный отрывок (прямо-таки второй день не могу выбросить из головы этого "несчастненького трехдневного Федю", которого куда-то забирают в пространстве бараков, инфекций, заснеженных дворов; должно быть, так действует сделанный Петрушевской акцент на субъектности ребенка: не мать переживает и боится за него (затертый тривиальный образ), а беспомощный "трехдневный комочек" - за себя):
"Когда я лежала после родов в МОНИИАГе с трёхдневным Федей, его потом изолировали и не приносили кормить, потому что в роддоме мне занесли стафилококк (все советские роддома были заражены) — на локте возник нарыв, и пришлось нас перевести в чумной барак, инфекционную больницу во дворе. Нас вели по снегу как арестантов, меня с высокой температурой в резиновых сапогах на босу ногу, в полотенце на голове и в двух халатах — и несчастненького Федю, крошечный испуганный трехдневный комочек в синем казённом байковом одеяльце. А я уже начала его кормить, и представьте себе его ужас, когда нас разлучили. И мой."

"Никому не нужна, свободна" - автобиографический сборник рассказов. Читаю и удивляюсь, как же ребенок-Петрушевская вообще выжила. Мать - из семьи врагов народа - скрыла свое "происхождение", бросила (иначе в данном случае не скажешь) дочь на больную бабушку и безработную тетю в каком-то провинциальном городе и в одном сарафане сбежала в Москву - учиться, ночуя под столом в отцовской комнатушке. Ребенок с опекуншами голодал, зимней обуви не имел, просил милостыню на улицах, чуть было не утонул в бочке с варом и едва избежал изнасилования. Меня удивило то, что у девочки были только одни трусы - да и те как-то потерялись и пришлось завязывать майку узлом: неужели такая бедность (нищета!) была необорима? много ли стоили трусы? Бабушка и тетя девочки, как объяснила это писательница, были слишком "гордыми", чтобы пожаловаться на трудности ее московской матери (хотя мать все-таки высылала им часть алиментов на ребенка). Какая глупая гордость, по-моему! Гордость, когда ребенок без трусов и без хлеба, - это уже глупость и вредность.

И в таком духе весь сборник: аресты и родственники по лагерям; безработица и сумасшествие; туберкулез; жилищная теснота; голод; безОДЕЖность; книги (библиотеки, покупка, обмен, книга как источник опасности ("Ты только не говори, у кого брал!" - "Тогда не возьму - а то под пыткой сдам")); дети-сверстники как звериная стая (драки, обман, право сильного, постоянный риск для девочки быть изнасилованной дворовыми мальчишками или мальчишками из пионерского лагеря или детского дома - "в детских домах девственниц не было"). Сплошная черная краска; единственные проблески света - любовь к матери, первая серьезная любовь в 18 лет (правда, это был краткий и вполне платонический курортный роман, а мужчина - завязавший алкоголик); впрочем, и мать здесь - вечно отсутствующая, и любовь - скорее результат "уже пора бы"+"непонимания происходящего" (поцелуи - это что? а "задержка" у женщины - это что?). Может быть, на непрочитанных примерно 50-ти страницах мне встретится что-то другое, но пока я даже не знаю, как можно было, пережив все это, как-то потом радоваться жизни, рожать детей, писать книги. Уф-ф.

Doris Lessing "The Fifth Child"


Говорят, "в семье не без урода"... "Пятый ребенок" Дорис Лессинг как раз о семье, в которой родился урод. Нет, не то чтобы он чем-то болен. Бен вполне здоров. Активен, даже слишком. Говорят, "гиперактивный". Туповат и почти необучаем. Но это же бывает, да? Мало ли детей плохо учится в школе, прогуливает уроки? Агрессивен. Ну что ж, и такое случается. Трудный ребенок.
Но его мать, Гарриет, в глубине души считает, что Бен - не человек. А кто же он тогда?..
В фольклоре многих народов встречаются истории о "подменышах" - детях, которых подкидывает людям всякая нечисть: тролли, фейри, кикиморы. Кое-кто называет его "хоббитом", но толкиновские хоббиты - добродушные создания. А Бен злобный. Леприкон? Гном? Гоблин?

И куда обращаться женщине в ХХ веке, если ее ребенок - "подменыш"?... Гарриет приходит к психиатрине:
[Spoiler (click to open)]
"— Как знать, какие породы людей — то есть расы — существ, не похожих на нас, когда-то жили на этой планете? В прошлом, понимаете? Ведь мы этого не знаем, правда? Откуда известно, что гномы, эльфы и гоблины и все прочие не жили тут на самом деле? Не потому ли о них рассказывают легенды? Они в самом деле существовали когда-то… Ну, как мы можем знать, что их не было?
— Вы думаете, Бен — атавизм? — спросила доктор Джилли серьезно. Таким голосом, будто как следует приготовилась обдумать эту мысль.
— Мне это кажется очевидным, — сказала Гарриет.
Снова пауза, доктор Джилли рассматривала свои ухоженные руки. Потом вздохнула. Подняла взгляд и посмотрела в глаза Гарриет: «Если это так, что я, по-вашему, должна делать?»
Гарриет не сдавалась:
— Я хочу, чтобы это было сказано. Чтобы это признали. Мне просто невыносимо, что этого никто никогда не скажет.
— Вы понимаете, что это просто не в моей компетенции? То есть — даже если это правда. Вы что, хотите, чтобы я дала вам письмо в зоопарк: «Посадите этого ребенка в клетку»? Или отдала его на опыты?
— Господи, — сказала Гарриет, — нет, конечно. Нет."

Тут, конечно, можно усомниться в психическом здоровье самой матери. Ну кто в наше время верит в подкинутых злыми духами детей? Но доктор Джилли не сомневается, что Гарриет в порядке. Она лишь заявляет, что подменыши - вне ее компетенции.
Можно попытаться объяснить Бена в каких-нибудь современных терминах. В некоторых отзывах на "Пятого ребенка" видела, что его называют аутистом (лично я сомневаюсь, некоторые признаки похожи, но в целом нет). Можно сказать, что он психопат. Бывают агрессивные психопаты с пеленок?..
Но, я думаю, что это значит домысливать за авторку "что она хотела сказать". А сказала она то, что сказала. Если бы Дорис Лессинг хотела описать аутичного ребенка или маленького психопата, она могла бы это сделать без всяких мистических намеков. Собственно, и другие персонажи книги пытаются объяснить поведение Бена в привычных им терминах, но писательница неоднократно дает понять, что все эти объяснения неудовлетворительны.
Видимо, ей нужно было дать своей героине именно такого Бена - ребенка-"чужого", ребенка-"иного", нечеловеческого ребенка.
Так что, хотя роман открыт для всяческих интерпретаций, лично меня Лессинг убедила, что Бен - не человек, а нечто иное. Чем-то он мне напомнил чудовище Франкенштейна. Хотя Бен-то появился на свет вполне естественным путем от двух обыкновенных родителей. А еще - "монстр" из книги Шелли изначально был невинен, а жестоким его сделала людская злоба, Бен же и вправду злобен от рождения. Но, тем не менее, между ними есть нечто общее: они оба сталкиваются со всеобщим отвращением и страхом, и оба уникальны в своем роде. Однако, Бену повезло больше: Виктор Франкентштейн создал свое чудовище целенаправленно и в ужасе сбежал от творения своих рук, а Гарриет Ловатт "создала" Бена ненамеренно, она не ожидала рождения такого ребенка, но, тем не менее, всё же не покинула его, хотя и для нее, и для всей ее семьи это обернулось сплошным кошмаром.

Предыдущий пост о книге в сообществе