Category: дети

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

Doris Lessing "The Fifth Child"


Говорят, "в семье не без урода"... "Пятый ребенок" Дорис Лессинг как раз о семье, в которой родился урод. Нет, не то чтобы он чем-то болен. Бен вполне здоров. Активен, даже слишком. Говорят, "гиперактивный". Туповат и почти необучаем. Но это же бывает, да? Мало ли детей плохо учится в школе, прогуливает уроки? Агрессивен. Ну что ж, и такое случается. Трудный ребенок.
Но его мать, Гарриет, в глубине души считает, что Бен - не человек. А кто же он тогда?..
В фольклоре многих народов встречаются истории о "подменышах" - детях, которых подкидывает людям всякая нечисть: тролли, фейри, кикиморы. Кое-кто называет его "хоббитом", но толкиновские хоббиты - добродушные создания. А Бен злобный. Леприкон? Гном? Гоблин?

И куда обращаться женщине в ХХ веке, если ее ребенок - "подменыш"?... Гарриет приходит к психиатрине:
[Spoiler (click to open)]
"— Как знать, какие породы людей — то есть расы — существ, не похожих на нас, когда-то жили на этой планете? В прошлом, понимаете? Ведь мы этого не знаем, правда? Откуда известно, что гномы, эльфы и гоблины и все прочие не жили тут на самом деле? Не потому ли о них рассказывают легенды? Они в самом деле существовали когда-то… Ну, как мы можем знать, что их не было?
— Вы думаете, Бен — атавизм? — спросила доктор Джилли серьезно. Таким голосом, будто как следует приготовилась обдумать эту мысль.
— Мне это кажется очевидным, — сказала Гарриет.
Снова пауза, доктор Джилли рассматривала свои ухоженные руки. Потом вздохнула. Подняла взгляд и посмотрела в глаза Гарриет: «Если это так, что я, по-вашему, должна делать?»
Гарриет не сдавалась:
— Я хочу, чтобы это было сказано. Чтобы это признали. Мне просто невыносимо, что этого никто никогда не скажет.
— Вы понимаете, что это просто не в моей компетенции? То есть — даже если это правда. Вы что, хотите, чтобы я дала вам письмо в зоопарк: «Посадите этого ребенка в клетку»? Или отдала его на опыты?
— Господи, — сказала Гарриет, — нет, конечно. Нет."

Тут, конечно, можно усомниться в психическом здоровье самой матери. Ну кто в наше время верит в подкинутых злыми духами детей? Но доктор Джилли не сомневается, что Гарриет в порядке. Она лишь заявляет, что подменыши - вне ее компетенции.
Можно попытаться объяснить Бена в каких-нибудь современных терминах. В некоторых отзывах на "Пятого ребенка" видела, что его называют аутистом (лично я сомневаюсь, некоторые признаки похожи, но в целом нет). Можно сказать, что он психопат. Бывают агрессивные психопаты с пеленок?..
Но, я думаю, что это значит домысливать за авторку "что она хотела сказать". А сказала она то, что сказала. Если бы Дорис Лессинг хотела описать аутичного ребенка или маленького психопата, она могла бы это сделать без всяких мистических намеков. Собственно, и другие персонажи книги пытаются объяснить поведение Бена в привычных им терминах, но писательница неоднократно дает понять, что все эти объяснения неудовлетворительны.
Видимо, ей нужно было дать своей героине именно такого Бена - ребенка-"чужого", ребенка-"иного", нечеловеческого ребенка.
Так что, хотя роман открыт для всяческих интерпретаций, лично меня Лессинг убедила, что Бен - не человек, а нечто иное. Чем-то он мне напомнил чудовище Франкенштейна. Хотя Бен-то появился на свет вполне естественным путем от двух обыкновенных родителей. А еще - "монстр" из книги Шелли изначально был невинен, а жестоким его сделала людская злоба, Бен же и вправду злобен от рождения. Но, тем не менее, между ними есть нечто общее: они оба сталкиваются со всеобщим отвращением и страхом, и оба уникальны в своем роде. Однако, Бену повезло больше: Виктор Франкентштейн создал свое чудовище целенаправленно и в ужасе сбежал от творения своих рук, а Гарриет Ловатт "создала" Бена ненамеренно, она не ожидала рождения такого ребенка, но, тем не менее, всё же не покинула его, хотя и для нее, и для всей ее семьи это обернулось сплошным кошмаром.

Предыдущий пост о книге в сообществе

Nadine Gordimer "July's People"


Название книги иногда переводят как "Июльские люди", иногда как "Народ Джулая". Но ни то, ни другое не передает смысл. К месяцу июлю название никакого отношения не имеет, все-таки Джулай (July) - это имя. Точнее, не настоящее имя, а "имя для белых", которое использует чернокожий слуга в городе, а на самом деле его зовут Мвавате. Что касается слова "people"... Основное его значение - действительно, "народ" или "люди", но когда по-английски говорят "his/her people" часто имеют в виду семью, родню человека, и в этом значении обычно так и переводят.
Но здесь ситуация еще более запутанная: эти самые "люди Джулая" - вовсе не его родственники, это его (бывшие?) хозяева, которым теперь угрожает смертельная опасность, и Джулай привозит их в родную деревню, чтобы спрятать.
Надин Гордимер написала эту книгу еще до свержения режима апартеида, в 1981 году, так что описанная ситуация - гипотетический поворот событий: чернокожие организуют вооруженное восстание, и в ЮАР начинается гражданская война. Вот почему приходится скрываться Морин и Бэмфорду Смэйлзам и их детям. И слуга, проработавший у них пятнадцать лет, помогает им. Поэтому Гордимер и называет их "людьми Джулая".
Оставшись без привычных удобств, без привычных занятий, Морин и Бэмфорд начинают совсем иначе видеть самих себя, друг друга и своего давнего слугу. А дети? Детям как раз оказалось легче, чем взрослым: они запросто влились в коллектив чернокожих ребятишек и приспособились к новым обстоятельствам.
Взрослые же с трудом переживают перемена: раньше они были хозяевами Джулая, отдавали ему распоряжения, а теперь он, получается, их покровитель. Это не зеркальная смена ролей - они не становятся его прислугой, происходит нечто иное.
Вот как видит это главная героиня, Морин:
"Женщины Джулая, семья Джулая - они кормили ее [Морин] и ее семью, поддерживали их, прятали их. Она посмотрела на своего слугу: они были их существами, как их скот и свиньи."

Toni Morrison "Song of Solomon"


Сперва я подумала, что название - аллюзия на "Песнь Песней" Соломона. Но оказалось, что царь Соломон тут ни при чем, Соломон в заголовке книги - предок героя, точнее, многих героев и героинь книги. Неудивительно, ведь у него был 21 ребенок! Целый город населен его потомками.
Однако, кое-что из "Песни Песней" всё же вспомнилось при чтении:
"...крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее - стрелы огненные; она пламень весьма сильный."
Или, как говорит одна из персонажей Моррисон:
"Сейчас таких женщин уже не бывает, но раньше встречались… У таких вдруг весь свет клином сойдется на одном мужчине, и не может она без него жить. А если он ее бросит, она лишится рассудка или умрет, словом, кончится это бедой. Любовь — так, видно, надо понимать."
Такой женщиной была жена того самого Соломона, такой была и ее праправнучка Агарь. Увы, не переводятся такие женщины и нынче...
Агарь - тоже имя библейское, так звали отвергнутую наложница Авраама, которую он прогнал в пустыню вместе с сыном, когда законная жена родила первенца. Вообще библейских имен в книге много, некоторые более чем странные. Вот, например, Пилат - как можно было так назвать ребенка? Да еще и девочку. Назвали!
Мне кажется, Тони Моррисон даже подтрунивает над распространенной в США, в том числе, среди чернокожих, практикой брать имена из Библии. Ну ладно, Мария Магдалина или Пилат - это хотя бы человеческие имена. А как насчет такого имечка - "Первое Коринфянам"?.. Вот до чего может довести традиция давать имя ребенку, тыкая наугад в Библию! Скажите спасибо, что не "Апокалипсис"! :D

"Имена, каких только у негров нет имен! Неосуществленные желания, жесты, физические недостатки, события, ошибки, слабости, — все может послужить источником, именно так и получают негры имена. Имена-свидетели. Пой Берд, Воррен Берд, Пилат, Реба, Агарь, Магдалина, Послание к Коринфянам, Молочник, Гитара, Железнодорожный Томми, Больничный Томми, Имперский Штат (все стоит да покачивается), Малыш, Киска, Цирцея, Луна, Нерон, Шалтай-Болтай, Синий, Скандинавия, Кря-Кря, Иерихон, Затируха, Мороженщик, Рыхлое Пузо, Скалистый Берег, Серый Глаз, Кукареку, Ветерок, Трясина, Верхушка Сосны, Вишневый Пирог, Жирняга, Свинцовое Брюхо, Пришлый Жулик, Кошачья Миска, Деревянная Нога, Сынок, Недомерок, Черномазая Кроха, Папочка с Приветом, Бука, Первый Сорт, Лось, Берцовая Кость, Туз Пик, Лимон, Стиральная Доска, Рот до Ушей, Чистая Голова, Красный Тампа, Подавальщик, Штукарь, Колченогий, Чертушка Джим, Фигня и Тот Самый Ниггер."

Collapse )

кот

«Игра в камешки», или Детство Нулгынэт

Мария Прокопьевна Федотова-Нулгынэт -- детская писательница из Якутии (р. 1946), пишет она на родном эвенском, якутском и русском языках. С национальным вопросом загвоздка везде, даже в английской Википедии, где писательницу называют эвенкийкой. Эвены и эвенки -- это вообще разные национальности, их по созвучию всё время путают.



Мама тогда буквально успела сунуть меня за пазуху, потому что остановить нартенных оленей было невозможно. Приехав в участок Буур Хаайбыт, покормили огонь, нарекли меня Марией Нулгынэт – по-эвенски «рождённая во время кочёвки» -- рассказывает Мария Прокопьевна о своём рождении. Её автобиографическая повесть «Игра в камешки» [Компас-Гид, 2019], в первом издании «Шалунья Нулгынэт» [Генри Пушель, 2017], на русском языке издана в переводе Ариадны Борисовой -- о её фантастической тетралогии «Земля удаганок» по мотивам якутского эпоса олонхо в сообществе уже рассказывалось. «Игра в камешки» -- напротив, произведение подчёркнуто реалистическое, но это такой род реализма, в который не сразу верят. Маленькая Нулгынэт -- единственный ребёнок на много вёрст вокруг. Оленуха ей вторая мама, оленята -- сёстры и братья, собаки -- няньки и спасительницы, но и враги не дремлют: то подозрительная собака пристанет, впоследствии оказавшаяся волком, то смерч пройдёт. Якобы существуют и черти, но их никто не видел, кроме Ванчика с половинчатым сердцем, а Ванчик в силу этой своей особенности и соврёт-недорого возьмёт. В тундре приходится много знать и много уметь. Нулгынэт хочет стать такой, как мама, Христина Петровна. Мама и охотится, и рыбачит, и оленей пасёт, и шьёт, и вышивает, и слепого орла вылечила, и поёт, и сказки сказывает, и даже карточные игры знает. Эти умения унаследовала от неё и дочь. Я, собственно, впервые увидела фамилию Федотова Нулгынэт в руководстве по изготовлению цветов из бисера...

Меня никогда не ругали, не наказывали, но и не хвалили. Просто я жила так, как жили взрослые. Кажется, это можно назвать «свободное воспитание». Мама и брат говорили на эвенском и якутском языках. Дедушка говорил только на якутском языке. Я выучила эти языки, а в школе ещё и русский.

В школе, кстати, играть в карты нельзя. Но это не единственная проблема школы. Интернатское житьё-бытьё в «Игре в камешки» описывается далеко не в трагических тонах, но сама ситуация, когда часть педсостава не говорит ни по-эвенски, ни по-якутски, а учащиеся не говорят по-русски, вызвыает страх и трепет. Чему в этих условиях можно научиться, интересный вопрос. Первоочередной своей задачей Мария Прокопьевна называет сохранение эвенского языка и культуры.
кот

Рассказ Юлии Жемайте

Шабры

[В оригинале рассказ озаглавлен «Бичуляй», что по-литовски означает «совладельцы пчел». Обычай общего владения пчёлами был широко распространён в Литве. Крестьянин, поймав рой, передавал его кому-нибудь из соседей, занимающихся пчеловодством, и оба они становились совладельцами улья. По поверью, пчёлы водятся хорошо только в том случае, если совладельцы ладят друг с другом. Поэтому слово «бичуляй» получило и более широкое значение: «бичулис» — друг, приятель, товарищ по делу, а часто и собутыльник.]

«Пчелки, пчелушки, работницы вы мои! Всем-то вы на пользу трудитесь, свечи воску вашего мы зажигаем и в день рождения, и в день смерти. Спешите вы, жужжите круглое лето, много сот, должно быть, понастроили и медом их наполнили; ну вот мы сейчас, сейчас же их вам и облегчим...»
Так размышлял старик Балтакис, посматривая на свой пчельник. А «сейчас, сейчас же» сказал он потому, что со дня на день собирался осматривать ульи. В доме у него уж и пива наварили, и пирогов напекли, и много припасов разных — и мясных, и молочных — заготовили; хватит, будет чем шабров угостить.
— Ого! Если уж Балтакис угощает, так угощает на славу: он ведь не из каких-нибудь захудалых, а на самом деле человек зажиточный и дельный хозяин.
У него всё по старинке. Усадьба обсажена деревьями, крыша крыта толстым слоем соломы, хороший чердак; изба большая, хоть и без полов, зато стены и потолок моются; окошки маленькие, но их четыре; печь – настоящая глиняная, хлебная; есть и летняя светличка для гостей, есть и малая каморка перед печкой. И в избе, и во дворе все прибрано, заборы и плетень починены, на дорожках и в садике сор сгребается граблями, двор подметен.
Сам хозяин уже старик, а жена ещё старше: он взял вдову. Работников в доме – один пасынок и двое сыновей. Все уже взрослые мужчины. Девчонок и пастухов нанимают со стороны, потому что всех своих падчериц Балтакис выдал замуж.
Скота, хлеба, всякой снеди в хозяйстве хватает, нужды нет ни в чем, к тому же еще и сад подбавляет яблок, груш и ягод, а пчелы — медку. Пусть нежданный гость зайдет в любой день, в любой час – хозяину будет чем его попотчевать, а уж про званых нечего и говорить!
Решив созвать шабров, Балтакис ждал только погоды, мягкого южного ветра. Ждать пришлось недолго: в июле месяце часто выпадают хорошие дни. Судя по солнцу, завтра будет славная погодка; вот Балтакис с вечера послал сына созвать шабров. Винцас вышел довольно поздно, и, пока всех обошел, на дворе уже стемнело.
Collapse )

1898
кот

Новая книга Евгении Басовой: "изо" и реальность

Есть такая японская сказка про мальчика, который умел рисовать кошек. Его взял в ученики старик-монах и, видя в маленьком послушнике склонность к искусству, но ни малейшей склонности к религии, отправил его в город с рекомендательным письмом к товарищу своей юности, знаменитому живописцу. Дорога лежала через горный лес. Мальчик остановился переночевать в заброшенном храме (никогда, никогда так не делайте!) и от избытка чувств изрисовал все пустые стены и белые ширмы отборными мощными, пушистыми кошками. Лёг он спать не в большом зале, а в тесном закутке, нарисовал на сон грядущий пару котят и уснул. Ночь была беспокойная, что-то падало и грохотало... Утром мальчику показалось, что котята на рисунке сидят испуганные, шёрстка у них дыбом. А изображал-то он их играющих! Вышел в большой зал, а там все нарисованные кошки – с окровавленными когтями, а посреди зала лежит исполинская убитая крыса. Демонической природы, в общем, крыса.



Пятиклассница Света тоже рисует кошек. Одного кота даже отобрали для конкурса, потом сняли, но вскоре снова вернули. У Светы нет подруг в классе, у вссех девочек свои интересы: кино, например, или первые влюблённости. Света дружит с Катей. Катя – с Кировского посёлка. Понятно, что надо говорить "из Кировского посёлка", но почему-то все говорят "с посёлка", "на посёлок", а кто так не говорит, те не свои. Катина мама работает в артели, тянет верёвку. Чтобы дружить с Катей, надо помогать тянуть верёвку.

Света не своя. Света дружит с Катей. Но дружит ли Катя со Светой?

Collapse )

Прочесть повесть Евгении Басовой [Илга Понорницкая -- это псевдоним] "Изо", получившую первую премию конкурса "Книгуру" в 2018 году, можно здесь: http://kniguru.info/korotkiy-spisok-devyatogo-sezona/izo. Недавно она вышла в издательстве "Самокат", в серии "Встречное движение".
гейша

Вышла книга "#Щастьематеринства. Пособие по выживанию для мамы"



Выходить замуж, рожать детей или ничего этого не делать — личное дело женщины. И любой выбор не делает ее хуже или лучше других. В этом убеждены "авторки" книги "#щастьематеринства", которая выросла из одноименного паблика — в нем делятся проблемами более 60 тысяч мам, которым рождение ребенка принесло не только счастье.

Мы постоянно слышим о том, что беременность — чудесная пора. На картинках в глянцевых журналах мы видим будущую мать, "летающую" в легком шифоновом платьице или комбинезончике, подчеркивающем округлый животик. Эта каноническая "беременяшка" с блеском в глазах и таинственной улыбкой ведет активный образ жизни: работает, занимается спортом, ходит с подругами в кафе, путешествует...

К сожалению, этот образ, формируемый СМИ по заказу государства, которому нужно выправить демографическую ситуацию, не имеет ничего общего с реальностью. При этом рождение детей вменяется женщине в обязанность: должна и точка.
Collapse )
кот

Клара Страда-Янович

В череде советских литературных скандалов заметное место занимает роман В.А. Кочетова "Чего же ты хочешь?" (1969). Всеволод Анисимович и ранее славился жёсткостью, переходящей в нетерпимость. Например, так громил идеологические ошибки Веры Пановой, что его не переизбрали в правление Ленинградского отделения Союза советских писателей. Взяли и не переизбрали. По тому времени это был афронт. Впрочем, карьера Кочетова продолжилась в столице, где и вышло его последнее произведение. Среди центральных героев были итальянцы: фашист под маской коммуниста Бенито Спада и его русская супруга Лера, в финале осознающая, как жестоко ошиблась:
– Я вышла замуж за итальянца, уехала с ним, а вот теперь готова молиться во всех московских церквах – и действующих и недействующих – по поводу избавления от цепей этой заграничной жизни, жизни среди чужих, среди бездушных, жадных, расчетливых, – и выбирающая советского мужчину и советский образ жизни.

У отвратительного Бенито и несчастной Леры были прототипы, итальянский славист Витторио Страда, с предисловием которого "Чего же ты хочешь?" вышел в Италии, и его жена, переводчица Клара Янович-Страда, Её мемуары "Фрагменты прошлого" [Три квадрата, 2018] я хочу сегодня представить сообществу. К удивлению, в некоторых кругах роман до сих пор на слуху, и даже в положительном смысле, как сбывшееся пророчество: правильно, мол, товарищ Кочетов предупреждал. Прорицание распада семьи уж точно не сбылось. Чета Страда прожила вместе шестьдесят лет.



В своих воспоминаниях Клара Алексеевна рассказывает не только и не столько об Италии, сколько о Хабаровском крае, где она родилась в 1935 году. Удыль, Орель, Чля, Тахта, Маго, Херпучи... Стала мужу рассказывать, а он посмотрел с изумлением:
– Где это – такие названия?
Где-где, несколько южнее посёлка Магдагачи, где я родилась. Но у нас как-то попроще было, даже, как говорят, и до войны. А низовья Амура – это природа необыкновенной красоты и скудное, суровое житьё. Что потопаешь, то и полопаешь. Дети, никогда не видавшие яблок, читали Пушкина:

Так свежо и так душисто,
Так румяно-золотисто,
Будто мёдом налилось!
Видны семечки насквозь...


– и думали, что яблоки прозрачные. Лук, и тот считается деликатес, принципиально не растёт, непонятно, чего ему не хватает. В борьбу за хлеб насущный были вовлечены все, от мала до велика. Переселенцы, не выдержав, возвращались в "Расею" (Дальний Восток они и сами "Расеей не считали"), а куда деваться было коренным жителям: гилякам (нивхам), ульчам, нанайцам? Китайское и корейское население в сороковом году принудительно переселили. Пригнали – этот глагол повторяется очень часто – сначала раскулаченных из центральных областей России, после войны настал черёд грузин, армян и узбеков, побывавших в плену, затем, в 1946-1947 годах ссыльных из Западной Украины, молдаван, так называемых "указников" из Курганской и Омской областей,  в 1949 году прямо валом -- люди интеллектуального труда из Западной Сибири и с Урала. Что удивительно, сосланные работали лучше и были честнее в быту, чем завербованные, которых считали почти поголовно разгильдяями и хулиганами.

Любопытно, что Кочетов в пресловутом "Чего же ты хочешь?" сделал Леру единственной (а значит, видимо, избалованной?) дочкой передовых московских врачей, убеждённых коммунистов. На самом деле у Яновичей-старших и высшего образования не было: отец закончил Горный техникум, а мать, по-моему, только школу. По семейным обстоятельствам Клара, старшая в семье, воспитывалась в основном у родителей матери, казанских татар-переселенцев. Интересно, что об отце, дедушке и бабушке мемуаристка говорит с любовью и глубоким почтением, а о матери напряжённо, с оттенком горечи. Собственно, после начальной школы вся жизнь Янович была по казённым домам. Сначала интернат, потом легендарное общежитие МГУ на Стромынке, затем - огромная палатка на целине, где пересиживали пыльные бури впотьмах, ни почитать, ни письмо домой написать... В интернете доступны два очерка Страды-Янович об итальянском периоде, "Пальмиро Тольятти" и "Всеволод Кочетов", по ним можно составить представление о стиле мемуаров. А некоторые отрывки из основной части я процитирую под катом.

Collapse )

Sun-Mi Hwang “The Hen Who Dreamed She Could Fly”

The Hen Who Dreamed She Could Fly
авторка – Sun-Mi Hwang
язык – английский
год выпуска – 2013
(в Корее вышла в 2000г.) 

ссылка на Epub


Об этой книге уже писала уважаемая felix_mencat, и с тех пор ее даже перевели на русский: Сонми Хван, “Курочка, которая мечтала летать”.
В издании Лабиринта использованы иллюстрации Ким Хванён (Kim Hwang Yong; можно посмотреть у них на сайте), а мне сейчас попалось англоязычное издание Penguin Books, с иллюстрациями Nomoko (Kazuko Nomoto). Они мне как-то больше по сердцу :)


Курица-несушка Росточек больше не может и не хочет откладывать яйца, которые у нее постоянно забирают (зачем? что с ними делают?) Из своей клетки, через неплотно закрывающуюся дверь она может видеть акацию снаружи и чувствовать ее запах, и это обычно ее поддерживает. Но в какой-то момент Росточек окончательно устает, и фермер поступает с ней так же, как и с другими несушками, слишком старыми, чтобы выполнять свою функцию – вытаскивает их из клеток и бросает грудой в тачку. Росточек удается сбежать, и однажды она находит кем-то оставленное яйцо и берется его высиживать.

Знаете, это поразительная история. Жесткая, но в тоже время поэтично написанная. Вроде бы, очевидно про материнство, но со слоями. Мне кажется, каждой нужно прочесть ее самой, потому что она раскрывается иногда совершенно неожиданными сторонами. Например, в одном из отзывов на goodreads.com читательница делится своим опытом межрасового усыновления (и мне самой и в голову не пришло бы взглянуть с этого ракурса). Или вот цитата:

Collapse )