Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html
кот

Рассказ Надежды Городецкой

В дни потопа

Почему я помню с особой живостью и красочностью такую незначительную картину? Пушкинский бульвар, поредевшие тополя, сквозь которые прорывается яркая и холодная синева неба. Холодное солнце на садах и дачах. Идущий мне навстречу человек, которого я знаю в лицо, который попадался мне на этом самом бульваре почти ежедневно, потом недели на три исчез и теперь отпустил рыжеватую бороду...
В этот день выяснилось, что Ялта эвакуируется. Неожиданного тут было мало, но известие потрясло и удивило, как поражает смерть хотя бы и давно, и безнадёжно больного близкого человека.
Я лепила вареники. Мука осталась на столе. Было неприятно, что некогда убрать за собою. По соседству молодая женщина скручивала в отдельный узел мокрое, недавно повешенное бельё. Из подсознания всплыли грозные строки: «Горе беременным и питающим сосцами в те дни»...
Collapse )
кот

Дети хомяка хоронят

И напоследок лучшая пьеса сборника «Современная подростковая драма» [Самокат, 2019]: «Никаких сомнений» Дарьи Варденбург. Мне не хватало комедии — я нашла её за комодом, она завалилась по закону подлости. Нашла и прочла на одном дыхании. Что особенно близко, дети наконец-то показаны в естественной среде, у себя дома. Родители ушли в гости, и Аня в честь своего тринадцатилетия устраивает большой праздник. Устраивает, кстати, с подачи соседки Яны. Олю и Яло, надеюсь, всем помнят. Что поразительно, пьяных нет и серебряные ложки не пропали, но спишем на элемент фантастики. Смерть, любимая тема молодёжной драматургии, упоминается, но в травестированном, карнавальном контексте — см. заголовок поста. Гостья по имени Дорофея (это тонкий и очень современный момент, "нормальные" дети — Ани, Яны, Саши, Стасы, самое большее Евдокии, а кто ходит с дохлым хомяком и плачет, та уж наверняка Дорофея) приносит на вечеринку дохлого хомяка. Он умер сегодня во сне, он был её другом. Все гости с дня рождения тут же переключаются на новую игру и торжественно предают земле бедное животное.

ЯНА (обращаясь ко всем). Послушайте, сегодня необыкновенный день, никаких сомнений. Мы порвожаем в далёкий путь одного друга и поздравляем с днём рождения другого. Когда ещё такое бывало?
САША БАСКЕТБОЛИСТ. Никогда.
ЯНА. Никогда! Это потрясающе!
АНЯ. Ладно, давайте возьмём друга из морозилки и пойдём в парк.




Идиллию свободного детского взаимодействия нарушают только вопли соседки:
— Сумасшедший дом! пороть некому!
Соседку утихомиривают при помощи Декларации прав человека и... звонка в полицию. А нечего нарушать право свободы собраний. Соседкина дочь в это время прячется за диваном.

Возможно, сыграл роль эффект внезапности: ещё бы, единственная оптимистичная пьеса в сборнике из девяти (!), никто не топится, никто не травится, но «Никаких сомнений» я с удовольствием посмотрела бы и на сцене, и на экране в качестве короткометражки. Никаких сомнений!

Мне вообще Дарья Варденбург искренне нравится, я её выделяю среди новых самокатовских авторов. Collapse )
кот

Пьесы для детей: «Хочу по правде»

Продолжаю штурмовать вершины «Современной подростковой драмы». Если в условно молодёжном сборнике, отмеченном сакраментальным 18+, действующим лицам было четырнадцать-пятнадцать, то в условно детском 12+, а действующим лицам десять-одиннадцать.

Заглавная пьеса Серафимы Орловой (о её повести «Голова-жестянка» я недавно рассказывала: https://fem-books.livejournal.com/1848975.html)... эх, надо было с неё начать. Яркая, актуальная антиутопия с костюмами химзащиты, противогазами, вариациями на тему «Сталкера» и восстанием мизантропов идиотов против воров произвела бы более значительное впечатление, если бы до неё не было первого тома «Подростковой драмы», того, который 18+. А там в каждом тексте костлявая с косой отплясывает: то кто-то вешается, то кто-то травится, то заложный мертвец разгуливает, то завязка — гибель отца, то наконец с небес спускается говорящий каравай и всех пожирает. Я не шучу. Наступил момент, когда данс макабр приедается. Насилие в «Хочу по правде», конечно, за сценой да в невразумительных литаниях Вожатого: «почему мы можем сплотиться только перед лицом трагедии?» Действительно, почему? Может быть, потому, что в отсутствие трагедии нет смысла сплачиваться с кем попало.

Конфликт известный, характерный ещё для советской литературы. Два мальчика, храбрые и бойкие, две девочки, одна наглая и вороватая, другая тупая и жирная. Это, кстати, цитата. Храбрый бойкий мальчик с сознанием собственного достоинства говорит:
— Я хочу защищать людей. Тупых и жирных тоже.
А от тебя их кто защитит, милый юноша?

«Воин» Марии Огнёвой, как следовало ожидать уже из самого названия, начинается с боя в Аргунском ущелье, с гибели брата. Без этого смыслообразующего события вялый быт военного городка, вечное соперничество между шпаной и заучками, поселковыми и капэпэшными, даже минимального любопытства бы не вызвало. Старшие играют в фишки на деньги. Банда Дюши собирает дань с нас. Мы в свою очередь отбираем фишки у младших классов. Первоклашки отбирают у детсадовцев. Где в этом раскладе место чувству, делу, интересу? Диалоги:
— Ты тупая.
— Нет, ты тупой.
— Нет, ты тупая, тупая, тупая.
— А брат у тебя такой же тупой?
Единственно возможная самоактуализация — быть битым или убитым. Симпатия, и та выражается побоями. Сколько ни читай про бусидо, сколько ни изучай карате, сакура здесь не расцветёт. Смотреть Сейлор-Мун тоже не поможет. Возвращение девятнадцатилетнего рядового Димова — что оно изменит? Если только верить, что любое прозябание лучше смерти, сколь угодно геройской и доблестной.

Особняком стоит «Март и Слива» Екатерины Бизяевой. Главному герою, Вячеславу по прозвищу Слива, уже четырнадцать. Фокус его внимания предсказуемо смещается с войн и путчей на суицид (см. предыдущий пост). В этом желании его поддерживает таинственный мистер Блад из интернета. Временами кажется, что мистер Блад у Сливы в голове... Но нет, периодически в камерное пространство пьесы вторгается хор голосов из ток-шоу, признательные показания председателя Клуба самоубийц, снова телевизор:

— А вот если ваш ребёнок, вот стоит он на подоконнике и вдруг прыгает, вы что будете делать?
— Лично я сразу за ним. Сразу.


Сливу спасает (надолго ли?) именно мама, в отчаянии притворившаяся по сети напарницей в трудном деле самоуничтожения и готовая разделить с сыном ужасную участь. В остальном перспектив никаких. Отец повернулся и ушёл в никуда, о нём ни слуху, ни духу. Бабушка просыпается с молитвой на устах: Господи, спасибо, что прибрал. Ой! опять не прибрал. Друзья? Будущее? Любовь?
— Халк большой и сильный, тело у него, понимаешь? А замуж надо не за мужа, а за его родителей выходить. Мне это мама с пелёнок вбила. Вот Месси подошёл бы. У него папа крутой. И мне бы работу нашёл, с любым образованием, — это рассуждает тринадцатилетняя одноклассница нашего героя. Халк и Месси — прозвища его соучеников. А Вячеслав не Месси и даже не Халк, он всего лишь Слива. До окончания школы ещё три года, а уже все выборы сделаны и вся жизнь кончена. Начинаю скучать по наманикюренным тюзовским пионерчикам своего детства. Пусть театр радости не в моде, но театр детской скорби тоже не всех и не всегда устраивает. Остро не хватает в сборнике комедии...
кот

Бориш Палотаи: история одного запрета

Жила-была одна советская школьница. У неё была любимая книжка о строительстве в Венгрии металлургического завода и молодого города вокруг него, о детях из одного класса и их сложных взаимоотношениях. Девочка брала эту повесть перечитывать из школьной библиотеки едва ли не каждые два месяца. А однажды пришла за ней, а библиотекарша развела руками: такой книжки у нас больше нет. Почему? А вот так, нет больше. А где её можно найти? Взрослая женщина внимательно посмотрела девочке в глаза и ответила:
– Не спрашивай. Больше – нигде.



Бориш Палотаи [Palotai Boris] родилась в 1904 году в еврейской семье виноторговцев, державших также небольшой ресторан. Детство и юность она провела в городе Кашша (ныне Кошице, Словакия), там закончила среднюю школы, там издала первый маленький сборник стихов в двадцать два года.Collapse )

Эти преимущества (и никакой сомнительной охоты за вредителями) мы видим в другой книге Бориш Палотаи "Пусига молле" [Детская литература, 1977]. Там рассказывается о девочке Веронке, которая знает или придумывает птичий язык. Потрясающая умная и остроумная история! Возможно, роль сыграл удачный пересказ Галины Демыкиной, но если другие детские произведения Палотаи написаны в том же духе, буду рада ознакомиться с ними в переводе. Прочесть книгу можно по ссылке: https://kid-book-museum.livejournal.com/179498.html.

Олександра Свекла


Александра Свекла - пожалуй, самая загадочная писательница украинских 1920-х. Этот групповой снимок писательниц-"плужанок" - по-видимому, единственное ее сохранившееся фото. Александра Свекла - слева, в центре - Наталья Забила, справа - Варвара Чередниченко.
Родилась Александра Свекла 9 апреля 1902 года в селе Валегоцулово (ныне - Долинское в Ананьевском районе Одесской области). Родители, как писали в советских справочниках - "крестьяне из молдаван". Воевала на фронтах Гражданской войны. Закончила шесть классов семилетней трудовой школы. Печататься она начала в 1924 году, и первым увидел свет очерк "Серед степів" ("Среди степей"), опубликованный в харьковской газете "Селянська правда" ("Крестьянская правда").
Три основные темы творчества Александры Свеклы - жизнь молдавских крестьян, кровавые истории о красных и белых и женский вопрос.
Короткое воспоминание о Свекле оставила украинская писательница Докия Гуменная: "Совершенно оригинальный продукт гражданской войны. Женщина-солдат, грубая в выражениях, с матюком, который она считала шиком. Был у нее ребенок, которого назвала (имярек) Александрович Свекла, а отца ребенка не было и в помине. В это время она сошлась с Яковом Ковальчуком, невыразительным плужанином, переехавшим из Киева. Не вышла замуж, а именно "сошлась", потому что "выйти замуж" - это были "буржуазные предрассудки". Писала она на молдавском языке, хотя говорила на украинском так же естественно, как и я."
Любопытно, возможно "Александрович" - в данном случае матроним?... Конечно, отец ребенка мог быть каким-нибудь Александром, но вполне вероятно, что вместо отчества она попросту дала ему матчество.
А насчет того, что писала Александра Свекла по-молдавски - скорее всего, Докия Гуменная ошибалась: нет ни малейших следов молдавских оригиналов, да и кто бы ее переводил?.. Писала она, видимо, всё-таки по-украински, хотя часто вставляя молдавские словечки.
Яков Ковальчук, с которым она "сошлась", неспроста был "невыразительной" фигурой. Он был сексотом, что, однако, не уберегло его от репрессий - его арестовали в декабре 1933-го и выслали на Соловки, а позже, в 1937 году, расстреляли в урочище Сандармох. Возможно, от него избавились в связи с его алкоголизмом - по пьяни мог сболтнуть лишнее.
Александру Свеклу тоже репрессировали в 1930-х, сослали в Сибирь. Впрочем об этом мало что известно, как и вообще о ее жизни начиная с 1930-х.
Collapse )
кот

Нелл Харпер Ли (28.04.1926 — 19.02.2016)



* * *

Мисс Моди языком поправила вставную челюсть.
— Ты ведь знаешь, старик Рэдли был из баптистов, которые омывают ноги…
— Так ведь вы тоже из них?
— Я не такая твердокаменная, Глазастик. Я просто баптистка.
— А просто баптисты не моют ноги?
— Моют. У себя дома в ванне.
— А молитесь вы не так, как мы…
Наверно, мисс Моди решила, что проще объяснить приметы баптизма, чем символ веры.
— Баптисты, которые омывают ноги, всякое удовольствие считают за грех, — объяснила она. — Знаешь, один раз в субботу приехали они из лесу в город и давай кричать мне через забор, что я со своими цветами пойду прямо в ад.
— И цветы пойдут в ад?
— Да, мэм. Цветы будут гореть вместе со мной. Эти ногомойщики полагают, что я слишком много времени провожу под божьим небом и слишком мало сижу в четырёх стенах над словом божьим.
Я вдруг увидела, как мисс Моди жарится в аду (а он у каждого протестанта свой), и сразу засомневалась, правду ли говорят в проповедях. Конечно, язык у мисс Моди злой, и она не так усердно занимается добрыми делами, как мисс Стивени Кроуфорд. Но только круглый дурак может доверять мисс Стивени, а мисс Моди человек надёжный, это мы с Джимом знаем наверняка. Она никогда на нас не ябедничает, не лицемерит с нами, не суёт нос в наши дела. Она нам друг. Понять невозможно, почему такой разумный человек может быть осуждён на вечные муки!


(перевод Норы Галь и Ларисы Облонской)



«XX век глазами женщин Узбекистана»


"В московском издательстве «Наталис» вышла книга «XX век глазами женщин Узбекистана», составленная из устных рассказов, писем и дневниковых записей пятнадцати женщин, повествующих о своей жизни и судьбе. Их воспоминания охватывают более чем 80-летний период - от первых послереволюционных годов до наших дней. Открыв эту книгу, вскоре обнаруживаешь, что через все эти бесхитростные истории вдруг непосредственным образом начинает проступать портрет грозного XX века, отраженный женским взглядом, женским сознанием."
На сайте fergana.ru выложено интервью с составительницей, Марфуа Тохтаходжаевой, и фрагменты из книги.

«В 1926 году весной, когда начались аресты участников Кокандской автономии, был арестован и мой отец, который тогда бежал в Туркестан. Он был арестован в поезде сотрудниками ГПУ и привезен в Ташкент, где оказался в тюрьме. Бабушка, мама, сестры и я остались одни. Два раза в неделю мы носили в тюрьму продукты для него. Мы все были озабочены судьбой отца. У ворот мы по очереди часами ждали, пока от нас примут передачу. Продукты и одежда просматривались чекистами, но как бы они ни были бдительны, нам удавалось передать в широких швах одежды папиросы и записки, написанные мелким почерком.
Камера, где содержали отца, находилась в полуподвале, окно которого частично выходило на улицу. Здесь прохаживался часовой с ружьем, но нам удавалось, когда он шел в противоположную сторону, подойти к окну. Мы не могли видеть отца, но могли слышать его голос и успевали поговорить с ним. В камере отца сидел еще один узник – Шахобиддин-ишан, сын известного суфийского наставника. Он оказался в заключении за попытку незаконно перейти турецкую границу где-то на Кавказе. Как только я подбегала к окну, я слышала его звучный голос. Как-то он сказал: «Слепой только один раз теряет свой посох».
Только через год я поняла значение этой поговорки. После освобождения он совершил успешный побег из страны».
Из рассказа Зарифы Саидносыровой. 1920-е годы
* * *
«Вместе с братом по утрам мы разносили молоко, было мне тогда лет семь. Мы шли мимо учреждений, к которым приходили бедняки и ждали их открытия. Однажды я увидела, как милиционеры и другие люди без формы баграми собирали умерших от холода, а может быть, и от голода. Одного как сейчас вижу: совсем молодой, в чапане в заплатах застыл с открытыми глазами, прислонившись к стене. Лицо светлое, и волосы светлые, и глаза светлые и узкие, а руки сжатые. Наверное, казах. Уже взрослой я слышала, что в Казахстане, когда у людей забрали скот, был такой страшный голод. И люди пешком шли в Ташкент, чтобы власть помогла и дала хлеб. Я сначала даже не поняла, что он мёртв. Увидела, как милиционер тронул его багром, и он упал. Я закричала так громко, что брат бросил ведро. Даже не помню, как он привел меня домой.
Дома долго не могла прийти в себя. Жалко – не то слово, которым можно назвать щемящее чувство, которое я тогда испытала, словно родного потеряла. Это была первая смерть, и страшная смерть, которую я видела, страшная, потому что несправедливая. Почему такой молодой в чужом городе, одинокий и брошенный? Смерти отца я не помню, была слишком маленькая, а этот неоплаканный родными человек у меня перед глазами».
Страницы дневника Махсуды М. 1920-е годы
Collapse )
кот

Как научиться смотреть на картины

И ещё одна безусловная претендентка на звание самой красивой книги: «Старые мастера рулят! Как смотреть на картины вместе с детьми» [Ад Маргинем, ноябрь 2019, перевод Александры Соколинской].



Создательницу этого поучительного и мудрого труда зовут Мария-Кристина де Сайн-Витгенштейн Нотебом [Maria-Christina Sayn-Wittgenstein Nottebohm]. Выходица из аристократического германского семейства, она родилась в Бонне в 1955 году, росла и училась в Европе, а сейчас живёт в Нью-Йорке и занимается торговлей произведениями искусства. Специализируется на европейских картинах и графике XVII–начала XX веков. Итак, перед нами пятьдесят разворотов, пятьдесят картин пятидесяти художников. Здесь и прославленные имена от Леонардо да Винчи до Винсента ван Гога, и менее известные широкой публике Лендсир и Ханс Гофман, автор "портрета свиньи", то есть шедевра анималистики под названием "Поросёнок дикого кабана". Следует традиционное ворчание о недостатке картин женского авторства. Но что поделаешь, в числе старых мастеров не очень-то много старых мастериц...

Collapse )
Фото страниц с сайта издательства. 

А вы помните свои первые походы в музеи? С кем вы смотрели на картины, как вам их объясняли?
кот

Шпионский клуб Ребекки Стед

По утрам в столовой пахнет сладким и жареным, например, печеньем и рыбными палочками. Но после обеда запах стоит совсем другой. Что-то вроде смеси пота и мусорного контейнера. А может быть, дело просто в том, что после обеда столовая пахнет не тем, что будет, а тем, что было.

Есть такое московское издательство "Розовый жираф". У них с 2011 года выходит серия "Вот это книга!", что называется, нестандартная детская литература. Есть в ней книги блестящие, уникальные: вот, например, "Чудо" Р. Дж. Паласио,, есть, как принято выражаться, крепкие середнячки, есть и не вполне удачные работы, но их объединяет нечто общее: сложная, неожиданная, недетская тематика. Сиротство. Инвалидность. Наркозависимость.



Я пытаюсь сформулировать, о чём книга Ребекки Стед [Rebecca Stead] "Шпион и лжец" [Liar & Spy], и у меня ничего не получается. Стед писательница именитая, лауреатка медали Ньюбери 2010 года. Она родилась, выросла и всю жизнь прожила в Нью-Йорке — за вычетом студенческих годов. Она выпускница женского колледжа Вассар, кузницы поэтических, писательских и феминистских кадров Америки. Действие её первой книги, "Восход" [First Light], происходит в Гренландии, трёх остальных — в городе Нью-Йорке. Хорошо, будем считать, что "Шпион и лжец" — о городе. О том, как переезд в пределах практически квартала может изменить судьбу.

Collapse )