Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html
кот

А город наоборот читается как дорога...

Что мы знаем о Хелене Побяржиной? Скупые строчки биографии: Живёт в Беларуси. Училась на филологическом факультете Белорусского государственного университета. Переводит с польского. Действительно ли она родилась в Валсарбе? Многие ли, завершив чтение, искали на карте этот Валсарб? Небольшой древний город у прекрасных озёр. На гербе око в треугольнике: глаз Божия благословения. Про Бога-Отца и Бога-Сына девочке расскажут в костёле, но сама она твёрдо знает, что мир создал Пан Бог Дед. Вообще воскресная школа что-то недорабатывает:

Любопытно, каких все-таки животных Ной принес в жертву, если каждой твари было всего лишь по паре, значит ли это, что тем самым он истребил какой-нибудь вид? Может, это были динозавры, например, или мамонты?

А как же всякого скота чистого возьми по семи, мужеского пола и женского? В этой небольшой подробности заключается важнейший урок: чистых с гораздо большей вероятностью принесут в жертву, чем нечистых. Вокруг героини таких жертв множество. Она именует их бывшими людьми. Не знаю, может быть, где-то услышала про лишенцев. Но, в отличие от своих мучителей, жертвы людьми-то всё-таки остались.

Когда на улицах Валсарба появились первые трупы, с трудом верилось, что все это происходит на самом деле. Веселые темноволосые быстро научились загонять страдание внутрь, сметливо сообразив, что анализировать происходящее бесполезно, а думать о нем – бессмысленно, поскольку всякая мысль разбивалась при попытке к ней приблизиться. Люди с зимними волосами забирали еду и одежду, кров и жизни их близких.
От многообразия прошлой жизни у темноволосых остались только желтые лилии. Им было велено цвести...


Популярность «Валсарба», признаюсь, для меня загадка из загадок. Я предполагала, что для людей сторонних, не варившихся в этой каше, книга не будет ничем, кроме перечня детских досад, обид, болестей и прочих, по хрестоматийному определению Высоцкого, мелких катастроф. Вот пример оксюморона: неужели катастрофа бывает мелкой? Ну, добавлено для экзотики про войну-про оккупацию, вне всякой связи с сюжетом. Спасибо, очень мило, психотерапевт дальше по коридору слева — такую я предполагала реакцию. А вот поди ж ты, скольким читательницам «Валсарб» откликается, сколько людей находят если не своё-родное, то близкое!

Когда Миша ворочается, то даже кровать скрипит, что, если он грохнется как-нибудь на меня и придавит своим верхним ярусом?
Ваня ковыряет в носу и думает, что его никто не видит.
— Паразиты, — это Маша вслух сказала за стенкой, здесь отличная слышимость.
Сказала и заплакала. За окном радостно завторила ей какая-то птичка.
Паразиты — это скверно, это такие черви, которые заводятся внутри человека и могут есть за него всю еду, а человек только болеет и худеет. Паразиты и сволочи. Сволочь — это бранное слово, наверное, даже неприличное. Кто-то обидел Машу, кто-то молчал до седьмого мая, прошло уже десять дней, а эти преступники только сейчас открыли правду, но можно ли им теперь верить, если нужно было пить йод сразу и напоить всех детей, а они, паразиты и сволочи, молчали.


Тоже, кстати, довольно чётко помню те дни, сами майские праздники не помню, а как после них потеплело и прояснилось, помню. И встревохенные голоса старших. В отличие от девочки из «Валсарба», душ усопших я не видела. Другая способность была, по Сеньке и шапка, как говорится: искательство. Монеты, колечки, прочая дребедень. Меня уж и ругали, и наказывали, чтобы я не тащила найденные сокровища в дом. Бабушка была очень суеверна, считала, что с чужими вещами в дом попадают и чужие мысли и цели, естественно, добрые. В конце концов, разрешили брать монетки, которые лежат орлом. Решкой, значит, нехорошие, а если уж орлом, то есть Гербом Союза Советских Социалистических Республик, так оно и ничего, сглаз под сомнением. И вот взрослые обсуждали, что на помощь пострадавшим от облучения нужно бы собрать денег, а я совала свои любовно накопленные медяки-найдёныши маме. Пусть возьмут, пусть возьмут, пусть и на них чем-то помогут.



Валсарб наоборот читается как Браслав, а город наоборот читается как дорога, так писал Аль Рисачев, знал, видно, о чём писал.
кот

Ольга Кныш. «Тярпи, Зося, як пришлося...»

Сегодня я хочу представить уважаемому сообществу необычную книгу. Устная история в наши дни весьма востребована, и документировать рассказы старшего поколения — задача поистине благородная и непростая. Я, например, не справилась, хотя мама моей мамы блестящая рассказчица. Она просто так тяжело переживает дела давно минувших дней, что одна запись равняется нескольким дням крайне плохого самочувствия. Поэтому с великим пиететом отношусь к работе людей, собирающих устные мемуары своих родных и близких. Так, Алексей Мельников записал рассказы своей мамы Ольги Николаевны Кныш о детстве и юности в Белоруссии с 1939 года по 1956. Вышли эти воспоминания в издательстве «Кабинетный учёный» в 2017 году под заглавием «Тярпи, Зося, як пришлося...»



Потому что во-первых и в-главных они — о терпении и о невероятной бедности. Для меня Диккенс с Достоевским померкли, потому что и у английского писателя, и у русского всё-таки речь идёт о городе. А деревня Куцевщина Великораевского сельсовета городскими возможностями похвастаться не могло. Например, всё село мылось щёлоком — мыла не было. Бани не было. Понятно, что в смысле гигиены похвастаться было нечем, вши, блохи, короста не были чем-то чрезвычайным. При этом вакцинировали детей по возрасту стараниями фельдшера Цвирки, который регулярно приезжал в Куцевщину. Впервые мемуаристка застегнула одежду на покупные пуговицы уже подростком, на сытом Урале. До этого вместо пуговиц были особым образом выструганные палочки. Впервые в жизни надела шапку, а не платок в 1952 году. Всю одежду и обувь (бахилы) куцевчане шили сами. Покупной платочек или блузочка — приметы не просто зажиточных, а прямо-таки богатых людей, и те берегли хорошую одежду на праздник, коих в селе было три: Рождество, Пасха и фэст Яна, то есть престольный праздник, Янов день. Я уж молчу об обуви. Во время войны семья Кныш скрывалась от немцев у знакомых в деревне Смаличи, географически относящейся к Западной Беларуси. Так вот, у них мальчик маленький бегал по хате в ботиночках. «Что значит западники!» — подчёркивает Ольга Николаевна.

Голод. Дети и взрослые постоянно хотели есть, и десятилетия спустя мемуаристка то и дело сворачивает на еду: как добывали, чем кормились, чем угощали. Какие-нибудь карамельки, которым грош цена в базарный день, помнит до самой старости. Хлеба досыта наелась опять же только на Урале. Я вам хуже историю расскажу, одна молодая женщина из деревни за какие-то злоупотребления попала в тюрьму. Так, вернувшись, рассказывала о тюремной столовой с восторгом: макароны! лапша! вермишель! А никто из односельчан и слова такого не знает, вермишель... С одной стороны, никто не помер голодной смертью. С другой стороны, каждый имел такую возможность. При этом лентяев нет. Все взрослые работают в колхозе с одним выходным, а в страду вовсе без выходных, сдают государству «теля» в год, держат кур, кроликов, корову, занимаются огородом — то есть трудятся, трудятся и трудятся. Отгул, отпуск, отдых? У нас говорили: «Мы будем пахать, а ты заседать? Не выйдет! Уже посидели на этой неделе». Естественно, при такой жизни здоровых было мало, а мужчины покрепче и потолковее либо ушли на фронт и не вернулись, либо завербовались на предприятия в город. Основную лямку тянули женщины и подростки.

Военные бедствия, например, поведение отца, домашнего агрессора, скандалиста и пьяницы, запретившего кормить бабушку (кормили тайком. а что сделать? Зашибёт же), хулиганство в школе... Что удивительно, «Тярпи, Зося...» при всех описанных трудностях и даже ужасах не проихводит угрюмо-пессимистического впечатления. Отчасти тайна кроется в личности самой рассказчицы. Остроумная, меткая, памятливая Ольга Николаевна то и дело припоминает сочные иронические поговорки и пословицы, цитирует песни, стихи, речи и пропагандистские лозунги, имевшие хождение в то время, и подробно разъясняет, почему в её Куцевщине так, как в лозунге, быть и не могло. Удивительные по интонации воспоминания: не исповедь, не отповедь, не проповедь, а спокойная, взвешенная речь умной, повидавшей жизнь женщины. Судьба.

Почитать можно здесь:
1 часть -- http://biyavestnik.biysk22.ru/arhiv/2015/3.pdf (со 178 страницы)
2 часть -- https://vtoraya-literatura.com/pdf/studio_18-19_2014.pdf (с 81 страницы)
3 часть -- https://vtoraya-literatura.com/pdf/studio_20-21_2015.pdf (со 146 страницы)
4 часть -- https://www.senator-perm.ru/wp-content/uploads/Vesch-11.pdf (с 53 страницы)

Виктория Шмидт, Ирина Соломатина «Женский активизм в Беларуси: невидимый и неприкасаемый»

"Книга представляет исследование, которое проводилось в течение года на беларусском материале. Одна из его руководительниц, Ирина Соломатина – известная в Минске феминистка и экспертка в сфере гендерных исследований; вторая, Виктория Шмидт – не менее авторитетная исследовательница и научная сотрудница университета Масарика в Бруно. Как отметила на презентации Ирина Соломатина, участие в проекте Виктории Шмидт позволило более непредвзято взглянуть на процессы, связанные с женским движением в Беларуси. Важной составляющей книги стали также рисунки беларусской политической художницы Марины Напрушкиной к каждой из глав.
Женский активизм: как учесть все его многообразие?
Проведение любого исследования на постсоветском пространстве сталкивается с трудностями адаптации уже имеющихся и развитых, чужих теорий к локальному контексту. Авторки книги «Женский активизм в Беларуси» уделили этому вопросу специальное внимание. Именно поэтому они попытались взглянуть на беларусский контекст из очень разных исследовательских перспектив: так, вместо привычного и отягощенного колониализмом отнесения стран к первому, второму и третьему мирам, или западным и не-западным, они предложили обращаться к сравнению глобального Севера и Юга. Такая перспектива позволяет, по мнению авторок, не бояться столкновения внутри женского активизма современных стратегий и зависимости от прошлого. Поскольку оно неизбежно возникает при наложении друг на друга различных практик (исследовательской, культурной, политической), с одной стороны, и взаимодействия поверх границ, но независимо от доноров (получившего обозначение «транснационального феминизма»), т.е. активисток на уровне grassroots разных стран, с другой.
Collapse )

"Убить в себе ангела, или Каково быть поэтессой в современной Беларуси"

Очень интересная дискуссия.
Мне страшно понравилась идея Вольги Гапеевой по поводу женских сборников.
"Можно, конечно, рискнуть и начать норму расшатывать. Вот издать, например, сборник "Литература ХХ в." и внести туда только женщин, ничего никому не объясняя. Просто посмотреть, какая будет реакция. Ведь существует много сборников, где одни авторы-мужчины, и никто не задается вопросами по этому поводу."

Аааа, это же гениально!
кот

Новинка: "Бусинки и капли", Н. Ясминска

Надея Ясминска, "Бусинки и капли"
Издательство: Более другое
ISBN: 978-5-9906350-6-7



Издательская аннотация: Это произведение, разбитое на краткие отрывки, раскрывает мир пятилетнего Мальчика, показывает его мысли и мировоззрение, рассказывает об отношениях с семьёй (Папой, Мамой, Старшим Братом и Котом) и неслучайными друзьями (Старичком в потёртом пальто, Ступенной Бабушкой и Шапочным Знакомым).
Мальчик делает открытия, ведёт дневник-в-голове, обижается, болеет, ждёт лето, учится читать, фантазирует, размышляет о жизни и смерти.
"Бусинки и капли" - своеобразный калейдоскоп детства.

Есть три причины прочитать эту книгу.
а) весь Ливлиб в восторге
б) очаровательные иллюстрации Ю. Сосницкого
в) Литература Беларуси на российском рынке представлена не очень чтобы богато. Псевдоним писательницы расшифровывается очень просто: я с Минска.
фотка на пропуск

Алексиевич на встрече в Минске

О себе
«Я сейчас не очень хочу выступать, потому что выступлений много и я очень устала от самой себя. Мне надо время, чтобы прислушаться к себе, как-то обжить это состояние. „Нобелевка“ существует отдельно, я существую отдельно».

О маленьком и большом человеке
«Мне в книгу о любви (которую сейчас пишет Светлана Алексиевич. — TUT.BY) предложили, чтобы я взяла любовь Горбачева. Но вы знаете, нет: я все-таки не изменю маленькому человеку. Но что такое вот эти — большие условно — люди, какие они? Вы знаете, это как дача Януковича. Кажется, что там такое невероятное — за этой фигурой, аурой власти, что хотите. А потом вам это открывают — и вы видите золотой батон, невероятные простыни с собственными портретами (думаю, мы такое увидим тоже), и вы просто ахнете, насколько это тоже маленький человек. Насколько это все то же самое» .

О героях своих книг
«Я ищу человека потрясенного, я застаю их или возле смерти (когда они рассказывают, как они были возле смерти), или в состоянии любви. И тогда человек поднимается на цыпочки, он выше себя, он самый хороший — лучше не бывает в жизни. Лучше он никогда не говорит».

Читать полностью: 10 ярких цитат Алексиевич на встрече в Минске

"Верные враги", Громыко


Originally posted by renfry at "Верные враги", Громыко
Эта книга радует, прежде всего, несколькими особенностями. Во-первых, это не серия. Во-вторых, в ней нет особенных мимимишностей и вообще она довольно мрачная местами. И сама идея "настоящего врага" вместо настоящего друга обыграна очень красиво.
Драконы, эльфы, гномы и тролли выглядят совершенно очаровательно и по-разному смешно. Маг-некромант тоже вполне оригинально получился, не такой анимешный, как вампирский повелитель в серии про Вольху. Короче говоря, хорошая книга!
фотка на пропуск

Нобелевская лекция Светлана Алексиевич

"Я стою на этой трибуне не одна ... Вокруг меня голоса, сотни голосов, они всегда со мной. С моего детства. Я жила в деревне. Мы, дети, любили играть на улице, но вечером нас, как магнитом, тянуло к скамейкам, на которых собирались возле своих домов или хат, как говорят у нас, уставшие бабы. Ни у кого из них не было мужей, отцов, братьев, я не помню мужчин после войны в нашей деревне – во время второй мировой войны в Беларуси на фронте и в партизанах погиб каждый четвертый беларус. Наш детский мир после войны – это был мир женщин. "
http://www.nobelprize.org/nobel_prizes/literature/laureates/2015/alexievich-lecture_ry.html

"Космобиолухи", Ольга Громыко

Я у Громыко читала белорийский цикл о ведьме Вольхе - годное юмористическое фэнтези.
Originally posted by renfry at "Космобиолухи", Громыко
Вы, конечно же, не могли пройти мимо этой серии. Но если вдруг случайно прошли - то есть смысл прочитать. Мне очень понравилась все три книги - и биолухи, и эколухи, и психолухи :) Если честно, во второй создается смутное ощущение, что она написана из чувства долга, чтобы продолжить первую. Но третья вполне компенсирует.
Фиолетовая шоарская лиса - вообще вне конкуренции. У многих моих друзей в лексикон прочно вошли фразы из инструкции по эксплуатации лисы. Один друг на работе, задумавшись над чертежами, бормотал "беспокит меня этот лживый кусь..." :)
Вкратце - компания разномастных неудачников собирается в команду частного космического корабля-грузоперевозчика. Первым контрактом они везут маленькую научную экспедицию (честно говоря, таких же неудачников, только от науки) на тихую планету, заниматься бессмысленной исследовательской деятельностью безвредных и скучных микроорганизмов.
И разумеется, на этой же планете оказывается экипаж пиратов (... вы догадались?) -неудачников. И среди всех этих космических олухов и лузеров есть только один везунчик. Это киборг-убийца, притворившийся человеком.