?

Log in

No account? Create an account

fem_books


Книги, рекомендуемые феминистками


Entries by category: армия

[sticky post]Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать
absynthe
felix_mencat
Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Read more...Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Read more...Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

Опий, война и многое другое
кот
maiorova
Ребекка Ф. Куанг [Rebecca F. Kuang] родилась в Гуанчжоу, в 1999 году вместе с семьёй эмигрировала в США. Ей было девятнадцать лет, когда она, студентка весьма престижного католического Джорджтаунского университета, взяла так называемый академический год и вернулась на родину, работать консультанткой по ведению публичных дебатов. В Штатах по дебатам даже проводятся соревнования, Куанг была в команде своего университета и там преуспевала. В Китае она начала писать книгу под названием "Опиумная война" [The Poppy War]. Через три года этот мрачный фантастический роман был издан, собрал целый букет вдохновляющих номинаций и премий, был оперативно переведён на немецкий, венгерский и русский языки. Отзывов было множество, как восторженных, так и беспощадно критичных. Вот наконец к шапочному разбору и я собралась высказаться. Осторожно, возможны спойлеры.



География мира Опиумной войны несложна. Есть гигантская империя Никан, великая и обильная, порядку только нет. Есть соседний архипелаг Муген, тоже управляемый императором. Империи воюют, причём война холодная вот-вот перейдёт в жаркую. На севере расположена Глухая степь, условная Монголия. На далёком западе — Гесперия, где живут очень продвинутые технически, но всё-таки безнадёжные варвары. Корея куда делась? Куда делась Корея? Учитывая, что на полпути между Никаном и Мугеном располагался остров Спир, от которого осталось одно воспоминание, ауспиции наши тревожны.

[Spoiler (click to open)]Начало может показаться слегка тривиальным: где-то мы читывали о ничем не выдающихся сиротах, которые схватили за хвост птицу удачи и получили возможность выучиться в престижнейшем заведении ойкумены. Впрочем, успеху пятнадцатилетняя провинциалка Фань Рунин обязана не только фортуне, но и собственному усердию, достойному легенд о сюцаях древности. Другое дело, что в Синегардской военной академии девушку ждёт несколько не то, на что она рассчитывает...

Я старомодна. Высшее учебное заведение для меня не стены, пусть сколько угодно овеянные славой, не только и не столько совокупность преподавательского состава с уникальными навыками, мудрых книг в библиотеке и студенчества, способного всё это усвоить в какой-то степени. Высшее учебное заведение для меня — это alma mater, мать-кормилица, объединяющая под своим заботливым крылом самых разных людей. Однокашники — не аллегория, а искреннее определение учащихся, которые вскормлены общей "кашей" и объединены чем-то, кроме часов, дней и годов коллективного просиживания скамеек. Пусть между ними будут дискуссии, будут жаркие споры, будут длительные разногласия, но общей каши это не отменяет. Так вот, возвращаясь к Синегардской академии, — из неё альма-матер категорически не получилась. Курсанты и курсантки достигли не только степеней известных, они многое усвоили и многое освоили за эти годы. Получили знания, умения, навыки. Но общности никакой не обрели. Хотя, казалось бы, военная школа должна работать на сплочение даже глубже, чем штатский университет — от офицерского товарищества зависит успех службы. Как пришли разношёрстными и разобщёнными, так и ушли. Утончённые и надменные аристократы остались аристократами, интеллектуал — интеллектуалом, представительница медицинской династии — представительницей династии и медичкой, а мелкая торговка наркотиками — мелкой торговкой наркотиками. Вообразите, знания энциклопедистки, тактико-технические характеристики небольшой боевой машины, мало не духовное просветление, непосредственное общение с богами — в сочетании с менталитетом мелкой торговки наркотиками. Критика пишет о том, что Рин "в процессе карьерного роста" теряет гуманность... Не согласна. Нельзя потерять то, чего не имеешь. Интеллигентские рефлексии а-ля "жалость остановила его руку" Рин изначально не свойственны, а уж академия развеяла самую тень иллюзий. Вот ещё привычный стереотип фэнтези: на пути к самосовершенствованию герой/героиня сталкивается с потерями чего-то дорогого, близкого. Рин нечего терять и не о чем горевать. Это не гипербола. Ни детства, ни родных, ни собачки любимой, ни тушечницы. Она не бесстрастна, нет, но страсти как будто лежат на отдельной полочке, не смешиваясь с обычной жизнью, подчинённой диктату разума. И да, есть странный дар. Активизируется он, если девушку предельно унизить.

Это, кстати, показательно.

Исторические аллюзии из эпохи японо-китайской войны 1937-1945 гг. очевидны, наверное, всем, и заострять на них внимание я не буду. Для меня ужас начался не с резни, а с того разложения, которое по неизвестным причинам поразило никанскую армию сверху донизу. Вот где тлен-то. Субординации нет, дисциплина забыта, неуставные отношения процветают. Командир наркоман. Стратегически важные города на побережье охраняются, с позволения сказать, ополчением — одна алебарда на шестерых. В случае нападения противника они остаются без поддержки извне. Никакая доблесть отдельных боевых единиц, сколь угодно богатырских, не отменяет полной разболтанности и бестолочи. Существует высшее командование, кучка ополоумевших от собственной безнаказанности геронтократов... пардон, почти божественных сущностей, и есть несчастные, обездоленные лейтенантики и лейтенанточки вроде Рин, пешки в погонах, которые для этих сущностей таскают каштаны из огня. Не щадя здоровья, жизни и самой чести. Ибо присяга. Между ними — вакуум. Складывается неприятное ощущение, что по Никану прокатилась мощная политическая чистка начальствующего состава армии. В тексте на это даются известные намёки, в частности, гибель боевого шамана Тюра. Что может противопоставить сплочённой и идейно индоктринированной, назовём уж вещи своими именами, фашистской нечисти вчерашняя выпускница с Сунь-цзы в изголовье и маковыми зёрнышками в кармане?

У "Опиумной войны" есть продолжение и ещё будет завершающий третий том. Это показывает нам, что Ребекка Ф. Куанг действительно очень молода, сильна духом и оптимистична. Я, вот честно, не представляю, о чём тут писать дальше.

Рассказ Юлии Хартвиг
кот
maiorova
Эм

Привезли мясорубку, механизм, которым мелют мясо. Но какой это был механизм! Монументальный, тяжелый, великолепный как памятник. Отлитый из железа старомодный корпус, завертки, сита, ручка с деревянной рукояткой, как во времена моей бабушки. Вот только в дом эта мясорубка не вошла бы. Просто застряла бы в дверях.

Поставили её в поле, под окнамиCollapse )

Перевод Н. Астафьевой

Gail Collins "America's Women": «Гитлер вытащил нас с белых кухонь»
freya_victoria

«Гитлер вытащил нас с белых кухонь»
Когда городские власти Сан- Франциско стали призывать женщин заменить на рабочих местах ушедших на фронт мужчин, юная Майя Ангелоу решила что будет водителем знаменитого городского трамвая. Позже в своей автобиографии она написала об этом времени: «Я так и видела себя в аккуратной голубой форме, с портативной кассой на поясном ремне, с улыбкой, желающей каждому входящему пассажиру доброго утра». Мать пыталась урезонить дочку словами «на трамвай чернокожих не берут». Майя прошибла этот барьер исключительно силой воли, систематически ударяясь в одно и тоже место собственной головой. «Я ходила наниматься в трамвайное бюро, каждый день, как на работу», -- вспоминала Майя. – «Это был такой же день, как и многие другие, когда я сидела в коридоре бюро и ждала непонятно чего. Чиновница позвала меня и чуть ли не в нос сунула кипу бумаг. Это были анкеты для приема на работу.» Будущая поэт-лауреат Америки стала водителем трамвая, правда, получила график, который никто больше не хотел. В Нью-Йорке негритянкам так же пришлось прошибать барьер головой, и в 1944 они добились, что их стали брать работать телефонистками.
Для чернокожих женщин военные годы были сочетанием унизительной дискриминации и новых, небывалых возможностей. Сложнее всего было устроиться на военный завод, потому что на таких заводах лучше всего платили. В 1943, когда рабочих рук отчаянно не хватало, одно профсоюзное исследование показало, что из 280 военных заводов, на которые брали женщин, лишь 74 были готовых брать цветных женщин. Когда легкая промышленность массово набирала работников, они обращались к белым женщинам, когда тяжелая – к чернокожим мужчинам. Большая часть работодателей в ответ на критику от правительства и правозащитников разводили руками и говорили, что и рады бы нанять негритянок, да белые с ними работать отказываются. Это зачастую было правдой, хотя те фирмы, которые ставили перед своими работниками вопрос ребром – работать в смешанном коллективе или лишиться хорошей зарплаты – справлялись с проблемой на диво быстро. Белые женщины почему-то реагировали на интеграцию иначе, чем белые мужчины. Согласно опросам, собственно присутствие черных мужчин в цеху белым мужчинам не мешало. Бурление начиналось только тогда, когда негра назначали на работу, где он мог командовать белыми или получать больше белого. Но белые женщины даже в один туалет с негритянками ходить отказывались, мотивируя это тем, что у негритянок у всех венерические болезни.
Read more...Collapse )

"Иншалла" А. Тугаревой: женщина как компенсация
кот
maiorova
Современная русская литература, оказывается, может здорово огорошить... Сюжет романа "Иншалла. Чеченский дневник" прост: средних лет чеченец приезжает на заработки в Питер, знакомится с петербурженкой и поселяется у неё. Повествование щедро сдобрено военными и тюремными байками, политическими рассуждениями и страшилками. В первом приближении читается увлекательно, вроде Эмилио Сальгари. У мужских персонажей рефлексии примерно ноль, а нравственность лишь та, которую отец пинками вколотил.

— Товарищ солдат!
Почему вы избили дежурного на КПП 164-го отряда?
Почему самовольно завладели его оружием?
Почему остановили служебную машину начальника части 289?
Почему самовольно высадили водителя служебного автомобиля УАЗ 469?
Почему уехали за территорию военной части?
Что я должен был отвечать? Просто замкнуло.


Главный герой, впрочем, дяденька ушлый, себе на уме. Для него маска так называемого дикаря, вольтеровского Простодушного -- маска, и только. Медовый месяц быстро заканчивается. "Любимая" даёт кров, кормит, выплачивает кредиты "любимому", а тот гоняется за ней с холодным оружием, запрещает ходить на работу, гулять, разговаривать по телефону. "Любимая" задаётся вопросами:

Что если вдруг это не лечится? Может, это этническая самобытность? Или все тот же синдром шариата? Но тогда как с этим жить дальше?

"А на кой с этим жить дальше?" -- так и тянет поинтересоваться. Трагичность происходящего в том, что никакие издевательства возлюбленного не колеблют чувств героини. Она закоренела в роли спасательницы, а ведь "сейчас, наверно, будут убивать".

Ты упорно повторял:
— Россия у меня всё отняла. Россия мне рожать будет.
Я хотела отогреть твое сердце.
Я хотела зализать твои раны.
Я хотела искупить многолетнюю вину текущей во мне русской крови. Не могу простить себе ни одной детской души, отправленной прямиком к Аллаху моим отечественным оружием.
Я хотела бы полностью покрыть этот изуверский ущерб, а не сумела возместить его хотя бы одним маленьким джигитом.


Ну, кто б усомниться мог! Конечно! Кому и отдуваться за губительное недомыслие "мундиров" и "пиджаков", как не женщине и младенцу (к счастью, гипотетическому)? Героиня во времена Первой чеченской кампании до права голоса доросла ли? Но она Россия. Она должна ответить за всю страну, и точка. С пугающей откровенностью Тугарева описывает, как здоровая психически партнёрша втягивается в бред партнёра и, в свою очередь, индуцирует уже его. Помощи ждать неоткуда. Священник советует вызвать полицию, и он прав. Авторитетный чеченец апеллирует к языку силы. Когда ситуация делается окончательно безвыходной, наш герой исчезает. Просто испаряется. Ищи ветра в поле.

Сдаётся мне, то был хэппи-энд.

Что характерно, "Иншалла" раз за разом оказывается в списках престижных литературных премий: НОС, "Ясная поляна", русский Букер. Смешно будет выглядеть этот мой отзыв, если роман этого самого Букера получит. Но скажу то, что хотела сказать, -- если это автобиография, то психотерапевтическая помощь не помешает. А если это художественное произведение, то понятия не имею, как к нему относиться.

Читать можно здесь: http://magazines.russ.ru/druzhba/2017/1/inshalla.html

Юлия Друнина "Зинка"
freya_victoria
Памяти однополчанки — Героя Советского Союза Зины Самсоновой
1
Мы легли у разбитой ели.
Ждем, когда же начнет светлеть.
Под шинелью вдвоем теплее
На продрогшей, гнилой земле.
- Знаешь, Юлька, я - против грусти,
Но сегодня она не в счет.
Дома, в яблочном захолустье,
Мама, мамка моя живет.
У тебя есть друзья, любимый,
У меня - лишь она одна.
Пахнет в хате квашней и дымом,
За порогом бурлит весна.
Старой кажется: каждый кустик
Беспокойную дочку ждет...
Знаешь, Юлька, я - против грусти,
Но сегодня она не в счет.
Отогрелись мы еле-еле.
Вдруг приказ: "Выступать вперед!"
Снова рядом в сырой шинели
Светлокосый солдат идет.
Read more...Collapse )

Берта фон Зутнер "Долой оружие"
Асексуальность
shagirt
Первая в истории женщина – лауреат Нобелевской премии мира, икона пацифистского движения, скончалась накануне Первой мировой войны, то есть ровно 100 лет назад.

Вот несколько цитат из Берты фон Зутнер:

"Следующая война будет настолько ужасной, как никакая другая до нее.

Понятиями религии нельзя оправдать костры, понятием Родины – массовые убийства людей, а наукa не дает правa мучить животных.

У того, кто находится на расстоянии от событий и не может поэтому слышать крики жертв и видеть их конвульсии, но, зная о них, остается равнодушен к крикам и трепыханиям, у того несомненно есть нервы, но сердца у него нет.

Никакому разумному человеку не придет в голову смывать чернильные пятна чернилами, а масляные маслом. И только кровь должна то и дело быть смываема кровью.

Тот, кто безжалостен к бедным беспомощным существам, стоящим ниже его, тот не имеет права при собственной беспомощности молиться, обращаясь ко Всевышнему: Господи, помилуй!"


Осенью 1889 года, в возрасте 46 лет, Берта опубликовала свой ставший наиболее известным пацифистский роман "Долой оружие!".

Роман и дальнейшая общественная деятельность сделали Берту фон Зутнер одной из самых ярких представительниц пацифистского движения. В романе она натуралистично описала ужасы войны глазами молодой замужней женщины. Она задела своей книгой нерв общества, в котором шли тогда жаркие дискуссии о войне и милитаризме.

Книга имела грандиозный успех, выдержала 37 переизданий и была переведена на 12 языков.

Скачать можно здесь