Category: армия

absynthe

Выбери женщину: Какие книги хочется тут обсуждать и рецензировать

Сообщество создано, чтобы женщины могли тут обсуждать книги, написанные женщинами, с феминистских позиций в рамках принципа "выбери женщину", чтобы начать разбавлять свои книжные полки, заставленные мужскими книгами, книгами женщин. Это женское пространство и мужчины в сообщество не принимаются. (Удалять тех, кто принят по ошибке, я, конечно, не буду, но общий принцип от этого не меняется).

Помимо серьезных книг, написанных сознательными феминистками, феминистской критики патриархата, книг по психологии для повышения самосознания и вычищения сексистской парадигмы из своего сознания, хочется обсуждать и жанры "полегче" - детективы, фантастику, триллеры и пр., написанные женщинами, где много персонажей женщин.

Очень интересна художественная литература, описывающая мир и жизнь глазами женщин, через переживание женского опыта.

Интересны автобиографии и мемуары сильных и успешных женщин, даже если они не считали/не считают себя феминистками и местами транслирует сексистское гуано.

Впрочем, истории про тяжелые судьбы жертв патриархата интересны не менее историй успеха.

Не менее интересны хорошие детские книги, написанные женщинами, чтобы знать, какой книгой меньше засоришь мозг ребенка.

Вообще выбор книги для рецензий - на усмотрение читательниц - если что-то вам показалось стоящим, то оно с большой долей вероятности может показаться стоящим другим женщинам.

Сообщество модерируют: felix_mencat, maiorova, lada_ladushka, freya_victoria, roveindusk.
В случае конфликтов или вопросов, касающихся правил, обращайтесь к модераторкам.

АПД. Виртуальный книжный клуб.Collapse )

АПД. 2 - Стандартизированное оформение постов с рецензиями Collapse )

АПД. 3 - СПИСОК КНИГ МЕСЯЦА Книжного Клуба за все месяцы - http://fem-books.livejournal.com/102658.html

АПД.4 - ПОИСК ПО ТЕГАМ - - http://fem-books.livejournal.com/tag/

АПД. 5 - очень полезная статья о женской литературе и о феминистской лит. критике, Ирины Жеребкиной: http://fem-books.livejournal.com/269691.html?view=2209915#t2209915

АПД. 6 - ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА: http://fem-books.livejournal.com/278879.html

АПД. 7 - "Зеркало" сообщества регулярно копируется на dreamwidth, под тем же названием.
Кроме того, 29 октября 2014 года родился новый сайт книжного сообщества - https://fembooks.wordpress.com/

АПД. 8 - "Как подавить женское писательство" Джоанна Расс - http://fem-books.livejournal.com/533224.html

АПД. 9 - "Попробуйте один год не читать книги, написанные белыми гетеросексуальными цисгендерными мужчинами" - http://fem-books.livejournal.com/710524.html

АПД. 10 - "Энциклопедия для девочек: как менялась главная героиня романа воспитания в XX веке" - лекция Александры Шадриной - http://fem-books.livejournal.com/1076178.html

Олеся Луконина "Война - дело молодых" (самиздат)

Аннотация:
Русская учительница Алиса приезжает с Дальнего Востока в разрушенный войной Грозный, чтобы работать в интернате для детей-инвалидов. Пытаясь помочь заброшенным всеми детям, она сталкивается с политиками, солдатами, боевиками, стараясь достучаться до души каждого. Выжить ей помогает способность к врачеванию, унаследованная от прабабки-знахарки. Ей начинает покровительствовать влиятельный чиновник из чеченской администрации, но Алиса не хочет быть марионеткой в его руках.


Читать здесь: http://samlib.ru/l/lukonina_o_b/voinenet.shtml

Случайно набрела на этот роман, читала не отрываясь до поздней ночи и решила, что надо рекомендовать. Мне понравилось, как автор соединила в тексте несколько пластов: трагическую историю войны на чеченском поле (убийства, пытки, изнасилования, люди - как равнодушные звери, нищета, бюрократизм и резня всех всеми), юмористически-оптимистическую историю главной героини (всегда с шуткой, "слона на скаку остановит и хобот ему оторвет", обязательно выживет, влюбит в себя половину местных боевиков и устроит семейную жизнь на минном поле: немножко мартисьюшно, но здесь это выглядит уместно - так неуемный оптимизм оттеняет бездонную трагедию), документальные вставки (высказывания политиков с обеих сторон о войне) и отрывки из песен того времени (о смерти, о неприкаянности, о нескончаемой и бессмысленной борьбе, предательнице-судьбе - и о том, что ты все-таки жив, если можешь петь). Получился интересный образ 90-х: когда, с одной стороны, бедность и война, грязная политика и алчность, а с другой, у кого-то в голове после советского детства и вспышки постсоветского свободолюбия - идеалы, книжные цитаты, "не жизнь без книги" и вера в человеческое братство.
Грустно бывает находить на просторах сети отличные вещи, достойные прочтения, без отзывов и без признаков жизни на авторской страничке, и понимать, что кто-то когда-то писал, переживал, может, годами жил этой историей, а сейчас - где человек? что с ним стало? жизнь заела и писательство осталось в прошлом? или умер?.. (но это не все про Луконину, она страничку обновляет!)
Кстати, может, у кого-то бывали такие же случаи с самиздатовскими жемчужинами? Порекомендуйте их в комментариях!
[отрывок] - ...Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью,
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?
Пошёл солдат в глубоком горе
На перекрёсток двух дорог,
Нашёл солдат в широком поле
Травой заросший бугорок...
Она чувствовала, как кровь отливает от лица, когда глядела в глаза стоящих вокруг неё людей, - которые сидели возле этого казённого дома днём и ночью, - но петь не перестала.
Не могла.
Потому что пела уже не только для своих детей, - под табличкой "Просим помочь детскому интернату", - но и для этих людей, которые сутками ждали здесь: помощи, спасения, любых известий.
- ...Стоит солдат, и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат - встречай, Прасковья,
Героя-мужа своего...
Неслышно подошедший милиционер из местных крепко взял её за локоть.
- Пускай поёт! - крикнули из толпы.
- Нигде не написано, что здесь запрещено петь, - тихо сказала она, высвобождаясь.
Помедлив, тот отошёл.
- ...Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только тёплый летний ветер
Траву могильную качал...
Хлопнула дверца подъехавшей машины. Телевизионщики.
Встряхнув головой, она пошла по кругу с бейсболкой Бека в руках.
- Талгатовна, домой пойдём, а? - безнадёжно сказал Бек, наверное, в сотый раз.
когда я ем борщ, для меня все умерли
Она покачала головой. Бейсболка была полна.
но поёшь ты чуть тише, чем Монсеррат Кабалье
- ...Ой, туманы мои, растуманы,
Ой, родные леса и луга,
Уходили в поход партизаны,
Уходили в поход на врага...
Краем глаза она увидела, как у корреспондента с бейджиком на груди - НТВ - упала челюсть, - почти со щелчком, почти до колен, как в американском мультике про Тома и Джерри.
- ...На прощанье сказали герои:
"Ожидайте хороших вестей",
И на старой Смоленской дороге
Повстречали незваных гостей.
Повстречали, огнем угощали,
Навсегда уложили в лесу...
Она проглотила непрошеный комок в горле и допела тише:
- ...За великие наши печали,
За горючую нашу слезу...
Толпа густела, кепка снова наполнялась, количество военных и телевизионщиков росло. Она вдруг с ужасом сообразила, что репортаж этот могут увидеть и мама с сестрой, и Ленка... да кто угодно!
отступать некуда - позади Москва
Знакомое лицо в толпе, среди людей в камуфляже: ах да, точно, министр по делам печати.
большой и круглой
Как всегда, улыбается. Видимо, вспомнил, как лихо она его давеча обобрала.
дайте медный грошик, господин хороший
вам вернётся рубль золотой

Она перевела дыхание. Солнце медленно подымалось, начиная пригревать.
- ...Орлёнок, орлёнок, взлети выше солнца
И степи с высот огляди,
Навеки умолкли весёлые хлопцы,
В живых я остался один...
На третьем куплете ей в локоть вцепилась запыхавшаяся начальница отдела образования: элегантный сиреневый пиджак "под Шанель" застегнут не на те пуговицы, в глазах - священный ужас.
- Вы с ума сошли, Алиса Талгатовна! Пройдите ко мне в кабинет!
Бедняжка нервно косилась на телекамеры, старательно отворачиваясь.


[отрывок2] - Ну чего ты бегаешь? Я с тобой просто поговорить хочу. А ты от моих парней бегаешь. Трубку бросаешь!
- Не о чем нам говорить. И незачем.
- Что, муж твой не нужен тебе разве? Нашла, что ли, уже, с кем отдохнуть?
Она тупо поглядела на свою руку, взметнувшуюся и враз перехваченную его железными пальцами так, что она почувствовала, как отчаянно колотится в запястье пульс.
- Не смей - сломаю, - сощурился Султан лениво.
- Ломай! - прошипела она сквозь зубы. - Ну!
- Не про то говорим, - пробормотал он вдруг, ослабив хватку, и она спрятала онемевшую руку за спину.
с нас теперь не сваришь кашу
стали сталью мышцы наши
тренируйся лбом о стену
вырастим крутую смену

- Не о чем говорить, - хрипло повторила она. - Я не буду работать на тебя.
- Я...
- И таскаться за тобой повсюду, от пули спасать, тоже не буду!
- Почему от пули? - просто сказал он. - От бомбы тоже, от фугаса, от гранаты, от...
- Оставь меня! - вскрикнула она, зажмурившись. - Отпусти!
- Человек не ведает о том, что записано у Аллаха, и что лежит ему у него под печатью, - сказал он нараспев и тихо засмеялся. - Я... да, кровь на мне, а Бес что - лучше? Я тут хозяин, а Бесу ничего уже не светит!
- На тебе слишком много крови, - она вновь прижалась к стене, пытаясь укрыться от его тёмного, исподлобья, взгляда. - Грешно молиться за царя Ирода, Богородица не велит...
- Чего ты там болтаешь?!
обращайтесь, гири, в камни
камни, обращайтесь в стены
стены ограждают поле
в поле зреет урожай

Султан вдруг тяжело мотнул головой:
- Ладно... Вот... Я хотел... Я знаю, что ты... - Сжав губы, он распахнул ворот своего камуфляжа, вытаскивая фигурный амулет на чёрном шнурке, сплошь покрытый арабской вязью. Снял с шеи шнурок, протянул ей.
Дрожащими ледяными пальцами она кое-как достала латунную подвеску, пригревшуюся на груди, потянула через голову тоненькую цепочку, завороженно глядя, как враз проступает облегчение на его лице - будто вода сквозь камни.
Положила подвеску на его широкую ладонь, схватила амулет, зажала в кулаке, чувствуя, как выступы больно впиваются в кожу.
- Ты знаешь, что я?.. на что я... ты этого хочешь?
- Да... - выдохнул он, тоже крепко сжав кулак.
и родная отвечала
я желаю всей душой
если смерти, то мгновенной
если раны - небольшой
кот

"Айасель" Ирины Зартайской и Ассоли Сас

Если проводить в конце каждого года чемпионат Красивой Книги (именно так, с двух прописных букв!), то "Айасель. Вечер в степи" [Поляндрия, 2019] точно будет в числе претенденток.



Несколько разворотов:



Collapse )

Особое лирическое настроение создают народные казахские сказки в переводе Салтанат Эргашевой, включённые в реалистическое, совершенно не сказочное повествование: семнадцатилетнюю Айасель выдают замуж за соседа, недавно отслужившего в армии. В попытке спастись от нежеланного брака девушка решает бежать. Не очень понятно, какое тысячелетье на дворе, хотя, если жених служил в армии во Владивостоке, значит, Советский Союз ещё не распался. Впереди у Айасель и её семьи большие перемены...

Ярина Каторож "Стожар"


"Стожар" (2017) - первая книга из трилогии молодой украинской писательницы Ярины Каторож (родилась 25 марта 1994 года во Львове). И это уже не первая ее книга - еще в 2015 году у Каторож вышел фэнтезийный роман "Алхимия свободы".
Главный минус книги - придется читать продолжения :) Так как в первой книге трилогии события только начинают разворачиваться. Вторая книга - "Альянс" - вышла в 2018 году. Третья пока не вышла, но я надеюсь, что авторка допишет трилогию, иначе будет очень обидно.
Что из себя представляет мир, созданный Яриной Каторож? Есть огромная империя с пятитысячелетней историей - Циркута. Господствующий народ - белаты - покорили когда-то одиннадцать других стран, которые стали провинциями империи. Последней была покорена Патрия, но и это было давно, прошло уже 800 лет. Сопротивление патрийцев было настолько упорным, что белаты решили стереть даже воспоминание о том, что когда-то была такая страна. Провинцию переименовали в Метею, патрийский язык запретили, и даже вспоминать о том, что кода-то была Патрия, запрещено. Впрочем, метейцы, за редчайшими исключениями, и не вспоминают, они влачат жалкое существование, как и другие порабощенные Циркутой народы. Лишь небольшое количество патрийцев когда-то ушло в леса, в Дикий край за пределами Циркуты, они сохраняют память о прошлом, но бороться с империей им не по силам. (Далее постараюсь очень уж сильно не спойлерить, но на всякий случай спрячу под кат.)
[Spoiler (click to open)]Единственный "социальный лифт" для представителей покоренных народов - служба в имперской армии. По одному ребенку из каждой семьи (это может быть как мальчик, так и девочка) берут в обязательном порядке на обучение в Сколисы, это что-то вроде военных училищ. После 4-летнего обучения они должны отслужить 10 лет в качестве "сервусов" (младший военный состав) - те, кто выживут, конечно. А потом - опять же, если выживут - могут вернуться домой, подзаработав за службу неплохие деньги. Для большинства это предел. Но лучшие из выпускников Сколиса могут поступить в элитную военную академию - Дарвенхард. Оттуда уже выходит настоящий "спецназ" и (по идее), люди, полностью лояльные империи. Это тот путь, который прошла одна из главных героинь - метейка Ханна.
Главные героини книги - женщины, Ханна и Анна. Итак, Ханна - дарвенхардка, выпускница имперской военной академии. А вот Анна - Стожар.
Что значит "Стожар" - не очень-то понятно. Известное славянское название Плеяд, Стожары, имеет смутную этимологию. Есть еще "стожар" как шест, который придает устойчивость стогу. Всё это, впрочем, не проясняет, что значит "Стожар" в этом мире. Стожары были могущественными магами Патрии, которые и позволяли ей тысячелетиями сохранять независимость от растущей империи Циркуты. Но Стожаров уже давным давно нет, последний из Стожаров погиб как раз восемь веков назад, после чего Патрия была завоевана. И вот, появляется новый Стожар. Это попаданка из нашего мира, ее зовут Анна, но сначала она не помнит своего имени, и вообще не помнит ничего из своего прошлого и не знает, кто она такая.

О книге в целом - язык хороший, читается на одном дыхании; отдельные части книги, впрочем, не вполне равномерны, воспоминания Анны о нашем мире, по-моему, менее удачны, чем другие главы, но ладно, это простительно. Местами "пересол" с любовными линиями, но это тоже на любительницу. Но любовные линии всё же носят вспомогательный характер, главная суть не в них, у каждой героини есть своя миссия. То, что главные герои - женщины, и именно вокруг них строится сюжет, не может не радовать феминистское сердце ;) Среди второстепенных персонажей - тоже яркие женщины - подруги и врагини героинь, причем, отношения между женщинами разнообразны и сложны, иногда врагиня становится подругой, а иногда и наоборот. Из второстепенных героинь особо интересна Маина - директриса военной школы, где училась Ханна.

В конце книги Анна и Ханна встречаются. Дальше и должно начаться самое интересное - но об этом уже в следующих книгах. Да, заинтриговать читателя Ярине Каторож удалось. Лично я буду дочитывать.

Книгу можно скачать здесь. Любительницам фэнтези, читающим по-украински, могу рекомендовать.
кот

Опий, война и многое другое

Ребекка Ф. Куанг [Rebecca F. Kuang] родилась в Гуанчжоу, в 1999 году вместе с семьёй эмигрировала в США. Ей было девятнадцать лет, когда она, студентка весьма престижного католического Джорджтаунского университета, взяла так называемый академический год и вернулась на родину, работать консультанткой по ведению публичных дебатов. В Штатах по дебатам даже проводятся соревнования, Куанг была в команде своего университета и там преуспевала. В Китае она начала писать книгу под названием "Опиумная война" [The Poppy War]. Через три года этот мрачный фантастический роман был издан, собрал целый букет вдохновляющих номинаций и премий, был оперативно переведён на немецкий, венгерский и русский языки. Отзывов было множество, как восторженных, так и беспощадно критичных. Вот наконец к шапочному разбору и я собралась высказаться. Осторожно, возможны спойлеры.



География мира Опиумной войны несложна. Есть гигантская империя Никан, великая и обильная, порядку только нет. Есть соседний архипелаг Муген, тоже управляемый императором. Империи воюют, причём война холодная вот-вот перейдёт в жаркую. На севере расположена Глухая степь, условная Монголия. На далёком западе — Гесперия, где живут очень продвинутые технически, но всё-таки безнадёжные варвары. Корея куда делась? Куда делась Корея? Учитывая, что на полпути между Никаном и Мугеном располагался остров Спир, от которого осталось одно воспоминание, ауспиции наши тревожны.

[Spoiler (click to open)]Начало может показаться слегка тривиальным: где-то мы читывали о ничем не выдающихся сиротах, которые схватили за хвост птицу удачи и получили возможность выучиться в престижнейшем заведении ойкумены. Впрочем, успеху пятнадцатилетняя провинциалка Фань Рунин обязана не только фортуне, но и собственному усердию, достойному легенд о сюцаях древности. Другое дело, что в Синегардской военной академии девушку ждёт несколько не то, на что она рассчитывает...

Я старомодна. Высшее учебное заведение для меня не стены, пусть сколько угодно овеянные славой, не только и не столько совокупность преподавательского состава с уникальными навыками, мудрых книг в библиотеке и студенчества, способного всё это усвоить в какой-то степени. Высшее учебное заведение для меня — это alma mater, мать-кормилица, объединяющая под своим заботливым крылом самых разных людей. Однокашники — не аллегория, а искреннее определение учащихся, которые вскормлены общей "кашей" и объединены чем-то, кроме часов, дней и годов коллективного просиживания скамеек. Пусть между ними будут дискуссии, будут жаркие споры, будут длительные разногласия, но общей каши это не отменяет. Так вот, возвращаясь к Синегардской академии, — из неё альма-матер категорически не получилась. Курсанты и курсантки достигли не только степеней известных, они многое усвоили и многое освоили за эти годы. Получили знания, умения, навыки. Но общности никакой не обрели. Хотя, казалось бы, военная школа должна работать на сплочение даже глубже, чем штатский университет — от офицерского товарищества зависит успех службы. Как пришли разношёрстными и разобщёнными, так и ушли. Утончённые и надменные аристократы остались аристократами, интеллектуал — интеллектуалом, представительница медицинской династии — представительницей династии и медичкой, а мелкая торговка наркотиками — мелкой торговкой наркотиками. Вообразите, знания энциклопедистки, тактико-технические характеристики небольшой боевой машины, мало не духовное просветление, непосредственное общение с богами — в сочетании с менталитетом мелкой торговки наркотиками. Критика пишет о том, что Рин "в процессе карьерного роста" теряет гуманность... Не согласна. Нельзя потерять то, чего не имеешь. Интеллигентские рефлексии а-ля "жалость остановила его руку" Рин изначально не свойственны, а уж академия развеяла самую тень иллюзий. Вот ещё привычный стереотип фэнтези: на пути к самосовершенствованию герой/героиня сталкивается с потерями чего-то дорогого, близкого. Рин нечего терять и не о чем горевать. Это не гипербола. Ни детства, ни родных, ни собачки любимой, ни тушечницы. Она не бесстрастна, нет, но страсти как будто лежат на отдельной полочке, не смешиваясь с обычной жизнью, подчинённой диктату разума. И да, есть странный дар. Активизируется он, если девушку предельно унизить.

Это, кстати, показательно.

Исторические аллюзии из эпохи японо-китайской войны 1937-1945 гг. очевидны, наверное, всем, и заострять на них внимание я не буду. Для меня ужас начался не с резни, а с того разложения, которое по неизвестным причинам поразило никанскую армию сверху донизу. Вот где тлен-то. Субординации нет, дисциплина забыта, неуставные отношения процветают. Командир наркоман. Стратегически важные города на побережье охраняются, с позволения сказать, ополчением — одна алебарда на шестерых. В случае нападения противника они остаются без поддержки извне. Никакая доблесть отдельных боевых единиц, сколь угодно богатырских, не отменяет полной разболтанности и бестолочи. Существует высшее командование, кучка ополоумевших от собственной безнаказанности геронтократов... пардон, почти божественных сущностей, и есть несчастные, обездоленные лейтенантики и лейтенанточки вроде Рин, пешки в погонах, которые для этих сущностей таскают каштаны из огня. Не щадя здоровья, жизни и самой чести. Ибо присяга. Между ними — вакуум. Складывается неприятное ощущение, что по Никану прокатилась мощная политическая чистка начальствующего состава армии. В тексте на это даются известные намёки, в частности, гибель боевого шамана Тюра. Что может противопоставить сплочённой и идейно индоктринированной, назовём уж вещи своими именами, фашистской нечисти вчерашняя выпускница с Сунь-цзы в изголовье и маковыми зёрнышками в кармане?

У "Опиумной войны" есть продолжение и ещё будет завершающий третий том. Это показывает нам, что Ребекка Ф. Куанг действительно очень молода, сильна духом и оптимистична. Я, вот честно, не представляю, о чём тут писать дальше.
кот

Рассказ Юлии Хартвиг

Эм

Привезли мясорубку, механизм, которым мелют мясо. Но какой это был механизм! Монументальный, тяжелый, великолепный как памятник. Отлитый из железа старомодный корпус, завертки, сита, ручка с деревянной рукояткой, как во времена моей бабушки. Вот только в дом эта мясорубка не вошла бы. Просто застряла бы в дверях.

Collapse )

Перевод Н. Астафьевой

Дженис Нимура "Дочери самураев", глава 1


Пролог
Глава 1
Дочь самурая
Из пяти девочек отправленных в Америку, средняя по возрасту, Сутемацу Ямакава, прожила наиболее интересную жизнь. Она родилась 24 февраля 1860 года. Младшее дитя покойного Шигекаты Ямакава, одного из вассалов главы провинции Айдзу, она при рождении получила имя Сакико, что значит «ребенок-цветок». В этой северной провинции, среди высоких гор и расположенных террасами рисовых полей, она стала последней из своей семьи, кто еще застал ритмы и ритуалы самурайского быта.
В городке Вакамацу, столице Айдзу, отовсюду был виден замок Цуруга, с белыми стенами и уступчатыми крышами. Собственно замок окружал внутренний ров, а наружный ров опоясывал территорию в более чем 500 акров, где располагалась конюшни, зернохранилища и жилища приближенных самураев. Кроме рва, эта территория опоясывалась земляным валом с шестнадцатью воротами.
Collapse )

Gail Collins "America's Women": «Я солдат Союза Штатов и не должна быть подвержена страху»



25 декабря 1821 года родилась основательница Американского Красного Креста Клара Бартон.
По этому поводу - очередная глава из книги Гейл Коллинз.


«Я - солдат Союза Штатов и не должна быть подвержена страху»
Клара Бартон была одной из тех неугомонных старых дев Новой Англии, которая вечно кочевала по подругам и родственникам и нигде не могла поселиться надолго.  Талантливая учительница, она ушла с хорошей работы в Нью-Джерси, когда основанную ею сеть школ передали под руководство мужчины, который не прилагал к этому проекту никаких усилий.  Она стала одной из первых женщин-клерков Государственного Патентного Бюро в Вашингтоне.  Директор Бюро настолько впечатлился, что платил Кларе жалование как мужчине, но все-таки не осмелился включить ее в официальный список сотрудников, которые каждые полгода предоставлял Конгрессу.
Когда началась война, одним из первых набранных в Новой Англии полков, проходившим через Вашингтон, был 6-ой Массачусеттс.  Около сорока человек в этом полку были бывшими учениками Клары, и их матери задействовали Клару для передачи своим сыновьям посылок.  В какой-то момент Клара поняла, что посылки, скопившиеся у нее дома для солдат - не просто подарки из дома, но и вещи совершенно необходимые.  В армии не хватало буквально всего.  Хуже всего обстояло дело в госпиталях.  Была страшная нужда в лекарствах, персонале, даже в бинтах.  Врачи не дезинфицировали инструменты между операциями и заливали солдат хинином и морфием – в тех редких случаях, когда эти медикаменты были в наличии.  Большая часть раненых умирала – из десяти получивших ранения в живот выживал один.  Когда поезда с ранеными прибывали с фронта, выяснялось что раненым сутками никто не давал есть и пить.  Кэтрин Уормели, медсестра-северянка, вспоминала что приходящие с фронта поезда привозили «массу, в которой живые сплелись с мертвыми в клубок».  Хотя официальный набор медсестер шел медленно, любая, кто хотела помочь, находила для этого море возможностей.
Collapse )

Андреа Дворкин "Письма из зоны военных действий" - биография Сюзанны Сиббер