Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

кот

Рассказ Тэффи "Блины"

Отшумела, отгремела Масленая неделя, и хочется вспомнить её добрым словом. Предлагаю вашему вниманию двухчастный рассказ Тэффи об особенностях празднования масленицы...

1. Блин

Это было давно. Это было месяца четыре назад.
Сидели мы в душистую южную ночь на берегу Арно.
То есть сидели-то мы не на берегу — где ж там сидеть: сыро и грязно, да и неприлично,—а сидели мы на балконе отеля, но уж так принято говорить для поэтичности.
Компания была смешанная — русско-итальянская.
Так как между нами не было ни чересчур близких друзей, ни родственников, то говорили мы друг другу вещи исключительно приятные.
В особенности в смысле международных отношений.
Мы, русские, восторгались Италией. Итальянцы высказывали твердую, ничем не сокрушимую уверенность, что Россия так же прекрасна. Они кричали, что итальянцы ненавидят солнце и не переносят жары, что они обожают мороз и с детства мечтают о снеге.
В конце концов мы так убедили друг друга в достоинствах наших родин, что уже не в состоянии были вести беседу с прежним пафосом.
— Да, конечно, Италия прекрасна,—задумались итальянцы.
— А ведь мороз — он... того. Имеет за собой...— сказали и мы друг другу.
И сразу сплотились и почувствовали, что итальянцы немножко со своей Италией зазнались и пора показать им их настоящее место.
Они тоже стали как-то перешептываться.
— У вас очень много шипящих букв, — сказал вдруг один из них. — У нас язык для произношения очень легкий. А у вас все свистят да шипят.
— Да,—холодно отвечали мы.—Это происходит оттого, что у нас очень богатый язык. В нашем языке находятся все существующие в мире звуки. Само собой разумеется, что при этом приходится иногда и присвистнуть.
— А разве у вас есть «ти-эйч», как у англичан? — усомнился один из итальянцев. — Я не слыхал.
— Конечно, есть. Мало ли что вы не слыхали. Не можем же мы каждую минуту «ти-эйч» произносить. У нас и без того столько звуков.
— У нас в азбуке шестьдесят четыре буквы,— ухнула я.
Итальянцы несколько минут молча смотрели на меня, а я встала и, повернувшись к ним спиной, стала разглядывать луну. Так было спокойнее. Да и к тому же каждый имеет право созидать славу своей родины, как умеет.
Помолчали.
— Вот приезжайте к нам ранней весной,—сказали итальянцы,— когда все цветет. У вас еще снег лежит в конце февраля, а у нас какая красота!
— Ну, в феврале у нас тоже хорошо. У нас в феврале масленица.
— Масленица. Блины едим.
— А что же это такое — блины?
Мы переглянулись. Ну как этим шарманщикам объяснить, что такое блин!
— Блин — это очень вкусно,- объяснила я.
Но они не поняли.
— С маслом, — сказала я еще точнее.
— Со сметаной, — вставил русский из нашей компании.
Но вышло еще хуже. Они и блина себе не уяснили, да еще вдобавок и сметану не поняли.
— Блины, это — когда масленица! — толково сказала одна из наших дам.
— Блины... в них главное — икра,—объяснила другая.
— Это рыба! — догадался наконец один из итальянцев.
— Какая же рыба, когда их пекут! — рассмеялась дама.
— А разве рыбу не пекут?
— Пекут-то пекут, да у рыбы совсем другое тело. Рыбное тело. А у блина — мучное.
— Со сметаной,— опять вставил русский.
— Блинов очень много едят, — продолжала дама. — Съедят штук двадцать. Потом хворают.
— Ядовитые? — спросили итальянцы и сделали круглые глаза.— Из растительного царства?
— Нет, из муки. Мука ведь не растет? Мука в лавке.
Мы замолчали и чувствовали, как между нами и милыми итальянцами, полчаса назад восторгавшимися нашей родиной, легла глубокая темная пропасть взаимного недоверия и непонимания.
Они переглянулись, перешепнулись.
Жутко стало.
— Знаете что, господа, нехорошо у нас как-то насчет блинов выходит. Они нас за каких-то вралей считают.
Положение было не из приятных.
Но между нами был человек основательный, серьезный — учитель математики. Он посмотрел строго на нас, строго на итальянцев и сказал отчетливо и внятно:
— Сейчас я возьму на себя честь объяснить вам, что такое блин. Для получения этого последнего берется окружность в три вершка в диаметре. Пи-эр квадрат заполняется массой из муки с молоком и дрожжами. Затем все это сооружение подвергается медленному действию огня, отделенного от него железной средой. Чтобы сделать влияние огня на пи-эр квадрат менее интенсивным, железная среда покрывается олеиновыми и стеариновыми кислотами, то есть так называемым маслом. Полученная путем нагревания компактная тягуче-упругая смесь вводится затем через пищевод в организм человека, что в большом количестве вредно.
Учитель замолчал и окинул всех торжествующим взглядом.
Итальянцы пошептались и спросили робко:
— А с какою целью вы все это делаете?
Учитель вскинул брови, удивляясь вопросу, и ответил строго:
— Чтобы весело было!


Collapse )

S.K. Dunstall "Alliance" (23 февраля 2016)

С.К. Данстолл - псевдоним двух сестер, Шерилин и Карен Данстолл, которыерешили, что вместе писать у них получается лучше, чем по отдельности.

О первой книге серии я писала тут - http://fem-books.livejournal.com/692229.html



Линии. Душа каждого корабля. Когда-то считалось, что их всего 10, но это было до того, как на краю вселенной возник чужой корабль, а Эан Ламберт услышал пение других линий.

Капитанка Сельма Кари Ван потеряла все - свой корабль, свою команду, свои ноги. Но Новый Альянс Миров не отпускает ее. Они починили ее тело и отправили управлять новым кораблем чужих, передав ей Эана, единственного, кто умеет понимать чужие линии. Вместе они вот-вот совершат открытия, которые изменят весь мир. Но не все хотят, чтобы открываемые ими тайны достались Новому Альянсу, и они ни перед чем не остановятся.

Ах, какая обложка!
кот

День рождения Джейн Остин

Сегодня, шестнадцатого декабря - двести сорок лет со дня рождения знаменитой английской писательницы Джейн Остин. В этот знаменательный день хотелось бы провести опрос среди участниц сообщества - какие книги Джейн Остин вы читали, и какие из них вам больше всего понравились.

Poll #2030908 Книги Джейн Остин

Какие книги Джейн Остин вы прочли?

"Чувство и чувствительность"/ "Разум и чувства"
48(16.9%)
"Гордость и предубеждение"
57(20.1%)
"Мэнсфилд-парк"
44(15.5%)
"Эмма"
48(16.9%)
"Доводы рассудка"
33(11.6%)
"Нортенгерское аббатство"
44(15.5%)
Другое
10(3.5%)

Какие книги Джейн Остин вам понравились?

"Чувство и чувствительность"/ "Разум и чувства"
30(17.4%)
"Гордость и предубеждение"
50(29.1%)
"Мэнсфилд-парк"
19(11.0%)
"Эмма"
25(14.5%)
"Доводы рассудка"
19(11.0%)
"Нортенгерское аббатство"
24(14.0%)
Другое
5(2.9%)



Новинка: Лайонел Шрайвер "Мир до и после дня рождения" (2007)



Год издания: 2014
Издательство: Центрполиграф
Переводчица: И. Файнштейн

Аннотация: "Спокойная, размеренная лондонская жизнь Ирины Макговерн, американки русского происхождения, иллюстраторки детских книг, девятый год разделяющей кров с интеллектуальным, внимательным, но донельзя предсказуемым партнером, закончилась в ту ночь, когда ей с необъяснимой силой захотелось поцеловать другого мужчину. Друга семьи, привлекательного, экстравагантного, страстного, непревзойденного игрока в снукер Рэмси Эктона…
Выбирая, кого любить, Ирина выбирает и свою судьбу. Какая жизнь ждет героиню, если она променяет испытанные временем отношения на яркую вспышку влюбленности? Два варианта событий развиваются параллельно. Читатели вместе с героиней как бы проживают две жизни, стараясь ответить на извечный вопрос: не вел ли к счастью тот путь, по которому мы могли бы пойти, но не пошли…"

Рецензии: Collapse )
кот

Полёт мраморного лебедя

Проглядывая лонг-лист пресловутого Русского Букера, я натолкнулась на знакомое-незнакомое имя: Елена Григорьевна Скульская. Григория Скульского знаю - интересная, нисколько не сусальная дилогия о военных моряках. Неужели, думаю, дочь? Полезла читать и пропала. Втянуло в чужую биографию, как в водоворот.

В детстве человек со всем на свете сталкивается впервые. И то, что увидел впервые, принимает как должное и единственно верное. И просто не знает, что он несчастлив или, например, нелюбим. Я почти до самой старости думала, что любовь близких людей можно заслужить. Я и подруг себе выбирала, похожих на мать и сестру, и они поддерживали во мне ощущение вины за мое благополучие и сытую жизнь, ощущение некрасивости и неуспеха.

С одной стороны, "детский роман", а именно таков подзаголовок "Мраморного лебедя", можно сказать, описывает баловницу судьбы: отец - популярный советский писатель, мать - душа общества, в доме собираются литературные салоны... Училась не где-нибудь, а на филфаке Тартуского университета, у самого Лотмана и самой Зары Минц (В интервью на "Эхе" имена записаны с голоса как Вутман и Мин... Кто-то их не знает. Я бы шкуру с задницы продала, чтобы хоть увидать этих великих учёных). И сразу хочется спросить - а толку?? За восхитительным фасадом скрывалось циничное и изобретательное эмоциональное насилие, и любая страница детства словно вымазана в издёвках, в манипуляциях, в откровенном глумлении.

[Сплошные триггеры, открывайте с осторожностью]И к тому же вскоре мама узнала, что я не Лиля, а Елена [отец записал Еленой по совету паспортистки]. И она придумала такую игру: она входила в комнату и говорила:
— Где же моя Лилечка?
— Это я, мама!
— Нет, это какая-то плохая Ленка, а хорошей моей Лилечки нет здесь!
— Мамочка, это я, я!
— Нет, это злая Ленка, противная Ленка, а Лилечки нет!
— Мама, узнай меня, узнай, пожалуйста!
И меня, задыхающуюся от слез, в конце концов признавали.

Перед самыми главными праздниками — Новым годом и днем рождения — мама начинала мне объяснять, почему на сей раз я не получу ни одного подарка. Мне припоминались все мои неудачи, все проступки, они расцвечивались постыдными подробностями.
…А еще перед праздниками вспоминали внеочередные, некалендарные подарки: игрушки, куклу Таню, альбом для рисования, книжку Бианки, летние коричневые сандалии. Было совершенно ясно, что все подарки давно и с избытком получены и назавтра, в день праздника, я должна буду радоваться за тех, кто заслужил подарки куда больше, чем я.
Вечером я засыпала от горя, нарыдавшись до хрипа, до той степени отчаяния, которую знают только дети, не умеющие цепляться за жизнь.
А утром возле моей кровати стоял стул, которого не было вечером, а на стуле высилась невероятная гора подарков, завернутых в красивейшую бумагу, перевязанных блестящими ленточками. Подарки были не только на стуле: на гвозде, на плечиках, висело надо мной новое платье. Предстояло развязывать, перебирать, открывать коробочки…
Наверное, маме казалось, что, настрадавшись вечером, я буду утром особенно счастлива, но я рыдала еще горше, чем перед сном. Я не верю в счастье, которое обрушивается на тебя; для меня это — как обрушение дома, и ты остаешься навсегда под обломками.

Я вернулась домой в сиянии и ужасе первого поцелуя, в чем тут же призналась маме. Она распахнула двери из прихожей к отцу в кабинет и закричала:
— Поздравляю тебя! Твоя мечта сбылась! Твоя дочь стала шлюхой!
Папа вылетел в коридор и ударил меня по щеке, не разбираясь.
И тут же пожалел, тут же испугался, что наша дружба кончилась. И мама испугалась, потому что ее злоба и ненависть прорвались так очевидно. И я испугалась, интуитивно почувствовав пошлость и ничтожность происходящего.


Если эти мамины игры вкупе с папиным попустительством имели хорошее последствие, то наверное, лишь одно: вырастили нетерпимость к погорелому театру. Скульская описывает иногда совершенно инфернальные фигуры вроде Крошки Тухеса или студентки, которая зарабатывала на жизнь, рожая детей богатым усыновителям. Легендарный филфак в её изображении похож на кунсткамеру. Зыбучую и "предательскую" его атмосферу она объясняет вечной конкуренцией девушек за юношей, коих по понятным причинам на филологическом мало. Это искусство, доступное только перенёсшим детские травмы: наряду с безобразным, липким и невыносимым, но от этого не менее настоящим, воспринимать прекрасное "но зато".

Прочесть можно здесь: http://magazines.russ.ru/zvezda/2014/5/2s.html

Что почитать на праздниках?

Собираю рекомендацию (не для себя, вестимо, я буду читать Лессинг, иначе некогда:)

Что вы предложите сферической женщине в вакууме почитать на этих зимних праздниках? На улице холодно, темно, хочется хорошего чтива.