кот

Пьесы для детей: «Хочу по правде»

Продолжаю штурмовать вершины «Современной подростковой драмы». Если в условно молодёжном сборнике, отмеченном сакраментальным 18+, действующим лицам было четырнадцать-пятнадцать, то в условно детском 12+, а действующим лицам десять-одиннадцать.

Заглавная пьеса Серафимы Орловой (о её повести «Голова-жестянка» я недавно рассказывала: https://fem-books.livejournal.com/1848975.html)... эх, надо было с неё начать. Яркая, актуальная антиутопия с костюмами химзащиты, противогазами, вариациями на тему «Сталкера» и восстанием мизантропов идиотов против воров произвела бы более значительное впечатление, если бы до неё не было первого тома «Подростковой драмы», того, который 18+. А там в каждом тексте костлявая с косой отплясывает: то кто-то вешается, то кто-то травится, то заложный мертвец разгуливает, то завязка — гибель отца, то наконец с небес спускается говорящий каравай и всех пожирает. Я не шучу. Наступил момент, когда данс макабр приедается. Насилие в «Хочу по правде», конечно, за сценой да в невразумительных литаниях Вожатого: «почему мы можем сплотиться только перед лицом трагедии?» Действительно, почему? Может быть, потому, что в отсутствие трагедии нет смысла сплачиваться с кем попало.

Конфликт известный, характерный ещё для советской литературы. Два мальчика, храбрые и бойкие, две девочки, одна наглая и вороватая, другая тупая и жирная. Это, кстати, цитата. Храбрый бойкий мальчик с сознанием собственного достоинства говорит:
— Я хочу защищать людей. Тупых и жирных тоже.
А от тебя их кто защитит, милый юноша?

«Воин» Марии Огнёвой, как следовало ожидать уже из самого названия, начинается с боя в Аргунском ущелье, с гибели брата. Без этого смыслообразующего события вялый быт военного городка, вечное соперничество между шпаной и заучками, поселковыми и капэпэшными, даже минимального любопытства бы не вызвало. Старшие играют в фишки на деньги. Банда Дюши собирает дань с нас. Мы в свою очередь отбираем фишки у младших классов. Первоклашки отбирают у детсадовцев. Где в этом раскладе место чувству, делу, интересу? Диалоги:
— Ты тупая.
— Нет, ты тупой.
— Нет, ты тупая, тупая, тупая.
— А брат у тебя такой же тупой?
Единственно возможная самоактуализация — быть битым или убитым. Симпатия, и та выражается побоями. Сколько ни читай про бусидо, сколько ни изучай карате, сакура здесь не расцветёт. Смотреть Сейлор-Мун тоже не поможет. Возвращение девятнадцатилетнего рядового Димова — что оно изменит? Если только верить, что любое прозябание лучше смерти, сколь угодно геройской и доблестной.

Особняком стоит «Март и Слива» Екатерины Бизяевой. Главному герою, Вячеславу по прозвищу Слива, уже четырнадцать. Фокус его внимания предсказуемо смещается с войн и путчей на суицид (см. предыдущий пост). В этом желании его поддерживает таинственный мистер Блад из интернета. Временами кажется, что мистер Блад у Сливы в голове... Но нет, периодически в камерное пространство пьесы вторгается хор голосов из ток-шоу, признательные показания председателя Клуба самоубийц, снова телевизор:

— А вот если ваш ребёнок, вот стоит он на подоконнике и вдруг прыгает, вы что будете делать?
— Лично я сразу за ним. Сразу.


Сливу спасает (надолго ли?) именно мама, в отчаянии притворившаяся по сети напарницей в трудном деле самоуничтожения и готовая разделить с сыном ужасную участь. В остальном перспектив никаких. Отец повернулся и ушёл в никуда, о нём ни слуху, ни духу. Бабушка просыпается с молитвой на устах: Господи, спасибо, что прибрал. Ой! опять не прибрал. Друзья? Будущее? Любовь?
— Халк большой и сильный, тело у него, понимаешь? А замуж надо не за мужа, а за его родителей выходить. Мне это мама с пелёнок вбила. Вот Месси подошёл бы. У него папа крутой. И мне бы работу нашёл, с любым образованием, — это рассуждает тринадцатилетняя одноклассница нашего героя. Халк и Месси — прозвища его соучеников. А Вячеслав не Месси и даже не Халк, он всего лишь Слива. До окончания школы ещё три года, а уже все выборы сделаны и вся жизнь кончена. Начинаю скучать по наманикюренным тюзовским пионерчикам своего детства. Пусть театр радости не в моде, но театр детской скорби тоже не всех и не всегда устраивает. Остро не хватает в сборнике комедии...

Андреа Дворкин "Ненависть к женщинам: справа и слева"

"Я бы хотела, чтобы движение вернулось к тому, что я называю примитивным феминизмом. Это очень просто. Это означает, что если что-то вредит женщинам, феминистки выступают против этого. Ненависть к женщинам вредит им. Порнография — это ненависть к женщинам. Порнография вредит женщинам. Феминистки борются с порнографией, а не защищают ее."
Андреа Дворкин


кот

Пьесы для молодёжи: «Всем, кого касается»

Интереснейшее издание, даже не книга, а в специальной папочке пять... брошюр? Брошюры бывают журнального формата? Каждая брошюра содержит одну современную пьесу предназначенную для подростковой и молодёжной аудитории. Смешно, что на папке маркировка 18+, так как в некоторых пьесах встречаются нецензурные слова. Таким образом, чтобы смотреть эти пьесы, подростки должны быть старше восемнадцати, при том, что пресловутый переходный возраст заканчивается в 15-18 лет. По крайней мере, так меня учили. Сейчас, может быть, до двадцати четырёх всё подростки, просто я не в курсе дела.

«Фото топлес»... уже из самого названия понятно, что тема провокационная. Эта несложная школьная история украинской драматургессы (прямо в Википедии написано «драматургесса», кстати) Натальи Блок в 2017 году победила в конкурсе театра РАМТ «В поисках новой пьесы». Фабула отчасти тривиальная: [осторожно, спойлеры]мальчик выпросил у влюблённой у него девочки селфи в полуобнажённом виде и радостно разослал всем своим друзьям-товарищам. Вернее, его приятель разослал, но какое это имеет значение? Факт остаётся фактом. Вся школа радостно включается в травлю новоявленной блудницы Вавилонской. Я, кстати, никогда не думала, что все эти "шлюхи", "шалавы", "шаболды" и прочие удивительные слова столь легко будут восприняты современным городским юношеством в эпоху после сексуальной революции. Девочка какое-то время пытается оправдываться. Затем кончает жизнь самоубийством. «Киры больше нет, вы сволочи», летят репосты в соцсетях. Далее «Киры больше нет» оказывается фейком, постправдой, никакого суицида не произошло. А может быть, и произошёл суицид-то! Но его скрывают как более значительное пятно на репутации, чем наивное фото ню. Ню ещё в жизни пригодятся, а учёт у психиатра -- как раз наоборот! Впрочему, это уж мои домыслы. В знак покаяния оба приятеля приходят в школу в костюмах голых женщин. Это очень точный, современный штрих, кстати: постыдна не нагота, не самый акт съёмки, не чувство, толкнувшее сфотографироваться в голом виде. Постыден сам факт наличия тела, если это тело женское. Как в средние века кающиеся облачались в рубища с изображением адского пламени, так современные кающиеся надевают женскую наготу, самое стыдное и неразрешимое, что с человеком может случиться в жизни. Жила-была девочка, сама виновата.

Пьеса прямодушная, острая, без недомолвок. Целевой аудитории должна нравиться. Только не ясно, как ставить на сцене, потому что большинство реплик действующие лица не произносят, а печатают в смартфонах. У этих ребят вся жизнь по переписке...

Лучшая в сборнике — поспорьте со мною! — заглавная трагикомедия Даны Сидерос. «Всем, кого касается» — игра слов. В центре сюжета два брата, общающиеся между собой посредством прикосновений. [Осторожно, опять спойлеры]Костя умеет говорить только слово нет, что невольно напоминает известный способ определить еврея из романа Эренбурга «Хулио Хуренито». Миша за ним переводит. Братья поступают уже в четвёртую не то пятую школу. Из первой их просто отчислили, во второй пытались повесить на батарее, в третьей систематически избивали... Одноклассники нервничают. Прошёл слух, что во всём виновата инклюзия, и психически больные ученики в принципе не потянут программу престижной гимназии. Администрация в лице трогательного директора Марата Камильевича «с модной бородой» (это как дядя Ваня у Чехова носил чудесные галстуки) убеждена: с самими отроками что-то нечисто. И когда в школе начинаются поджоги, взоры учителей обращаются на загадочных Мишу и Костю.

Здесь наконец-то появляется взрослая героиня, безнадёжно идеалистичная и безнадёжно идеализированная Софья Алексеевна. Один наш преподаватель заметил, что в советском кино так называемые хорошие учителя, может быть, и хорошие люди, но именно как учителя — ужасны. Не знаю. Чтобы быть близкой учащимся средней школы, как-то требуется большее, чем сардонически пошучивать и иногда говорить «вот говно». Да и надо ли быть близкой этим элитным деточкам, у которых уже всё будущее спланировано, и это будущее, поверьте, не за учительской кафедрой, а в более высоких сферах. С воспитанием своих великовозрастных подопечных Софья Алексеевна не справляется. Миша с Костей сами справились: сделали из своего «немого языка», трогательно и нежно описанного в финале пьесы, тайное общество, символ избранности, элитности, и переманили всех жаждущих избранничества на свою сторону. Бывший лидер класса, Паша, остался в дураках.


Паша на немом языке — удар в грудь. Дурак — холпок по лбу. Положить голову на ладонь собеседника — вот я и дома.

Место действия драмы Ирины Васьковской и Дарьи Уткиной «Бог ездит на велосипеде» — наконец-то не школа, а двор во время каникул. [И снова спойлеры]Золотая девочка Света страдает, у неё день рождения летом, и приходится, чтобы не остаться без компании, звать к себе всякий шлак: социофобов, отличников, хоккеистов, даже шизофреничку! Отличник Кирилл задавлен родителями, которые желают от него чудовищных вещей: чтобы он а) был жив-здоров, б) состоялся в жизни.

МАТЬ. Мы знаем, что у тебя всё получится. Ты же умный мальчик. Ты многое можешь.
ОТЕЦ. Ты наша надежда, сынок. Ты должен сделать их всех.
КИРИЛЛ. Папа, я никакая не Надежда. Меня зовут Кирилл.


Шизофреничка Наташа любит прогуливаться по кладбищу. Иногда встречает там покойного брата, угощает его мармеладными мишками. Только обязательно красными. Так надо. Брат, собственно, и поведал Наташе, что Бог ездит на велосипеде и несколько умственно ослаблен. Диалоги сестры и брата — то мудрое, что у пьесы не отнимешь, а всё, что связано с темой Кирилла, у меня энтузиазма не вызывает почему-то. Ни сил, ни желания нет сострадать человеку, у которого самой большой в биографии проблемой будет перевестись с юрфака на психфак! Наташа, конечно, не заживётся, но для Кирилла это скорее удачный исход, чем трагедия... Отдельно забавен образ Психолога, рашговаривающего характерными штампами и во время консультаций дующегося в "злых птичек" на планшете, но обладающего некоторыми сведениями о той стороне, где брат Наташи. Раньше нечистая сила появлялась в облике врача, учёного алхимика, на худой конец, присяжного поверенного, а теперь вот новое модное обличье.


В общем, лейтмотивами сегодняшней подростковой драматургии следует признать школу и суицид.
кот

Четверг - стихотворение: Росарио Кастельянос

Любовь

Тот, кто уходит, — уносит воспоминанья,
свою манеру быть рекой, быть воздухом,
быть прощаньем навсегда.

Но однажды кто-нибудь его остановит, задержит
и, пока он ждёт, одинокий,
дрожащий внутри своей тьмы,
вернёт ему голос, кожу и тело.

(Перевод В. Андреева)


Оригинал, что характерно, вдвое длиннее перевода. Если нужно, добавлю подстрочник.

Collapse )

Предыдущий пост о Кастельянос: https://fem-books.livejournal.com/1520325.html

Marge Piercy "Woman on the Edge of Time"


Мардж Пирси (родилась 31 марта 1936 года) - американская поэтесса, писательница и феминистская активистка. По происхождению еврейка. Интересно пишет она о своем детстве и еврейской идентичности: "Я не росла "белой". Евреи не были белыми. Мой первый бойфренд был чернокожим. Я обнаружила, что я белая, только когда мы жили в Балтиморе и я ходила в сегрегированную среднюю школу. Не могу передать, как странно это было. Потом я просто поняла, что они не знали, что я еврейка."
Героиня её романа "Женщина на рубеже времени" (1976) тоже относится к "небелому" меньшинству - она родом из Мексики, попала в США ребенком. Книга начинается с того, что Конни (полное имя - Консуэло) пытается защитить свою племянницу Долли (Долорес) от её бойфренда и по совместительству сутенёра, который принуждает её сделать подпольный аборт. Конни ломает нос мерзавцу - и попадает в психбольницу. У неё в анамнезе уже есть госпитализация, и этот тип выставил всё так, будто это Конни набросилась на Долли и на него. Конни не слушают - какая разница, что говорит сумасшедшая?
С Конни выходит на связь Люсьенте из 2137 года. Сперва Консуэло думала, что Люсьенте - мужчина, однако, она оказалась женщиной. В мире Люсьенте уже избавились от гендерных ролей и любых иерархий, отказались от живорождения (но не от грудного вскармливания!), отсутствует денежная экономика, понятие семьи кардинально изменилось, сняты всяческие сексуальные табу. Вероятно, на Пирси повлияла "Диалектика пола" Шуламит Файрстоун - по всем ключевым параметрам это похоже на описанный Файрстоун "феминистский социализм". Деторождение отделено от секса, а родительство - и от любовных отношений, и от кровного родства; у каждого ребенка три матери, причем, матерью может быть также и мужчина, а генетически матери и дети не связаны (точнее, никто это не отслеживает). Впрочем, хотя ребенок ближе к матерям, все члены общины относятся к детям как к "своим". Люди живут в небольших деревнях по несколько сотен человек, больших городов просто нет. К энергетическим ресурсам относятся экономно - ископаемое топливо уже сожгли предыдущие поколения; всё, что возможно, перерабатывается и компостируется. Большая часть скучных, однообразных и тяжелых работ автоматизирована - от мытья посуды до производства серийных изделий и работы шахт, однако, люди немало трудятся физически - обрабатывают землю, готовят еду (машины тоже могут, но без фантазии), создают что-то красивое и уникальное своими руками. Нет никаких школ, жизнь взрослых и детей особо не разделена. От насилия не удалось избавиться полностью, но его масштабы сильно сократились - например, к изнасилованию относятся примерно так же, как во времена Конни к каннибализму. Однако, цивилизационный конфликт между новым эгалитарным обществом и остатками старой системы не окончен: где-то на рубежах всё ещё идёт война...
Хотя книгу называют феминистской утопией, мир Люсьенте не то чтобы утопичен, хотя определенно очень продвинут в социальном отношении. Скорее, дистопичным выглядит мир Конни, где абъюз, проституция, бедность, расизм, хищническое отношение к природе и бесчеловечность к слабым в порядке вещей...
Впрочем, это не единственный вариант будущего, существуют и другие, и какой из них реализуется - пока не определено. Однажды Конни случайно заглянула в другой вариант будущего и так ужаснулась, что возвращение на больничную койку психиатрического госпиталя показалось ей счастьем... Время, в которое живет Конни - решающий момент, от дальнейшего технологического и социального развития зависит, какое будущее наступит. Собственно, поэтому Люсьенте и вышла на связь с Конни - она пытается убедить её повлиять на будущее. Но что может сделать пациентка психиатрической больницы, лишенная всяких человеческих прав, выбранная на роль подопытного кролика в эксперименте, который должен сделать таких, как она, "опасных психов", управляемыми при помощи вживленных в мозг электродов? Не так уж много... Но Конни попытается сделать всё, что может.
кот

Мэри Бирд "Цивилизации"

Очень хорошо, элегантно издано, несмотря на маленький формат, прекрасно иллюстрировано авторскими фотографиями. Написано слегка (а то и не слегка) в пику Кеннету Кларку [Kenneth Clarke], знаменитому историку искусств, в 1969 году на вопрос, что есть цивилизация, ответившему надменно:
-- Трудно определить, но если я её увижу, я её отличу.
С выразительным высокомерием Кларк в первой серии своего фильма "Цивилизация" объяснял понятия цивилизации и варварства соответственно на греческой мраморной статуе и африканской маске. Мэри Бирд [Mary Beard], полемизируя с ним, даёт своему фильму, который должен был стать оммажем работе Кларка, название "Цивилизации". Во множественном числе.



Я даже больше, чем Кларк, озабочена полемикой вокруг идеи цивилизации и отсутствием согласия среди спорящих, а также тем, как это изменчивое понятие обосновывают и отстаивают, прибегая в качестве мощного орудия к идее «варварства»: «мы» знаем, что «мы» цивилизованны, противопоставляя себя тем, кого считаем нецивилизованными, тем, кто не разделяет наши ценности или кому нельзя их доверить. Цивилизация в равной мере процесс включения и исключения. Граница между «нами» и «ими» может быть внутренней (на протяжении большей части мировой истории идея «цивилизованной женщины» заключала в себе противоречие) или внешней, о чем свидетельствует слово «варвар» – поначалу это было уничижительное и этноцентрическое древнегреческое обозначение чужаков, которых невозможно понять, потому что они бормочут что-то невразумительное: «бар-бар-бар…» Неудобная правда заключается, однако, в том, что так называемыми «варварами» могут оказаться люди, имеющие иной, отличный от нашего взгляд на то, что значит быть цивилизованным и что важно в человеческой культуре. В конце концов, что для одного – варварство, для другого – цивилизация.

Не все выводы английской античницы показались мне бесспорными. Здесь дискутировать и дискутировать, в том числе и с моей родной психологической колокольни. Ведь чем, как не психологией восприятия, обусловлено индивидуальное ощущение того, что разорённый пуританами собор в Или, где так печально зрелище статуй святых с отшибленными головами и руками, выглядит "возможно, даже прекраснее, чем раньше"? Мы-то не видели, как было раньше. Даже изображений не сохранилось. Сравнить не можем. Я не хочу благодарить иконоборцев за красоту разорения. Религиозное рвение, как и любое другое рвение, оправданы в моих глазах тем более, чем искреннее и действеннее направлены на созидание... Поэтому особенно отозвался феминистический аспект "Цивилизаций". Бирд задаётся целью разбавить запоминающимися женскими образами череду Художников с большой буквы, непременно белых европейцев и непременно мужчин, представленных Кларком и его единомышленниками. Кстати, а знаете ли вы, что статуя Скорбящей Богородицы Макаренской, согласно некоторым источникам, изваяна скульпторшей Луисой Рольдан, дочерью и ученицей знаменитого Педро Рольдана. У неё было семеро детей, и она похоронила пятерых, кому, как не ей было воссоздать материнскую скорбь? Я о Луисе Рольдан ничего доселе не знала.

Не знала и о Кристиане Херрингем, английской  художнице, кстати, убеждённой суфражистке, которая в точности скопировала и представила европейской публике фрески Аджанты, посвящённые жизни Будды. Во время работы в мрачных пещерах, среди летучих мышей и прочих источников разнообразных инфекций, здоровье копиистки было подорвано. Последние пятнадцать лет жизни леди Херрингем страдала от мании преследования и болезненных мыслей, что она вторглась в святая святых и могла невольно исказить священные изображения.  Она умерла в Суссексе в частной лечебнице.  
кот

Будни убойного отдела

О Тане Френч [Tana French], королеве ирландского детектива, было уже несколько постов в сообществе: https://fem-books.livejournal.com/231821.html, https://fem-books.livejournal.com/1304936.html. Но сегодня я хотела бы поговорить о последних переведённых томах серии, посвящённой работе дублинского отдела убийств: «Тайное место» [The Secret Place] и «Тень за спиной» [The Trespasser]. Оба они занимательны и оба важны, каждый по-своему.



Действие  «Тайного места» происходит в привилегированной школе для девочек, в которую недавно поступила дочь одного из следователей, небезызвестного Мэкки. Их семейные перипетии стали основой третьего романа Френч,  «Ночь длиною в жизнь», и я отчасти понимаю Мэкки, решившего устроить способной дочке тихую гавань, где она может спокойно учиться, заниматься спортом, готовиться к поступлению в университет... Как бы не так. По закону вселенской подлости в саду почтенного учебного заведения обнаруживают труп старшеклассника из соседней мужской школы...

Collapse )

Болезненное прощание с детскими иллюзиями — лейтмотив и «Тени за спиной». В описании убитой постоянно повторяется один эпитет. Наивная. Витающая в облаках, порхающая в эмпиреях, блаженствующая в мире розовых пони-единорогов с крылышками. Единственным местом, где она обладала хоть какой-то властью, единственным местом, где ее голос имел значение, было ее воображение. Что вы думаете, наша резкая и дерзкая следовательница Конвей тоже развеет одну свою иллюзию: обнаружит, что у неё с Ашлин Мюррей гораздо больше общего, чем ожидалось. Ашлин — это имя означает сон, видение. Даже целый жанр ирландской поэзии есть, ашлин или ашлинг, описание пророческого сна.

Проверка биографии – фундамент всякой здоровой романтики.

Эти и другие перлы неукротимой Антуанетты в духе Если это дело склеится, то шеф ёжиками обосрётся или Её жизнь была настолько скучна, что когда я о ней думаю, мне хочется самой себе заехать молотком по голове, Лишь бы как-то развлечься будут вместо пророчеств.

В этом году летом «Фантом-Пресс» обещает внесерийный роман Таны Френч «Ведьмин вяз» в переводе Юлии Полещук. И пусть мы пока не встретимся с милейшим коллективом отдела Убийств и не будем распутывать очередное дублинское душегубство, но зато нас ждёт впереди что-то новое, необычное. Почему-то всегда радуюсь, видя свидетельства того, что писательница не стала рабыней какого-то одного сеттинга, одного действующего лица или одной темы, сколь угодно многообещающих.

Ellen Galford "Moll Cutpurse, Her True History"


Эллен Гэлфорд - шотландская писательница американского происхождения. Родилась в 1947 году в США, переехала в Соединенное Королевство в 1971 году и вскоре совершила каминг-аут как лесбиянка. Авторка ряда научно-популярных книг по истории, а также нескольких лесбийских романов.
"Подлинная история Молл Катперс" (1984) посвящена реальной женщине, которая, впрочем, стала легендой еще при жизни - Мэри Фрит, более известной как Молл Катперс (Cutpurse - "Режь-кошель"), которая жила в Лондоне 17 века. Прозвище указывает на, так сказать, "профессию" Молл - она была карманницей.
О реальной Молл известно, что она родилась между 1580 и 1584 годами в семье сапожника и домохозяйки, с детских лет отличалась буйным нравом и нетипичным поведением: носила мужскую одежду (дублет и мешковатые штаны), много курила трубку и грязно ругалась. Была четырежды поймана с поличным на краже, но отделывалась лишь штрафами.
Об этой колоритной личности в начале 17 века были написаны и поставлены две пьесы, одна из которых сохранилась до наших дней. Более того, в 1611 году на протяжении короткого времени Фрит, одетая в мужскую одежду, давала представления на сцене лондонского театра "Фортуна", которые вскоре были запрещены. Женщина на сцене - по тем временам это считалось непристойно и совершенно неприемлемо.
Однажды Мэри Фрит заставили публично каяться за свои грехи возле креста Святого Павла.

Эллен Гэлфорд в своей книге сделала Молл лесбиянкой. Что ж, не исключено, что так и было. Повествование ведется от имени возлюбленной Молл, аптекарши Бриджет. Впервые Бриджет знакомится с Молл, когда та приходит в её аптеку в поисках волшебного зелья, которое сделает её мужчиной. Зачем ей становиться мужчиной? Главная причина: она любит женщин, но как же возможно иметь отношения с ними, не будучи мужчиной??? Однако Бриджет объяснила ей, что это вполне реально))) Становиться мужчиной Молл передумала.
Помимо Молл и Бриджет, в книге немало ярких героинь - трактирщица матушка Банч, тетушка Бриджет, Мэри, травница, знахарка и повитуха, Джудит Шекспир, сестра того самого Уильяма, которая тоже мечтала стать поэтессой и драматургессой и подалась в Лондон, но ей повезло намного меньше, и другие.
Книга написана живо и с юмором, хотя есть и тяжелые места, связанные с насилием над женщинами.
кот

В поисках партнёра

По роду деятельности мне периодически приходится читать популярные книги по психологии и самопомощи, чтобы иметь возможность рекомендовать её. Клиентура интересуется. И вот недавно меня озадачили вопросом, что пишут на животрепещущую тему партнёрства и брака. Как найти, как не потерять, плюсы-минусы, подводные камни... Последнее, что я на эту тему читала, было руководство Майкла и Сары Беннетт [Michael I. Bennett, Sarah Bennett] под названием, извините, «Забей на любовь». В оригинале ещё смачнее:  F*ck Love: One Shrink's Sensible Advice for Finding a Lasting Relationship. Я вам вкратце перескажу, и вы поймёте, почему я этот «Забей» в конечном итоге забросила.



Collapse )

Итак, «Забей на любовь» я отвергла, и тут на русском языке выходит бестселлер Харвилла Хендрикса и Хелен Хант [Harville Hendrix & Helen LaKelly Hunt], семейной четы профессиональных психотерапевтов «Любовь на всю жизнь» [Getting the Love You Want]. Collapse )
кот

Бориш Палотаи: история одного запрета

Жила-была одна советская школьница. У неё была любимая книжка о строительстве в Венгрии металлургического завода и молодого города вокруг него, о детях из одного класса и их сложных взаимоотношениях. Девочка брала эту повесть перечитывать из школьной библиотеки едва ли не каждые два месяца. А однажды пришла за ней, а библиотекарша развела руками: такой книжки у нас больше нет. Почему? А вот так, нет больше. А где её можно найти? Взрослая женщина внимательно посмотрела девочке в глаза и ответила:
– Не спрашивай. Больше – нигде.



Бориш Палотаи [Palotai Boris] родилась в 1904 году в еврейской семье виноторговцев, державших также небольшой ресторан. Детство и юность она провела в городе Кашша (ныне Кошице, Словакия), там закончила среднюю школы, там издала первый маленький сборник стихов в двадцать два года.Collapse )

Эти преимущества (и никакой сомнительной охоты за вредителями) мы видим в другой книге Бориш Палотаи "Пусига молле" [Детская литература, 1977]. Там рассказывается о девочке Веронке, которая знает или придумывает птичий язык. Потрясающая умная и остроумная история! Возможно, роль сыграл удачный пересказ Галины Демыкиной, но если другие детские произведения Палотаи написаны в том же духе, буду рада ознакомиться с ними в переводе. Прочесть книгу можно по ссылке: https://kid-book-museum.livejournal.com/179498.html.