freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Габриэла Мистраль - чилийская поэтесса, лауреатка Нобелевской премии по литературе в 1945 году

О Габриэле Мистраль уже писали в сообществе, а вот еще один хороший пост о ней
Originally posted by fiona_2013 at Габриэла Мистраль - чилийская поэтесса, лауреатка Нобелевской премии по литературе в 1945 году
Габриэла Мистраль (настоящее имя Лусила Годой Алькайяга) родилась 6 апреля 1889 года в деревушке Викунья в Андах (улица, где она появилась на свет, сейчас названа в её честь), в семье швеи Петронилы Алькайяги де Молины, которая была из басков, и индейца Херонимо Годой Вийануэва, работавшего учителем и местным поэтом. У Люсилы была старшая сводная сестра, Эмелина Молина. Именно она обучила девочку читать и писать и дала ей первые школьные уроки. Влияние старшей сестры было так велико, что, повзрослев, Лусила тоже захотела стать учительницей, а также заинтересовалась политикой. Память о сестре поэтесса увековечит в стихотворении «Сельская учительница»:

Она была бедна - как тот, что в Иудее
бродил и сеял правду, страдая ради нас.
Ходила в пестрых юбках, колечка не имея,
но дух ее светился как истинный алмаз.
пер. Кириллиной Л.В.


Когда Лусиле было три года, отец ушёл из семьи, и больше она никогда его не видела. После его ухода семья существовала на грани нищеты и была вынуждена часто переезжать.

В 1892 г. Лусила с матерью и сестрой поселяется в городе Монте-Гранде. Природа этого места и его люди навсегда останутся в сердце будущей поэтессы. Именно здесь она завещает похоронить себя.
В 1900 году Лусила покидает любимое Монте-Гранде, чтобы поступить в среднюю школу для девочек в Викунья. Однако этот опыт оказывается сильно травмирующим - Лусилу обвиняют в краже и драке, но девочка упорно отказывается защищать себя, хотя она и не была виновна, и оставляет школу.  Год спустя мать увозит дочерей в деревню Ля-Серена, к бабушке, Изабель Вильянуэва, где Эмелина получает место учительницы, а ещё позже - в портовый город Кокимбо, где Лусила впервые увидела море. В 13 лет она начинает писать стихи.

В 15 лет Лусила начинает работать в школе в качестве помощницы учителя, чтобы заработать на жизнь себе и своей матери, хотя и не имеет профильного образования. Аттестат учительницы она получает только в 1910 году.
В 1904 году Лусила начинает печатать в различных газетных изданиях свои статьи на политические и социальные темы, её идеи расцениваются общественностью как атеистические и революционные. Уже тогда она озабочена правом женщин на получение образования.

В 1907 году, работая помощницей учителя в деревне Ля-Кантера, девушка познакомилась с железнодорожником Ромелио Уретой, с которым вскоре обручилась. Однако жених уезжает на заработки, а вернувшись, уходит от Лусилы к другой женщине:

Он прошел с другою
на глазах моих.
Мирная дорога,
легкий ветер тих.
А он прошел с другою
на глазах моих!
пер. О. Савича


Через два года Лусила уже работает учительницей, продолжает публиковаться в газетах и начинает сотрудничать с журналами. Именно тогда проворовавшийся Урета (его должны были судить за растрату из железнодорожной кассы) кончает жизнь самоубийством. После смерти в его кармане нашли фотографию Лусилы и письмо, обращённое к ней, из чего была состряпана легенда, что Ромелио погиб от безответной любви к девушке с тяжёлым характером. Лусила, тяжело переживавшая смерть бывшего жениха, пишет первое своё серьёзное поэтическое произведение «Сонеты смерти» («La muerte del poeta», 1914), получившее первый приз на чилийском литературном конкурсе в Сантьяго «Фестиваль цветов». Опасаясь, что любовные стихи могут повредить её педагогической карьере, молодая поэтесса издает «Сонеты смерти» под псевдонимом Габриэла Мистраль, взятым в честь её любимых писателей, итальянца Габриэле Д'Аннунцио и французского поэта Фредерика Мистраля. Этим псевдонимом, ставшим вскоре известным всему испаноязычному миру, поэтесса пользовалась и в дальнейшем.

В стене бетонной ложе ледяное
не для тебя, и я исправлю это:
ты будешь ждать свидания со мною
среди травы, и шелеста, и света.
Пер. Н. Ванханен


Через год после самоубийства Уреты Габриэла выигрывает конкурс и получает место преподавательницы  в педагогическом училище в Сантьяго, где делает быструю карьеру; затем становится старшей инспекторкой и параллельно преподаёт историю, географию и испанский язык в северном чилийском городе Антофагасте.

В 1916 году Габриэла знакомится с политиком и реформатором Педро Агирре Сердой, будущим президентом Чили. Многие её мысли и идеи он воплотил в книге «Аграрная проблема» (El problema agrario), а позже использовал при перераспределении сельскохозяйственных земель и принятии закона о банковском кредитовании крестьянства.

В 1918 году указом Агирре Серда Габриэла назначается руководительницей школы для девочек в Пунта-Аренас. Там она открывает вечернюю школу для взрослых, способствует созданию библиотеки и пр. Там же она пишет цикл стихов «Пейзажи Патагонии»:

Вижу: падает снег, -- так сыплется пыль в могилу,
вижу: туман растет, словно сама умираю,
и мгновений, чтоб с ума не сойти, не считаю,
потому что долгая ночь только входит в силу.
Пер. О. Савича


Пейзажи и дикая природа края захватывает Габриэлу - она совершает длительные прогулки, записывая в записную книжку названия птиц и растений, истории и легенды местных жителей, которые позже преобразует в стихотворения. Чувства на смерть мексиканского поэта и журналиста Амадо Нерво, которого Габриэла обожала, позже отразились в следующих строках стихотворения «Мои книги»:

И ты, Амадо Нерво, сладчайший голос горлиц,
из выжженного сердца невынутое жало.
Цепочка гор далеких ломалась и дрожала,
когда я вдаль глядела, от строчек не опомнясь.
Пер. Н.Ванханен


Мистраль была очень способной учительницей. Даже её многочисленные враги вынуждены были признать её педагогический талант. В 1920 году Габриэла переезжает в Темуко, город в центральной, индейской части Чили, где она она становится руководительницей местного женского лицея и где знакомится с Пабло Нерудой, который в свои 16 лет уже был президентом местного литературного общества и которому Мистраль, оценив его дарование и всячески способствуя развитию его поэтического мастерства, открыла доступ в библиотеку лицея.

Позже Неруда писал в своих воспоминаниях: «Я видел, как она проходит по улицам городка в своих длинных одеждах, и побаивался её. Но когда меня однажды привели к ней, я понял, что она добрая и милая. <...> Я был слишком молод, чтобы стать её другом, и чересчур робок и замкнут. Я видел её всего несколько раз. Но этого было вполне достаточно. Я каждый раз уносил с собой подаренные ею книги. Это всегда были книги русских писателей, которых она считала самым замечательным явлением в мировой литературе. Я могу смело сказать, что Габриэла приобщила меня к серьёзному и обнажающему видению мира, которое свойственно русским писателям, и что Толстой, Достоевский, Чехов стали самым моим глубоким пристрастием».

Именно в Темуко Мистраль пишет знаменитую поэму «О сыне». Хотя своих детей у Габриэлы никогда не было, она с такой проникновенностью и убедительностью рассказывала о беременности, родах, материнской заботе, что среди жителей города поползли грязные слухи. Габриэла не оставила оскорбления без ответа: в предисловии к первому изданию своей книги она на весь мир ославила длинноязыких жителей городка, а позже, уже будучи лауреаткой Нобелевской премии, проигнорировала Темпуко своим присутствием. Разумеется, подобная непозволительная женщине ответная агрессия не осталась без внимания сильных мира сего - тот же подобострастный Неруда написал в своём посвящении Мистраль (что характерно, уже после её смерти), что жители города всего лишь называли вещи своими именами («я-то знаю этих озорных, дерзких на язык лесорубов и железнодорожников, которые называют хлеб хлебом и вино вином») и попенял умершей Габриэле на злобу и неоправданные ожидания несчастных правдолюбов, явив таким образом истинно мужскую безграничную благодарность приобщённого к «серьёзному и обнажающему видению мира» во всей красе.

В 1921 году Мистраль назначают руководительницей лицея в Сантьяго. Те, кто знал её в эти годы, не могли не обратить внимания на то, что в Габриэле причудливо сочетались черты одинокой, величественной и печальной натуры с чертами весёлой, энергичной женщины. Переезд Мистраль в столицу совпал с её знакомством с Федерико де Онисом, профессором Колумбийского университета, который способствовал изданию сборника её стихов «Отчаяние» («Desolacion», 1922) осуществленному Институтом Испании при Колумбийском университете. В заглавие сборника вынесено название одного из включённых в него стихотворений, где описывается безлюдный пейзаж – только ветер и густой туман, символизирующие интеллектуальное и духовное смятение. Книгу завершает написанный в прозе и традиционно печатающийся курсивом текст, названный автором «Обет»:

«Да простит мне Бог эту горестную книгу и да простят мне её те люди, для которых жизнь всегда в радость. В этой сотне стихотворений кровоточит мучительное прошлое, которое будоражит, пропитывая кровью, мою Песнь, чтобы мне стало легче. Я выбираюсь из этого прошлого, как из сумрачной котловины, и по склонам кротости подымаюсь к духовным просторам месеты, где щедрый свет падет на мои дни. Оттуда я скажу слова надежды. Скажу, как того желал Всемилостивый, чтобы «принести утешение людям».

В это же время Мистраль становится постоянной сотрудницей журнала «Реперторио американо» Гарсиа Монхе.

Благодаря таланту поэтессы и престижу Института Испании первая публикация стихов Мистраль за пределами Чили почти сразу принесла ей международное признание. Американский литературовед  Альфред Ортис-Варгас писал в «Науке о поэзии», что появление такого поэта, как Мистраль, – это «событие эпохи, ибо на её стихах лежит отпечаток вечности... Её поэзия возвышает читателя благородством мысли, высокими идеалами, искренним сочувствием ко всему слабому, страдающему, умирающему».

Вскоре после того, как Мистраль была назначена руководительницей лицея в Сантьяго, в Чили вышел закон, запрещающий лицам без университетского образования работать преподавателями. Мистраль уволилась и вскоре получила приглашение от Хосе Васконселоса, министра образования Мексики, составить проект реформы мексиканских школ и библиотек. Разработанный Мистраль проект оказался удачным. Живя в Мексике, поэтесса находила время для изучения истории индейцев и путешествий по стране, проводила лекции для женщин. Тогда же она знакомится с Пальмой Гильен, помощницей, которая вскоре стала близкой подругой, и мексиканским поэтами  Хайме Торрес Бодет и Альфонсо Рейесом. Именно Пальме, а «в её лице милосердию мексиканских женщин», Габриэла посвятит свою третью книгу, «Рубка леса» («Tala», 1938).

Из Мексики Мистраль едет в Соединенные Штаты, где читает лекции в различных университетах, а оттуда в Испанию, Швейцарию и Италию. Когда поэтесса вернулась в Чили, чтобы ухаживать за больной матерью,  её встречали с высшими почестями как полпреда чилийской культуры и образования, дали ей пенсию за преподавательскую работу и назначили советником правительства по латиноамериканской культуре.

Второй сборник стихов Мистраль, «Нежность» («Ternura», 1924), посвящен матери и сестре Эмелине. Во многих стихотворениях этого сборника поэтесса не скрывает своего горя женщины, не испытавшей материнства.

Своих сестер я кликнула:
скорей, скорей ко мне!
Неужто вы не видите
звезду на простыне?
Я выбежала в патио:
всем в мире докажу, --
не девочку, а звездочку
я на руках держу.
Пер. И. Леснянской


Через два года после выхода «Нежности» Мистраль едет в Париж для работы в Комитете по Интеллектуальному Сотрудничеству Лиги Наций, где сотрудничает, в том числе, и с Марией Кюри. В её обязанности входил, в частности, отбор произведений латиноамериканских авторов для публикации в Европе, и Мистраль всячески рекомендует произведения Неруды, который в то время работал чилийским консулом в Сайгоне. В Женеве участвует в международном съезде защиты детей.
В это же время Габриэла усыновляет своего племянника, Хуана Мигеля Годоя Мендонсу, чья мать умерла от туберкулёза. Есть предположение, он был не племянником, а сыном Габриэлы, рождённым вне брака.

В 1928 году Габриэла участвует в Первой Международной конференции преподавателей, состоявшейся в Буэнос-Айресе, с текстом под названием «Права детей».
В своих статьях поэтесса активно поддерживает
Аугусто Сандино против интервеции США в Никарагуа.  Она много путешествует и участвует в конференциях педагогов и женщин по всей Евроне, а иногда и в Северной и Южной Америке.
В 1929 году умирает мать Габриэлы, Петронила Алькайяга:

Мама. В тишине твоего лона обозначились глаза мои, губы, руки...Своей живительной кровью ты питала меня, -- подобно тому, как вода орошает спрятанные под землей луковицы гиацинтов. Мои ощущения рождены твоими, и, приняв в себя частицу твоей плоти, живу теперь я в этом мире...
Пер. Т. Балашовой


В это же время правительство Чили прекращает финансировать деятельность Габриэлы, и она вынуждена увеличить количество лекций и публикаций статей и эссе в газетах и журналах.
В 1930-1931 годах поэтесса преподает латиноамериканскую литературу в Барнард-колледже Колумбийского университета, примерно в это же время читает лекции в Вассар-колледже и Мидлбери-колледже; в течение семестра преподает в Пуэрториканском университете. В 1932 г. Чилийское правительство, видя популярность Габриэлы, назначает её консулом в Италии, а в 1934 году, когда Муссолини, недовольный её антифашистскими высказываниями, велел посадить женщину под домашний арест, – в Испании.
Ещё будучи консулом в Риме, Мистраль не побоялась принять у себя опального тогда Неруду, а на все официальные протесты заявила, что её двери будут открытыми для любого чилийца, который в них постучит. Тогда же она стала участницей большой кампании по спасению  поэта, к которой приобщились П. Пикассо, Л. Арагон и П. Элюар.

В 1938 году выходит «Рубка леса» («Tala»), сборник стихов, резко антифашистских по духу, проникнутых глубоким сочувствием к пострадавшим в гражданской войне в Испании. Сборник был опубликован в Буэнос-Айресе с помощью давней подруги, поэтессы и издательницы Виктории Окампо. Выручку от продажи Габриэла перечислила в фонд помощи детям, осиротевшим в ходе гражданской войны в Испании.

В этом же году Мистраль назначается чилийским консулом во Франции, но из-за угрозы второй мировой войны ходатайствует о переводе в Бразилию. Здесь она становится близкой подругой эмигрировавшего из Австрии Стефана Цвейга. В 1942 году Цвейг и его жена, тяжело переживая еврейский геноцид, покончили жизнь самоубийством. Трагические переживания на смерть друга Габриэла выразила в статье «Смерть Стефана Цвейга».

Спустя полтора года покончил с собой, приняв мышьяк, и восемнадцатилетний племянник Мистраль, Хуан Мигель, который жил вместе с ней с четырехлетнего возраста. По всей видимости, на него тяжело подействовало самоубийство Цвейгов, а также презрительное отношение к нему со стороны бразильских студентов. Для Габриэлы потеря Хуана Мигеля была равносильна потере родного сына.

В 1945 году Мистраль была присуждена Нобелевская премия по литературе «за поэзию истинного чувства, сделавшую её имя символом идеалистического устремления для всей Латинской Америки». В своей речи член Шведской академии Яльмар Гульберг сказал: «Отдавая должное богатой латиноамериканской литературе, мы приветствуем её королеву, создательницу «Отчаяния», ставшую великим певцом печали и материнства». Мистраль стала первой латиноамериканской писательницей, получившим Нобелевскую премию по литературе. В ответной речи чилийская поэтесса сказала, что считает себя представителем всей латиноамериканской культуры и приветствует «духовных первопроходцев Швеции». Мистраль отметила также, что Нобелевскую премию она получила, возможно, потому, что в её поэзии звучат голоса женщин и детей, чьим представителем она является.

В 1946 г. Мистраль становится чилийским консулом в Лос-Анджелесе, одно время работает также в Комиссии ООН по правам человека. В 1948 году Мистраль переезжает в Мексику, где поддерживает кандидатуру Альфонсо Рейеса на получение Нобелевской премии по литературе. Два года спустя она награждается Чилийской национальной премией по литературе и в том же году вновь назначается консулом в Италии, однако из-за слабого здоровья вскоре уходит в отставку и переезжает в свой дом в Нью-Йорке; тем не менее в 1954 году поэтесса находит в себе силы поехать на родину в связи с присвоением ей почетной степени Чилийского университета и выступить в президентском дворце с речью, которую слушали 200 тыс. человек. После возвращения в Нью-Йорк ей присуждается почетная степень Колумбийского университета. В это же время умирает любимая сестра Эмелина. Занимается подготовкой нового сборника стихов, посвящённого родным местам и чилийской природе. Тогда же здоровье Габриэлы начинает ухудшаться. Год спустя снова переезжает в США. В 1951 году снова возвращается на родину, где получает Национальную премию в области литературы, которую жертвует в фонд помощи малообеспеченным детям долины Эльки. Тогда же у Габриэлы диагностируют сахарный диабет и проблемы с сердцем, она начинает терять зрение.

В 1954 г. Мистраль опубликовала свою последнюю книгу стихов «Давильня» («Lagar»), в основном посвященную самоубийству Цвейгов и своего племянника. «Ссылка и возвращение, траур и возрождение, – писал о «Давильне» чилийский критик Фернандо Алегриа, – вот темы, которые проходят через всю её жизнь, и только вера, по мысли поэтессы, может принести спасение».
В 1955 году Мистраль в качестве почётной гостьи принимает участие в праздновании седьмой годовщины всеобщей обнародования декларации прав человека, которая состоялась в Нью-Йорке. Здоровье её стремительно ухудшается, и врачи ставят диагноз - рак поджелудочной железы. Чилийское правительство предоставляет поэтессе пожизненную пенсию.
Мистраль умерла 10 января 1957 года в Нью-Йорке в возрасте 67 лет. Панихида состоялась в соборе св. Патрика, после чего тело было перевезено в Чили и после трехдневного национального траура похоронено в Монте-Гранде, где поэтесса провела своё детство. На надгробии выбиты её собственные слова: «Народ без своего художника – это тело без души». В честь Габриэлы Мистраль был назван кратер на Меркурии, а скульптуры установлены во многих городах и странах мира.

Габриэла Мистраль всегда тщательно охраняла тайну своей личной жизни, казалось, полностью посвятив себя служению родной стране и миру. Однако 50 лет спустя были опубликованы письма, адресатом которых является женщина, многолетняя американская ассистентка поэтессы Дорис Дана.
Сотни неровным почерком написанных, но нежных посланий великой чилийской поэтессы Габриэлы Мистраль пол-столетия хранились в коробках у родственников Дорис. Мистраль и Дана, которая была на 30 лет моложе, познакомились в 1946 году на конференции в Нью-Йорке и переписывались вплоть до смерти Мистраль в 1957-ом году. «Жизнь без тебя обескровлена, бессмысслена. Ты мой дом, ты мой центр» - эта запись датирована 1957-ым годом. Сама Дорис до смерти в 2006 году хранила тайну своей возлюбленной.

Подборка переписки была опубликована под названием «Niña Errante» («Бродячая девочка» - так Дорис называла поэтессу из-за её любви к путешествиям), что вызвало недовольство в литературных кругах и в обществе. Известный литературный критик заявил в интервью местной газете, что «освещение сексуального аспекта жизни поэтессы служит ей дурную службу». Сексуальная ориентация «La Madre de América», матери Латинской Америки, как её любовно называют в Чили, и «иконы педагогики и материнства», до сих пор является «деликатной темой» на её родине, как сказала директор Университета имени Габриэлы Мистраль в Сантьяго, Алисиа Ромо.

Труды: Sonetos de la Muerte (1914), Desolación (1922), Lecturas para Mujeres (1923), Ternura (1924), Nubes Blancas y Breve Descripción de Chile (1934), Tala (1938), Antología (1941), Lagar (1954), Recados Contando a Chile (1957), Poema de Chile (1967, опубликовано посмертно)

Источники:
Gabriela Mistral
Грани ЛГБТ
Iinjournal.ru
Wikipedia
Журнал "Самиздат"
Габриэла Мистраль. Избранные стихи.
Габриэла Мистраль. Избранная проза.
Слово о Габриэле Мистраль
Tags: 20 век, Америка, ЛГБТ, Нобелевская премия, Чили, Южная Америка, лесбиянка, поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments