freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Япония: "Песни гейш"

Название: "Песни гейш. Коута"
Переводчик: Александр Аркадьевич Долин
Издательство: Эксмо
Год издания: 2011
ISBN: 978-5-699-47594-0
Попалась мне такая довольно интересная книга - сборник стихов и песен эпохи Эдо (XVII – начало XIX вв.), сложенных гейшами. Имена поэтесс неизвестны. Прочитать можно здесь. У меня бумажное издание, весьма приятное, с черно-белыми иллюстрациями, и недорогое.
В предисловии переводчик пишет о жизни гейш:
"Многотысячное население «кварталов цветов» (как они скромно именуются в литературе) помимо естественного прироста регулярно пополнялось за счет оптовых закупок в провинции, где умиравшие от голода крестьяне, отцы многодетных семейств, по сходной цене продавали дочерей. Обычай продажи девочек в «чайные дома» настолько укоренился в период Токугава, что стал чуть ли не нормой для крестьян центральных провинций.
Чаще всего девочку продавали в возрасте от девяти до тринадцати лет, чтобы она на первых порах прислуживала взрослым гетерам и обучалась искусству обольщения. Курс наук, который предстояло освоить будущей дзёро, составил бы предмет зависти любой дамы высшего света. Сюда входило не только изучение альковных тайн, но также знание хороших манер и правильного столичного произношения, умение модно одеваться, гримироваться, делать сложные прически. В течение нескольких лет гетера овладевала секретами «чайной церемонии», аранжировки цветов, угадывания запахов, игры в облавные шашки го и шашки сёги, а также тайнами «высокой моды» в одежде и косметике. Девушка обязана была охватить всю программу классического образования, проштудировав основные отечественные и китайские литературные памятники, чтобы потом в беседе с начитанным гостем небрежно обронить нужную цитату или разгадать каламбур. Гетере необходимо было безупречно писать скорописной вязью, соперничая изяществом почерка с прославленными каллиграфами – иначе богатый покровитель мог отвергнуть ее любовное послание. А на письмо какого-нибудь пылкого юноши из хорошей семьи нужно было уметь ответить игривыми стихами. Совершенствование в танцах, пении, игре на трехструнном сямисэне и на цитре-кото довершали курс обучения юной обольстительницы.
Стоит ли удивляться, что гетеры, именовавшиеся в те времена дзёро, а позже названные гейшами, чьи врожденные способности и приобретенные навыки оттачивались ежедневным общением с требовательными гостями, были самыми привлекательными и самыми образованными женщинами своего времени. Гетеры служили моделями прославленным художникам – Харунобу, Киёнага, Утамаро, Тоёкуни. Гетеры, овеянные романтическим ореолом, воспевались в романах, повестях, новеллах, драмах, народных балладах.
В феодальной Японии, где брак заключался исключительно по расчету, как бы ни была умна и миловидна жена, она всегда представляла для мужа лишь необходимое дополнение к домашнему очагу. Как для самураев, так и для купцов Эдо или Осака, в семейных отношениях не существовало страстной любви. Жена была фамильной собственностью, иногда полезным советчиком, а главное – средством для продолжения рода в установленных общественных рамках. Измена жены каралась смертной казнью, в то время как мужу не возбранялось проводить время с «цветами любви», если только он не ставил под угрозу благополучие дома.
Многие мужчины охотно пользовались своими привилегиями, даря благосклонность пленительным гейшам-дзёро, а иногда и юношам-вакасю, промышлявшим мужской проституцией. Когда же, себе на беду, какой-нибудь купец влюблялся в красавицу-гетеру, история нередко принимала трагический оборот: отчаявшиеся любовники совершали двойное самоубийство-синдзю в надежде на счастливое супружество, которое ожидает их в следующем перерождении. Несмотря на то, что знаменитые дзёро могли соперничать славой со звездами Кабуки и являлись поистине законодательницами мод в больших городах, участь их была незавидна. Тоска одиночества, горькие жалобы на жестокость жизни, на невозможность воссоединиться с любимым звучат в песнях «веселых кварталов».
Девушки, наиболее щедро одаренные природой, становились гетерами высшего разряда, тайю, и пользовались расположением самых знатных гостей, но даже они не вольны были распоряжаться своей судьбой. Три четверти доходов от щедрот клиента отчислялось владельцу заведения, а остальное уходило на косметику и наряды. Дзёро могла надеяться лишь на прихоть богача, который внес бы за нее выкуп и взял на содержание, что случалось крайне редко. Обычно девушка взрослела, а затем и «старела» в стенах своего чайного дома. После двадцати лет она неизбежно переходила из тайю во второй разряд тэндзин, затем в третий – какои, четвертый – хасицубонэ и так до низшего – сока. Предельным возрастом для «цветка любви» было двадцать семь – двадцать восемь лет. Перешагнувшие роковой рубеж женщины безжалостно выбрасывались на улицу, где они нищенствовали и вскоре умирали."
Светает
Любовь вкушая вновь и вновь,
Я не заметила рассвет.
Близка разлука – слезы лью,
И рукава влажны.
Мне говорил он про любовь —
Да правда это или нет?
Случайно ль вымолвил «Люблю»
Иль я ему милей жены?
Ах, сердце некому открыть.
Хоть ты с собою позови —
О как же грустно вечно жить
В квартале проданной любви!

Вьюнок
Пусть в ином перерожденье
Буду я иной,
А сейчас любовь земная
Властна надо мной.
Что мне проку от учений,
Данных на века,
Если жизнь моя – росинка
В чашечке вьюнка!..

Водоросли
В тихом омуте на дне
колыханье трав речных. -
Кто на дно души проникнет?
Разве, лунный луч...

Зеркало-луна
Далеко любовь моя.
Как ее увидеть мне?
"Стань же зеркалом!" - прошу
полную луну...


Мечты минувших дней
Я мечты минувших дней
позабыл давно,
а теперь мечтаю лишь
о мечтах былых...

Страшнее смерти
Как умру я, как умру,
кто заплачет обо мне?
Верно, черный ворон с гор,
только он один!
Этот черный ворон с гор, -
он не плачет по живым,
он над мертвыми кричит,
пожирая их...

Сироты
Береговые чайки,
безродные сироты, -
как жалобно, протяжно
кричат они во мгле!..

Презрение
Как посмею я других
ненавидеть, презирать,
коль сама себе противна
в глубине души?..

***
Вот возьму да и спрошу!
Ну, а вдруг ты скажешь "нет"?
Не решусь и не спрошу -
от тоски умру...

***
Где бы мне найти цветы,
чтоб не вянули вовек,
где б мужчину отыскать,
чтоб не изменял!..

***
Там, в  заоблачных краях,
так ли горько без любви
или маются разлукой
только на земле?..

***
Я плотвичка-невеличка
в тинистом пруду -
сом противный, сом усатый,
отпусти меня!

***
Об одном молю я Будду
ночи напролет:
пусть в рождении грядущем
нас соединит!

***
Только бы в ином рожденьи
дзёро не остаться!
Наши встречи вспоминаю -
об одном мечтаю...

***
Мы с тобою, милый друг,
плющ на выжженной земле.
Лоз не видно - только корни
в глубине сплелись.

Осенний дождь
Хвоя с сосен облетает.
Вечер наступает.
В полутьме за дымкой скрылся
склон горы Мацути.
Будто в иней превратился
на ветру осеннем
над дорогою Хигата
крик утиной стаи.
…………………………
В зарослях поблекших хаги
злобный вихрь ярится,
буйствует в хмельном задоре,
клены оголяет,
то утихнет, то взметнется –
покоя не знает.
В рукавах озябли руки,
промокают ноги.
Я с фонариком зажженным
бреду по дороге.
………………………………..
Я в скитаньях бесконечных
до смерти устала.
Ах, куда бы мне прибиться,
где остановиться?
……………………………….
Вот бреду неверным шагом
к придорожной чайной.
«Эй, ворота отворите,
странницу впустите!
На минутку подойдите,
в оконце взгляните!..»
Прибежал на зов хозяин,
халат поправляет.
Видит, что явилась дзёро –
сразу уговоры…
С ним ли на ночлег остаться,
с жизнью ли расстаться?
Может лучше заколоться,
чем ему отдаться?
Ах, не знаю, то ль заплакать,
то ли рассмеяться…
Tags: 17 век, 18 век, 19 век, reading the world, Азия, Япония, забытые имена, поэзия, проституция, русский язык, фольклор, японский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments