Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Египет: Латифа аз-Зайят

Латифа аз-Зайят [لطيفة الزيات] родилась в 1923 году в городе Думьят. Одна из самых известных египтянок ХХ столетия. Политическая деятельница, преподавательница университета, писательница, ключевая фигура феминистического движения Египта. Происходит из зажиточной семьи муниципального чиновника. По роду деятельности отцу приходилось много переезжать. Семья следовала за ним, и эти путешествия впоследствии писательница вспоминала как огромное расширение кругозора. Её соученицы в гимназии вели затворническую жизнь, не видели и сотой доли того, что видела она...

<

В 1942 году Латифа поступила в Каирский университет, по специальности «английская литература». Увлеклась марксизмом, ходила на антибританские демонстрации, где познакомилась с Абдул Хамидом с факультета искусств, юношей, увлечённым литературой и исламской историей. Некоторое время они были помолвлены, но разорвали соглашение. Студентка очень хорошо понимала, что каков бы Абдул Хамил ни был интеллектуал, но его набожность готовит ей судьбу домашней затворницы. В 1946 году Латифу выбрали секретарём Национального Комитета студенческой и рабочей молодёжи. Предпочтя всем мужским кандидатурам, что для Египта, прямо скажем, нехарактерно. Сама писательница вспоминает: «Те годы вырастили из пухлой девочки, влачащей своё тело, как тяжкое прегрешение, настоящую лидерку: смелую, спорящую, готовую к конфронтации, принимающую скорые решения и гордящуюся своими способностями».

Куда ведут способности в авторитарном государстве? Конечно, в тюрьму. С 26 лет Латифа отсидела дважды, в общей сложности три года. Как ни парадоксально, именно в заключении она освободилась из «тюрьмы собственного Я», обрела духовную свободу. Терять стало нечего. Репутация была уже чернее сажи: кому нужна жена, мало того что учёная и прогрессивных взглядов, так ещё и отсидентка? Семья отстала от молодой активистки с матримониальными планами, но тут внезапно к ней посватался бывший преподаватель, д-р Рашад Рушди, который больше всего придирался на экзаменах. Невеста — марксистка. Правее жениха только стенка, а консервативнее одни динозавры, и те вымерли. Однако брак состоялся. На бестактный вопрос «Но почему?!» госпожа аз-Зайят отшучивалась: "Он разбудил во мне женщину!"

Строго говоря, профессор Рушди не был дрянь-человеком. И голова золотая, и аристократизм врождённый, и характер сильный... но тринадцать лет жизни с ним писательница вспоминала, как самое чёрное время, в том числе и для творчества. Политическую сцену она покинула, прежние сторонники отвернулись. Единственно, что в 1957-ом удалось защитить диссертацию, а в 1960-м выпустить первый роман, посвящённый, вестимо, супругу. А так: «Теперь я сознаю, что моя любовь была лишь потерей себя в другом человеке, и это непростительное преступление я совершила сама. Потому что нет ужаснее поступка, чем похоронить себя заживо. Руки мои запятнаны моей кровью» [из мемуаров]. В 1965 году эпопея завершилась скандальным разводом...

который лишь послужил к вящему литературному расцвету таланта аз-Зайят. Она стала колумнисткой ведущего женского журнала Hawa, написала пьесу «Купля-продажа», которую, правда, не успели поставить: в стране начался траур. Поражение Египта в Шестидневной войне повергло писательницу в глубокую депрессию. Панарабистские иллюзии развеивались как дым. Тем не менее в 70-е годы Латифа аз-Зайят много работала, была председательницей Академии Искусств Египта и, что несомненно оттолкнёт кого-то из читательниц, основала Комитет защиты культурного наследия, ставивший целью борьбу против культурных контактов с Израилем. В 1978 за её домом установили слежку, в 1981 — снова посадили в тюрьму. И вот за решёткой она начала писать воспоминания. В будущем году обещают английский, французский и немецкий переводы.
Среди романов аз-Зайят арабский мир особенно выделяет последний: «Хозяин дома» (готовится перевод на английский). А за границей лучше всего знают «Открытую дверь» - пронизанную автобиографическими мотивами историю взросления Лейлы Сулейман, гимназистки из богатой семьи. Вышла книга в 1960-м, сюжет её охватывает десятилетие от 1946 до 1956 года. Десятилетие, за которое в Египте очень многое переменилось... Иначе взрослеют: заметив признаки менструации, одноклассницы трогательно поздравляют Лейлу с наступлением зрелости, а отец устраивает натуральную истерику: ведь теперь его честь в опасности! Иначе дружат: Тот, кому нравилась одна из них, должен был искать дружбы со всеми тремя, в противном случае проходи мимо. Что-то хочешь поверить одной — говори трём, у них тайн друг от друга нет. Если одну из подруг приглашали на какой-нибудь вечер, а других нет, не шли все три. Дружба есть дружба. Иначе ненавидят... Роман глубоко политизирован, почему его, собственно, и перевели на русский оперативно. Его положительные персонажи в экстазе от речей полковника Насера, рвутся в бой за Синайский полуостров... Разумом могу понять эти восторги, но невольно напеваю про себя:

Отберите орден у Насеру,
Не подходит к ордену Насер.


И пусть переводчица вкладывает в уста атакующего солдата благонамеренное «смерть колонизаторам!», всем известно, кому грозила смерть, кого собирались сбросить в море, стереть с лица земли, и это знание эмпатии не добавляет. «Израильская военщина» не присутствует в романе, она безлична — вражеская волна, чудовищная сцена обстрела... Но индивид в «Открытой двери» проверяется войной, готовностью жертвовать Общественная деятельность у аз-Зайят не личностна, не предполагает самовыражения, скорее наоборот — это полное растворение в порыве, в эмоции толпы, где нет места Я и эгоистическим бренным интересам. Лейла дважды переживает это состояние — выйдя на демонстрацию и влюбившись.

В кого же влюбиться? Трое мужчин на выбор. Ассам — извините, бычок. Животные потребности и страх наказания, ничего больше. И очень тонко подмечено: узнав про его шашни со служанкой, Лейла в ужасе, в отвращении: кому я отдала своё первое чувство! Мерзкий юнец, мерзкая девка! Долгий путь придётся пройти, чтобы понять: «мерзкая девка» здесь такое же страдающее лицо, как и чистая девица из хорошей семьи.</p>

Доктор Рамзи — тот более тонкая штучка, на его стороне эрудиция, высокий интеллект и та особенная хватка, из которой молодым и неопытным просто не выпутаться. Он без стеснения втирается в доверие к родителям Лейлы, оттесняет брата, психологически обрабатывает её саму — и профит! Ему не столько приданое, не столько несомненная красота девушки, сколько власть нужна. Влюбился в неё только тогда, когда понял, как она его ненавидит. Хассана сама писательница идеализирует, но он тоже плоть от плоти патриархального общества. «Вы самидуравиноваты, надо лучше разбираться в людях». Так понятное дело, надо. А как, если с тринадцати лет сидишь взаперти? Финал очень радужный, но, по словам одного египетского критика, его студентки не видят себя в образе Лейлы, не верят, что могут чего-то достичь...

Много, много вопросов. Но безусловно, книга прочтения стоит.

*** В 1996 году Латифа аз-Зайят умерла в Каире от онкологического заболевания. «Я не жалею ни о чём... Возможно, я могла бы стать лучшей писательницей, лучшей активисткой, лучшей преподавательницей, - если бы заставила себя выступать в одной роли. Но у меня было много языков. И через многоязычие я обогатила себя и, смею думать, других».

Tags: 20 век, reading the world, Африка, Египет, война, впечатления от чтения, революция, феминистка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments