freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Ана (Анна) Каландадзе

Анна КаландадзеАнна Каландадзе (1924 - 2008) - одна из наиболее значительных современных грузинских поэтесс, переводчица русской и европейской поэзии на грузинский язык. Родилась в области Гурия, окончила филологический факультет Тбилисского университета в 1946 году, и в том же году опубликовала свой первый сборник. Ее стихотворения переводились на русский, английский, французский, польский и другие языки. На русский ее переводила сама Белла Ахмадулина.
Анна Каландадзе много писала о своей родной Грузии, о ее природе и истории, писала с большой любовью.
***
"Где же еще Грузия другая?"
Гр. Орбелиани
Все, что видела и читала,
всё —
твое,
о тебе,
с тобой.
В моём сердце
растет чинара,
ночью ставшая голубой.
И в минуту самую грустную
предо мною одна,
дорогая,
ты, прекрасная Грузия.
«Где же еще Грузия другая?»
О луга моей Карталинии,
олени с большими рогами
и такие хрупкие лилии,
что страшно потрогать руками
Ты об этом помнить велишь мне.
Я смотрю на тебя,
не мешая,
край,
овеянный былым величьем…
«Где же еще Грузия другая?»
Травы синие
лягут на плечи.
С этих трав
я росинки сняла.
О мои виноградные плети!
О Тетнульди большие снега!
Зажигаются звёзды со звоном,
искры белые
извергая.
Я слежу
за далеким их зовом:
«Где же еще Грузия другая?»
Пусть герои твои умирали —
слава их
разнеслась далеко.
Прямо к солнцу
взмывает Мерани,
и печально звучит
«Сулико».
Живы Алуда и Лела.
Устал Онисэ,
размышляя.
О родина песен и лета!
«Где же еще Грузия другая?»
С тихими долгими песнями
проходят
твои вечера.
Плачут
горийские персики,
когда наступает пора.
Они нависают с ветки.
Ветка густая,
большая.
Разве ты не одна на свете?
«Где же еще Грузия другая?»

Тетнульди — горная вершина в центральной части Большого Кавказа в Грузии.
Алуда, Лела — герои поэм Важа Пшавелы.
Онисэ — герой романа грузинского писателя и переводчика Александра Казбеги (1848–1893).

***
Маленькой Виоле
Какие розовые щёки,
и в каждой светит по костру,
и глаз голубенькие щёлки
еще не клонятся ко сну.
О девочка,
что «Деда-эна»
тебе расскажет о земле?
Как виноград лисица ела?
Как заяц белым стал к зиме?
С какою трогательной грустью
ты плачешь! Вздрагивают плечики,
Зачем лисице с белой грудью
попались маленькие птенчики?!
О, радость первого незнания!
Ты выговорила едва
цветов красивые названия:
«a-и нар-ги-зи, a-и и-а»
Всё в маленьком твоем рассудке
запечатлелось, но опять
ласкаешь пестрые рисунки.
Устала книжка,
хочет спать.
День к вечеру переломился.
Вот месяц вышел и горит,
а язычок не утомился.
Смеется он
и говорит.
Жизнь будет сложная и долгая.
О девочка,
запомни так:
страна твоя большая,
добрая,
она вся в реках и цветах.
А ты играешь с мамой в ладушки —
тебе ли думать о судьбе!
Ромашки,
маки
или ландыши —
что больше нравится тебе?

«Деда-эна» — «Родная речь», учебник.
«Аи наргизи, аи иа» — «Вот нарцисс, вот фиалка». Первые слова в грузинском букваре.

(Переводы Беллы Ахмадулиной)

Посвященое царице Нине, крестившей Грузию
Шла горами Нино
Синь вершин молоком облаков обволакивал ветер,
И когда уже розы в долине алели,
Снег лежал на горах Джавахети,
А в лесах ураганы ревели.
Ветер гнал облака, проклинал — и они на ветру обгорали.
Обыскал Параванское озеро в поисках гостьи незваной.
Шла горами Нино, шла горами,
Крест лозы, крест тяжелый несла, крест желанный.
Чужестранкой дивилась она на снега… И закралась тревога:
Снег в горах не лежит, если роза в садах заалела…
Пастуха вопрошала: Которая в Картли дорога?
И пастух отвечал ей: Любая — ведь ты в Сакартвело!
Вдруг устала… И только уснула в саду придорожном
Только пшат своей тенью укрыть ее низко нагнулся,
Как предстал перед путницей нашей,
Но кто же предстал ей, но кто же?
— Не страшись! — ей сказал… И это был глас Иисуса.
Пробудилась… Кольнула тоска по родным, по единым на свете
Но великую веру имела, и листья лозы зеленели.
Снег лежал на горах Джавахети,
А в лесах ураганы ревели…

Посвящено царице Кахетии Кетеван, великомученице, жившей в 17-м веке
"Царица Кетеван"
Поднимал палач свой бронзовый котел,
Раздувал палач страстей людских костер.
Ветер в небо уносил огонь и страсть,
Ветер дул…
И Кетеван вели на казнь.
На груди рука царицы так бела,
Но была царица тверже, чем скала.
Тихо голову склонила, с плеч до пят
Кос распущенных струился водопад —
Перед смертью розой Грузии цвела
И молилась.
И когда произнесла:
— Никогда!
Ударил гневный барабан.
Шомпола к груди хрустальной поднесли
Раскаленные… И словно пополам
Сердце Грузии железом рассекли.
Тут палач излил свой бронзовый котел.
Только выше взвил страстей людских костер,
В синь небес неслась молитва синих губ.
Ветер дул… Над Кетеван вершили суд
— Жгли нагую!.. На огне царицу жгли,
Но царицу не сломили…
Не смогли.

(Переводы Аллы Ахундовой)

Стихи Анны Каландадзе в переводах Беллы Ахмадулиной
Стихи Анны Каландадзе в переводах Аллы Ахундовой
Tags: 20 век, 21 век, reading the world, Грузия, Кавказ, СССР, грузинский язык, переводчицы, поэзия, русский язык
Subscribe

  • В день рождения Беллы Ахмадулиной

    Бог За то, что девочка Настасья добро чужое стерегла, босая бегала в ненастье за водкою для старика, — ей полагался бог красивый в чертоге,…

  • Сегодня, восемьдесят лет назад

    28 марта 1941 года покончила самоубийством английская писательница Вирджиния Вулф. Предсмертная записка, адресованная мужу, Леонарду Вулфу, гласила:…

  • Ингер Кристенсен

    Ингер Кристенсен [Inger Christensen] (16.01.1935-02.01.2009) — датская поэтесса, писательница, переводчица и издательница. Переводы…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments