felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Category:

Амели Нотомб "Счастливая ностальгия. Петронилла" (2015)

В 2015 году на русском (а теперь и на английском) вышли новые романы бельгийской писательницы Амели Нотомб.



Английская обложка мне нравится несравнимо больше:



Год издания: 2015
Издательство: Азбука
Серия: Азбука — бестселлер (мини)

Аннотация: "Порой мы подолгу гадаем, откуда в нас та или иная черта, отчего мы поступаем так или иначе. Ключи к разгадке лежат в детстве, раннем детстве. Его события ложатся на дальние полки подсознания и оттуда тайно управляют нашими поступками. Знаменитая французская писательница Амели Нотомб провела свое детство и юность за морями-океанами, в далекой Японии, где ее отец находился на дипломатической службе, и именно эта страна для нее навсегда определила вкус счастья. Тема новой книги Амели Нотомб «Счастливая ностальгия» – это путешествие в страну детства в поисках ответа на вопросы сегодняшнего дня?
Писательство как известно дело одинокое, чреватое сомнениями и риском. Но когда удается одержать победу, то оказывается важным, с кем ты ее разделишь, ведь в одиночестве радостные пузырьки самых изысканных марок шампанского быстро испаряются. В новом романе Амели Нотомб «Петронилла» героиня для таких моментов находит странного спутника, точнее спутницу, и бокал коллекционного шампанского в ее обществе становится делом опасным, порой смертельно опасным".

Рецензии:

"Два новых романа бельгийской писательницы Амели Нотомб, уже знакомой мне по двум автобиографичным романам о жизни в Японии «Страх и трепет» и «Токийская невеста», и я настоятельно рекомендую, прежде чем взять в руки «Счастливую ностальгию» ознакомиться именно с этими двумя произведениями

«Счастливая ностальгия» продолжает цикл романов Амели о Японии. На этот раз Амели возвращается в Японию после 16-ти лет отсутствия, целью визита становятся съемки документального фильма о ее жизни в этой стране. Амели возвращается в город, где прошли первые пять жизни (об этом периоде роман «Метафизика труб», который, кстати, готовится к переизданию «Азбуке»). 17 января 1995 года город Кобе был почти полностью разрушен землетрясением и отстроен заново. Амели не узнает города детства, дом, где они жили с родителями, разрушен, чудом уцелел детский сад, в альбоме которого даже сохранилось детское фото писательницы, да водосточный желобок рядом с домом — вот и все свидетельства счастливых детских лет...
Помимо города-детства Амели посетит и Токио, где пройдется по местам, памятным по годам жизни в японской столице, встретится со своим японским женихом Ринри, побывает в Фукусиме, восстанавливающейся после цунами 2011.
Несмотря на перемены в любимой стране, поездка в Японию не стала для Амели горестным сожалением об упущенных возможностях и прошедших годах. Она с нежностью вспоминает детство, прекрасный роман с Ринри и заявляет, что не хотела бы ничего поменять. Все так, как и должно быть. Амели нашла себя и может смотреть в прошлое без малейшего страха и сожаления. Это ли не чудесно?

Случайная цитата: Все утверждали, что мы вот-вот поженимся. К моему превеликому ужасу.

«Петронилла» на первый взгляд также автобиографична, но с некоторыми элементами фантазии или скорее аллегории. Девушка с необычным именем Петронилла вступает в переписку с Амели, и на одной из автограф-сессий в книжном магазине знакомится с ней лично. Из отношений писательница-читательница эта встреча перерастет в нечто большее, да и сама Петронилла, оставаясь внешне юной девочкой, вырастет в зрелую писательницу. Море шампанского, литературы, отсылок к другим книгам Амели (это очень подогрело мой интерес к ее творчеству), неординарный финал, вызывающий сначала недоумение, и лишь затем понимание литературной игры мадемуазель Нотомб.

Случайная цитата: Великая литература, основной источник ее питания, одновременно и отдаляла девушку от людей ее круга, углубляя между ними пропасть, причем пропасть непреодолимую, потому что ее клан даже не понимал этого."

"Любые книги Нотомб, будь они полностью автобиографическими, или же содержащими в себе переплетение фантазии писательницы с фактами собственной жизни, оставляют ощущение зеркального лабиринта - Амели смотрит на своих героев, одновременно смотря на себя, ты смотришь на героев, а видишь Амели, отражающуюся в них с лукавой усмешкой, тем временем как сама писательница, задорно хохоча, скрывается где-то в запутанном зеркальном коридоре.

Издательство "Азбука" выпустило две книги Нотомб под одной обложкой, предоставив нам, несмотря на томительное ожидание новинки, возможность сравнить две грани творчества писательницы - открытое повествование о самой себе и игру с вымыслом, который донельзя естественно сочетается с её реальностью.



Счастливая ностальгия

«"Нацукасии" означает счастливую, сладкую ностальгию, момент, когда приятное воспоминание приходит на память и наполняет её нежностью. Ваше лицо и грусть выдавали печаль; значит, речь шла о грустной ностальгии, а это не японское понятие».

Если вы ищете в «Счастливой ностальгии» счастье, его вы не найдете на первых страницах романа. Как, впрочем, не найдете и сожаления о совершенном и запоздалого раскаяния. Возвращение Нотомб в Японию не было обусловлено сентиментальностью – она абсолютно честно говорит, что, если бы посторонние люди не решились бы снять передачу о её детских годах, она бы никогда туда не приехала. Пожалуй, не такого прагматичного подхода вы ожидаете от книги, в которой рассказывается, помимо всего, о встрече с покинутым 20 лет назад женихом, отношения с которым Амели описала в «Токийской невесте».

Город детства писательницы неузнаваем, разрушен землетрясением и отстроен заново. Старая няня, которая стала для неё матерью, живет в нищем квартале, покинутая собственными детьми. Воистину «конец света - это когда ничего не узнаёшь». Остается искать осколки детства в чудом уцелевшем водосточном желобке, фото из детского сада – только так можно уверовать в реальность своего прошлого, которое отделено от нынешней тебя не только ушедшим временем, но и искореженным пространством. При встрече с бывшим женихом, несмотря на волнение, не узнаешь собственных слов, сказанных тобой – настолько ты изменилась, не можешь согласиться со своим собственным юным голосом.

Горестное сожаление от того, что прошлое не вернуть? Нет. Желание отмотать время назад? Нет. Нотомб нисколько не жалеет о содеянном, как, впрочем, не жалеет и о столь тяжелой поездке. Прошлое осталось в прошлом, и не более того. Она открыто говорит миру, что не изменила бы ничего. Посещение Японии тронуло её сердце, но она не собирается превращать её в тяжкий груз воспоминаний прошлого – возвращение во Францию радует её не меньше встречи с когда-то близкими людьми. Её роман с Ринри был прекрасен – таким он и останется в её памяти, но и сейчас она, как и тогда, прекрасно понимает, что, несмотря на внешнюю идиллию, внутренней гармонии между ними не было.

Мне вспомнилось: когда мы встречались в парке Сироганэ с Ринри, при виде его к моей искренней радости примешивалась скрытая тревога - теперь надо быть счастливой. Улыбаюсь этому устаревшему беспокойству и шепчу себе под нос: "Теперь не надо быть счастливой".

Бывает, судьба дает тебе абсолютно все элементы, необходимые для счастья. Любимая страна, идеальный спутник. Перспективы, будущее. Ты держишь все эти кусочки головоломки в руках и понимаешь, что ты должен быть счастлив. От тебя ждут, что ты будешь счастлив. А ты…ты просто не счастлив. Все хорошо, но этого нет. Многие идут на поводу идеальной ситуации и связывают свою жизнь с идеальными людьми, занимают идеальное место, недоумевая, почему же того самого счастья у них и в помине нет. Люди винят себя, что они пресытились и избаловались, и именно поэтому не чувствуют ничего, ведь любой другой на их месте прыгал бы от восторга. Амели пошла по единственно правильному для себя пути, сбежав из этой эталонной картинки. Она ничего не могла сказать Ринри тогда, она не говорит ему ничего сейчас. Это – прошлое, из которого не надо делать выводы. Оно застыло, как цветок в янтаре, и им можно время от времени любоваться, но нет желания растопить его и вновь вытащить на поверхность. Это было чудесно. Это – счастливая ностальгия.

Петронилла

После автобиографической «Счастливой ностальгии» - прыжок в разгул фантазии. Нотомб вытягивает из клубка своих излюбленных идей мотив встречи с одним из корреспондентов по переписке и его влияния на автора. Главной героине, по традиции, дается экстравагантное и символическое имя Петронилла. Впрочем, в этой книге много отголосков прошлых творений писательницы, время о времени ловишь себя на мыслях: «Почти как в «Форме жизни». А это – ну прям «Словарь имен собственных». Шампанское, сколько шампанского! «Синяя борода»!» Аккуратно расставленные ловушки для привлечения читательского внимания, или же склонность поностальгировать просочилась и в эту книгу?

В этом романе присутствуют все традиционные черты стиля Нотомб, но, помимо них вы сможете ознакомиться еще и с тем, какое отношение выказывают во Франции к «пролетариям» (кто бы мог подумать, что в европейской стране в 2000-х издатель может открыто сказать: «В литературе пролетариям не место»), узнать, как Амели брала интервью у Вивьен Вествуд, которая оказалась, мягко говоря, дамой не такой уж располагающей. А если это не подогреет ваш интерес, в конце вы можете погадать – была ли это чистая литературная фантазия, искусственный сюжет, или встреча с альтер-эго самой писательницы.

Амели Нотомб всегда была и остается для меня скорее остроумным человеком, за жизнью которого интересно следить, нежели писателем, хотя я не отказываю ей в умении сохранять читательское внимание на протяжении пары сотен страниц. Обыденные или нереалистичные сюжеты, концовки, которые больше похожи на слетание с дороги при полной потере управления – всё это может вызвать как симпатию, так и скуку. Но для меня эта писательница всегда останется забавной эксцентричной дамой, за выходом книг которой я слежу, поэтому, если вы не ждете от абсолютно любой литературы мыслей всеобъемлющих и тяжеловесных, как каменные глыбы, о чтении этих романов вы не пожалеете."
Tags: 2015, 21 век, Бельгия, Япония, мемуаристика, русский язык, французский язык
Subscribe

  • Маргарет Уокер

    Маргарет Уокер (7 июля 1915 – 30 ноября 1998) – афроамериканская поэтесса и писательница, представительница Чикагского черного…

  • Аманда Смит

    Аманда Берри Смит (23 января 1837 – 24 февраля 1915) – методистская проповедница и миссионерка. Аманда родилась в городке Лонг Грин,…

  • "Gifts of Power The Writings of Rebecca Jackson, Black Visionary, Shaker Eldress"

    Ребекка Кокс Джексон (15 февраля 1795 – 1871) – афроамериканская проповедница, основательница женской религиозной общины, мемуаристка.…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments