freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

"Praises & Offenses: Three Women Poets from the Dominican Republic"

Составительница и переводчица: Judith Kerman
Год: 2009
Издательство: BOA Editions Ltd.


Писательницам Латинской Америки было тяжело выживать под властью военных диктатур.
Доминиканская Республика в 20-м веке пережила несколько иностранных интервенций и диктатур. Страх за свою жизнь, за семью и друзей, вынужденное молчание и самоцензура вынуждали доминиканских поэтесс использовать различные маскирующие техники – фрагментацию и сюрреализм, уклончивые, косвенные высказывания, сложные метафоры. Как отмечают некоторые критики, возможно, поэтессы чувствовали себя относительно безопасно, поскольку их стихотворения были слишком сложными, чтобы диктаторы могли их понять.

В антологию вошли произведения трех поэтесс: Аиды Картахены Порталатин (Aída Cartagena Portalatín), Илонки Насидит-Пердомо (Ylonka Nacidit-Perdomo) и Анхелы Эрнандес Нуньес (Angela Hernández Núñez).


Аида Картахена Порталатин
Аида Картахена Порталатин начала печататься в 1940-х годах, еще при диктатуре Рафаэля Трухильо. Это было время жестоких политических репрессий. В это время она опубликовала стихотворение «Как оплакивать смерть розы». Используя популярный поэтический образ – увядание цветка, поэтесса спрашивает – как можно оплакивать смерть розы, когда люди бояться оплакивать смерть своих близких?

How to Weep for the Death of a Rose (1945)
Of all men living, which of them,
knows anything?
How to weep for the death of a rose
if the dawns have unfolded the World,
and in the grass trembling near the rosebushes
the dawns remain, turned into drops of water?


Only from the earth,
do the stars have the gleam of amber.
To the bitter earth returns
rain the color of rosebushes.


To feel how the mosses grip the stones;
there is rancor in the wandering breeze!


Men have not wept
for the fall of men.
How to weep for the death of one rose?


Несмотря на сложности, в правление Трухильо она издала 5 стихотворных сборников.

A Woman Is Alone (1955)
A woman is alone. Alone with her stature.
With her open eyes. With her open arms.
With her heart open like a wide silence.
She waits in the desperate and despairing night without losing hope.
She thinks she is in the flagship
with the saddest light of creation.
Already she has hoisted her sails and let herself be carried by the North wind
in accelerated flight before the eyes of love.


A woman is alone. She holds her dreams fast with dreams,
the dreams that remain to her, and all the sky of the Antilles.
Solemn an quiet before the world that is a human stone,
in motion, adrift, lost in the sense
of its own word, its useless word.


A woman is alone. She thinks that now everything is nothing
and no one says anything from the party to the mourning
about the blood that leaps, about the blood that runs
about the blood that is born or dies of death.
Nobody comes forward to offer her a dress
to clothe her voice that sobs naked, spelling itself.


A woman is alone. She feels, and her truth drowns
in thoughts that translate the beauty of the rose,
of the star, of love, of man and of God.


После свержения Трухильо в 1961 году она стала писать более открыто. Название сборника «Написанная земля: Элегии» (1967) на первый взгляд может показаться отсылкой к текстуальности («мир как текст»), но при прочтении оказывается, что «написанная земля» - это кладбище, где похоронены жертвы тирании.

Elegy for Elegies (отрывок)

Yesterday at ten A.M., I visited the cemetery with two girls,
a debt of love of the cruelest kind.
The girls who don’t know how much death costs
cheerfully admired “the little houses where the dead live.”
–  Ah! – said one – what pretty places to play with dolls!
It was a planned cemetery:
Streets – trimmed trees – flowers – three gardeners –
six policemen – two porters – four gravediggers – stonemasons
–  several prostitutes looking for business – water – light –
telephone booth – an administrator – writers, bathrooms
in various locations…
A cemetery is a Public Relations office
for the business of the last piece of turf.
Poor
and rich: all dead!!
Names and dates. THIS IS THE WRITTEN EARTH.

В конце жизни Аида Картахена Порталатин активно занималась мероприятиями, посвященными женскому писательству, как, например, Третий фестиваль писательниц, который прошел в 1993 году в Санто-Доминго.
Аида Картахена Порталатин умерла в 1994 году, недооцененная соотечественниками. Важность ее литературного труда была впервые публично признана в 2005 году, когда ее памяти была посвящена Международная книжная ярмарка в Санто-Доминго.

Анхела Эрнандес Нуньес и Илонка Насидит-Пердомо при диктатуре Хоакина Балагера, бывшего советника Трухильо. Обе активно продвигают женское писательство и свободу слова в Карибском регионе.
Хотя поэтессы 1990-х могли уже не опасаться пыток и казней, открытая феминистская деятельность все еще требует отваги в Доминиканской Республике.

Анхела Хернандес Нуньес
Анхела Эрнандес Нуньес родилась в 1954 году. В 1980-х была лидеркой национального феминистского движения. Опубликовала пять поэтических сборников и пять сборников рассказов, два романа, а также ряд эссе.

Meeting with Myself
The patio has bloomed.
A cut through the zone of my weaknesses.
I sleep with pain. I am a stranger to it.


The road back to myself
is long and unknown.


The fire my eyes saw as it burned.
The water on my body.
The air without name or address.
The sand full of ancient things.


My feet have forgotten.
And my heart dances under the whip of love.


The poets sicken like apples.
The language of the eternal has been erased.
The green springtime laughs darkly.


Let the silence purify me.
Let the solitude ignite me.


Now I am Galatea. Anonymous spore.
I have to die to servitude.
I forget to be a woman. I forget to be anyone.
Forget youth and old age.
The world is splendid now.
Why can’t my body believe it?


If I Want to Run Away
I bite my nails:
Remember tomorrow’s obligations.


If I want to hate, I look at my claws in the water.
If I want to hate, I remember the power of the word
cabalistic
the power of desire and intention.


If I want to doubt, I keep my elastic muscles
            aloft in the air:


I listen to the world unobstructed by my body.
If I want to cry, I yawn. Time and world shorten
                        their orbit in my eye.
If I want to cry, I light lamps.


If I sit down in a cavern, there are neither enemies nor prey.
If I sit down in a cavern, I wait for the dawn.


There is no escape before such a glorified secret.
I bring stupor and fear for the other.
I carry appetite and death.
In my jaws, the tongue to lick my children
            and sharpened teeth for forgiveness.


There is no escape in this now of hot water
in the noses and fury of children.
There is no escape in this place without doors or roads.
Around me the light, the endless circle.





Илонка Насидит-Пердомо родилась в 1965 году. участвовала в создании Ассоциации карибскихИлонка Насидит-Пердомо
писательниц и женщин-ученых, организовывала женские конференции, несколько лет работала в министерстве по делам женщин. В 2004 году потеряла свою должность, потому что отказалась поддержать того или иного кандидата во время смены правительства.
Выпустила семь сборников поэзии – пишет своеобразные и непростые для понимания стихи в прозе, а также многочисленные эссе о доминиканской литературе.

В этом стихотворении используются в оригинале личное местоимение в объектном падеже «le», которое может значить «его», «ее» или «тебя», и притяжательное местоимение «su», которое может значить «его», «ее» или «твой». Оба местоимения – формальные, наподобие «Вы». Поскольку в переводе на английский это передать невозможно, переводчица выбрала местоимение ‘you’.

Your glance launched me at the world
I have been wrapped in my everyday reality. in absolute sovereignty as an adult woman. in relation to a subject who can move. to a first person.
your glance launched me into the world. and poetry was then eternity. night-flying bat with sudden objects when the flowers, seemingly asleep, leap above the globe. above the new globe that flashes like lightning as it transforms itself. shadow of sand.

Tags: 20 век, 21 век, reading the world, Америка, Карибы, Латинская Америка, английский язык, антология, испанский язык, поэзия, сюрреализм, феминистка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments