felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Интервью с Джемисин.

https://www.goodreads.com/interviews/show/1052.N_K_Jemisin?utm_medium=email&utm_source=newsletter&utm_campaign=2015-08&utm_content=jemisin



Ребенком Н.К. Джемисин создавала империи. Она целыми днями израла в "Цивилизации", стратегическую игру, в которой создаются королевства. Одно только ей в этой игре не нравилось - слишком все походило на Землю. Поэтому она решила писать фэнтези.

Теперь она признанная писательница в этом жанре. Ее книги построены не по традиционным шаблонам (хотите прочитать про очередного сельского мальчишку, которого ждет великое будущее? Вам не сюда). Она создает общества с нуля и разбрасывает персонажей разных рас по разным континентам.

В своей прославленной трилогии Inheritance она поселила порабощенных богов среди смертных, а в The Killing Moon она подарила читательницам жрецов, которые собирают урожай снов в поисках магии.

В этом месяце у нее выходит новая книга, The Fifth Season, первая из будущей серии, о разрушающемся, апокалиптическом мире, где женщина, обладающая властью подчинять своей воле и призывать силы земли, ищет свою похищенную дочь.

Джемисин отвечает на вопросы о своей новой книге, о том, как опасно изучать вулканы и о том, в каком направлении должен развиваться жанр фэнтези.

Я перевожу интерьвю не полностью, с сокращениями, все интервью можно прочитать по-английски по ссылке в начале поста.

Интервью очень интересное, про то, что читательницам надоело читать фантазии белых мужчин об их могуществе, но издатели (и продюсеры фильмов) все еще боятся что-то менять и часто следуют проверенной формуле, согласно которой большинство персонажей - белые мужчины.



Goodreads: Что вдохновило вас на фэнтези про мир, который разрушают землетрясения, вулканы и оползни?

N.K. Jemisin: Мне приснилась женщина, идущая походкой героини-победительницы ("badass power walk"), а за ней рушится гора. И мне нужно было найти объяснение: почему эта женщина владеет горой? Почему она выглядит так, будто сейчас бросит в кого-то этой горой? И почему мне вообще кажется, что она может бросить гору?

Меня всегда интересовали все эти сейсмические штучки, потому что я выросла там, где не было ни гор, ни землетрясений. А вулканы вообще очень круты. Вся идея, что Йеллоустоун - это тикающая бомба с часовым механизмом, завораживает. Ужасает, но завораживает! И меня вообще завораживают ужасы. Странно, что я хоррор не пишу.

GR: А как вы исследовани вулканы?

NKJ: Я слетала на Гавайи и посетила 4 вулкана за 4 дня. Никому такого не посоветую. Там полно вулканического стекла - если упадешь, то до кости порежешься. А я была невыспанная с самолета. Так что не надо так делать. На бумаге такие идеи смотрятся прекрасно, а в реальности потом понимаешь, что могла умереть.

GR: Уникальность The Fifth Season в том, что точка зрения меняется, некоторые главы рассказываются в третьем лице, а другие - во втором. Как вам это пришло в голову?

NKJ: Я, собственно, изначально этого не планировала, но так писать вполне реально. Итало Кальвино так пишет. В жанровой литературе это встречается не так часто, но ничего невозможного тут нет. Я вообще никогда не думала, что жанровая литература по своей сути хуже "настоящей" литературы. Литература и есть литература. Если написано хорошо, то написано хорошо.

GR: А почему вы выбрали не Землю?

NKJ: ... я люблю играть с созданием различных миров. Я даже веду семинар, гдле мы обсуждаем - сколько вы хотите континентов? какие там воздушные течения? что это значит для климата? а как климат влияет на их культуру? Мне нравится играть с такими идеями и смотреть, как это меняет жителей и из взаимодействие со своим миром.

GR: Кто вдозновил вас на создание новых миров?

NKJ: Я с детства читала такое фэнтези - архипелаг Земноморья Урсулы Ле гуин. Всегда я больше всего любила романы, в которых берутся основные принципы мира, перетряхиваются в разных ситуациях, просто чтобы увидеть - а что будет.

GR: Вопрос от читательницы: "Большинство читателей предполагают, что персонажи белые, пока им не скажешь, что это не так. Если ваши персонажи цветные, вам приходится это подчеркивать, но это усиливает представление о том, что норма - быть белыми, немаркированными. Как вы думаете, как лучше писать о персонажах разных рас, чтобы не сваливаться в эти ловушки?"

NKJ: Я вот что делаю: я указываю не только на цветных персонажей, но и на белых, т.е. говорю, что это белые персонажи. Иногда читательницы меня спрашивают: зачем вы говорите, что они белые? Альбиносы, что ли? А я отвечаю - я просто их описываю. Мне не кажется, что это какая-то революционная практика, но с другой стороны, это важно, если пытаться показать, что не все белые "по дефолту".

Еще я очень тщательно избегаю отсылок к еде. Очень часто цветных персонажей описывают в терминах тех товаров, торговля которыми и привела к колониализму и рабству. Шоколад, уголь, патока. Люди подсознательно о них вспоминают, и это как-то нездорово, поэтому я очень сознательно подхожу к выбору слов. И я не люблю клише. Например, я стараюсь не описывать белых, впадая в странную фетишизацию "персиков со сливками" и "молочно-белого", потому что эти слова а) используются только при описании женщин, и б) говорят о том, что описываемые в таких терминах - продукты для потребления, а это и некрасиво, и страшно.

В The Fifth Season цвет кожи несет совсем иное значение, чем в нашем мире. Большинство населения там смешанных рас, все цветные разных оттенков, а люди, находящиеся на крайних полюсах цвета, рассматриваются как "отсталые" и странные, неважно, очень темные они или очень светлые. Так, глядя на кого-то белого эти люди средних оттенков кожи подумают: "Наверное, такие люди на солнце сгорают, как бумага желтеет". Словом, вот так я пытаюсь все это описывать, чтобы избежать фетишизации и скуки.

(Я у себя в блоге серию постов об этом написала: Describing characters of color in writing.)

GR: Что вы надеетесь увидеть в жанре фэнтези в будущем?

NKJ: Я надеюсь, что мы увидим реальную историю, потому что пока мы этого не видели. Западная фэнтези историю идеализирует и романтизирует, добрые старые дни, когда мужчины были мужчинами, а женщины женщинами... Их не интересует реализм, ну ладно, но ведь в реальной истории столько всего интересного. И Западная Европа - потрясающее место, если посмотреть на то, что там действительно происходило, а мы в фэнтези 99% всего этого не видим. Вы видите упрощенные версии.

Я бы хотела, чтобы фэнтези перестала укреплять непреднамеренные фантазии - фантазии о превосходстве белых, о превосходстве мужчин, о мирах, где 90% населения белые, а мальчики с ферм все время становятся королями. Я не призываю к реализму. Это же фэнтези! Но я не хочу, чтобы в придуманных мирах стирались все, кто живет за пределами Западной Европы.

GR: Вопрос от читательницы: "Как фэнтези должно соотноситься с обсуждением общества?"

NKJ: Если вы хоть что-нибудь пишете о людях, вы все время говорите о социологии, колитике и т.д. Понимают ли это люди - дело другое. Люди не замечают статус кво. Так что, если вы пишете рассказ, где почти все персонажи - мужчины, люди этого не замечают, потому что привыкли к этому. Но вы, тем не менее, все равно делитесь своим мнением о мужественности, о роли женщин, о том, что мужчины важнее. Просто в патриархальном обществе мы этого не замечаем. Так что вопрос не в том, должна ли фэнтези обсуждать общество, вопрос в том, замечаете вы это или нет.

GR: Вы на своем сайте написали: "Я отказываюсь писать фэнтези, в котором можно поверить в магию, но нельзя поверить в персонажей". Как вы думаете, почему фэнтези так долго не признавала разнообразие человечества?

NKJ: Наше общество долго этого не признает. Фэнтези отражает людей, которые пишут в этом жанре. А в нашем обществе даже в 2015 году мы только начинаем признавать, что неравенство не исчезло сразу после принятяи Закона о гражданских правах. Или после того, как женщины получили право голоса. Мы только начинаем признавать системность этих вещей.

Суть в том, что нам всем надо учиться делать это лучше, и я не знаю, как можно этому учиться, если не продолжать писать.

GR: А что делать другим людям?

NKJ: Многим людям, которые принимают решения, надо измениться. Потому что они слишком по-старому думают. Или слишком боятся рисков. Книги печатать дорого, фильмы снимать дорого, и во многих случаях люди боятся рисковать, потому что думают, что аудитории не понравится что-то новое. Они хотят проверенную формулу. Чтобы все были белые, или только мужчинами, или только гетеросексуалами.

Мне кажется, уже сами читательницы заговорили. Они обращают внимание на то, что персонажам недостаеет разнообразия. Вот кто меня вдохновляет. Читательницы хотят читать хорошие книги. А не только фантазии белых мужчин о своем могуществе. Или книги, где все необычно белые, книги, которые никак не связаны с остальным миром. Люди громко говорят в соцсетях и в других местах: Это проблема. Или: В книге этот персонаж был черным, а его сделали белым. И это делает меня смелее. Я не думаю, что меня бы так много печатали, если бы не читательницы, которые активно ищут новые голоса и новые взгляды на мир.

GR: Какие книги вам нравились в детстве?

NKJ: В 10 я прочитала Октавию Батлер. Мне в молодости еще нравилась Мерседес Лэки. И Луиза Купер была одна из моих любимых писательниц в жанре эпической фэнтези. Она любила играть с концепциями добра и зла и не соответствовать ожиданиям читательниц. Я огромная поклонница Урсулы Ле Гуин.

Еще я любила мифологию. У меня была иллюстрированная энциклопедия мифологии, одна из моих любимых книг. Она не идеальна, там почему-то пол-книги посвящено грекам и римлянам, а всем мифам Западной Африки - одна страничка. Но эта книга привила мне интерес к мияам, и дальше я уже сама искала.
Tags: 2015, интервью, перевод, фемкритика, фэнтези
Subscribe

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…