Мрачная лисица (sulwen_earel) wrote in fem_books,
Мрачная лисица
sulwen_earel
fem_books

Categories:

Длинная серебряная ложка

felix_mencat своим постом о лесбиянках в 19 веке напомнила.
Почему мы до сих пор не обсуждаем [Spoiler (click to open)]Берту и Гизелу? :)
Итак...
Автор: Кэтрин Коути и Кэрри Гринберг
Название: Длинная серебряная ложка
Год выпуска: 2009
Брать богатство можно непосредственно в жж у прекрасной как рассвет Кати: b_a_n_s_h_e_e! Кстати, есть и продолжение, "Стены из хрусталя", а еще замечательные иллюстрации от Опоссума!

Авторки специализируются на викторианской эпохе. Поэтому повествование богато всякими колоритными деталями. Одновременно с диккенсовской атмосферой присутствует и юмор. Например, Эвике, способная уморить вампира, решительно прекрасна вся. Я хотела тут вставить пару цитат, но начала перечитывать в поисках наиболее подходящих и поняла, что сейчас начну цитировать книгу полностью.
Ну и, конечно, трогательная история любви двух девушек.

"...У глухой обшарпанной стены фроляйн Лайд остановилась. В свете единственного на всю улицу фонаря ее силуэт вырисовывался особенно заманчиво. Действительно, минут через пять из-за угла вывернули трое и, радостно переглянувшись, зашагали к ней. Она нащупала на груди медальон, погладила его сквозь платье - "Ты пока отвернись, ладно?"
Первым шел верзила, напоминавший плохо побритую гориллу. При виде его массивных надбровных дуг даже с Ломброзо [пр.] приключился бы родимчик. Рот бандита не закрывался, словно сила притяжения действовала на его нижнюю челюсть как-то по-особенному, не так, как на остальные части тела. За ним, прихрамывая, плелся белобрысый молодчик с изрытым оспой лицом. К его губе прилипла папироса. Замыкал шествие чернявый паренек, с виду итальянец. От природы темная кожа казалась почти черной из-за корки грязи. Из всей одежды на нем были штаны да жилетка, надетая на голое тело. На шее итальянца висел обломок коралла, согласно поверьям, отвращавший дурной глаз. Вампирша облегченно вздохнула - это было еще одно суеверие, которому она не придавала значения. Вот крестик - другое дело.
- Какая нам лафа! Постой, мамзелька, не спеши.
Бандиты, перемигиваясь, закружились вокруг девушки, будто стервятники. Вдоволь натешившись, они остановились, а громила направил на фроляйн Лайд заточку. Вопреки ожиданиям, лезвие не сверкнуло в свете фонаря, потому что было покрыто бурой коростой. Ржавчина, наверное. Хотя вряд ли.
Благодаря этому поступку, бандиты тут же поднялись в ее рейтинге негодяев. Но проверка еще не закончена.
Фроляйн Лайд дернулась вправо, и бандит повторил ее движение. Влево - то же самое.
- Ишь, шустрая, - заметил белобрысый. - Нравятся мне такие кошечки. Кис-кис-кис!
- Но-но, не дергайся. Сама виновата, нечего шляться где ни попадя, - ухмыльнулся итальянец, как видно, главный специалист по виктимологии.
- Если вам нужны деньги, то их у меня нет, - заявила фроляйн Лайд, чтобы разрешить возможные недоразумения. Быть может, бандиты скажут "Жаль, а мы так на это рассчитывали, потому что наши дети плачут от голода." Тогда она их отпустит, хотя и не без сожаления. Вместо этого люмпены загоготали.
- Дались нам твои гроши! У нас сегодня и так навар хороший. Будешь ласковой, еще и сама заработаешь!
Еда норовила запрыгнуть в тарелку, да так резво, что приходилось ложкой отбиваться. "Первое, второе, и десерт," рассудила вампирша. От ужина ее отделала последняя формальность. Она принципиально не кусала никого младше 18ти. А в здешних краях старики и молодежь на одно лицо, с тем же хриплым кашлем и опухшими коленями. Насчет верзилы она не сомневалась, но белобрысый и итальянец ее беспокоили.
- Ты, - она ткнула в первого. - Сколько тебе лет?
Опешивший парень захлопал белесыми ресницами.
- Ты че, опись населения проводишь?
- Сколько?
- Да пошла ты!
- Я жду.
- Ну 19.
- Отлично. Тебе?
- Я почем знаю,- итальянец поскреб затылок. - Мамка говорила, что я родился в тот день, когда Гарибальди взял Палермо.
- Это было в 60м. Так ты родом из Сицилии? - не удержалась она.
- Мои старики оттуда, только им пришлось драпать - папаша мой поцапался с местным доном. Потом скитались по всей Италии, пока не осели в Триесте. Я тогда совсем еще мелким был.
Голод, железными когтями раздиравший ее изнутри - и голову, и тело - на время отступил. Она услышала, как волны перешептываются с кипарисами, и увидела золотую ленту, которую солнце перебросило для нее через все море. Именно так выглядел ее последний закат. На самом деле, она его не запомнила, просто нафантазировала, собрала воедино все приятные образы и всунула в тот вечер.
- Наверное, каждый день ты купался в море.
- Было дело.
- А я вот никогда не видел моря, - белобрысый задумчиво пошевелил ухом. - Я ваще ни разу из города не выбирался.
- Тю, нашел о чем жалеть. Вода там жирная от нефти, вонючая, мусор повсюду плавает, чайки орут как оглашенные...
- На самом деле, чайки кричат довольно мелодично, - возразила вампирша. - Мне нравилось просыпаться под их крики.
- Ты там тоже была?
Фроляйн Лайд кивнула.
Бандит вдруг расплылся в улыбке. Зубы его были такими черными, что создавалось впечатление, будто их вообще нет.
- Да ну! А по-нашенски болтаешь? Parli italiano?
- Un pochino [пр]. Я люблю этот язык. На нем разговаривает женщина, заменившая мне мать.
- Крестная, что ли?
- Можно и так сказать, - чуть поморщившись, ответила фроляйн Лайд. - Я посетила Италию прошлой весной. Красивая страна, и люди добрые. А еще мне очень нравилось тамошнее вино и тирамису. Мама готовила тебе тирамису?
- Какой там! Мы с хлеба на воду перебивались. Правда, однажды я залез в кондитерскую лавку и так этого тирамису нажрался, что пузо свело. Но кондитер, гад, меня сцапал и легавым сдал. Ну ниче, я как вышел из кутузки, сразу его лавочку подпалил!
- А че такое тирамису? - поинтересовался белобрысый.
- Ну как тебе объяснить. Оно... как облака.
- Че, серое и течет постоянно?
- Нет, такое воздушное! Внизу печенье, сладкое аж кишки слипаются, а поверху этот... как его...
- Творог, кажется, - пришла на помощь девушка. Хотя сама она уже не была уверена.
- Ага, - глубокомысленно протянул белобрысый. - А че такое творог?
- Это продукт из кислого молока, отжатого от сыворотки. Бывает крупно- и мелкозернистый, жирный, полужирный и совсем обезжиренный, - выпалил верзила, доселе хранивший молчание. - Че вы на меня вылупились? Между прочим, у меня мать была молочницей. Но отчим пропил и корову, и тележку... Ну все, хорош разговоры разговаривать! Давайте, что ли?
Итальянец и белобрысый воззрились на своего товарища так, словно он оказался переодетым полицейским.
- Да ты че, с дубу рухнул? - завопил белобрысый, стараясь дотянуться кулаком до его носа, что было проблематично даже стоя на цыпочках. - Она мировая девчонка! Понял? Она не такая как все!
Фроляйн Лайд мысленно с ним согласилась. Выражение "не такая как все" отлично ее характеризовало. Во всех смыслах. Но дело, кажется, принимало пренеприятный оборот.
- Хоть пальцем ее тронешь, и я тебе кишки выпущу! - посулил итальянец. - Она со мной разговаривала, понял? Ей было интересно! Мною никто никогда не интересовался! Ну кроме тех легавых на прошлой неделе, но они-то вынюхивали куда я брюлики спрятал, а тут другое! И про мамку, и про тирамису... и ваще. Думал, сдохну, и ни одна собака не заплачет! А тут...
Верзила попятился.
- А че сразу я? Я хотел спросить, может, ее до дому проводить? А то еще пристанет какая-нибудь гнида.
Итальянец просиял.
- О, это мысль! Вы, синьорина, можете спокойно по улицам ходить, - галантно обратился он к фроляйн Лайд. - Мы всем нашим прозвоним, какая вы из себя, и никто вас не обидит! А если все же прицепится кто, скажите что Марио Форти ему уши отрежет, перцем посыплет и засунет в... в карман, в общем, засунет.
- Марио дело говорит. И на меня сошлитесь. Меня Бледным Густавом звать, - белобрысый вытер нос и неуклюже ей поклонился. - А хотите и про мою мамку послушать? Она однажды целую неделю дома ночевала! - добавил он с гордостью.
- А я - Кирпич, - прогундосил верзила.
Вампирша медленно протерла глаза, не веря происходящему. Никогда прежде она не сталкивалась с таким тотальным невезением.
- Разве вы не собираетесь ничего со мной делать? - спросила она почти умоляюще. - Ну там взять меня силой?
- Побойтесь Бога, фроляйн! - укорил ее Кирпич. - Будто с вами так можно! Нееет, вы барышня деликатная. Сразу видно, что хороший человек."

Вот. На этом завершаю дозволенные речи, все равно у меня одни эмоции вечно :)
Tags: Россия, викторианская эпоха, писательницы, русский язык, стилизация, судьба женщины, юмор
Subscribe

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…

  • Валерия Маррене-Моржковская

    Валерия Маррене-Моржковская (1832 – 1903) — польская писательница, публицистка, переводчица, литературная критикесса и феминистка…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments