freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Евфросинья Керсновская: "Сколько стоит человек"

Originally posted by snova_drova at Евфросинья Керсновская: "Сколько стоит человек"

"На другой день меня вывели из камеры и в дежурной комнате дали прочесть приговор – так сказать, «подержать в руках свою смерть», а затем дали лист бумаги и предложили здесь же написать кассацию, или просьбу о помиловании. Но надоела мне вся эта петрушка! Кроме того, человек на самом деле стоит столько, сколько стоит его слово, а мое слово было уже сказано.

Еще через день в камеру мне принесли и оставили лист хорошей бумаги и карандаш:

– Срок обжалования – 72 часа, и завтра он истекает.

Я пожала плечами:

– Для меня он уже истек.

И на листе написала: «Требовать справедливости – не могу, просить милости – не хочу». И подписалась. «Дон-Кихот» оставался в своем репертуаре.

Впрочем, в ту минуту, вспомнился мне не Рыцарь Печального Образа, что было бы вполне уместно, а девиз заносчивых вельмож средневековья – Роганов: «Roi ne puis, Prince ne daigne, Rohan je suis!» («Королем быть не могу, принцем не стоит: я – Роган!»)

Кишащая клопами и смердящая всеми ароматами тюрьмы каморка – очень подходящий фон для гордого Рогана, который, поскольку не мог быть королем, считал ниже своего достоинства быть принцем.

Но целые сутки держать в руках неиспользованный лист такой хорошей бумаги? Нет, это было мне не под силу. И я его использовала: при слабом свете мерцающей коптилки, устроившись у порога на очень неудобном, но единственном в нашей камере седалище – параше, я рисовала с натуры ту бредовую картинку, которой (на этот раз уже могла с уверенностью сказать) мне недолго предстояло наслаждаться. У многих ли художников было такого рода ателье?"

Евфроси́ния Анто́новна Керсно́вская (1908 — 1994) — бессарабская помещица, русская писательница (мемуаристка) и художница, заключенная ГУЛАГа, высланная из Бессарабии на поселение и принудительные работы в Сибирь в 1941 году, а затем осуждённая на 10 лет лагерей. Она написала свыше 2 тыс страниц мемуаров, для которых нарисовала 700 рисунков. Все ее работы она посвятила своей маме, которую успела отправить в Румынию. В 1942 году она бежала из тюрьмы, скрывалась полгода, прошла 1500 километров по Сибири, но была поймана. Отсутствие документов, знание иностранных языков сразу же натолкнули следователей на мысль получить премию за "вражеского шпиона". Тогда же Евфросинья Керсновская и написала знаменитые слова: «Требовать справедливости – не могу, просить милости – не хочу»









во время побега:

...взгляд юноши неотступно следовал за мной. Наконец я хотела его спросить, что ему нужно, но он меня опередил: «Сестра, ты в Нарге была?»
Нарга... Да это та самая деревенька, куда я добралась чуть живая, где кусок мяса от павшей от чесотки лошади вернул меня к жизни, а это тот мальчик, что принес мне этот кусок мерзлой конины... сын той женщины, в чьем доме я обогрелась и отдохнула...


после поимки, суд, этап в Норильлагерь. Лесоповал

Гейнша не могла ходить на «прогулку»... Но она так верила, что солнце ей может помочь! И я выносила ее на руках из нашего «подземелья».
Характерно: мы, заключенные, не должны были знать время. Поэтому часы-ходики тщательно прятали дверью «караулки».

Я укладывала Гейншу под стеной - туда, куда проникало немного солнечного света, и включалась в «карусель» в этой «каменной коробке». «Десять минут прогулки во дворе». Двор? Нет! Это не то слово... Как назвать эту каменную коробку? Прогулка на дне колодца? В ячейке сота? Или... В незакопанной еще могиле?

в Норильлаге Е. Керсновская работала медсестрой

"Как далека была я от мысли, что можно поплатиться, высказывая свои взгляды. Это в XX веке! Никогда бы этому не поверила!"

Со мной была женщина из деревни Вадяны. У нее трое сыновей и дочь в возрасте от 14 до 19 лет. Когда еще в Бессарабии 13 июня ее и детей, разбудив среди ночи, угнали в ссылку, они так растерялись, что взяли с собой зажженную лампу и вазон герани.

***
Если собрать все слезы, пролитые в Сибири, то пожалуй, будет понятно, отчего там столько болот и трясин — бездонных, как страдания неповинных людей.




Меня тронуло её горе. Я захотела успокоить, утешить, успокоить девушку. Я наклонилась, обняла ее за плечи, чтобы ее поднять. И вдруг я услышала шепот. Ея шепот. Чуть слышный: «Не верь мне: я «наседка»!» Я отпрянула. Может быть, я ослышалась? Может быть - померещилось?! Слуховая галлюцинация? А девушка продолжала: «Но это когда-нибудь кончится? Самый живучий тиран когда-нибудь умрет?» И она продолжала, как бы вызывая меня на ответ. Но слово «наседка» стало между нами как барьер.



все восемь тетрадей с рисунками, подписями и расшифровкой - здесь
http://www.gulag.su/samizdat/index.php?eng=&page=1&list=1&foto=1
полное собрание сочинений выпущено в 2001 году, 6 томов. Называется "Сколько стоит человек"
Тетрадь с рисунками выпущена в 1991 г,  называется "Наскальная живопись"


"В этих картинках — целая энциклопедия. В них такой познавательный материал, какой не может дать ни один добросовестный мемуарист, ни один сборник документов. Цепкий глаз художника схватывает ситуации, которые никогда не могли быть зафиксированы фото- и киносъемкой (не подпускали к ГУЛАГу фотографов и кинооператоров!): жизнь тюремных одиночек и общих камер, ужасы пересылок, этапов, быт сталинских лагерных бараков, работа заключенных в больнице и на лесоповале, в морге и шахте. Керсновская помнит все — и как выглядела параша, и во что были одеты з/к, и как происходили допросы, «шмоны», драки, мытье в бане, оправка, захоронения «жмуриков», лагерная любовь. С лубочной лапидарностью, понятной и взрослым и детям, рисует она свою двадцатилетнюю жизнь в ссылке и на каторге, своих товарищей по несчастью и палачей. А какие типы в этих рисунках: вертухаи, урки, профессора, наседки, спецкаторжане, малолетки, доходяги, крестьяне, пеллагрики, мамки, коммунисты, «жучки», бригадиры, коблы, кумовья, проститутки! И все это схвачено Керсновской с кинематографической точностью. Почти нет никакой статики — все у нее движется, действует, «живет» в рисунке. Психологическая и эмоциональная нагруженность «картинок» — на пределе!"


Tags: 20 век, non-fiction, Гулаг, СССР, иллюстрации, мемуаристика, русский язык, судьба женщины, тюрьма
Subscribe

  • Женщина в книжном магазине

    А вы любите библиотеки, книжные магазины, букинистические лавки? Образ книжницы, хранительницы литературных сокровищ широко распространён в…

  • Вера Гедройц

    Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели? Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments