freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Maria Hadjipavlou "Women and Change in Cyprus: Feminisms and Gender in Conflict"

Авторка: Maria Hadjipavlou
Название: "Women and Change in Cyprus: Feminisms and Gender in Conflict" ("Женщины и перемены на Кипре: Феминизмы и гендер в конфликте")
Год: 2010
Страна: Кипр
Киприотских писательниц я раньше не читала, и у меня были некоторые сомнения при выборе книги с Кипра. Я думала: независимо от того, выберу ли я книгу гречанки-киприотки или турчанки-киприотки, рискую получить однобокое и предвзятое представление. Мария Хаджипавлу превзошла мои ожидания!
Эта книга посвящена ее исследованию, проведенному в 2003 году в различных общинах Кипра, не только в греческой и турецкой, но и в армянской, маронитской и латинской. Про армян я не знала, что у них есть община и на Кипре. А о маронитах и латинянах вообще услышала впервые. Марониты — часть арамейского народа, потомков коренного населения Сирии и ее окрестностей со времен, предшествовавших арабскому завоеванию, живут в разных странах Ближнего Востока и Северной Африке, исповедуют христианство (собственная Маронитская церковь). Латиняне, они же левантийцы - христианская (римско-католическая) субэтническая группа европейского, преимущественно романского, происхождения, проживающая в Восточном Средиземноморье, в Малой Азии, Эгейском бассейне. Впрочем, сейчас к латинской общине присоединяются и мигранты католического вероисповедания из других стран - Филиппин, Польши и т.д. Также в книге есть отдельная глава посвященная мигранткам.
Мария Хаджипавлу исследовала жизнь женщин на Кипре - их политические взгляды, семейные отношения, вопросы сексуальности, абортов и контрацепции, различные виды дискриминации, с которыми они сталкиваются как женщины и как представительницы своих общин.
Она использовала опросники и интервью в фокус-группах.
Исследовательницу интересуют вопросы гендера в обществе, охваченном конфликтом, соотношение феминизма и национализма, пересечение дискриминаций.
Она пишет о том, что женщины исключены из процесса урегулирования конфликта, также как и этнические и религиозные меньшинства. Маскулинный дискурс представляет конфликт как противостояние между греками-киприотами и турками-киприотами, и вообще - между мужчинами. Гендерная динамика сужается и становится менее гибкой в охваченном конфликтом обществе, гендерные роли утрируются и становятся жестче.
Ситуация осложняется тем, что на Кипре исторически не было организованного феминистского движения, все силы общества были брошены на борьбу с колониализмом, а "женский вопрос", как это часто бывает, отложили "на потом".
Существовали два противоположных национальных проекта - один направленный на воссоединение с Грецией, другой - с Турцией. И оба антиколониальных проекта были задуманы, управлялись и воплощались мужчинами, женщины же выполняли поддерживающие функции, придуманные для них мужчинами и удобные им. Что интересно, ни один из проектов не был, собственно, "киприотским",одни ассоциировали себя с матерью-Грецией, другие - с матерью-Турцией. Так что Кипр оказался вообще не готов к получению независимости в таком виде, как это произошло в 1960-м, это не совпадало с видением ни одной из сторон.
Да и сейчас, по сути, Кипру навязывается извне проект "федеративного государства", не пользующийся, судя по статистике, собранной Хаджипавлу, поддержкой по крайней мере среди киприотских женщин (вполне вероятно, что и среди населения в целом).
Хаджипавлу утверждает, что несмотря на то, что Кипр принял международные конвенции, направленные на гендерное равенство, киприотки из всех общин по сей день сталкиваются с различными видами угнетения и дискриминации. Удивило довольно большое количество браков "по сговору", даже среди образованных горожанок! Темы сексуальности, контрацепции, абортов до сих пор мало обсуждаются публично, и многие женщины стыдятся говорить об этом даже между собой. Греческая православная церковь запрещает аборты. Впрочем, после того, как многие гречанки-киприотки были изнасилованы турецкими солдатами, церковь временно сняла этот запрет - ради блага сохранения нации, чтобы избежать рождения "нечистых" детей от врага... В турецкой общине давление по поводу абортов слабее, турчанки-киприотки проявили менее консервативные взгляды на аборт, чем все остальные.
Хаджипавлу пишет и о домашнем насилии, и об ограничении доступа к образованию для девочек, и о дискриминации на рабочем месте.
Женщины из меньшинств сталкиваются также с дискриминацией по религиозному признаку. Меньшинства вообще исключены из маскулинного националистического дискурса обеих сторон, так что им приходится выбирать, к кому примкнуть. Как христиане, они склонны выбирать сторону греков-киприотов, конечно. Но всё же их часто считают "неправильными" христианами или не христианами вовсе, потому что они не православные.
Отдельные проблемы у мигранток - сексуальные домогательства и разнообразные виды насилия со стороны "хозяев", расизм, нарушение контрактов, низкая зарплата, незнание своих прав, страх депортации, ощущение одиночества и изоляции в чужой стране.
Многие семьи в процессе конфликта понесли большие потери - их родственники были убиты или пропали без вести (что на самом деле означает - убиты), многим пришлось бежать, бросая дома и имущество: грекам и другим христианам - из северной части острова, туркам - с южной. Люди десятки лет не могли пересечь линию, разделяющую остров, чтоб хотя бы взглянуть на родные места и посетить могилы предков. В 2003 году, как раз во время проведения исследования, это впервые стало возможно, и многие женщины поехали туда, где родились и жили когда-то. Этому важному, часто болезненному, опыту посвящена отдельная глава, на мой взгляд, самая душераздирающая в книге. Они увидели, что в их домах живут другие люди (зачастую - сами беженцы, потерявшие свои дома в другой части острова), что знакомых соседей уже нет, многие поняли, что возвращаться уже, собственно, некуда. Одни встретили радушный прием новых обитательниц их домов, некоторые - напротив. В любом случае, это был первый за многие-многие годы контакт с "другими".
Нора Наджарян написала стихотворение о том, как она вернулась в свой прежний дом, и жившая там женщина отдала ей семейный альбом с фотографиями, который хранила все эти годы (перевод на английский):

I knocked at a door which a woman opened.
She said in Turkish: Come in. Welcome.
Hoggeldiniz Hoggeldiniz.
She handed an album of photos of me,
My husband, our children this house,
Pre-1974. The blue album. My living room.
I kept these for you, she said
I thanked her in Greek. Efcharisto poli.
A tiny space the size of a pinhead
Between each word stung the air, the moment.
The dream. She offered coffee and sweets.
(Nora Nadjarian, ‘Gift in Twain’, 2003)

Что мне еще понравилось у Марии Хаджипавлу, это ее "холистический феминизм". Она предлагает не выяснять, какой феминизм самый лучший и правильный, а признать важность и ценность разных направлений и точек зрения, и использовать различные взгляды и подходы, наиболее подходящие для рассмотрения и решения актуальных проблем, пишет об опасности дробления школ феминизма и противостояния между ними. Отрывок, посвященный холистическому феминизму я перевела на украинский. Мне этот подход очень симпатичен.
Tags: 21 век, non-fiction, reading the world, Азия, Кипр, аборт, английский язык, беженки и эвакуированные, гендер, домашнее насилие, мигрантки, политика, разрешение конфликтов, феминистка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments