freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Интервью с Еленой Костюкович

Елена Костюкович переводила на русский Умберто Эко, а на итальянский - Улицкую
"— Ваш роман "Цвингер" является и романом о памяти, и в той же мере детективом об искусстве. Насколько Эко повлиял на Елену Костюкович-писателя? Как вы боролись с тем, чтобы Эко не просочился на страницы вашей первой художественной книги?
— Я не думаю, что я боролась с Эко как-то специально. Он, конечно же, просочился, не буду делать вид, что я выработала какой-то особый иммунитет к нему, нет. У меня голос повествователя похожий, потому что им я переписала-переводила несколько книг Эко. А потом я поняла, что это и мой голос тоже, им он и останется.
Сюжет, опять-таки,  — тут тоже ничего сознательного я для копирования Умберто Эко не предпринимала: я же не сумасшедшая, чтобы не понимать, что меня с ним ассоциируют. Мой роман "Цвингер" в итальянском переводе носит название Sette notti ("Семь ночей"). Это своеобразная игра с названием книги моего деда "Семь дней". Мой дед, Леонид Волынский, написал эту книгу по следам своего военного прошлого: в мае 1945 года он в Дрездене организовал работу по поискам спрятанных картин Дрезденской картинной галереи, потом рассказал эту историю в "Семи днях". Та же история пересказана и в моем романе, но у меня она окружена детективной интригой. Структура повествования отдаленно соотносится и с композицией романа Эко "Имя розы": там тоже действие происходит в течение семи дней, и читатель видит действие глазами одного и того же героя - повествователя.
С таким же успехом я следую и за дедушкой, который еще в 1957 году опубликовал свою книгу. Как происходят эти взаимопроникновения? Как срабатывают эти пружинки? Если результат такой же приятный, как и в текстах Эко — это очень хорошо! Хотя я все же думаю, что мой роман читается по-другому. Некоторые сюжетные движения романа "Цвингер" потом появились в новой книге Умберто Эко "Номер ноль", которую я же и перевожу сейчас. Он не читал мою, а я не могла прочитать его, потому что моя вышла раньше. Такие дела."

"— Вы переводчик на родной русский язык, но уже многие годы живете в стране языка, с которого переводите, - в Италии. Вам, профессиональному переводчику,  не сложно жить вне контекста родной речи?
— Ответ на этот вопрос у меня будет грустный: я считаю, что мне пора заканчивать с переводами на русский язык, я утрачиваю связь с живым языком в развитии. Хотя этот язык развивается так мучительно, впитывает в себя такое количество бесчеловечия и агрессивности, свойственной историческому моменту России, что с этой точки зрения, может быть, как раз наоборот, мне нужно работать, чтобы читатель получал хоть какую-то подпитку нормального языка нашего времени. Но язык и нашего времени был не слишком прекрасен, потому что  и он, в свою очередь, уже был извращением того восхитительного русского, который существовал до революции.
Я, разумеется, потеряла чувство современного языка - другое дело, что он и не нужен для перевода, потому что зачем переводить на язык, которым сейчас говорят путинцы всякие там?
У меня, к счастью, нет среди друзей никакого итальянца, который говорит на его языке, ну разве может Берлускони, верный дружок! Поэтому язык во мне сейчас законсервирован, как в холодильнике."

Источник
Tags: интервью, переводчицы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments