Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Китай: Шень Жун

Шень Жун [ 谌容, Chén Róng, Shen Rong] родилась в провинции Хэбэй в 1936 году. Её семья бедствовала и часто переезжала. В 16 лет девушка поступила на работу в книжный магазин, а потом её взяли в издательство, в отдел читательских писем. Через три года способную сотрудницу направляют в столицу на учёбу в Институт русского языка. Это было как в МГИМО из провинции попасть, похоже. Получив диплом, Шень Жун работала переводчицей на радио, потом уволилась по болезни и перешла преподавать русский в среднюю школу. Тут грянула культурная революция. На пике дипломатического конфликта между КНР и СССР молодую учительницу сослали на перевоспитание в беднейшую крестьянскую семью в провинцию Шаньси. По самым скромным подсчётам так депортировали  десять миллионов человек. Это называлось кампания "вверх в горы, вниз в сёла". В 1975 году она напишет воспоминания об этой ссылке, под названием "Вечно молодые"...

По-русски изданы две повести Шень Жун. «Деревенскую тайну» я не нашла, а вот «Средний возраст» (по ней снят весьма прогремевший в Китае фильм, после которого Шень Жун проснулась знаменитой) очень люблю и хочу о ней рассказать. Завязка: сорокадвухлетняя окулистка теряет сознание прямо в операционной. Инсульт. И вот, пока Лу Вэньтин умирает в своей же больнице, только в реанимационном отделении, начальство судит и рядит: почему это хирургиня золотые руки так и не продвинулась по службе, не отмечена никакими премиями и обитает с мужем, дочерью и сыном в комнатушке размером с туалет? "Человека забыли!"  Но сама доктор Лу да кое-кто из старых сотрудников помнят, как во время культурной революции к ней в операционную ломились и кричали "Твой скальпель на службе у ренегата! Не сметь оперировать врага народа!", а больной шептал: "что делать, доктор, судьба мне остаться слепым"... Лу Вэньтин довела операцию до конца и поплатилась за это.

Ситуация, когда заслуги личности замечают, когда личность уже синеет и хрипит под капельницей, - прямо скажем, не только для Китая характерна. Но Лу Вэньтин - особый случай. Это именно что ничего для себя и всё для других. Её Мы узнаём её как жену, мать, дочь, специалистку, коллегу - но её душевные движения остаются нам неизвестны. Даже придя в себя ненадолго, Вэньтин лишь успевает поручить мужу: "Купи сыну белые кеды, заплети дочке косы". Мы воспеваем альтруизм, а чем он оборачивается?
Tags: 20 век, reading the world, Китай, болезнь, врачи, травля
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments