felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Книга месяца на август 2015 - Гузель Яхина "Зулейха открывает глаза", номинирована на Букер-2015

По результатам голосвания - http://fem-books.livejournal.com/710156.html



Яхина Гузель Шамилевна родилась в 1977 г. в Казани, окончила Казанский государственный педагогический институт, факультет иностранных языков, работала в сфере рекламы. В настоящее время — студентка Московской школы кино. Публиковалась в журналах «Нева», «Сибирские огни», «Октябрь».



Предисловие Людмилы Улицкой:

"Этот роман принадлежит тому роду литературы, который, казалось бы, совершенно утрачен со времени распада СССР. У нас была прекрасная плеяда двукультурных писателей, которые принадлежали одному из этносов, населяющих империю, но писавших на русском языке. Фазиль Искандер, Юрий Рытхэу, Анатолий Ким, Олжас Сулейменов, Чингиз Айтматов… Традиции этой школы – глубокое знание национального материала, любовь к своему народу, исполненное достоинства и уважения отношение к людям других национальностей, деликатное прикосновение к фольклору. Казалось бы, продолжения этому не будет, исчезнувший материк. Но произошло редкое и радостное событие – пришел новый прозаик, молодая татарская женщина Гузель Яхина и легко встала в ряд этих мастеров.

Роман «Зулейха открывает глаза» – великолепный дебют. Он обладает главным качеством настоящей литературы – попадает прямо в сердце. Рассказ о судьбе главной героини, татарской крестьянки времен раскулачивания, дышит такой подлинностью, достоверностью и обаянием, которые не так уж часто встречаются в последние десятилетия в огромном потоке современной прозы.

Несколько кинематографичный стиль повествования усиливает драматизм действия и яркость образов, а публицистичность не только не разрушает повествования, но, напротив, оказывается достоинством романа. Автор возвращает читателя к словесности точного наблюдения, тонкой психологии и, что самое существенное, к той любви, без которой даже самые талантливые писатели превращаются в холодных регистраторов болезней времени. Словосочетание «женская литература» несет в себе пренебрежительный оттенок – в большой степени по милости мужской критики. Между тем женщины лишь в двадцатом веке освоили профессии, которые до этого времени считались мужскими: врачи, учителя, ученые, писатели. Плохих романов за время существования жанра мужчинами написано в сотни раз больше, чем женщинами, и с этим фактом трудно поспорить. Роман Гузель Яхиной – вне всякого сомнения – женский. О женской силе и женской слабости, о священном материнстве не на фоне английской детской, а на фоне трудового лагеря, адского заповедника, придуманного одним из величайших злодеев человечества. И для меня остается загадкой, как удалось молодому автору создать такое мощное произведение, прославляющее любовь и нежность в аду… Я от души поздравляю автора с прекрасной премьерой, а читателей – с великолепной прозой. Это блестящий старт."

Под катом восторженные рецензии с лайвлиба (невостороженные рецензии я не копировала, при желании можете найти сами:):

"

Вам знакомо это чувство, когда открываешь книгу, читаешь первые строки, и чувствуешь: "всё, я пропал, я покорён и точно не разочаруюсь!"?
"Зулейха открывает глаза" произвела на меня именно такой эффект. Написанная прекрасным языком, книга Гузель Яхиной живёт и дышит. От неё невозможно оторваться, она поглощает читателя целиком, берёт в свой плен. Вероятно, не каждого книга приведёт в такой восторг, но в том, что понравится она очень многим, я не сомневаюсь. Для меня она стала одной из любимейших.

"Зулейха открывает глаза" - история маленькой и хрупкой, но сильной и светлой женщины, на чью долю выпало столько испытаний, что не каждый выдержит, выстоит и не сломается. А она смогла. Она не просто не сломалась, но прошла через все горести, лишения и потери с достоинством, не озлобившись. Приспособилась, приняла совершенно дикие, неприемлимые и греховные для неё условия жизни безропотно.
"Зулейха открывает глаза" - история страданий, унижений, раскулачивания, репрессий, скотского отношения людей к таким же людям. История пути одного государство в светлое социалистическое будущее. Пути, выложенного трупами невинных людей, разбитыми надеждами, слезами, потом и кровью.

Зулейха открывает глаза, и первым делом мчится к своей тиранше-сверкови, опростать её ночной горшок. Не успела проснуться, как на её красивую головку сыплются ругательства, унижения, оскорбления. Муж и свекорвь не ставят её ни в грош, бьют словами и кулаком. Зулейха не знает покоя. Она постоянно в делах, у других на побегушках. Никто не видит в ней человека. Кухарка, служанка, мужнина подстилка, и сосуд, в который свекровь сливает свой душевный гной и яд.
Зулейха не знает счастья. Она и жизни не знает, настоящей, полной. Не знает ласки и тепла, доброго слова. Зулейха знает только тяжкий труд, побои, оскорбления, круглосуточное служение мужу и свекрови. И всё равно она считает, что ей повезло, что муж ей достался хороший. Всё смиренно терпит, принимает, не перечит и не бунтует. Это для меня непостижимо. Но такая уж она, Зулейха. Такой человек, так воспитана.
Но это далеко не всё, что выпало на долю хрупкой татарки. Зулейха, в свои тридцать лет ни разу не покидавшая пределов родной деревни (если не считать поездки в лес за дровами, и на кладбище), мечтала увидеть Казань хотя бы раз в жизни. И увдела. И не только Казань. Вместе с сотнями и тысячами других таких же несчастных - "кулачьём" и "бывшими людьми" (мама дорогая...как эти слова страшны, гадки и бесчеловечны даже просто на вид и на звук)- Зулейха проделает долгий путь через всю страну, на край света. В глухую тайгу. Повезут их на поездах, в вагонах для скота. И пересчитывать буду как скот - по головам, и относиться соотвественно. Ведь они же враги, антисоветские элементы, полулюди-недочеловеки. Месяцы в пути, долгие, голодные, мучительные, для кого-то смертельные. А впереди - пугающая неизвестность.

Яркие образы, захватывающее и трогающее повествование. Страшно, очень страшно.
А ещё это немого и история моей семьи, для которой слово "репрессия", к сожалению, не пустой звук. Читала, и вспоминала бабушкины рассказы. Ещё и по этой причине так сильно за душу взяло."

"Открытие года. Книга года. Не больше и не меньше. Сколько силы, таланта, сколько понимания чужой души… Где теперь взять слова, чтобы отзыв хоть сколько-нибудь соответствовал тому воздействию на читателя, которое я испытала? Хочется не говорить, а молчать, аккуратно держать в себе эту силу, эти чувства, молча сопереживать тем людям, что прошли через ад и не сломались, помнить об их примере и подпитываться их волей к жизни, просить у них прощения, хотя сам вроде бы ни в чем не виноват.

Что это вообще за книга? А это «Обитель», только о красноярской тайге вместо Соловков, написанная женской рукой и пропущенная через женское сердце. Вместо ожесточения – любовь, пусть ломаная и «неправильная». История ссыльно-поселенцев: раскулаченных из деревень, питерских интеллигентов, а позже и тех, кого переселяли целыми народами. Девятнадцать национальностей на один крошечный поселок в приангарском урмане, а стержнем романа – Зулейха, маленькая и хрупкая татарская женщина, чей ад начался задолго до этого поселка. Да, с вынесенным на обложку словом Улицкой «ад» не просто не поспоришь, оно тут единственно возможное определение…

Ад. Сплошной, непрекращающийся женский и человеческий ад. Не черти со сковородками, а обычная жизнь татарской жены. Да, книга о страшной трагедии советских времен, но принимаемая как должное безысходная ежедневная домашняя каторга, возможно, и дала Зулейхе выжить потом, в тайге. Ад лишь длился, беря начало в мужнином доме, продолжаясь девять месяцев в забитой людьми теплушке, обжигая ледяной водой Ангары, заживо съедая таежным гнусом, морозом, голодом. Таким голодом, что… нет, лучше читайте сами…
Ад обволакивал не только самим фактом телесных и душевных страданий, он раскатывал женщину страшным – нарушением незыблемого порядка вещей, предписанного верой, традициями и общим укладом жизни. Как представить себе чувства той, кому секунда без покрытой головы – страшный грех, и кому достались месяцы в той теплушке, с дыркой в полу вместо туалета, кому даже рожать ребенка пришлось прилюдно."

"Книга не только о тех, кто пострадал, а еще о тех, кто был назначен исполнителям предписанного наказания. Палачей тоже не обошли стороной.
Чтобы быть в системе, а не за ее пределами, что бы карать и быть необходимым винтиком адской машины, оказалось не достаточно быть идейным альтруистом. Так ведь и с ума сойти не долго, когда поймешь насколько все абсурдно, несправедливо, на какие жестокие поступки способны люди для собственной выгоды. А как оставаться человеком, отправляя людей в ад?!

Я закрываю глаза и вижу их… Зулейху, Юзуфа, художника Иконникова, однорукова Авдея, доктора Лейбе, рыбака Лукку, Изабеллу, гордо вышагивающую в забавной шляпке, Игнатова, с постоянной борьбой в себе.
Они как живые… рядом… не отпускают. Так не хотелось с ними расставаться.
Они были, я знаю. И их уже нет. Но память осталась. Память об уничтоженных судьбах, о безвинны обвиненных, раздавленных системой и выкинутых из жизни на произвольное существование, жалкое и унизительное.
В память о всех пострадавших написана очень хорошая, замечательна, книга с душой.
Да, внутри нее самая что ни на есть живая душа.
Спасибо автору за такую прекрасную работу!
Так не хочется расставаться, а вдруг еще встретимся… не прощаюсь"

"Я дочитала книгу всего несколько минут назад и до сих пор не могу перевести дух. Эту книгу действительно можно назвать "Открытием года", из современной русскоязычной прозы это самое сильное произведение которое я прочитала в последнее время. Это очень сильно. Это очень страшно. И это очень талантливо. У меня к автору есть только одна претензия: ну почему это (надеюсь, только пока) единственная книга написанная вами?
Татарстан, зима 1930 года. Тридцатилетняя Зулейха живет с мужем (любимым-нелюбимым, какая разница, она бы только недоуменно подняла глаза, если бы ее спросили об этом). Муж есть муж, а жена должна почитать его и обслуживать (извините за канцеляризм, другого глагола не нашла). Кроме мужа есть его мать, которую Зулейха зовет Упырихой. Она упыриха и есть. Упыриха, вампирша, кобра, старая ведьма, змея - назовите как хотите, и всего этого мало, чтобы описать столетнюю старуху, уже слепую и глухую, но которая до сих пор не может выпустить сына из своих когтей. Невестка, которая тянет на себе весь тяжелый быт крестьянского хозяйства ни разу не заслужила ее похвалы или одобрения. Все не так делает, неряха, жена плохая, долга своего материнского - родить сына, выполнить не может. Только и родила четверых девочек, да и все те померли в младенчестве...
И вот, однажды за ними "приходят", везде идет волна "раскулачивания", под которую попадают все, у кого есть хоть что-то за душой, и хоть крошка съестного осталась в запасе.
Мужа убивают "за сопротивление властям", а Зулейху сажают на подводу и увозят... Увозят сначала в Казань, где она никогда не была, и которую мечтала увидеть. А в Казани в это время вполне мирно и благополучно еще живет Евгения Гинзбург, которой придется отправиться из Казани на свою Голгофу несколькими годами позже.
Потом набитый донельзя вагон такими же раскулаченными, репрессированными и ссыльными и долгий путь в Сибирь, где в сибирской глуши на ровном месте нескольким десяткам голодных и ободранных ссыльных придется создать поселение. Вот так вот на самом деле происходило "освоение Сибири добровольцами активистами" о которых бодро рапортовали.
Тяжелый каторжный труд, неприветливый климат, полное наличие отсутствия всего: от еды до жилья. И так хватает проблем, но репрессивная машина и тут не оставляет людей в покое, их и тут надо повязать круговой порукой доносительства и страха.
Но люди живут, и некоторые даже выживают и постепенно безымянное поселение из землянок превращается в поселок, ему дают название. И уже как далекий сон вспоминается прежняя жизнь, как в тумане думают, да и сомневаться начинают: "Да есть ли, и была ли та, прежняя жизнь? Неужели есть на свете Ленинград и волшебные адреса вроде "набережная реки Фонтанки", "Васильевский остров"?
Очень интересные образы, все до одного. Полуспятивший старый доктор Лейбе (описание того, как он постепенно сходил с ума потрясающее, я еще не встречала, чтобы так описали безумие)... Игнатов, "человек из органов", ни в чем не знавший сомнений, убивавший и арестовываший врагов народа без тени сомнений и колебаний оказывается "запертым" на годы вместе со своими "колонистами"... Питерская интеллигенция, знающая французский и живопись ныне вынужденная валить лес... Уголовная гнида Горелов, который потом попадает на службу в "органы"...
Эта книга не просто очередное повествование об ужасах сталинских репрессий. Она о судьбах, о мыслях, о надеждах. История любви и предательства, геройства и подлости, любви и ненависти, долга и мечты.
Книгу занесла в любимые, думаю, перечитаю еще не раз."

"Я хочу отдать должное этой книге. О ней пишут слишком много хорошего, называют и "открытием", и "шедевром", её обложку украшает слащаво-патетическая цитата (не очень уважаемой мною) Людмилы Улицкой, а синопсис её же словами обещает историю "о женской силе и женской слабости". Всё это отпугивает. И всё же стоит отбросить эту мишуру и дать "Зулейхе" шанс сказать самой за себя. А ей есть что сказать.

История раскулачивания, репрессий и тягот жизни спецпереселенцев настолько богата сама по себе, что от автора не требуется придумывать нечто новое, достаточно лишь уважительно отнестись к фактам, бережно собрать всевозможные мелочи-детали и написать о человеческой жизни - хорошим литературным языком, без излишнего, подчёркнутого драматизма, обвинений и оправданий. Именно это и сделала Гузель Яхина.

Признаюсь, я не ожидала, что роман будет настолько хорош, что сюжет захватит и не захочет отпускать до последней страницы, а герои столь глубоко западут в душу. Вопреки многим обзорам и рецензиям, для меня эта книга - вовсе не история о силе женщины и не рассказ о судьбе татарского народа в смутные советские времена. Это всё как-то слишком узко, слишком мало. На самом деле, в этом романе открывается широкий, добротный срез целого поколения, попавшего в жернова эпохи. И жернова эти не пощадили никого: будь то неугодные - раскулаченные крестьяне и "бывшие люди"-интеллигенты, или же вдохновлённые революцией последователи социализма - каждый в итоге хлебнул своего горя.

Роман открывает перед читателем калейдоскоп человеческих судеб, которые переплетаются и сводят в одну точку людей, которым, казалось бы, и не место рядом друг с другом. Героев много и все хороши: маленькая, молчаливая Зулейха действительно поражает своей бесхитростной силой и стойкостью; доктор Лейбе подкупает добротой и бескорыстностью; чета Сумлинских восхищает благородной гордостью... Но интереснее всего было следить за Иваном Игнатовым. Пожалуй, второй по значимости герой, опальный верноподданный советской власти и "неплохой человек", на страницах романа Игнатов проходит путь от непонимания, как можно любить человека больше и ставить выше, чем идею революции, до первого, робкого осознания собственного сочувствия к вверенным на его попечение "врагам народа", и дальше, намного дальше. Именно его фигура привносит в сюжет антиномию, лишает однозначности, не позволяет ему сорваться в "чёрное и белое". "

"Не думает гражданин современный писатель о широких читательских массах. Один пишет для своих коллег-профессоров, другой - для критиков, третьего интересует лишь собственная экзистенция. Все это совсем не плохо, но где же качественный мейнстримный роман? Для моего отца-работяги, к примеру. Нету. Вот и приходится бедняге перечитывать Шолохова, Ремарка.
В прошлом году отчасти порадовали Прилепин и Ремизов, а вот главный мейнстримный роман этого года - "Зулейха открывает глаза" Гузель Яхиной. Пожалуй, это та книга, которую будут читать. Ее не зря уже окрестили "Обителью" для женщин. Действительно, романы эти схожи по теме, оба они очень динамичны и кинематографичны, но Яхиной, пожалуй, удалось избежать сюжетных провалов, свойственных роману Прилепина. Вместо авантюры здесь труд и покорность воле всевышнего, вместо гегемонной маскулинности - сила женственности. Тема репрессий, что важно, в этой книге не доминирует. Писательнице удается избежать излишней идеологизированности, что по нынешним временам просто находка.
Главный сюжетный прием, позволяющий автору удерживать читательское внимание, прост, но надежен.Спецпереселенцев высаживают в тайге, где им приходится выживать как Робинзону на острове. В общем, оторваться от этой книги невозможно, уж поверьте. И это хорошо)"

"Я скажу обидное. Потомки этих животных, уничтоживших миллионы рождённых и нерожденных жизней они до сих пор вокруг нас, возможно это я или вы. Возможно, это мой дед или ваш прадед с наганом утопил в Ангаре сотни безвинных душ. Возможно, ваш или мой орденоносный предок, которым гордятся в семье, покоритель целины или укротитель сибирских рек, посылал на смерть тысячи рабов. Это чудовищная книга, книга о чудовищной стране в которой обычные люди стоили дешевле гвоздя. Величие страны построенное на жизни маленькой Зулейхи. Величие страны построенное на жизни миллионов душ, которым Всевышний дал лишь одну земную жизнь. И сегодня, когда я слышу, я даже не могу смотреть в эти лица, тех, кто рассуждает о "величии" Сталина, о том как поднимали страну, я вижу детей миллионов людей, которых сгноили как навоз.
Я не хочу видеть ничего человеческого в коменданте, я не хочу видеть ничего человеческого в хохотушке Настасье. Зачем эти нелюди пришли в семьи миллионов и растоптали их? Не стоили и не стоят ничего все эти заводы, электростанции и города, если в их основании детские кости. Кстати все до единого, что было построено в те годы, сейчас принадлежит вполне конкретным лицам, которые мы часто видим по телевизору, они вовремя подсуетились.
Автор была с нами жестока. Она показала, тяжесть жизни Зулейхи в родном доме и это не честно. А было ли тяжело остальным выселенным? Тем кто умирал ежедневно. За них решили и их уничтожили.
И сегодня эти с ромбиками в петлицах, верные продолжатели дела тех нелюдей, они занимаются тем же. Они строят "великую страну" на человеческих костях, они строят своё будущее на душах людей. И мы принимаем это как должное, что все течёт своим чередом, что и так можно жить.
Открыла ли глаза Зулейха? Мне ещё раз да. А вам?"

"Вроде ничего особенного, одна из миллиона судеб, одна из сотни тысяч историй репрессированных, но то как автор изложила материал: от тихой размеренной жизни до тяжких испытаний в середине... переживания, взгляд изнутри, герои не однозначные , сильные, откровенное повествование о правилах и идеологии того времени... это переворачивает весь твой мир. Этот роман понравился мне тем, что дал возможность заглянуть глубже исторических фактов, заглянуть в души людей.
Не лишним будет отметить изюминку книги: текст щедро приправлен татарскими совами, что придает особый шарм.
Но, больше всего удивляет, что книга написана современным русским автором.
Гузель Яхиной удалось написать масштабный и честный, переворачивающий душу роман о возможностях человеческого духа. Она сумела без пафоса и надрыва провести героиню и читателя через ужасы того жестокого времени, репрессии, стойко и с достоинством выдержавшей удары судьбы.

Необыкновенно талантливо, полностью согласна с лозунгом других читателей ОТКРЫТИЕ ГОДА!
Яркие герои, трепетная любовь, сложные судьбы, неимоверные испытания, просто не возможно оторваться до последней страницы."
Tags: 20 век, 2015, book club, Букер, Гулаг, Россия, СССР, исторический роман, книга месяца, русский язык, судьба женщины, этнография
Subscribe

  • Четверг, стихотворение: Эрси Сотиропулу

    Αντο εἰναἰ ένα ποἰημα Это — стихотворение Эрси Сотиропулу [Έρση Σωτηροπούλου] родилась в городе Патры в 1953 году. После путча чёрных…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Четверг, стихотворение: Эрси Сотиропулу

    Αντο εἰναἰ ένα ποἰημα Это — стихотворение Эрси Сотиропулу [Έρση Σωτηροπούλου] родилась в городе Патры в 1953 году. После путча чёрных…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…