freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Ли Е, поэтесса и "даосская монахиня"

Ли ЕО жизни Ли Е известно немного. Она жила в 8 веке. Как утверждают ее традиционные биографии, первое стихотворение, посвященное розам она написала в семь лет, на что ее отец заметил, что она никогда не будет приличной уважаемой женщиной.
Ли Е известна как "даосская монахиня". Что это значило? Хотя и в самом деле существовали даосские монастыри для женщин, Ли Е, как и некоторые другие поэтессы эпохи Тан, стала "монахиней" отнюдь не из стремления посвятить свою жизнь религии. Зарегистрироваться как даосская монахиня было практически единственным способом для женщины вести свободную жизнь, не будучи привязанной к дому и семье. Такие "даосские монахини" зачастую вели отнюдь не монашеский образ жизни.
Она была широко известна в поэтических кругах низовья Янцзы в 760-770-х годах. Судя по любовной лирике, посвященной разным мужчинам, у нее было много романов. Респектабельной матроной она действительно так никогда и не стала.
В какой-то момент ее литературная слава стала причиной того, что ее вызвали ко двору. Однако вскоре ее отослали, так как она оказалась недостаточно юна и прекрасна, чтобы украшать императорский двор...
Ее отъезду посвящено это стихотворение:
На память старинным друзьям при моем отъезде по высочайшему повелению из Гуанлина
Очень больна, бесталанна, разных изъянов так много -
Вдруг моя слава пустая дошла до покоев дворца!
С тайной надеждой на милость я собираюсь в дорогу,
Старой, мне в зеркале стыдно видеть морщины лица.
Буду там с Северной башни на ароматные травы
И на вершины Наньшаня в думах о прошлом взирать...
Как гуйхуа в диком поле, будет мне там не по нраву;
Чайке, покинувшей отмель, трудно вернуться опять!
Она вновь оказалась в столице во время краткой узурпации власти неким Чжу Цы. Вероятно, под давлением Ли Е написала хвалебное стихотворение в его честь. Когда император Дэдзун вернулся к власти, она была казнена за измену. Это произошло в 784 году.
До настоящего времени сохранилось 18 ее стихотворений. Многие из них часто перепечатывались в антологиях эпохи Тан, что свидетельствует о ее большой популярности.
На редкость много ее стихотворений есть на русском в переводе М. Басманова.
Радуюсь приходу Лу Хунцзяня
Ночью обильный иней искрился под луною.
День наступил в тумане - мир различим едва.
Снова тебя я встречаю, лёжа совсем больною,
Молвить хочу, но слёзы опережают слова.
Терпкий напиток Тао выпить себя заставляю,
Строфы Се Кэ читаю, что полюбились мне...
Или хоть раз напиться допьяна не вольна я?
Что мне ещё осталось - только забыться в вине.

(Поэт Тао часто писал о вине, так что "напиток Тао" - это вино.

Ива
Всего больше люблю ручеек, что петляет меж берегов,
На закате - игру теней от марсилий, омытых волной.
Снова ветер восточный подул, расстилая зеленый покров.
Путник в Чу, за тысячу ли. Ещё больше тоскует весной.
На яру уж не видно весла - занесло прошлогодней листвой.
А любимый не видит меня здесь, на башне, за кущей дерев.
Одряхлела ива совсем - огрубели и ветви и ствол.
И кружится ивовый пух, и дрожит на зеленом ковре.
(Марсилия - болотное растение с парными, тесно прижатыми друг к другу листочками, поэтический образ влюбленных. )

Красные розы
Опершись на перила, стою, в изумленье взираю на сад,
Там зеленое сходит на нет - зелень красный цвет захлестнул.
Беспокойно кружат мотыльки - взволновал их цветов аромат.
Время розы срезвть. Я боюсь - опалить они могут весну.
Как бубенчики завязь плодов, из ветвей - изумрудный навес.
А под ним пестротанный узор - устилает землю трава.
Лучше было бы встать поутру в час росы и прохлады с небес.
В это время за шторой окна дышат свежестью дерева.

Следуя за Сяо Сюйцзы, слушаю песнь во славу стремнины Санься под аккомпанемент цитры
Как облачко над кручами Ушань,
Ничтожная, в обители одна;
Потоку, что течет с Ушаньских гор
Внимаю от рассвета дотемна.
Как будто цитры яшмовой напев
Разносится в безлюдной стороне,
И кажется мне: именно его
Когда-то я услышала во сне.
Так несказанно высоки Санься -
Вздымаются на много тысяч ли...
Вдруг в тихий терем проникает шум
Потока, что рождается вдали
Там, в зарослях густых, громады скал
И россыпи камней на берегу,
Срывается на землю водопад,
И всюду раздается грозный гул.
Покажется вначале, что гроза,
Раскаты грома, ветра гневный вой...
Но снова - тихо. Разве только всхлип
Потока, прегражденного скалой.
Сворачивает он на перекат,
Стремится, набираясь сил, вперед.
То прозвенит бегущая струя,
То на песчаной отмели замрет.
А в мыслях - незабвенный Юань-гун,
Восславивший красоты этих мест.
Мелодию старинную "Чжунжун"
Мне слушать никогда не надоест.
Вот смолкли струны цитры. И опять
Их звуки возвращаются сюда...
Стремнине уподобясь, пусть они
Звенят, не умолкая никогда!

(Санься (букв: три ущелья) - живописные скалы в верхнем течении Янцзы. Там же находятся Ушаньские горы, упоминание которых подразумевает встречу влюбленных. Согласно легенде именно там правитель царства Чу, встретился с женщиной, которая после любовного свидания сказала ему: "На заре я утреннее облако, а вечером я проливной дождь". Он понял, что она богиня горы У, и воздвиг в ее честь храм. В этом стихотворении Ли Е идентифицирует себя с богиней.)

Выражаю свои чувства
То облака с утра,то к ночи дождь.
Одно другим сменяется всегда.
И гуси дикие,и люди искони
Дом покидают,чтоб вернуться в срок...
Не спится. И серебряный фонарь
Напрасно свет бросает на порог.
Взгляну наверх-там яркая  луна -
Таинственности в ней видна печать.
Вниз посмотрю-там плещется река,
Стихи отправлю по ее волне.
"Песнь Башни Феникса". Ее сперва
Исполню - чувство грусти передать...
А в это время и наставник мой
Пусть погрустит  немного в тишине.

В память о разлуке лунной ночью
Мы с тобой расстанемся без слов.
Не проронит ни звука луна.
В её недрах рождается свет,
А источником чувств - человек.
Обуянных в разлуке тоской
Я луне уподобить должна,
Проникающей светом своим
В лоно гор, деревьев и рек.

Мечтаю о том, чтобы всегда быть вместе
Устремляюсь вослед облакам, что уже не вернутся сюда.
Вместе с ними уплыть бы к тебе и с тобою делить мне любовь.
Отчего ураган бытия нас обоих терзает всегда? -
То свирепствует в южных горах, а то в северных буйствует вновь.

Получила письмо от Янь Боцзюня
Взволновалась, и в зеркало я,
Чуть касаясь прически, гляжу.
Дождь под вечер шумит во дворе –
Воцаряется осень опять.
На балконе – дивиться ль тому –
Слез нахлынувших не сдержу:
Злополучная участь – в тоске
На серебряный месяц взирать!

("Серебряный месяц" означает письмо, написанное иероглифами.)

Провожаю Яня Двадцать шестого, отправляющегося в Шаньси
Мимо ворот Чэнмэньских
Воды текут на запад.
Днем одинокая лодка
Отчалит с тобой.
Чувство разлуки безмерно,
Как цветения запах,
Льющийся отовсюду,
Все заполняя собой.
Грезить не перестану,
В Уском парке гуляя;
Ты как раз в это время
Подплываешь в Шаньси.
Тебя ожидая, с тобою
Встречу благославляю…
Не будь же ты Юань-ланом, -
Хочу лишь об этом просить!

(Юань-лан, герой легенды, однажды отправился в горы собирать травы, встретил фею и прожил с ней полгода, а когда вернулся домой, то обнаружил, что за время его отсутствия сменилось семь поколений.)

Намереваюсь послать помощнику министра Цую
Вам, увлекаясь, не надо
гнаться за славой пустою,
Помыслы о карьере
Лучше презреть навсегда.
Век - всего лишь мгновенье,
И забывать не стоит:
Все, что вершилось, в вечность
Кануло без следа.
Волосы быстро станут
Седыми от треволнений,
Вас, уже немолодого,
Юношей счесть могу...
Вам в Тяньчжунго зачем же
Ездить на поклоненье,
Высится где изваянье
Почтенного Гу!
("Почтенный Гу" - Будда.)

Весною грущу в тереме
С башни в сто чи высотою
Я на округу взираю.
Персик цветёт. Местами
Ветви красным-красны.
Грежу о господине -
Он в северном Ляохае,
Я - на востоке вроде
Брошенной Суном жены.

(Чи - 33 см. Башня высотой сто чи - популярный поэтический образ.
Сун - поэт-донжуан.)

Ропщу, тоскуя в разлуке
Моря пучина бездонна,
Говорится в народе,
Только намного глубже
Бездна тоски разлук.
Море не беспредельно -
Берег его обводит,
А в разлуке безмерна
Тяжесть душевных мук.
С лютнею поднимаюсь
На высокую башню.
Нет ни души. Повсюду
Месяца яркий свет.
Играю "Печаль разлуки",
Песню времен вчерашних...
От бесконечной скорби
Сердцу покоя нет.

Провожаю Хань Куя отплывающего по Сицзяну
Вместе не отрываясь,
Смотрим на ветку ивы.
Горечь разлуки и нежность
Обращается в нас.
На тысячи ли простерлись
Сицзяна разливы…
Где одинокая лодка
Причалит сейчас?
Нет в Пэнчэне прилива,
По прежнему мелководье,
В Сякоу, по слухам, тоже
Не поднялась вода.
Единственно в Хэнъяне
Гусь разлученных сводит –
Письма их год за годом
Носит туда-сюда.

(Перелетные гуси - символ переписки. Гора Хэнъян называлась "вершиной возвращающихся гусей", считалось, что перелетные птицы не могут перелететь через эту гору.)

Посылаю Чжу Фану
На гору поднимаюсь
Воды окинуть взглядом.
Так высока вершина
И без границ водоем!
В мыслях мы друг о друге
С рассвета и до заката:
Месяцы, годы мечтою
Друг о друге живем.
А на горах деревья
Пышной покрылись листвою,
Тянутся к солнцу травы
И расцветают цветы...
Чувство к тебе беспредельно -
После разлуки с тобою
Думаю лишь о встрече,
И на устах лишь ты.

Изображение взято из статьи о Ли Е на одном китайском сайте.
Tags: reading the world, Азия, Китай, китайский язык, классика, поэзия, русский язык, средневековье, судьба женщины
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments