Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Босния и Герцеговина: Бисера Аликадич

Бисера Аликадич [Bisera Alikadić] родилась в 1939 году в деревне Подхум. Училась и жила в Сараево. Первый роман: Larva [Личинка/Злой дух] вышел в 1974 году на боснийском языке. Он прославил Бисеру Аликадич как первую (!) боснийскую романистку и до сих пор весьма популярен. Второй роман Krug [Круг] появился только через девять лет. Аликадич также пишет радиопьесы, рассказы и стихи. У неё вышло 8 сборников стихов, в том числе Grad Hrabrosti [Город доблести] и Knjiga vremena [Книга времени], рассказывающие о военном времени и осаде Сараево.

Вашему вниманию предлагается несколько коротких рассказов из сборника "Королева нашего двора (разноцветные сказки)", который можно полностью прочесть по-боснийски вот по этой ссылке http://www.diogenpro.com/uploads/4/6/8/8/4688084/bisera_alikadi-kraljica_iz_dvorita.pdf

Перевод мой. Уважаемые сообщницы, не обессудьте, делалось с помощью словарей, лома и феминистического божества "чортова бабушка". Отметьтесь, пожалуйста, в комментариях, если кто захочет ещё продолжение.

Королева нашего двора (разноцветные сказки)

отцу моему Ниязу, создателю военного букваря, детям на радость
Бисера

Королева нашего двора

Во дворе у нас был сарай, совсем старый и заброшенный. Дверь его болталась на одной петле. Иногда, играя в прятки, мы прятались за этой дверью.
Стоял май. Сад был в цвету. Пчелы жужжали. Наших родителей не было дома, когда к нас заходила незнакомая маленькая толстая женщина. Она была ростом с ребенка, не выше ящика для обуви. Все внимательнее и внимательнее она разглядывала сарай.
Вдруг мы услышали стук молотков. Мы побежали, чтобы увидеть то, что происходит. Маленькая женщина привела мастера. Тот и окошко починил, и дверь ровно повесил, и стены выбелил, да как! Белее снега. Носильщики принесли два тяжелых ящика с ручками, постель, на которой были нарисованы ангелочки, и старую печь. В ящиках оказались вещи женщины, она сама их расставляла. Особенно много у неё было книг, все в старинных кожаных переплетах. А ещё у неё было несколько фотографий в золоченых рамках.
В сарае не было никакого освещения, только на стене висел фонарь. Не высоко. Так, что даже такая кроха, как она, легко могла бы зажечь его.
Нам, детям, все вокруг этой странной старухи казалось другим, более занятным, чем в наших домах. Мы начали болтать с ней. Она сказала нам, что ее зовут Регина. Позже она и объяснила нам, что это имя означает "королева». Мы смотрели друг на друга и хихикали немного. Иногда Регина посылала нас купить ей рому и пирожков. Очень любила есть пирожки и запивать их ромом.

Однажды Регина рассказала нам, что в молодости сочиняла песни. Один куплет она постоянно напевала, так что мы выучили его наизусть.
Писать стихи я умела -
Строка моя охромела.
И разве ток побежит, когда
Разорваны памяти провода?


Выходя из нашего старого сарая, из крошечной её квартирки, мы смеялись, как ненормальные.
- Порвали памяти провода, по жопе мне надавали когда! - издевались мы.

Мы посмеивались и над ее именем: Регина.
- Королева!
- Чья?
- Гномов.
- Она же карлица.
- Но гномы все мужчины. У неё даже бороды нет.
- Зато она такая мелкая! Будем называть её "гном Кочка".
- И мы - все мы - согласились.
Над нами пролетал самолёт. Регина вышла во двор, чтобы посмотреть на него. Она подняла голову, но самолет был уже далеко. В руке старушки был кусок сладкого пирога. Она собиралась съесть его сама, но, заметив Слободана, самого младшего из нас, подозвала его и угостила.
- Спасибо, тётя Кочка, - поблагодарил Слободан.
- Что, что ты сказал? - испуганно переспросила Регина и приложила руку к правому уху.
- Спасибо, тётя Кочка, так вас все дети называют.
Регина посмотрела на нас из-под очков и расплакалась. Всем стало неловко. Мы поняли, что нечего выдумывать ей смешные прозвища. Она была хорошая бабка, и имя Регина уже само по себе смешное. Королева.
Регина вытащила из кармана голубой платочек с вышитой буквой Р и аккуратно вытерла слёзы. Мы уже знали, что у неё самые красивые в мире носовые платки, что она тщательно их гладит и не теребит, а нежно держит в руках.
Нас замучила совесть. С тех пор мы с Региной дружили, а когда её забрали в дом престарелых, в другой город, очень расстраивались. Сарай так и остался стоять грязный, заброшенный.

Водитель, который дружил с детьми

После любой войны народу живётся очень плохо. Вот после Второй мировой плохо жилось. Всего не хватало, ни еды, ни лекарств, что уж говорить об автомобилях! И на одном из немногих автомобилей той эпохи ездил дядя Божо.
Дядя Божо и его жена жили в квартире на чердачном этаже. У них не было детей. На террасе всегда кормились голуби, а мальчики и девочки с улицы приходили в гости.
Дядя Божо всегда был одет красиво, даже щегольски. Говорили, что он возит важных людей, министра и его помощников. Когда дядя Божо мыл машину, дети помогали ему, толпились вокруг него. Дядя Божо любил разговаривать с детьми, как со взрослыми. За руль он садился, только когда автомобиль становился чистый-чистый. Дети подходили один за другим а дядя Божо заводил мотор и запевал:
- Вот что мне мило, вот что мне славно.
- То мило и нам всякий день, всякий час, - подпевали дети.
Когда ребята уставали петь, то хлопали в ладоши и кричали:
- Божо, Божице, ты наш лучший друг!
Иногда дядя Божо усаживал нас всех в машину, отъезжал от дома квартала на два, на три и выпускал нас. Мы возвращались, веселясь и распевая. Об этих поездках часто говорили в доме: вот, дескать, какой дядя Божо хороший человек. Навряд ли ему разрешают возить посторонних детей, а он всё равно возит. И ещё и конфетами угощает. И сигналит на всю улицу. Особенно взрослых удивляло, что Божо совсем не боится министерского гнева. "Психическая" Ружа, - так прозвали одну нашу соседку, - иногда кричала на весь двор:
- Вот снимут министра, назначат другого, будете знать!
Давным-давно это было.
Сейчас, наверное, дорожная полиция не позволит, чтобы такая толпа детей ехала в машине.

Бабушка, Сена и сундучок.

Бабушка, самая-самая любимая, самая родная, носила цветастую блузку и широкие, такого же покроя, как у папы, брюки с внутренними карманами. Ох и глубокие были карманы!
- Я бы, бабушка, съела что-нибудь сладкое, - говорила Сена.
- Что, например, дорогая? - мягко спрашивала бабушка.
- Ну, конфетку, если есть.
И бабушка начинала копаться в карманах, пока не отыскивала конфету в разноцветном фантике.
В глубоких карманах бабушки звенели разные ключи. Лучше всех Сена знала ключ от сундучка. Сундучок - это небольшой ящик. Он был чёрный, расписанный желтыми и красными цветами.
Когда бабушка и Сена оставались дома одни, то обязательно вынимали сундучок. Бабушка медленно открывала его ключом, поднимала крышку и вынимала свои драгоценности. Она показывала внучке кольца, броши, большое блестящее ожерелье. Были в сундучке и пожелтелые фотографии, и клочки бумаги, и даже бабушкин паспорт.
Сена иногда говорила:
- Ой, бабушка, придут воры, украдут ваш сундучок.
- Ничего подобного, - отвечала бабушка, - Ключ-то у меня.
- Бабушка, ну они же воры. Возьмут топор, и топором замок собьют.
- Ничего подобного.
Уже потом Сена поняла, что «волшебный» сундучок бабушка запирала вовсе не от воров. Это она так делала, чтобы внучке было интереснее играть.
Однажды Сена пришла к бабушке, а та лежала неподвижная, словно статуя. Около неё стоял сундучок. Маленький, таинственный.

Невенка и озеро

Однажды, над полями, лесами и старым сельским кладбищем разлились воды, засверкало рукотворное озеро. Казалось, оно совсем настоящее, но здесь и там из воды торчали вершины деревьев.
До сих пор у крестьян была только небольшая речушка, а теперь они получили большой, глубокий водоём.
На воду спустили первую лодку, но многие сельчане боялись переправляться на другой берег.
В деревне жила одна старушка. Звали её Невенка. Она была небольшого роста, худенькая. Жила Невенка одна, никогда никуда не ездила. Ведь она не могла оставить корову, кур, кота Брыню и собаку Серого. Кто их будет кормить и гладить, если Невенка уедет куда-нибудь?
Однажды в среду, в полдень, в самую жару старая Невенка пришла на берег озера. Вода засверкала у неё перед глазами, как огромное прекрасное зеркало. Невенка посмотрела на людей, которые были там:
- Йово, душа моя, поплыли вместе, была не была! - бодро окликнула лодочника старушка.
Йово помог ей сесть в лодку.
Последите там за домом, пока я не вернусь, - попросила она соседа, который оказался там. Невенка уселась на нос лодки. Йово вручил ей черный мужской зонт. Она раскрыла его.
И лодка двинулась в путь.
Вскоре Йово и Невенка достигли другого берега. Там был маленький городок, а в городке продавалось всё, что душе угодно, даже мороженое. От своего внука, который жил в городе, Невенка была наслышана о мороженом. Купила сначала одно эскимо, потом второе — угостила Йово. Они сидели в лодке и ели мороженое.
Когда вечером старушка вернулась в Йовиной лодке, все встретили её как чудо.
- Что вы на меня так уставились? Ну, прогулялась немного, обычное дело...
- Уж если ты, бабушка Невенка, съездила за озеро, как нам дома сидеть? Разве мы трусы? - говорили сельчане, которые совсем недавно боялись даже войти в лодку.

Тётя Ена

У моей бабушки две дочери. Старшая - моя мама, а младшая - моя тетя.
Моя тетя — яркая индивидуальность. Её зовут Ена. Она любит много смеяться и шутить. Когда кто-то болен, она молится о его здравии. Печёт пироги и навещает больных с гостинцами.
Тётя Ена терпеть не может, когда что-то ломают или выбрасывают. Если, например, хлеб зачерствел, она замачивает его в воде, кладёт в полиэтиленовый мешок, а потом кормит птиц в парке. Вокруг тёти Ены вьются стаи, садятся ей на плечи. А воробьи порхают вокруг и выхватывают кусочки хлеба.
Тётя Ена любит покупать новую одежду. Продавщицы давай ей лапшу на уши вешать:
- Ах, ах, вам так к лицу! Так подходит!
Она им поверит и купит. Одно платье мало, другое велико, третье как раз, но надеть как-то совестно. Накупит полный шкаф, а носить нечего. Тогда тётя Ена зовёт в гости бабушку, маму и меня:
- Вот, выбирайте, что вам нравится.
Бабушка получает новое платье, мама - тапочки, я - шарф.
- Ена у нас добрая душа, - говорит бабушка.
Однажды тётя Ена купила смешную-пресмешную шляпу. Шляпа не подходит никому, и пришлось напялить её на светильник около кровати. Получилась "Барышня Лампочка".
- Ты, Ена, всё-таки сумасшедшая, - сказала моя мама, сестра тёти Ены. Но я бы хотела, чтобы все так сходили с ума, как моя тетя Ена.
Tags: 20 век, 21 век, Балканы, Босния, Югославия, детские книги, детство, книги для подростков, писательницы, рассказ, старость
Subscribe

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…

  • Люцина Цверчакевичова

    Люцина Цверчакевичова (17 октября 1826 - 26 февраля 1901) - польская журналистка, авторка кулинарных книг и книг по домоводству. "...пани…