lada_ladushka (lada_ladushka) wrote in fem_books,
lada_ladushka
lada_ladushka
fem_books

Categories:

О прогрессе

Любовный роман как зеркало феминистской революции :)

Оригинал взят у anna_frid в О прогрессе на примере женского бульварного чтива


Весьма существенную часть наших представлений о мире формируют редакторы бульварной литературы. Ну, знаете, те самые люди, которые пишут правила в духе "герой должен постепенно крутеть, а его девушку можно убивать, но нельзя пытать и насиловать". (К слову, кто помнит ссылочку на этот реальный список правил для героической фэнтези, что ли? Кинете в комменты?)

Ну то есть понятно: с одной стороны, задача редакторов угадать, что будут покупать. С другой стороны, вкусы читателей и каноны жанра они же и формируют в конечном итоге. А где каноны жанра, там и представления о норме, хоть сколько убеждай себя, что эти сказочки к реальности отношения имеют мало.

Ну так вот, рассмотрим жанр, в некотором роде противоположный героическому фэнтези - любовные романы. Как я неоднократно признавалась, я их читаю, причем читаю много. И попыток иронического анализа законов жанра - раз уж эти редакторы не настолько прямолинейны, чтобы выдавать их в открытый доступ - тоже видела не одну. А вот чего, кажется, еще не видела - так это наблюдений о том, как эти самые законы жанра меняются со временем.

Начнем тем не менее с азов. Условная схема почти любого мужского бульварного чтива: герой, поначалу самый обычный (чтобы читатель сумел с ним идентифицироваться), неожиданно попадает в необычайные обстоятельства. В ходе которых постепенно крутеет, обнаруживает у себя незаурядные (иногда до полного суперменства) способности, побеждает всех плохих, спасает мир и, не прилагая к тому ни малейших усилий, завоевывает любовь прекрасной женщины. А лучше женщин, по одной на серию.

Условная схема почти любого женского бульварного чтива: героиня (описанная так, чтобы читательница смогла с ней идентифицироваться) попадает в ситуацию от просто неприятной до абсолютно отчаянной. И постепенно полностью выбирается из нее, достигая личного счастья (по канону жанра - обязательно в зарегистрированном браке) и высокого общественного статуса, с помощью некоторой комбинации личных достоинств и покровительства могущественного героя. Доля первого и второго варьируется, но если первая компонента (личные заслуги) может быть нулевой, то без помощи героя героине не справиться - как минимум со своими внутренними проблемами - никогда.

Антураж может варьироваться, но костяк сюжета в большинстве случаев таков, независимо от того, происходит дело в эпоху норманнского завоевания Англии, на современном Манхэттене или на далекой планете, где аборигены размножаются посредством следования самым бредовым сексуальным фантазиям автора.

По-русски, кроме переводов свежевышедшего англоязычного чтива, стабильно издаются романы примерно тридцати-сорокалетней давности. Думаю, что из-за каких-то оттенков авторского права, или просто в надежде на то, что агенты авторов за столько лет перестали отслеживать пиратские издания.

Ну так вот, речь ниже о том, как сместился канон жанра за последние тридцать-сорок лет. По пунктам. Речь при этом идет исключительно об англоязычном бульварном чтиве, а точнее, от моих личных впечатлениях от него.

Итак.

1. Практически полностью исчезли эротические сценарии с "нет значит да". В последние годы, более того, "хорошим тоном" среди героев-любовников стало требовать согласия открытым текстом, словами, а не жестами, и т.д.

2. Уменьшилось, хотя и не до нуля, число сюжетов, построенных на залете героини. Неиспользование презерватива или незнание правил приема таблеток стали восприниматься как однозначная глупость, недостойная правильных героев. Ранее в этом видели некую романтику. Последние несколько прочитанных мною романов, где героиня была от героя беременна, поражали разнообразием обстоятельств залета: от банального "черт, презерватив порвался" до следующей злодейской схемы подставы героя: спереть из криобанка образцы его спермы, героиню похитить, оплодотворить и убить, чтобы герой за убийство любовницы (с которой реально даже не был знаком) сел всерьез и надолго. Так или иначе, простая забывчивость или неграмотность вызывать сочувствие читателей определенно перестали.

3. Уменьшилось число сюжетов, где основной конфликт возникает от желания героев манипулировать друг другом, о чем-либо умалчивая или занимаясь откровенным враньем. Ситуация, когда женщина из каких-то своих соображений предпочитает скрывать от любимого мужчины свое прошлое или делает далеко идущие (и неверные) выводы из содержания подслушанного разговора, не пытаясь спросить о его контексте в явном виде, также перестали считаться нормальными и вызывать сочувствие.

4. Увеличилось число сюжетов, где основной конфликт возникает из-за цены, которую героине приходится платить за то, чтобы быть рядом с героем. Сорок лет назад от реплики героя: "Ну, ты, конечно, бросаешь работу, выходишь за меня замуж и рожаешь минимум трех детей" - героине полагалось млеть. Сейчас за такое герой скорее получает отставку, и вернуть доброе отношение к себе героини может только после глобального пересмотра своих взглядов. Напротив, аргументация героини - на уровне "все это хорошо, но я не могу бросить свое дело жизни" - стала рассматриваться гораздо чаще и серьезнее, чем раньше.

5. Несколько уменьшился средний разрыв между общественным положением героя и героини. По крайней мере, среди героев уменьшилась доля принцев/герцогов/олигархов/сенаторов. Более того, в кои-то веки стали появляться герои, равные по общественному статусу героиням, а новых произведений поджанра "про греческого/итальянского/испанского миллионера и английскую простушку" мне, слава богу, давно уже не попадалось.

6. Наконец-то умирает канон, согласно которому героине полагалось быть девственницей, каковым бы ни был ее общественный статус: хоть вдова, хоть "падшая женшина".

7. Соответственно и общее отношение героинь к сексу стало гораздо более активным и осознанным.

8. В частности, полагается проявлять энтузиазм к оральному сексу и получать от него море удовольствия.

Все эти изменения - за исключением последнего - на мой взгляд, однозначно означают прогресс. Сдвиги в обществе произошли весьма серьезные, что особенно видно при перечитывании старых романов, раскладка в которых еще десять лет назад казалась совершенно нормальной.

И, увы, те же изменения означают, что "исторические" романы становятся все менее историчными. Ну что ж, эту цену можно и заплатить, хотя и жаль.

(За идею поста и разговор на тему спасибо юзеру isya.)
Tags: romance, любовь, поболтать
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments