freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Categories:

Елизавета Дьяконова "Дневник русской женщины"

Елизавета Дьяконова (1874-1902) - девушка из купеческой семьи, рано погибшая, вероятно, в результате несчастного случая (также рассматривалась версия самоубийства).
Ее дневник писался на протяжении 16 лет, с 11-летнего возраста. Благодаря ее брату, дневник был издан без купюр, в отличие от дневника Марии Башкирцевой, над которым изрядно "поработали" родственники. И, честно говоря, мне дневник Дьяконовой понравился гораздо больше. Она с юных лет рассуждает на самые серьезные темы: о жизни и смерти, о религии, о "женском вопросе".
Лейтмотив первых двух частей дневника - борьба девушки за возможность получить образование. Деспотичная мать не желает дать ей разрешение на продолжение учебы после гимназии, так что Елизавета вынуждена ждать до гражданского совершеннолетия - 21 года, чтобы распорядиться своей судьбой. Другой вариант - выйти замуж и таким образом получить свободу. (По этому пути пыталась пойти ее младшая сестра, и потерпела неудачу, оказавшись запертой в рамках обычного патриархального брака.)
Как только это становится возможным, Елизавета покидает дом и отправляется в Петербург, чтобы учиться на Бестужевских Женских Курсах - в единственном высшем учебном заведении для женщин в Российской империи. После окончания курсов она отправляется в Париж, чтобы продолжить образование на юридическом факультете.
Интересно наблюдать развитие Дьяконовой - как постепенно меняется ее отношение к религии, как она приобретает социалистические взгляды, как меняется ее восприятие себя самой. В начале дневника она постоянно называет себя "уродом" и уверена, что никогда не может рассчитывать на взаимную любовь, в конце - у нее уже есть поклонники и она себе нравится. Впрочем, третья часть дневника, похоже, уже не совсем автобиографична - она перерабатывала свои записи, писала разные варианты, видимо, с целью издать эту часть как художественное произведение. Меняется и тон, и характер героини.
В первых двух частях Дьяконова крайне отрицательно высказывается о браке. Причины этого вполне понятны: ей претит двойная мораль.
"Меня возмутила не сама статья, а выписка из комедии «Перчатка» Бьернсона, где невеста возвращает жениху данное ему слово, потому что он знал до свадьбы других женщин. И вот вместо сочувствия несчастной невесте отовсюду поднимаются вопли негодования, и сам жених на вопрос возмущенной девушки — решился бы он жениться на падшей до замужества? — тоном оскорбленной добродетели читает ей же (!) нотацию, что всякий мужчина из его круга почел бы это за позор для себя...
Им все можно, а женщинам они не прощают и еще считают позорным союз с подобной себе. Они же ее развращают, и они же смеют отворачиваться от нее, делаясь впоследствии «образцовыми» мужьями и отцами семейств. И это везде! Везде! И в России, и за границей!
О, Боже мой! Точно что оторвалось у меня на сердце, я хотела плакать, но не могла..."
Подобные мысли она повторяет неоднократно.
У Дьяконовой критический ум, она весьма здравомыслящая, и ей чужд пафос и высокопарные слова. Видимо, сказывается то, что она из купеческой, а не из интеллигентской среды :) Например, она иронически описывает спор между марксистами и народниками по поводу "блага народа".
"Это было началом спора между народниками и марксистами. Заговорили какие-то студенты, возражая то народникам, то марксистам. Главным пунктом споров была речь Оболенского: кто хотел идти на "примирение", кто не хотел. Слышались слова: народ... его благо, его польза, все те слова, о которых столько раз читала в книгах. Спорили горячо, но убедить друг друга всё-таки не могли, и каждый остался при своём; молодежь жадно слушала, награждая ораторов шумными аплодисментами.
А народ, из-за которого шли здесь такие горячие споры, -- он, наверно, спал теперь крепким сном после тяжёлого трудового дня, в своих маленьких деревушках, затерянных среди необозримой снежной равнины... и, наверно, ему и не грезилось, да и в голову придти не могло, что в эту ночь, там, далеко, "господа" судят и рядят о его положении и говорят мудрёными, учёными словами. Любопытно, что сказал бы нам деревенский мужик, если бы он мог попасть на это собрание? Почесал бы он в затылке и ушёл, или, уловив слово "помочь", понял бы его в смысле денежном?"
Еще один пример ее личностного развития: в начале своего дневника Дьяконова часто повторяет сексистские штампы о том, какие женщины ничтожные, жалкие, болтливые и т.д., а вот в написанной в год ее смерти статье "О женском вопросе" она выступает уже с продуманных феминистских позиций: высказывается о женщинах и христианстве, о тяжелом неоплачиваемом женском труде, и даже критикует патриархальные взгляды Л.Н.Толстого. Последнее особенно заслуживает уважения, учитывая то, что к Толстому она относилась с глубочайшим почтением и видела в нем великий нравственный авторитет.
Вообще она много приводит примеров сексистских высказываний знакомых ей мужчин и зачастую им оппонирует. Кстати, надо отметить, что за сто с лишним лет аргументы сексистов не слишком изменились. Вот пример:
"Этот молодой человек очень добр, очень мил, но у нас, в сущности, мало общего. Он специалист, погружённый в свои колбы и реторты, и выразился как-то, когда прошёл закон о женщинах-адвокатах: "ну, хорошо; только могут ли женщины-адвокаты быть хорошими матерями?" -- "Ах, какое горе! -- сострадательно ответила я ему в тон, -- а могут ли быть мужчины-адвокаты хорошими отцами?" Он растерялся и не нашёлся, что ответить."
Знакомо, правда? :)

О неприятном
Некоторые моменты мне не понравились. Во-первых, конечно, ее собственные высказывания о женском ничтожестве (впрочем, их можно объяснить усвоенной мизогинией). Во-вторых, увы, антисемитизм, который у нее время от времени прорывается. Вот пример.
"   -- Ах, не говорите вы этого слова "режим", -- с гримасой прервала я его речь. -- И видно сейчас, что вы -- не русский человек. Надо говорить "образ правления".
-- Ну вот ещё! -- небрежно возразил он. Я вспыхнула.
-- Я, как чисто русский человек, стою за систему своего родного языка, а вы, русские евреи -- с удивительною лёгкостью вводите в нашу речь иностранные слова. У вас нет этого чутья, чистоты русской речи, к которой мы привыкли с детства; вам не коробят слух эти выражения, -- с негодованием воскликнула я.
-- Да я и не русский писатель, а еврейский.
-- Ну и пишите по-еврейски, к чему писать на чужом для вас языке.
-- Позвольте, да разве можно запретить кому бы то ни было писать по-русски, раз я хочу этого? Я настолько хорошо знаю русский язык, смею сказать, что, быть может, буду блестящим стилистом."


В целом же книга весьма интересна и, безусловно, заслуживает прочтения.
Предыдущий пост об этой книге в сообществе
Tags: 19 век, 20 век, non-fiction, reading the world, Россия, впечатления от чтения, дневник, критика общественного устройства, русский язык, судьба женщины, феминистка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments