Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Два исторических романа Исабель Альенде

В прошлом году замечательное издательство "Иностранка" выпустило в серии "Современная классика" два романа чилийской писательницы Исабель Альенде. Что характерно, это единственные книги в данной серии, написанные женщиной. Пока единственные. По поводу оформления обложек ничего говорить не хочется, чтобы не ругаться.


                                                 

"Инес души моей" я поглотила за день. Как в детстве про пиратов, индейцев и монашенок, тем более что там действительно про пиратов, индейцев и монашенок, а что особенно важно — не выдумка. Донья Инес де Суарес вправду родилась в Эстремадуре, вправду приехала в Латинскую Америку искать мужа — горе-конкистадора и вправду вторглась в пределы нынешнего Чили рука об руку с полководцем Педро де Вальдивией. Единственно, подробности гибели этого последнего поэтически преувеличены доньей Инес — или её больной совестью. Мапуче — суровые воины, но каннибализма у них не бывало никогда. Вряд ли дон Педро показался им столь аппетитным, чтобы переменить свой обычай. Заливание расплавленного золота в глотку такожде сомнительно, хотя именно из этой легенды Джордж Мартин почерпнул. Брезгливые, читайте спокойно. Завоевателя банальным образом треснули дубиной по затылку.
В «Острове в глубинах моря» Альенде с блестящей краткостью описывает испанский национальный характер: «бездна гонора и ровным счётом никакой самоиронии». Донья Суарес — испанка до мозга костей. Она искренне убеждена, что избрана самим Господом, чтобы нести туземцам свет католической веры, с Девой Марией беседует на ходу, как с доброй подругой. В сущности, вся биография Инес — это история существования внутри двойного стандарта, среди взаимоисключающих параграфов. Чёртовы индейцы, уводят и обижают испанок, при этом испанский караван сопровождает целая толпа индейских наложниц-рабынь, в том числе и совсем маленьких девочек. Весельчак Агирре по кличке Гнев Божий чётко проговаривает самую эффективную стратегию несения света: всех мужчин с 12-летнего возраста под нож, а женщин с того же возраста систематически насиловать. Но Инес-то прекрасно видит, что в результате страну населяют озлобленные метисы, которые ни испанцам, ни индейцам не родные. И всё же ничего противопоставить этим играм озверевших мужчин не может. А значит, надо как-то мириться и быть счастливой в кровавом и яростном мире. Голод — стряпать похлёбку из собачины, война — рубить пленных и кидаться отсечёнными головами, давать обеты и попирать их, влюбляться и изменять. Никогда не выживать, всегда жить, жить в полную силу. Жить.
Рецепт успеха от доньи Суарес: На счастье, я была бесплодна. Если бы у меня были дети, я никогда бы не отправилась завоёвывать Чили.

"Остров в глубинах моря" уступает «Инес» композиционно, как попытка объять необъятное. Почти полвека истории от Гаити до Нью-Орлеана, культ вуду, Макендаль, Туссен-Лувертюр, Дессалин, оригинальные формы устройства семьи и женитьба брата на сестре, хотя она ему такая же сестра, как я, например. Попадаются и неправдоподобные персонажи вроде сусального надсмотрщика Оуэна Мёрфи, и сюжетные ходы с натяжкой, но всё повествование держится на центральном образе — чёрной рабыни Зарите. Вот магнетическая личность! Альенде рисует нам не всемогущую Мери-Сью, а невежественную, простосердечную девушку без выдающихся талантов, без какой-то глубинной мудрости. Но. Невеликими своими силами Зарите управляет так искусно, расстанавливает приоритеты так чётко и последовательно, идёт к цели так неуклонно... Это дар своего рода: ни из чего не делать фетиша. Когда древних исландцев спрашивали, во что они веруют, они отвечали
- Верую в себя, свой нож и свой амбар.
Тете (уменьшительное от Зарите) отличается от древних исландцев лишь тем, что у неё нет ни ножа, ни амбара. Будут.

Взаимоотношения невольницы и рабовладельца не принадлежат эксклюзивно США и девятнадцатому веку. Вполне можно представить себе, как они развивались бы в екатерининской России, в Чили, в тех же Штатах, но в исполнении обычного семейного абъюзера и его жертвы. У Элис Уокер в «Цвете пурпурном» фабула близкая, кстати: всё, что ты делаешь мне, уже сделано тебе. И ещё один подходящий к случаю афоризм:

На рабах ошейники с именем хозяина. Но на хозяине невидимые ошейники с именами всех его рабов.
Tags: 18 век, 20 век, Гаити, США, Чили, впечатления от чтения, исторический роман, история женскими глазами, колониализм, насилие, рабство, расизм, судьба женщины
Subscribe

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В день рождения Беллы Ахмадулиной

    Бог За то, что девочка Настасья добро чужое стерегла, босая бегала в ненастье за водкою для старика, — ей полагался бог красивый в чертоге,…

  • Четверг, стихотворение: Шерон Олдс

    Шерон Олдс [Sharon Olds] родилась в Сан-Франциско в 1942 году, росла и воспитывалась в Беркли. Внешне семейство Кобб (такова была девичья фамилия…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments