Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

"Миртала" Элизы Ожешко


"Так он добрался к самаритянину Антипатру, управлявшему домом Антипатра. Подвергнутый пыткам, он признался в следующем: Антипатр поручил одному из своих близких друзей, Антифилу, доставить из Египта смертельный яд для царя; Антифил вручил яд дяде Антипатра, Феодиону; этот передал его в руки Ферору, которому Антипатр предложил отравить Ирода в то время, когда он сам будет находиться вне пределов подозрения - в Риме, а Ферор отдал яд на сохранение своей жене".
- Милые все люди, - с тоской проговорила Зяма.

Вот и у меня, как у героини романа Д. Рубиной «Вот идёт Мессия!», не пошёл исторический труд «Иудейская война». Всех его милых героев, начиная с автора, Иосифа Флавия, хотелось воскресить, хорошенечко потрясти за ворот и вновь отослать в небытие. Но интерес к историческому периоду правления Тита оставался, и я взяла в руки роман «Миртала» Элизы Ожешко. Раньше я ничего у этой польской писательницы белорусского происхождения не читала и была готова к любым сюрпризам.

Но не к такому.

Пани Ожешко – законченная феминистка, и проблематика «Мирталы» - откровенно феминистическая. Итак, дано: молодая девушка, иудейка, образованная и художественно одарённая. В ткацкой мастерской она заслужила звание хошеб, импровизаторка, потому что не копирует старинные узоры, а изобретает собственные. Благодаря таланту она принята в домах римской знати, и на неё обращает внимание известный художник Артемидор. Однако становление Мирталы под угрозой. Её влечёт фигуративное искусство, живопись, но заповедь «не сотвори себе кумира и никакого изображения» запрещает рисовать что-либо, кроме орнаментов и стилизованных растений. Римляне благоволят ей, но нельзя забывать, что они – враги, разрушители Иерусалима и Храма. Артемидор нравится Миртале как мужчина, и тут неувязка: её во младенчестве просватали за Йонатана, который вернулся с войны и имеет насчёт невесты совершенно определённые планы:

Я уведу тебя с собой в землю изгнания, и никто не найдёт нас там, никто не возмутит покоя нашего. В низком и тёмном домишке… поставим мы два станка, на которых будем ткать. Трудом рук своих зарабатывая на хлеб себе и нашим детям, проживём мы дни свои в безвестности и в забвении…

В общем, совместный труд для моей пользы облагораживает. Но главная беда другая. Чтобы получить ресурсы на творческую самореализацию, Миртале придётся оставить своих, то есть евреев, и примкнуть к стану врагов. Да, римляне живут сыто и весело, они богаты, они имеют возможность развивать искусства и покупать произведения живописи, и император у них – воплощение добродетели. Но вся эта роскошь - за счёт ограбленных соплеменников Мирталы. Параллели Рим – Российская империя, Иудея – Польша вполне понятны. И пока девушка мечется, пытаясь сделать выбор, судьба готовит неизбежную развязку.

Что касается манеры изложения – чем-то напоминает картины Генриха Семирадского. Несколько статично, подчёркнуто идеализированно, с обилием инверсий, риторических фигур… Но когда толпа начинает насмехаться над вещающим философом-стоиком, или иудеи взволнованно слушают воспоминания одного из стариков, у меня возникает странное чувство, как будто бы я при сём присутствую…

В электронных библиотеках «Миртала» скоро появится, а пока, кто в СПБ и окрестностях, могу дать почитать. Добавлю, что Ожешко помещаю в обязательный список к прочтению.

Tags: Беларусь, античность, бытописание, исторический роман
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments