Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

"Тоня Глиммердал" и незаданные вопросы

В нашем сообществе был пост о молодой норвежской писательнице Марии Парр и её первой книге "Вафельное сердце". Я прочла, очаровалась, почти сразу открыла охоту на второе произведение Парр: "Тоня Глиммердал". Итоги... итоги хочу подвести здесь.



Нет, роман блестящий. Не зря Марию Парр называют наследницей Линдгрен: и яркие, выразительные характеры, и пейзажи, в которые хочется иммигрировать на недельку, если не до второго пришествия, и своеобразный юмор, и, конечно, главная героиня - этакая Пеппи Длинныйчулок норвежского реалистического разлива. Девочка, у которой в собственности пара лыж и целый мир: затерянная долина Глиммердал.

— Слушай, Клаус Хаген, а почему в твой кемпинг никогда не приезжают дети?
— Потому что в мой кемпинг запрещено приезжать с детьми, — ответил ей тогда Хаген.
— Что-что? — переспросила Тоня.
— Гости кемпинга приезжают послушать, как шумят сосны и бурлит река, а не как плачут, орут и вопят дети, — ответил Клаус Хаген и посмотрел на свои часы. Тоня стояла как громом пораженная. Ничего хуже этих слов Хагена она в жизни не слыхивала, решила Тоня. Но, как оказалось, она поторопилась с оценкой, потому что Клаус Хаген тут же легко побил свой прежний рекорд.
— Трулте, то, что я сказал о криках и воплях, касается и тебя тоже.
— Я Тоня, — поправила Тоня.
— Да. Тоня, зачем ты днями напролет голосишь песни? Давай прекращай!
Тоня от изумления прочистила пальцем ухо.
— Ты нарушаешь покой моих гостей, когда с песнями проносишься мимо кемпинга на велосипеде, — сказал Хаген и изобразил на лице вежливую улыбку.
— Ты хочешь, чтобы я перестала петь в собственной долине? — переспросила Тоня, желая убедиться, что поняла правильно.
— Что значит «собственной», — буркнул Хаген раздраженно. — Я рекламирую свой кемпинг как самое тихое место в Норвегии, и будь любезна считаться с этим.
Тогда Клаус Хаген и совершил самую большую ошибку в своей жизни. Никому не дано безнаказанно запрещать грозе Глиммердала петь. Это Хагену сказал бы любой человек. Если бы он спросил, конечно.
— Извини, не могу, — ответила Тоня Глиммердал.


И вот находчивая "гроза Глиммердала" устраивает хозяину кемпинга форменный террор, низводит его и курощает в лучших традициях. Это изрядно оживляет повествование, но у взрослой читательницы, то есть меня, вызывает вопрос №1: "А как это будет восприниматься в нашем, так сказать, менталитете?"

Поясню: вот одноклассники моего брата однажды пошли воровать капусту. Украли каждый по кочну, а солдаты, которые сторожили поле, их тут поймали, отняли в наказание штаны и нижнее бельё. До вечера дети прятались по кустам, а когда стемнело, пришли домой. И матери сказали в один голос:
- Слава Богу, что так отделались, что не изнасиловали и не убили эти солдаты!
То есть и взрослым, и ребятам было очевидно, что за кочан капусты могли запросто убить. В то же время Тоня остаётся за все свои художества абсолютно безнаказанной, хотя кое-какие её проделки гораздо существеннее, чем капуста. Это потрясающе, уникально: десятилетняя девочка чувствует себя хозяйкой на своей земле, чувствует себя на свободе. Она не боится и взрослому сказануть как следует, и эмоции выразить - знает, что ей за это ничего не будет. Какой эффект будет от чтения у российских детей, от которых с рождения требуется быть тише воды, ниже травы?

И вопрос №2 - основной темой книги становится встреча после трёх десятилетий разлуки. Встреча отца и дочери. Обсуждается:
- почему девочка (на тот момент ей было около двенадцати) всё-таки выбрала маму, а не отца.
- Почему отец так среагировал на этот выбор.
- Кто в итоге больше теряет.
- Как всё-таки соединить семью. И остаётся открытым вопрос - а что именно там соединять? Столько времени прошло, они давным-давно чужие люди! А вы как считаете, имеет ли смысл восстанавливать отношения, которые закончились годы и годы назад?

Если ты папа, то ты навсегда папа. Ты не можешь перестать быть папой потому, что случилось что-нибудь глупое или плохое!

С одной стороны, нельзя с этим не согласиться. Но с другой стороны...
Tags: 21 век, feelgood, Норвегия, дети, детские книги, детство, экология
Subscribe

  • Четверг, стихотворение: Вальжина Морт

    Госць Глядзі, Максім, гэта Менск, прыдушаны падушкаю аблокаў. Глядзі, ты — помнік у цяжкім паліто. Тут помнікі ўсе — у паліто.…

  • Рассказ Пиа Баррос

    Эстанвито У Эстанвито пристают друг к другу пальцы ног -- или, лучше сказать, они у него слипаются, и когда он снимает ботинки, то берёт нож и…

  • Букеровская кухня: короткий список

    Сегодня, четырнадцатого сентября 2021 года, был объявлен перечень книг, ставших финалистами Букеровской премии. Из тринадцати произведений осталось…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Четверг, стихотворение: Вальжина Морт

    Госць Глядзі, Максім, гэта Менск, прыдушаны падушкаю аблокаў. Глядзі, ты — помнік у цяжкім паліто. Тут помнікі ўсе — у паліто.…

  • Рассказ Пиа Баррос

    Эстанвито У Эстанвито пристают друг к другу пальцы ног -- или, лучше сказать, они у него слипаются, и когда он снимает ботинки, то берёт нож и…

  • Букеровская кухня: короткий список

    Сегодня, четырнадцатого сентября 2021 года, был объявлен перечень книг, ставших финалистами Букеровской премии. Из тринадцати произведений осталось…