Olga Kuminova (aconite26) wrote in fem_books,
Olga Kuminova
aconite26
fem_books

Categories:

Шошана Шабабо, книги и шерсть

Оригинал взят у aconite26 в Шошана Шабабо, книги и шерсть

На этой неделе я узнала о писательнице Шошане Шабабо, о творческой биографии которой пишет в феминистской перспективе одна наша докторантка. Творческая биография у нее прервалась намного раньше, чем ее жизнь.
Шошана Шабабо родилась в 1910 году в сефардской семье в Зихрон-Яакове. В семье было семеро детей, отец преподавал арабский язык и Танах, сначала в Палестине, потом в университете в Каире, потом в Зихрон Яакове, так что семья относилась к образованному среднему классу. Шошана начала публиковаться в 15 лет как критикесса и журналистка, в 16 начала писать свой первый роман "Мария", который был опубликован, когда ей исполнилось 22. Второй и последний ее роман, "Любовь в Цфате", вышел через десять лет, в 1942-м. Уже в 2009-м был опубликован посмертный сборник ее рассказов.
В 32 года Шошана вышла замуж за дальнего родственника, Давида Карасанти, оставила писательскую карьеру и стала помогать мужу в его магазине шерстяных ниток. Ее единственная дочь Орна предполагает, что причиной могла быть депрессия, которой она страдала после того, как ее второй ребенок умер в родах, и просто само бремя семейной жизни. Сама она в воспоминаниях написала так: "Писательница Шошана Шабабо умерла! Есть г-жа Карасанти. Где я, и где она."

Но кроме личных причин, были и политические, которые сыграли свою роль в безвременном уходе писательницы Шошаны Шабабо. Она была единственной женщиной-сефардкой на местной литературной сцене тридцатых-сороковых, и круг ее тем не соответствовал тогдашнему мейнстриму. Она ничего не писала о трудностях и героизме сионистского движения (ну не близка была ей эта тема, видимо - ее семья просто жила уже много поколений в Цфате, и сионизм был для них не очень актуален). Зато она писала о жизни местных женщин, которые могли оказаться и христианками, и арабками, и непослушными дочерьми раввина, главная проблема которых - что отец заставляет выйти замуж не за того, кого они любят. Хотя ее романы привлекли внимание большой читательской аудитории, критический истэблишмент принял ее в штыки. Даже ее учитель и ментор Йехуда Бурла, который тоже был практически единственным тогда писателем-сефардом, но мужчиной - написал разгромную рецензию на "Марию". Так что наверное дело не только в шерсти...
Tags: 20 век, Азия, Израиль, иврит, писательницы, судьба женщины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments