felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

И. Грекова "Свежо предание" (1962)



Год издания: 2011
Издательство: АСТ, Астрель
Серия: Проза: женский род

Аннотация: ""Свежо предание" - классический роман воспитания. Главный герой его - Константин Левин, из семьи тех, что "делали революцию", а потом прошли все испытания, выпавшие на долю человека в XX веке. Написанная, как всегда у И.Грековой, увлекательно, прозрачно, сильно, сага о Левиных поражает абсолютным бесстрашием и мудрой человечностью."

Рецензии:

"Я - человек, воспитывавшийся прабабушкой и прадедушкой, а также прочими бабушками и дедушками, пока родители были на работе, наслышана историй о том, как же в Советском Союзе людям жилось хорошо. Все равны, все равно, зарплаты, квартиры, пособия и все на свете, все-все-все, для народа, для людей, для великого Советского государства! Понятно, что какое-то по умолчанию положительное предубеждение у человека возникает в результате такой пропаганды в весьма нежном возрасте... Но мы не всегда остаемся маленькими, верно? Изучение истории повергло меня в одно из горчайших разочарований - в Советском Союзе далеко не все было так замечательно и радужно, как мне то расписывали в детстве - голод, репрессии, расстрелы, предательства... что же это за жизнь такая, когда боишься лишнее слово сболтнуть рядом с соседом - ненароком пойдет и донесет на тебя, как на врага народа?! В колледже я писала курсовую на тему репрессий тридцатых годов - свидетельства, сухие факты - все это мелькало перед глазами, повергая в ужас - а за каждой сухой отпиской - человеческие судьбы... миллионы людей, сломленных огромной идеалистической государственной машиной...

Будучи достаточно образованным человеком, я, к своему стыду, совершенно и не подозревала даже о таком, весьма откровенном, антисемитизме, что пышным цветом расцветал в СССР. Вот она - та книга, что открыла мне глаза на еще одну болезненную страницу прошлого и без того настрадавшегося народа.

Костя - он был обычным человеком, советским, в первую очередь. Он вместе со всеми переживал бедность, войну, блокаду Ленинграда... все события, охватившие страну в те времена, захватили каждого. Почему же, если все были равны, то некоторые, безусловно, были равнее других? Отчего государственная машина выбрала своей мишенью простой народ? Я не понимаю, в чем логика такой политики. Даже я, практически физически, задыхалась, читая о том, как каждый из присутствующих боялся лишний раз вздохнуть невпопад, беспрестанно целуя ноги властям, чтобы он и его семья не оказались в немилости... Душили, народ просто душили...

Я не отрицаю, что у Советской власти были и свои плюсы, но если бы меня поставили перед выбором - жизнь в Советском Союзе, со всеми его плюсами или в современном обществе, со всеми его минусами, которые СМИ постоянно раздувает до вселенских масштабов, я все же выбираю современное общество. Потому что мне хочется свободно дышать.

Насчет антисемитизма... это вещь мне изначально непонятная и крайне чуждая. Я просто не могу уразуметь, как можно ненавидеть человека за то, кто был его предками, за то, какого цвета у него волосы или глаза и прочие мелочи. Ведь мы же в первую очередь ЛЮДИ, а не русские, евреи, немцы и т.д. Почему же люди на протяжении всей истории постоянно об этом забывают?!

Книга пробирает до глубины души. Думаю, что даже человеку, который не склонен к состраданию, было бы больно и обидно за судьбу простого народа, которая так живо описана на страницах этой книги."

"Какая сильная книга! Не устану повторять эту фразу еще очень долго. О прошлом нашей страны написано много. Некоторым книгам доверяешь, над некоторыми ужасаешься. А после чтения этого небольшого произведения было жуткое ощущение пустоты и безысходности. Не потому что страшно. А потому, что реально и повторимо. По степени ужаса для меня она стала на одну ступеньку с "1984". Возможно потому, что мне достались отголоски того периода, о котором пишет автор.

Семья моя была среднего достатка. Родители боялись всю свою жизнь выйти за рамки этой "срединности". На демонстрации - как все. Телевизор и ковры - тоже, как и у всех. Только бы не выделяться из общей массы "счастливчиков". Ибо, маминой семье уже приходилось переживать раскулачивание в деревянной хибаре с земляным полом только из-за лишних слов, сказанных моим дедушкой. Лишняя фраза - и отправляется семья в неизвестность. Это было так же страшно, как и страх гонений за вылеченную неизвестными средствами корову. Из-за этой "оплошности" сгинул сосед маминой семьи, гениальный для того времени ветеринар. Родные так и не узнали, где и как долго смог потом прожить этот человек...Если он жил потом, конечно.

Средневековью с его гонениями на ведьм и страхами далеко до того "счастья", которое испытывали простые советские люди при виде "воронка", остановившегося у подъезда. Режим репрессий, жировавший на страхах советских людей переплюнул все пытки и издевательства и крестовых походов, несущих правую веру темным народам. Иногда мне кажется, что страх был основной питательной средой этого режима.

Вот и герои книги так жили. Маленькие люди, поддерживавшие идеи революции, претворявшие в жизнь планы партии и правительства. Это страшно, очень страшно. Когда твои же боги уничтожают твоих близких. И, как знать, возможно, Константин оказался счастливчиком, благополучно укрывшимся пеленой безумия? Хотя, какое же в том счастье, если рядом с Ророй и Цилей соседствуют в его безумии чувство неизбывной вины от предательства, им не совершаемого. Жутко и пусто после чтения... Но, это я уже повторяюсь."

"Славься, Отечество наше свободное,
Дружбы народов надежный оплот!

Какие чувства должны возникать у женщины, которая смотрит на свое новорожденное дитя? Восторг, восхищение, гордость, умиление, радость… Их столько много, что для некоторых, наверное, даже еще не придумали слов. Все они положительные. На самом деле так только кажется. Среди них найдется место и страху, и стыду, и сомнению. Сомнение в том, нужна ли новому человеку эта жизнь. Стыд за свои сомнения. Страх за все его будущее. И за свое тоже. Потому что как нет большей радости на земле, чем держать на руках своего новорожденного ребенка, так нет и большего горя, чем однажды потерять его. Какой страшный и ужасный этот мир! В праве ли я дарить ТАКУЮ жизнь своим детям?

А между тем, когда было лучше? Никогда. А дети всегда рождались, росли, становились взрослыми, жили и умирали. Исход, в общем-то, всегда один. Важно то, что в середине: сама жизнь. Счастливая она была или несчастная – с уверенностью можно сказать лишь уходя. И вот перед нами одна такая жизнь, от рождения и до смерти, жизнь Константина Левина. Сразу два штампа: еврей и Сталинские годы. И уже все понятно, не так ли? Лично я никогда не жила в те времена, когда паспорт услужливо сообщал национальность своего хозяина. Хотя, собственно, не в этом дело. Мы и сейчас друг друга делим на расы и национальности. По-хорошему, ага. Только от «хорошего» до «плохого», как от любви до ненависти, всего один шаг. Но, конечно, в Советском Союзе такого не было, товарищи. У всех советских людей враг был один – царская власть и ее сторонники. А когда с ней расправились, загнивающий капитализм занял это почетное место. Что же касается братских народов – их всех мы любили и не обижали. А что к евреям было такое отношение, так сами виноваты, нечего было шпиёнами американскими становиться, тогда и проблем бы не было. Короче, сам дурак.

А теперь давайте начистоту. Печальная, конечно, у Константина Левина жизнь получилась, что и говорить, но еврей он или нет – это дело десятое. Такие были времена. Просто представьте на его месте абсолютно русского Левина Константина Ивановича. Мог бы он прожить такую же полную печалей и несправедливостей жизнь? Мог. И не просто мог бы, а проживал. Тысяча Ивановичей проживало такую жизнь. Не национальность, так «добрый» сосед вполне могли услужить так, что не то что работу найти было нельзя, на ПМЖ в лагеря переезжали с билетом в один конец, и судьба у них была такая, что иному еврею и не снилось. И это из истории уже моей, абсолютно русской, семьи. Конечно, еврею легче было попасть в жернова сталинской системы, но, откровенно говоря, не намного. С таким характером, как у Константина (очень правильным, я считаю), вообще было легко заиметь себе всевозможных проблем в то время. Чтобы выжить, надо было быть или очень незаметным, или очень «правильным» по тем меркам. Константин же был Человеком Мыслящим и Справедливым. Именно таких и истребляли. Вот и весь сказ.

«Свежо предание» - мой первый роман у Грековой, хотя уже и в ее малой прозе был виден настоящий талант художника человеческих душ. Но именно здесь писательница по-настоящему показала всю палитру ярких красок, точных мазков и красоту своего рисунка. Каждая сцена жизни героев получилась такой реальной, как будто читатель самолично ее наблюдает, присутствует где-то за спиной персонажей. Знакомые лица, знакомые характеры, знакомые судьбы. Столько историй на тему непростой жизни в Советском Союзе было рассказано. Но вот на ладошке целой страны четко проступила линия судьбы одного-единственного человека, олицетворяющего в себе каждого и никого конкретно, линия судьбы Константина Левина. Так было. Так есть? И будет ли так?"

"Гениальная книга.
И одна из немногих в моей жизни, заставивших меня плакать.
И дело не в том, что я крепкий орешек и отличаюсь особой душевной стойкостью; все с точностью до наоборот. Но мне не так часто попадались книги, достоверность и пронзительность которых настолько велика, что судьба героя способна вызвать настоящие слезы.
Поразительно, но после того, как я закончила читать, меня остаток дня не покидало ощущение беды, случившейся с близким мне человеком. И все потому, поняла я, что Костю Левина я все это время воспринимала как живого человека, не менее реального, чем все мои знакомые, и даже более близкого.

Это очень нетипичная книга о сталинизме. Нет привычных ужасов, липкого страха, сжимающего кольцо вокруг человека, круговой поруки и ночных арестов. Обычная жизнь обычных людей, в которой эпоха существует в такой же мере, как существует она и в нашей - фоном, касаясь каждого по-своему. Люди - вот, что по-настоящему важно, нет ничего важнее. И тоталитаризм страшен именно тем, что он мешает людям жить, отнимая то, что в этой жизни только и составляет счастье человека: семью, свободу, творчество, в конце концов личность.
По-настоящему сильной эту книгу делает то (не считая того, как Грекова описывает людей, но это в целом свойственно ее книгам), что её автору хватает здравого смысла не фонтанировать эмоциями. Говоря словами из книги же, "нет злее пародии, чем цитата", и нет более тяжкого обвинения сталинизму, чем простое безоценочное изложение фактов. Не сразу, но зато до конца становится понятным авторское предупреждение на первой странице: "Все газетные цитаты, приведенные в книге, - подлинные". Торжество маразма. Замордованная воля. (Это название одной из глав солженицынского "Архипелага" не раз и не два вспомнилось мне в процессе чтения).
А как великолепно показано душевное убожество антисемитов (читай: националистов), тех, кто нисколько не смущаясь, использует в речи мерзкое слово "жид"!
Обо всех событиях в книге повествуется максимально просто и буднично - без нагнетания эмоций, без рассуждений. Отсюда ощущение абсолютной достоверности описанного. И именно поэтому концовка стала для меня таким шоком, "ведь ничто, ничто не предвещало!.." Так происходят трагедии в жизни - очень буднично и немыслимо страшно.
А знаете, что меня доконало? Эпизод, в котором Костя бросает графином в солнечного зайчика. Мне он показался самым страшным в книге. Что нужно сделать с человеком, чтобы он захотел уничтожить то, что было когда-то символом самого дорогого...

...Мне кажется несправедливо узким называть эту книгу книгой о сталинизме. Она очень о многом. Прежде всего о людях. Мне хочется горячо рекомендовать ее к прочтению всем, не боясь ответственности - она того стоит..."

"Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек.
(В. Лебедев-Кумач ''Песня о Родине'')

Да-да! У нас в стране не было антисемитизма, у нас в стране арестовывали и расстреливали исключительно врагов народа, тех, кто своими мерзостными буржуйскими мыслишками пытался дискредитировать советскую власть, кто своими идеями и открытиями ориентировался на Запад. Плохого в СССР по определению быть не могло. Не было инвалидов, не было нищих, не было национализма — все это дело рук врагов народа. У нас в стране человеку дышалось вольно, видимо, от угарной свободы революции. Только ударило-то и со смаком ударило и тех, кто эту революцию делал, кто наивно полагал, что кровью и насилием можно ликвидировать национализм, как в книге родители Кости Левина верили и шли к светлому будущему — при советской власти не будет национальности, все будут равны и все будут ''советскими''. Наивность в кубе...

Можно долго и со вкусом писать о том, что это книга о дружбе, о любви, о судьбах, но на самом деле это книга о той мясорубке в которую попадали обычные люди, которые просто жили, просто работали и их перемалывало — жестко, безжалостно, бездушно и подло. Тому поколению пришлось пережить жуткие и страшные годы голода, потом волна репрессий 37 года, потом годы войны и вот, казалось бы, всё позади: монархия свергнута, свободы достигнуты, враг повержен — живи и радуйся. Однако, нет. Этого мало, будем искать врагов народа, давить проклятых гадов, душить, бить и расстреливать. Стукачество, подхалимство...Страшно, жутко, плакать хочется, когда вспоминаешь и записи с процесса Бродского, и эти монстроподобные речи с партийных собраний:

Только панический страх иделогов империализма перед пролетарской революцией мог породить такое ублюдочное создание псевдонауки, как кибернетика!

Имели место многочисленные факты политеческой бесхребетности...

Хроника ТАСС сообщает о разоблачении гнусной шайки шпионов и убийц, орудовавших под маской ''людей науки'', профессоров и врачей...

Как ничтожных козявок, раздавит жалкую шайку презренных предателей родины советский народ-богатырь.

И.Грекова удивительный автор; безусловно, её проза — женская. По-настоящему женская, качественная проза, без истерик, чрезмерной эмоциональности и витиеватости слога. Её проза немного суховата, чуть отстранена, но каждое слово бьёт точно в цель. Она из общего выводит частное, из частного создаёт общее. Частная жизнь двух евреев-революционеров: Веры Бергман и Исаака Левина, — выведена из общего числа таких же яростных юных революционеров, идеалистов. Их сын Костя, чисто и искренне верил в их идеалы: ну подумаешь, выселили за пределы Ленинграда соседа-немца — он же немец, а немцы враги, пусть даже и нравится Генрих Федорович Косте... Только там, на вокзале, встречая сестрёнку, увидев людское горе и опустошение на лицах раскулаченных, Костя понял, что враги — такие же люди, как и он. Они — люди. И потом, стакиваясь с обидным ''жид'', приходит понимание, что ''еврейский вопрос'' совсем не снят. Пройдя практически все круги ада, кроме ареста, вышулушив, как зернышко, истинную правду — люди ломались. Навсегда. Бесповоротно. И частная жизнь Кости и его семьи вливается в то общее катастрофическое прошлое от которого сейчас волосы дыбом встают. История страны, история людских судеб, которые нужно знать, чтобы не повторялось в будущем. Однако, повторяется. Сейчас. Уже в наше время. В нашей стране.

Книга была написана в 1962 году. Смело. Честно. Сухо. Глядя правде в глаза. Без излишнего пафоса. Просто правда. Чтобы не оставалось иллюзий.
Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек"

"Какая трагически трудная книга. Ком в горле и невозможность подобрать подходящие слова.
Страшно от того, что история о простых, хороших, честных людях. Они не были предателями, саботажниками, диссидентами. Они верили партии и правительству и работали на благо своей страны. Они не могли иначе, потому как были ровесниками Октября и родители их стояли у истоков новой жизни.
У Кости Левина было замечательное детство, благодаря чУдной, милой маме. У него были трудные школьные годы с предательством отца и грудной сестричкой на руках. И была сложная юность с арестом и смертью отца и требованием отречься от врага народа. А потом молодость с фронтом, блокадным Ленинградом и осознанием того, что сестра и молодая жена на оккупированной территории...
Но это всё понятно. Это больно, невозможно, но так было у всех. Война — это смерть, потери и слёзы.
Но вот дальше-то... Вот это и не укладывается в голове! Больно и горько. И очень жалко всех..."

"Я все-таки не смогу написать отзыв на эту книгу. Пыталась несколько дней что-то сформулировать и более-менее связно оформить, книга-то флэшмобная. Но не сложилось....
Для меня она оказалась из тех книг, которые читаются залпом, взахлеб, не отрываясь. И если начать тут рассуждать о ней, то наружу попросится слишком много личного и, скорее всего, лишнего. И уж точно спорного. А спорить о ней я бы хотела меньше всего.
Эта книга о жизни, она, как сказано в аннотации, о "тех, что "делали революцию", а потом прошли все испытания, выпавшие на долю человека в XX веке". Она написана сильно и правдиво. Её больно и горько читать. И все время в глубине сознания маячит один вопрос - за что? За что ты так, страна родная, к детям своим?
Все, я не буду больше. Это как раз то, о чем не хочется рассуждать и спорить. Но только во время чтения в голову упорно лезла прочитанная когда-то фраза - "Гвозди бы делать из этих людей,крепче б не было в мире гвоздей!" Потому что я не могу представить, у меня просто не укладываетсяв голове, КАК может человек выдержать такое, снести и вытерпеть. И продолжать любить и прославлять!
Великолепная книга! Трагическая, трудная, жесткая и даже жестокая порой, горькая и правдивая."

"Дочитала, а до сих пор ком в горле. Очень тяжелая книга, хоть и написана она легким, прекрасным, по-настоящему русским языком. Тяжелая, потому что невозможно не проникнуться судьбами ее героев, не пропустить через себя их боль, не разделить их скорбь, не примерить на себя их душевные раны. Казалось бы, ну сколько еще испытаний нужно свалить на человека, пережившего смерть матери, уход отца, блокаду? И вообще, сколько может вынести человек, где его предел прочности? К сожалению, большинство героев этой книги собственная страна испытала на эту самую прочность от и до. Вообще, не хочется писать о сюжете, он и так более-менее ясен из аннотации. Да и немало на эту тему написано и прочитано, но у И.Грековой получилась какая-то особенная книга. Очень личная, написанная в доверительном тоне, но в то же время деликатная, не заигрывающая подглядыванием в чужое окно. Книга, заставляющая плакать, но не надрывная, не пытающаяся выдавить слезу во что бы то ни стало. Книга трагичная, но хранящая в себе такие теплые описания счастливых дней, что невольно начинаешь улыбаться. Жаль только, что улыбка выходит горькая, ведь все равно догадываешься, что мало радужного ждет впереди.
Это очень хорошая книга. И (каждый читающий поймет это ощущение) очень "моя"."

"Господи, как страшно это читать. Страшно от этого бессилия. Вот когда читала "Процесс" Кафки, он меня не трогал, а герой скорее раздражал своей апатичной бездеятельностью, я не верила происходящему. А тут - понимаешь, что все взаправду, что это по-настоящему страшно. Самое страшное приносят не сверху - сверху лишь дают легкий намек, в какую сторону всем изображать ветер. А вот то, что на основании этого делает толпа, то самое пресловутое "большинство", такие же вроде бы еще вчера простые смертные, как и ты - на следующий день превращаются в толпу палачей, а через день - в стаю стервятников. А повод... повод всегда найдется. Не захочешь быть с большинством - непременно найдется, угу. Учитывая, что происходит в наше время, когда опять слышны отголоски и намеки на то самое - и еще виднее реакция толпы, потому что сеть - делает всех громче.
В общем, я отвлеклась. Как всегда у Грековой - вроде бы простые жизненные истории, простые, живые люди, со своими мечтами, идеалами и стремлениями. С не самой простой судьбой. Которые могут пережить много, очень много. Но которые - живые, и тоже могут сломаться. Потому что не роботы, а люди. Пытающиеся следовать своим мечтам и идеалам. И до последнего отказывающиеся верить в то, что происходящее - и правда происходит, что это не кошмарный сон, не чья-то ошибка, и не бред сумасшедшего."
Tags: 20 век, Гулаг, Россия, СССР, война, исторический роман, политика, расизм, рекомендация, русский язык, семейная сага
Subscribe

  • Хелена Пайздерская

    Хелена Янина Пайздерская, урожденная Богуская (16 мая 1862 - 4 декабря 1927) - польская писательница, поэтесса, переводчица. Родилась в Сандомире…

  • Четверг, стихотворение: Эрси Сотиропулу

    Αντο εἰναἰ ένα ποἰημα Это — стихотворение Эрси Сотиропулу [Έρση Σωτηροπούλου] родилась в городе Патры в 1953 году. После путча чёрных…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments