Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Елена Минкина-Тайчер, проза и сопромат

Нет, не хочу Рахели! Слишком грустно быть одной из жен, лежать без сна в холодной кровати, знать, что его щека прижата к чужой щеке и сонная рука лежит на чужой груди...
Пусть лучше Лаура! Чудесная Лаура в белом платье и облаке кудрей, недоступная хохотушка и прелестница. Не спи ночами, умирай от восторга, всю жизнь мечтай коснуться моей руки... Нет, что-то мне не хочется платонической любви на всю жизнь. Помрешь от скуки.
Тогда Кармен? Лара? Настасья Филипповна? Какие глупости!
Давай ты просто будешь спокойным и добрым...


Сие стихотворение в прозе меня и спровоцировало на покупку изящного, но увесистого томика под завлекательным заглавием "Эффект Ребиндера". Профессор Ребиндер - реально существовавший советский учёный, и сдаётся, что у многих персонажей есть прототипы. В целом это такая энциклопедия повседневности советского интеллигента. Как в походы ходили и пели у костра, как детей растили, как трудились, как отдыхали, как влюблялись, как предавали. Странно сознавать, как далеко всё это ушло и уже более не вернётся.

Однако есть и нечто, никакому времени пока не подвластное. [О гендерном вопросе, осторожно, спойлеры]Мужчины у Минкиной-Тайчер - это такие легкокрылые зефиры-оплодотворители. Они восхищенные и восхищённые, вдохновлённые и вдохновляющие, воздушные, к поцелуям зовущие, они парЯт, но не парятся. Сквозной герой, Лёва - тот вообще перепархивает из объятий в объятия, а законная супруга только улыбается: нельзя же, чтобы и хорошее, и только моё. Залог счастья - неприхотливость. А остальные герои-любовники каковы: двадцатилетний парнишка с Эдиповым комплексом, идеалист-комиссар со своим колхозным парадизом... Попадётся ответственный и толковый - обязательно умрёт от неизвестной болезни. Они улетают к новым высотам или гибнут, эти мужчины, а женщины остаются убирать наваленные кучи не скажу чего, растить малышей и декламировать им наизусть Пушкина.

Ещё хотелось бы затронуть чувствительную тему, которую периодически замечаю со времён "Синдиката" Дины Рубиной. [О национальном вопросе, осторожно, спойлеры]Евреи в "Эффекте" изображены... ну, помните старый анекдот: арена цирка, мгновенная тьма, прожекторы, барабанная дробь, шпрехшталмейстер объявляет "Смертельный номер - человек-еврей!" И вот персонажи-евреи у Минкиной-Тайчер всегда немножко на арене. Талантливые, яркие, творческие, в вечном движении, они рвутся из прозаического советского застоя, ничего общего, по большому счёту, с ним не имеют. И для сравнения русская семья. Мать - наседка, которой мозги заменяют зазубренные с детства поговорки и пословицы. Отец - куркуль; даже его доблестный поступок окрашен в неприличные, грубые тона. Дочь Оля - серая мышь, вечно в тени то подруги, то мужа. Не вырви её этот последний из болота родительской семьи, посейчас бы там квакала. Володя.. о, Володя! Карьерист, невыносимый пошляк, отвернулся от жены, потому что она всего-навсего дочь сельской училки и внучка уборщицы. Зато когда у неё обнаружилась родня во Франции, тут же полюбил обратно. Не сочтите меня великорусской шовинисткой - не с моим носом быть великорусской шовинисткой - но факт остаётся фактом.

Роман уже стяжал определённую популярность, вошёл в лонг-лист русского Букера. Правда, что-то подсказывает мне, что высоколобое жюри конкурса "Эффект Ребиндера" не оценит: в строго литературном смысле эта семейная сага не то что вторична, а третична и даже четвертична. Но с каким колоссальным смаком, с какой, чёрт побери, заворожённостью я прочла её! Не прочла, а проглотила за день, бродя с книгой по комнатам. При этом "Зелёный шатёр" прославленной Людмилы. Улицкой, близкий и по тематике, и по времени действия, мурыжила месяц с горькими слезами. Почему? По той же причине, по какой с оптимистом легче иметь дело, чем с пессимистом. У Улицкой чистый, глубоко порядочный Миха ничего не может противопоставить наглой реальности, кроме как суицид. А герои Минкиной-Тайчер выбирают совершать поправимые ошибки.

Ведь как проявляется эффект Ребиндера? Это снижение прочности твёрдого тела (кристалла, например) при контакте с жидкой средой. А если эту среду убрать, - внимание! - прочность восстанавливается. И основная мысль романа Минкиной-Тайчер, мне кажется, в том, что для нравственного совершенствования не обязательно выдавливать из себя раба, чистить себя под Лениным или другим моральным авторитетом и совершать прочие действия над собой. Достаточно бывает попросту удалить агрессивную среду...
Tags: 20 век, 2014, 21 век, Израиль, Россия, СССР, впечатления от чтения, мигрантки, русский язык, семейная сага
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments