felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Новинка: Лайонел Шрайвер "Мир до и после дня рождения" (2007)



Год издания: 2014
Издательство: Центрполиграф
Переводчица: И. Файнштейн

Аннотация: "Спокойная, размеренная лондонская жизнь Ирины Макговерн, американки русского происхождения, иллюстраторки детских книг, девятый год разделяющей кров с интеллектуальным, внимательным, но донельзя предсказуемым партнером, закончилась в ту ночь, когда ей с необъяснимой силой захотелось поцеловать другого мужчину. Друга семьи, привлекательного, экстравагантного, страстного, непревзойденного игрока в снукер Рэмси Эктона…
Выбирая, кого любить, Ирина выбирает и свою судьбу. Какая жизнь ждет героиню, если она променяет испытанные временем отношения на яркую вспышку влюбленности? Два варианта событий развиваются параллельно. Читатели вместе с героиней как бы проживают две жизни, стараясь ответить на извечный вопрос: не вел ли к счастью тот путь, по которому мы могли бы пойти, но не пошли…"

Рецензии:

"Узнав о новой книге Шрайвер, я отложила все свои планы. В «Цене нелюбви» она яростно, с мясом срывала покровы с вопроса материнства. Любопытно было узнать, что она возьмется обличать на этот раз. На этот раз она медленно, сантиметр за сантиметром, день за днем освежевывает институт брака. Тонкими полосками сдирает с него кожу. Ничего удивительного, это же Шрайвер.

Ирина Макговерн жила спокойной семейной жизнью. Это была жизнь того спокойного сорта, который получается при стабильных отношениях среднего класса. Здоровый образ жизни, регулярный секс, интеллектуальные беседы. Очень мило. Очень стабильно. Очень надежно. Ирина – сопля, которая во всем подвластна мужу. Он – сноб, педант, консерватор, зануда, для которого лишний кусок пирога и вторая бутылка пива – это уже почти разврат. И девять лет – девять лет! – проникнитесь этой цифрой – одна и та же поза в сексе. Она смирилась с его полным контролем. Что, с кем и сколько пить (его мать была алкоголичкой и теперь он отрывается на жене), сколько быть в гостях, какую музыку слушать. Это он не одобряет, то он презирает. Да, дорогой, как скажешь, дорогой. Я. Ненавижу. Таких. Покорных. Коров. Куда муж погнал прутиком, туда она и побрела.

Ирина находится в зоне риска. В отношениях образовался застой. О новизне чувств нечего и говорить. На них давно можно собрать холмик и поставить крест. Все, казалось бы, настолько прекрасно, что можно или каждый день с умилением печь пироги, ожидая мужа с работы или завыть от тоски. Для второго варианта, как правило, нужна кочка на ровной дороге семейного быта. «Кочку» зовут Рэмси. Он привлекателен, богат, знаменит, ездит на «ягуаре» и может покупать антикварную мебель. И вот нашу Ирину на этой кочке тряхонуло. Внимание! Здесь повествование раздваивается. Одна Ирина, выкрутив руль, свернула налево. Вторая справилась с управлением и продолжила свой ясный и прямой семейный путь. Давайте понаблюдаем за ними и посмотрим, что ждет их на финише.

Я бы не назвала это миром ДО и ПОСЛЕ. Скорее получается ПОСЛЕ и ПОСЛЕ. Такая вот рогатка ситуаций с одним основанием и двумя концами. И этой рогаткой Шрайвер пускает снаряды с меткостью заправского хулигана. Одним за другим она лупит ими читателя и всё по лбу, всё в яблочко. Вот они: «нет ничего идеального», «все новое обязательно состарится», «а мне всегда чего-то не хватает: зимою - лета, осенью - весны.», «что имеем - не храним». Гадство.

Персонажи меня бесили. Все. Но Ирина высоко держала марку первенства. Из-за этого еще обиднее было узнавать в ней себя. Раздавала мысленные оплеухи по очереди. Одну – ей, две – себе. Как ни крути, а семейная жизнь похожа на прогулку по канату вдвоем. Каждый должен заботиться о балансе, чтобы не свалиться в пропасть. В этот раз семейные отношения без детей, только мужчина и женщина один на один на ринге. Вертись, как хочешь. Финал всё равно один - нокаут."

"споткнувшись о какой-нибудь камень на не совсем гладкой новой дороге, невольно закрадываются крамольные мысли - "А что было бы, поверни я налево/направо/назад?.." И всё кажется, что камней было бы по-меньше тогда, и вообще, трава зеленее по кисельным берегам молочных рек. Но это уже не проверить - время все решило, и что сделано, то сделано.

А вот Лайонел Шрайвер решила проверить. "Мир до и после дня рождения" - это история, которая начинается, чтобы разветвится на кардинально разные жизни главной героини - ДО и ПОСЛЕ дня рождения друга семьи. Июль 1997 года становится отправной точкой в жизни Ирины Макговерн, автор позволяет нам попробовать сесть на два стула сразу (ну, или попытаться сесть) - перед читателем развертываются две жизни, в одной из которой судьбоносный выбор был сделан, а в другой - благоразумие одержало верх. Само по себе наблюдение за событиями в параллельных вселенных увлекает не на шутку (я впервые за долгий период времени не смогла расстаться с читалкой даже в душе), но еще больше интереса и размышлений вызывает экстраполяция мира книги на свою жизнь, ибо все эти "если бы, да кабы" присутствуют в жизни любого из нас.
Что примечательно, финал Шрайвер не слила (да я, в принципе, и не боялась этого - в свое время ее же "Цена нелюбви" произвела на меня сильное впечатление). В конце книги разветвление уходит - выбор был сделан, и никакие шаманские методы и попытки словить двух зайцев в этом мире не проходят. Наверное, это какая-то хитрая закономерность или даже мистическая "защита от дураков", в конечном итоге:

— Так ты сделала правильный выбор?
— Да, — уверенно сказала она, чуть нахмурившись. — Я думаю, да.

Какой бы мы не делали выбор, и как бы сильно не жалели о вариациях - чаще всего (всегда?), мы делаем правильный выбор. Не самый простой и очевидный, быть может, но - ПРАВИЛЬНЫЙ. Наш."

"Все! Записываю Лайонелл Шрайвер в любимые писатели. Ее "Цена не любви" в прошлом году стала для меня лучшей книгой из прочитанного за год. Можете себе представить как я обрадовалась увидев, что издана новая книга писательницы. Конечно в любимые "Мир до и после дня рождения" не попал, но кучу эмоций и ярких впечатлений безусловно подарил. Сама задумка очень интересна, показать как, в зависимости от принятого нами в определенный момент решения, может сложиться твоя дальнейшая жизнь. Даже не только твоя, но и судьба других людей тоже изменится, все взаимосвязано.
Очень часто, в реальной жизни, хочется что-то изменить, отменить или исправить, касаемо прошедших событий. Или узнать, что получилось бы если в определенный момент поступить совсем по другому, а не так как ты сделал в конечном итоге. Есть ли возможность выбрать, стоя на развилке, более удачный, более верный путь? В книге наглядно показано, что получилось в каждом из двух вариантов развития событий. И сложно ответить, какой из них оказался лучше. Каждый, по своему тернист и труден. Приобретя одно, теряешь другое. Везде свои плюсы и минусы. И посмотреть со стороны на эти альтернативные пути было очень любопытно и интересно."

"Говоря о новом романе Лайонел Шрайвер «Мир до и после дня рождения», я совершу недопустимую операцию: разделю форму от содержания и буду говорить о том и другом по отдельности. Под содержанием я понимаю идею, ради которой, собственно, затевается вся возня, а под формой – ее воплощение, начиная от выбора героев и места повествования и до языка, которым написан роман. И если содержание еще заслуживает нескольких добрых слов, то форма – ниже всякой критики.

Начну все же с плюсов, то есть с основной идеи книги. Она хоть и банальна, но всегда актуальна и воплощена в простой формуле: каждый миг своей жизни мы делаем выбор между возможными путями ее развития, но чтобы мы не выбрали, в среднем получим одно и то же, а значит, все дело в деталях. То есть выбор надо делать ради тех бытовых, социальных, эмоциональных и прочих мелочей, из которых, собственно, и складывается сама жизнь. Эта мысль трижды (как положено в хороших сказках) явно воплощается в романе Шрайвер: один раз во всем многостраничном произведении в целом и пару раз в сюжетах сочиняемых по ходу дела главной героиней детских книжек. И все три раза (опять-таки, как и положено в сказке для лучшей усвояемости) вывод один и тот же: важен процесс, результат все равно будет один и тот же. Здесь нужно отметить один парадокс: в романе про выбор героине Шрайвер делать-то его и не приходится, автор проводит ее у нас на глазах по двум возможным жизненным путям. Интересный, кстати, прием, и единственное, за что можно похвалить форму, прежде чем начать нещадно ее громить.

С чего бы начать злопыхательство? Пожалуй, с языка. Тут, возможно, не одна Шрайвер виновата, а еще и переводчик постарался. Так вот, фразы подчас столь длинны и нелогичны по построению, что приходится перечитывать их частями, а потом еще и выстраивать эти части по некоторой человеческой логике, чтобы бузина сошлась с дядькой, пусть не в пространстве, а хотя бы во времени. Читать «Мир до и после дня рождения» безумно сложно, диалоги подчас напыщенны, пересыщены примитивными смыслами и кукольны настолько, что были бы неприемлемы даже для какой-нибудь индийской мелодрамы. Почему я еще грешу в этом на переводчика? Да хотя бы потому, что неизвестно зачем он (она, вообще-то) начал множить сущности сразу с названия. В оригинале мир (а вернее, два мира) был только «после дня рождения», а «до» там вообще не упоминалось. И зачем было добавлять? Но если бы дело было только в языке! Вот далее пойдут претензии уже только к автору.

Итак, для иллюстрации идеи о бессмысленности глобального выбора Шрайвер берет в пример жизнь одной дамы, кстати, иллюстратора, русского происхождения. Эта Ирина-Галина (такое вот двойное имя стараниями автора дала ей мамочка-балерина в память об историческом происхождении) на критический момент находится почти в десятилетних отношениях с перспективным политическим аналитиком Лоренсом, немного занудой, немного интеллектуалом, надежным, экономным, практичным. Жить бы казалось бы ей и жить с ним, да тут возникает на пути Другой. Игрок в снукер (истинно английский вид биллиарда) Рэмси, богатый, красивый, разведенный, романтичный, сексуальный. Однажды Ирина с Рэмси при попустительстве Лоренса, оказываются вдвоем празднующими день рождения Рэмси, и в ходе торжества возникает секунда, когда Ирина может поцеловать или не поцеловать явно напрашивающегося на это снукерца. И вслед за этим неясным моментом повествование, волею автора, распадается надвое, чередуя эпизоды возможных жизней Ирины с Лоренсом и Рэмси.

Как я уже сказала, в обеих ветвях жизни поровну плюсов и минусов, но они разные. Если с Рэмси в плюсах бешеный секс, безбедное существование, путешествия и деньги, то с Лоренсом – это личностный рост, интересная работа, душевный покой и комфорт. В минусах с Рэмси – жизнь в тени мужа среди разговоров о снукере и только о нем, ссоры, скандалы и никакой самореализации, то с Лоренсом – это ежедневная рутина во всем, от еды до секса, скука и постепенно взаимное отдаление. А уж о разбитых корытах, щедро выставленных в обоих финалах, я и вовсе говорить не буду. В общем «голосуй - не голосуй…». При таком раскладе все в романе могло бы получиться довольно живенько и интересно, но автор убивает любое хорошее начинание занудными подробностями, подчас в виде «развесистой клюквы» и расхожих штампов.

Шрайвер делает своих героев однобокими, плоскими куклами и некоторыми характерными фразочками и чертами, которые нормальный, живой человек оставил бы в течение пары лет, обзаведясь новыми. Про то, как обыгрывается русское происхождение героини и совсем уж смешно говорить, тут и самовары на семейных ужинах и икра с кулебякой не Рождество (кстати, а почему же было не сделать героине по два новых года, раз уж не то пошло?). А еще Шрайвер, видимо для достоверности, старательно вплетает в жизнь героев всякие политические события, от смерти принцессы Дианы до 11.09.2001. И если вы думаете, что им своих проблем мало или что обсуждения катаклизмов как-то раскрывает их характеры, то ошибаетесь. Ничего, кроме дополнительных знаков в текст и десятка страниц неудобоваримо длинных предложений, это не приносит. Частенько такие места я просто пролистывала, они как ничего не вносят в жизнь героев, так и мне для информации не интересны.

Скажу честно, я дочитывала «Мир до и после…» исключительно из уважения к автору. Ведь и «Цена нелюбви» и «Другая жизнь» получились у нее очень сильные. Но нынче, видимо, Шрайвер просто перемудрила, пытаясь сказать совершенно простую и понятную вещь каким-то особенным образом. В результате у меня сформировался и остался без ответа вопрос. Зачем?"

"Книга восхитительна. Если первые сто страниц я вчитывалась в текст и пыталась заинтересоваться происходящим, вторые сто страниц я думала, когда -же все закончится, то вторую половину книги я читала с неослабевающим интересом, узнавая в героях, их поступках и жизненных ситуациях себя и своих близких. Все мы постоянно оказываемся перед выбором и думаем о том, как- бы сложилась наша жизнь, если в тот или иной момент мы поступили -бы по-другому. Но, как история, так и сама жизнь, не имеют сослагательного наклонения. А здесь автор нам дает возможность проследить как складывалась судьба Ирины Макговерн в зависимости от того или иного выбора. И делает это с особой тщательностью, я -бы даже сказала, дотошностью, которая мне очень понравилась. Психология отношений, внутренний мир героев, мотивация их поступков, все подвергнуто тщательному анализу, который мне очень импонирует. Отношение к главной героини у меня менялось на протяжении всего романа. Если сначала она меня раздражала, то потом я ее стала понимать и принимать полностью. Так и двое мужчин, между которыми у Ирины стоит выбор, были мне очень понятны, хотя они и разные совсем. Также нравитсямысль автора, что в независимости от сделанного выбора , в каждом пути есть свое хорошее и свои трудности и испытания. Конец книги тоже очень реалистичен, нет никаких приукрашиваний, за что отдельный респект. Однозначно продолжу знакомство с творчеством Лайонел Шрайвер."
Tags: 2014, 21 век, США, новинка, психология, русский язык, судьба женщины
Subscribe

  • Emmy van Deurzen "Psychotherapy and the Quest for Happiness"

    Эмми ван Дорцен – экзистенциальная психотерапевтка, создательница собственного метода – философской терапии, основанной на…

  • Рассказ Юдоры Уэлти

    Благотворительный визит Ясный холодный день, время близится к двенадцати. Держа перед собой горшочек с цветком, девчонка лет четырнадцати спрыгнула…

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments