felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Марина Козлова "Пока мы можем говорить"

Как мне нравится это название!
Хэллоуин все ближе.

50b63707d2d4b

Марина Козлова - журналистка, писательница, поэтесса. Родилась в 1964 во Львове.
Окончила Литературный институт имени М. Горького в Москве, отделение поэзии.
В 1994 году Козлова написала повесть Арборетум - первую и самую популярную лав-гей-стори в русской литературе. Только в 2005 году состоялось полное русское издание (Киев: "Издательский дом Дмитрия Бураго").
В октябре 2010 года в российском издательстве АСТ увидел свет ее роман "Бедный маленький мир" .
Живет Марина Козлова в Киеве, работает в Киевском институте проблем управления имени Горшенина.

Marina Kozlova Poka my mozhem govorit

Год издания: 2013
Издательство: АСТ

Аннотация: "В обычном украинском городе пропадают обычные дети - уходят в школу, к друзьям, за хлебом, и поминай как звали. Обычная история? Лишь на первый взгляд.
Испанский писатель сочиняет книгу о любви мужчины и женщины. Обычную книгу об обычной любви? Так только кажется поначалу.
Основатель детективного агентства берется выполнить работу для очередных клиентов. Обычную работу? А вот это вряд ли.
В романе Марины Козловой шумят гуцульские сосны и вихрем вьется фламенко, гремит эхо Синьхайской революции и канонады Второй мировой. Все эти звуки сливаются в одну мелодию - или в человеческую речь, становятся словами праязыка, на котором говорят... обычные люди? Нет, совсем не обычные..."

Рецензии:

"Марина Козлова обладает удивительным тонким чувством слова. Читать её — удовольствие. Нет, не удовольствие даже — радость, детская такая радость от того, что из обычных, казалось бы, сочетаний слов рождается нечто волшебное, нездешнее и прекрасное.

— Вот скажите, вы читаете мои книги, а зачем? <...> Что вы там для себя находите?
— Понимаете, я, положим, люблю вязать. Из простых белых ниток хлопчатобумажных. <...> И вы любите вязать. Вяжете и вяжете, только из слов. Сначала не понимаешь, к чему эта линия или изгиб, а спустя какое-то время видишь — узор. Цветок там или целая композиция...


Марина Козлова тоже вяжет. Сложный, многоцветный узор её нового романа завораживает. Его хочется поднести к глазам и рассмотреть в мельчайших подробностях, отыскать ту самую глубинную логику соединения отдельных петелек и понять, как они складываются в тончайшее словесное кружево... Из которого плетётся сюжет — запутанный, тонущий и теряющийся в искусных переплетениях множества человеческих судеб. Потянешь за ниточку — и из цветущего Киева переместишься в душную летнюю Испанию, а потом, надеясь вернуться обратно, окажешься в небольшом шахтёрском городке, живущем странной и страшной жизнью, бросишься оттуда со всех ног — и очнёшься в Уральских горах на печально известном Перевале Дятлова... И будешь, обязательно будешь думать о том, долго ли ещё автор будет изводить тебя "недомолвками, фигурами умолчания, своими особыми авторскими лакунами, в которых смысл рябит и колышется, но не даётся..."

И чем дольше будешь читать, чем глубже погружаться в историю, тем отчётливее будет осознание — до конца, до самой последней страницы тебе ничего не расскажут и не объяснят. И даже потом, очнувшись в собственной комнате с закрытой книгой в руках, ты, возможно, так и не поймёшь, свидетелем чего тебе только что довелось стать.

Так о чём же всё-таки книга? Об одной девочке, буквально "соткавшейся" из воздуха на крыльце психиатрической клиники, и о множестве пропавших детей; о женщине, потерявшей единственного ребёнка, но нашедшей силы, чтобы согреть и спасти хрупкие души чужих детей; о юности на задворках тонущего в беспробудном пьянстве городка и о создании собственного социопространства, места для внутренней эмиграции на окраине шумного мегаполиса. О любви в разных её ипостасях — начиная с "влюбиться до рвоты, до потери пространственной ориентации, до красной сыпи на сгибах локтей" и заканчивания тихой, всепрощающей, жертвенной любовью. О таинственной касте людей и закрытом обществе со своей философией и миссией. И о языке. О языке как силе, способной проникать в глубинные пространственные и временные пласты и не менять, нет, — исцелять прошлое, извлекать веками накапливаемую боль и растворять её.

Роман, без сомнения, многоплановый и многоуровневый. Но послевкусие от него странное. Потому что ответов на поднятые вопросы Марина Козлова не даёт, тайны раскрывает не все, а главное так и оставляет внутри — под плотным, сплетённым из слов, кружевом. Видны очертания, силуэт — и ничего больше. Зато есть над чем думать. И есть о чём говорить. А говорить надо — всегда, до тех пор, пока мы это можем."

"Марина Козлова расшевелила во мне те ощущения: удовольствия - от речи и сплетения слов, сказочности, сладости. Было впечатление, что передо мной медовик, в котором десяток слоев взгроможденных друг на друга, объединены заварным кремом, кропотливым трудом, сложенных в целое и замечательное. Вот такое оставил послевкусие роман. Радости, семейного праздника, удовольствия и сказки. И конечно много-много мыслей еще.
Так о чем же книга?
Однажды, в ничем непримечательном, кроме названия Счастье, городке Украины, под Донбассом, начинают исчезать дети и спустя время возвращаться назад, "порченными".
Однажды, тихая и довольно гармоничная женщина, так и не дождалась вечером прихода своей дочери.
Однажды, девочка Таня стала анимэшницей Мицке.
Однажды, знакомый Бориса, владельца частного детективного агентства, просит узнать о секте, в которую попала его, в прошлом благополучная по среднестатистическим меркам, племянница Кдани.
Однажды, Борис, как водится, таки попадает в "секту", и знакомится со странными близняшками Сашей и Ирой.
Однажды, Анна, заведующая психбольницы, находит под дверями своего учреждения странную будущую пациентку Августину.
Множество линий Марина Козлова свела в одно, и так гармонично и чуточку вычурно это у нее сложилось, что дух захватывает, как от того Медовика. Даже захотелось бумажное издание в руки, чтобы потом погладит страницы, в спокойствии перекатывать горошины слов, где-то что-то подчеркнуть, где-то открыть и читать невпопад, ради слога.
Хорошая, хорошая книга."

"

Что это такое было?
Где я побывала?
Кто все эти люди?
Или не люди?

Приготовьтесь к тому, что когда вы возьмете книгу в руки, она станет одним большим вопросом. Она заманивает в свою атмосферу, загадочную и туманную. Вы задумывались когда-нибудь о том, что человек - не пуп земли, не единственное "разумное" существо? Мир, таким как его видим мы, не единственная реалия в романе Марины Козловой. Есть что-то из разряда потустороннего, но не совсем. Как иной мир, но он не где-то там в параллельной реальности, а здесь, среди нас. Кто нас окружает и какие у этих других существ способности?

Автор намешала в своей книге очень много всего. Разного, странного, необъяснимого. Только и успевай на ус наматывать и вникать. Тут и основатель детективного агенства, и врач психиатрической клиники, и пациенты этой самой клиники. Здесь же члены загадочного сообщества, живущие непонятно на что и занимающиеся непонятно чем. Добавим еще писателя и никак не связанные (на первый взгляд) с остальными событиями отрывки из его романа. Ну и то, что должно встать в центр всей интриги : дети, которые пропадают без единого следа и... возвращаются через некоторое время "подпорченными".

Каждая из линий сюжета открывается читателю по кусочкам. Автор искусно затравливает и обрывает каждый кусочек на самом интересном месте, причем так, что хочется перелистать половину романа в поисках продолжения, но нет... ведь перед носом новый кусочек, с долгожданным продолжением от одного из многих предыдущих кусочков. Этот прием сработал со мной на ура! Я не хотела отрываться от романа ни на минуту, с предвкушением ожидая конца, где все ниточки должны были развязаться и уложиться в один стройный ряд. И тут меня ожидало разочарование : роман "Пока мы можем говорить" без конца. Для меня лично, это один из самых больших минусов, который можно встретить в книге - когда автор дразнит читателя на протяжении множества страниц, трясет морковкой перед носом и... в итоге выдает фигу. Сегодня, перевернув последнюю страницу романа, я действительно почувствовала себя ослом, которого всю дорогу вели на приманку, так и оставив без лакомства. Я планировала поставить книге 5 звезд, но теперь разрываюсь между 3 и 4, потому что это обман, так нечестно.

В общем, готовьтесь. Если решитесь знакомиться с этой хитрющей книгой, готовьтесь к тому, что вам станет жутко интересно, у вас возникнет множество вопросов, но ни на один из них вам не дадут ответа."

"Такое впечатление, что при небольшом объеме книга сознательно не дается для быстрого проглатывания и невнимательного чтения. Но вот она прочитана, а я сижу, как пришибленная, а на глазах слёзы. Очень хочется разобраться и понять, что в ней так повлияло на меня, что заставило сжиматься от ужаса, блаженно улыбаться или вздрагивать и вдруг начинать плакать. Да, я, наверное, излишне сентиментальна, часто лью слёзы над душещипательными сюжетами. Но так обычно происходит, если что-то в этих сюжетах перекликается с событиями, случившимися в моей собственной жизни.
Эта книга для меня очень реальна. Я верю в нее, как поверила когда-то в "Бедный маленький мир". О чём она? Об этом кратко и, к счастью, вполне прилично, без раскрыия сюжета, на обложке. Пропадающие дети, книга испанского писателя, очередной заказ руководителю детективного агенства... Что связывает все эти события? К чему нам рассказывают именно о них? Вот об этом книга.
Странное, двойственное ощущение. Я одновременно осознаю вымышленность сюжета и верю в него, верю каждому герою. Я верю в любовь, которая меняет окружающую реальность. Верю в то, что если человек совершил в своей жизни что-то очень страшное и нечеловеческое, возмездие настигнет его. Верю во взаимосвзяь событий, следствий и причин. Верю в то, что на свете существуют люди, для которых зло - однозначно зло, с которым нужно бороться и его уничтожать, без всяких допущений "а если оно мне на пользу, то оно и не зло вовсе". Верю, что есть кто-то и что-то рядом с нами, среди нас, что следит и видит, как человечество планомерно пытается себя уничтожать, как уходят куда-то простые человеческие ценности, как становится проще предать и бросить, чем простить, понять и принять. И, может быть я наивна не в меру, но я верю, что эти кто-то или что-то подают нам знаки, пытаются оказать помощь, рассказать и объяснить так, чтобы понял самый пропащий... Вот только дай нам Бог услышать и увидеть, не пропустить в ежедневной спешке. Дай разум осознать и силы принять и выдержать.
Окончание истории для меня стало необыкновенным по эмоциональному накалу. Я не читала эти строки, я там была и стояла рядом. Потрясающе реальные ощущения по своей силе. Огромное спасибо за это автору. Спасибо даже не смотря на то, что все секреты Марина Козлова так и не раскрыла. Ответов на многие вопросы, во множестве скопившиеся у меня, я так и не получила. А, может быть, так и надо? Может быть, это для того, чтобы об этом дальше можно было думать, можно было говорить? Ведь не зря у книги такое название... Говорите, пока мы можем!"

" Когда человек уходит из этой жизни, он получает право создавать свой мир.

Видимо, писатели, хорошие писатели, получают это право при жизни. Марина Козлова, одна из них.
О чем эта книга? Как признается сама автор, первое произведение - "Арборетум" - было о любви и ботанике, второй роман, который я уже назвала - о любви и геополитике. Третий роман - "Пока мы можем говорить" - о любви и лингвоархеологии.
На самом деле, суть, сюжет, даже отдельные линии очень трудно разложить по полочкам. Роман многогранен, наслоен, впрочем, как и прошлый. Масса главных героев, все переплетены какими-то замысловатыми узами, перемешаны во времени. Отчаявшиеся люди, порченные дети, арви... Ангелы боли. Сумасшедшая любовь, поиски смысла, счастья, жизни...

Счастье... Я не знаю более бес... бессмысленного слова и беспощадного, да, вот точно - беспощадного. все навешивают людям лапшу про какое-то счастье. Никого не учат просто жить без этих закидонов. Вот просто так жить, без счастья, зато достойно. Каждый день.

Сложная история. Невероятная и в то же время... Марина Козлова убеждена, что простые истории может написать только человек, владеющий высоким искусством. Простые истории, которые очень долго живут. Она пока пишет только вот такие - многогранные, сложные, закрученные, сплетенные в тугой узел жанров, времен и загадок. Автор мечтает научится сочинять что-то попроще, только будут ли это ее истории? Не знаю, мне кажется, что вот то, что сейчас выходит из-под пера писательницы - это стиль. Узнаваемый, сложившийся стиль. У которого уже немало поклонников.
Лично мне нравятся книги Козловой за то, что она не дает точных ответов. Ставит в произведениях массу вопросов, а потом обрывает повествование и оставляет читателя один на один прямо над обрывом. Хочешь - шагай в пропасть, ищи там истину. Не хочешь - повернись и забудь все, о чем прочел. В очередной раз шагаю в пропасть после прочтения. Мне очень нужны ответы. Надеюсь, я их найду.

Современный человек думает, что образование - это ответы. Тогда как настоящее образование - это вопросы. Но вопросов никто не хочет, они грузят, заставляют размышлять, а это отвратительное и болезненное занятие. Мышление встречается в жизни человека так же редко, как танцы лошадей. Да... И занимает в не примерно то же место. Это не я, это Фихте сказал."

"Кажется, у меня появился еще один любимый автор.
Хотя эта книга, в отличие от "Бедного маленького мира", гораздо мрачней. Несмотря та то, что большая часть ее - про любовь, такую, от которой меняется окружающая действительность и ради которой пойдешь на что угодно. Но слишком много зла в этом мире, вполне себе рукотворного, человеческого - в такой концентрации, что неизбежно оно притягивает зло более древнее, более вечное, то, против которого нет лечения-спасения-вообще ничего нет.
И не всегда для возникновения этого зла нужны ужасы вроде концлагерей или бесчеловечных опытов над людьми. Дьявол в мелочах - даже в крохотном городке, совершенно среднестатистическом, среди самых среднестатистических жителей, среди того, что они делают с собой, друг с другом, со своими близкими. И это только кажется, что примеры не сопоставимые.
Видимо, любимый авторский прием (он очень популярен, и я этому рада - я тоже такое люблю) - когда все начинается с множества ничем вроде бы не связанных ниточек, поначалу даже путаешься немножко от бесконечных переключений между персонажами - и постепенно, неумолимо, все ниточки сводятся в одно полотно и вырисовывается вся картина. Вот, к примеру, женщина, у которой ушла в школу и не вернулась дочь. А вот мужчина, который читает книгу в странном месте, куда он вообще-то приехал по делу и почему-то задержался. А вот еще женщина, которая работает в психиатрической клинике и обнаруживает странную девушку - явно потенциальную пациентку, но что-то подсказывает, что ни под один диагноз ее симптомы не ложатся. А вот еще люди, которые вроде бы люди, да не совсем, и своя у них история, хоть и переплетенная тесно с историей человечества...
В общем, начала я читать эту книгу и провалилась в нее полностью, дочитывала в ночи в пустой квартире и было жутковато даже немного - и финал здесь хоть и закрытый вполне, но все же весьма неоднозначный, и только к человечеству остается вопрос - люди, что же вы делаете?"

"Новый удивительный мир от Марины Козловой. Он вроде не сильно отличается от привычного и живут в нем все больше люди обыкновенные. Растят детей, работают, влюбляются, лечат пациентов-психов или спиваются. Правда, нормальными в обыденном понимании большинство героев назвать трудно. Но и на сумасшедших они не тянут. Подумаешь, большое дело, занимаются люди лингвоантропологией и лингвоархеологией - мало ли на свете странных профессий! Эти арви

живут в рамках своего собственного, пока непонятного ему социума, занимаются непонятно чем и, главное, непонятно чем зарабатывают, и что характерно, не испытывают, похоже, недостатка средств к существованию. И есть в них что-то, на что он, как мальчик, купился, – редкое в наше время спокойствие, отсутствие внутренней напряженности, размеренность жизни. Или же он все это просто приписывает незнакомым и непонятным для него людям? В принципе, так может жить какая-нибудь экстравагантная аристократия – беззаботные, обеспеченные на сто лет вперед рантье, немного затворники, со вкусом обустраивающие свое внутреннее пространство. Добросердечные и гостеприимные, но не без тараканов в голове. И не без скелетов в шкафу.


Они извлекают на свет божий из-под земли ивентагены - следы произошедших в этом месте ранее событий. Причем, событий страшных и трагических - великих битв, сожженных деревень, пропавших таинственно экспедиций. И связано все это с повышенным риском, и только им под силу справиться со страшной и непонятной силой, которая с недавних пор похищает детей из депрессивного шахтерского городка под названием Счастье, в котором все взрослое население успешно и планомерно спивается от полной безнадеги. А потом эти дети возвращаются, полуживыми, "порченными", с особенным взглядом. И родители с ужасом думают - может, лучше было бы и не возвращаться!

Так смотрят люди, которые поняли вдруг, что невозможное – возможно. Но отнюдь не в том бодряческом смысле, каким наделяли это выражение советские поэты-песенники, спортивные комментаторы и прочие покорители глубин и вершин. Страшный смысл этой речевой конструкции открылся Анне во время Бесланской трагедии. Тогда Анна поняла, что ничто уже не будет как раньше и она теперь другая и живет в мире, где возможно невозможное.

Но в городе есть и другие детишки, которые даже в самой паршивой ситуации стараются глядеть веселее и не жалуются на всякие жизненные обстоятельства. И есть на свете неравнодушные и просто хорошие люди - киевский психиатр Анна, сгорающая от любви и чувства вины перед тяжело больным мужем. И частный детектив Борис, влюбившейся в девушку-арви. И умница-красавица Кдани, бросившая престижную работу и выгодного жениха. И главврач Женя со своей легендарной бабушкой - японско-китайско-советской разведчицей. Их истории и истории арви вначале идут параллельно, чтобы в финале собрать всех в одном месте, чтобы спасти детей и одержать очень важную победу.

– Они договорились с ней, – с явным трудом сказал Георгий. – Мы договорились… впервые. Значит, это был вопрос цены."

"Это просто восторг!

Причем восторг в первую очередь не от сюжета, не от персонажей (хотя и тут все очень и очень хорошо), а от прекрасного русского литературного языка. Даже мат (крайне редкий) настолько органически ложится в речь некоторых персонажей, что не вызывает моего снобского читательского возмущения. Таким прекрасным языком можно наслаждаться и наслаждаться. Например, "Он был теплой ванной для его сознания, морозильной камерой для его логики и настоящим медвежьим капканом для его драгоценного времени" - здесь речь идет о любимом писателе героя. Такое точное и красивое определение.

Странная и завораживающая смесь жанров - то грубый реализм с пьянством, пропажей детей, загниванием маленького украинского городка (абсолютно таким же, как маленькие вымирающие российские городки), то фантастика со Смертью, приходящей в образе соц. работника, с людьми, говорящими на праязыке и странным народом арви, спасающем человечество. Это образец хорошей прозы, трудно передать, насколько большое удовольствие я получила от книги. Вот уж где нет предсказуемости сюжета!

Персонажей множество, и удивительно становится от того, как переплетаются их истории, складываясь в одну сложную узорчатую мозаику. Поэтому нельзя выделить главного героя. Эта история даже не о людях, а о самопожертвовании, доброте, и о том зле, что рождается от наших дурных поступков. Ну и главное - это по-настоящему интересная книга."

"
Tags: 21 век, Украина, драма, магический реализм, писательницы, русский язык, ужасы, фантастика, фэнтези, хоррор
Subscribe

  • Фрэнсис Харпер

    Фрэнсис Харпер (24 сентября 1825 — 22 февраля 1911) — афроамериканская аболиционистка, суфражистка, поэтесса и писательница. Родилась…

  • Winson Hudson "Mississippi Harmony: memoirs of a freedom fighter"

    Уинсон Хадсон, урожденная Гейтс (17 ноября 1916 – 1 мая 2004) – американская активистка борьбы за гражданские права. Родилась в городке…

  • Emmy van Deurzen "Psychotherapy and the Quest for Happiness"

    Эмми ван Дорцен – экзистенциальная психотерапевтка, создательница собственного метода – философской терапии, основанной на…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments