felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Карла Фридман "Два чемодана воспоминаний" (Голландия)

Karla Fridman

Родилась в 1952 году

Karla Fridman Dva chemodana vospominanij

Год издания: 2004
Издательство: Текст
Серия: Впервые

Аннотация: "Впервые в России выходит роман нидерландской писательницы Карлы Фридман "Два чемодана воспоминаний". В еврейском квартале Антверпена студентка Хая работает няней в семье хасида Калмана. Все чуждо девушке в этом мрачном доме, где царят строгие порядки, но лучик счастья озаряет ее жизнь, когда она всей душой привязывается к младшему сыну хозяев, замкнутому, обделенному любовью ребенку.
Рассказывая простую и пронзительную историю девушки, писательница задается вопросами, на которые нет готовых ответов: должен ли народ хранить в незыблемости вековые традиции, чтобы выжить, должны ли дети хранить память о прошлом, искалечившем жизни их отцов?

По роману снят получивший всемирную известность фильм "Оставленный багаж" (приз Берлинского кинофестиваля, 1998 г.)"

Рецензии:

"Хорошая книга. Невозможно не принять ее близко к сердцу. История об одной девушке, родители которой пережили концлагерь, но времена уже мирные. А забывается ли весь ужас пережитого? Да и в мирное время происходят трагедии. Трагедия , которая произошла с главной героиней оставит тяжелый след в ее душе. С ней придется жить , и помнить будет она до последнего своего вдоха. Книга дает нам и вид двух концов от одной палки. Евреи есть глубоко верующие-хасиды , и есть -гои . Взаимоотношения между ними , как ни странно, оставляют желать лучшего . В романе мы видим столкновение двух сторон на уровне обычной обывательской жизни. И еще просматривается параллель отношений детей и родителей, тяжело ли избежать конфликта и что является причиной конфликта. "

"У каждого из нас есть свои «чемоданы воспоминаний», у кого-то один, у кого-то их два, а у некоторых больше десятка. И каждый сам решает, как поступить с ними. Одни, как мама главной героини – Хаи, постоянно пытаются о них забыть, отгородится от прошлого повседневными бытовыми занятиями и увлечениями, другие, как ее папа – не отпускают, хранят в памяти дорогие сердцу воспоминания, и пусть они приносят только боль и горечь, но они являются частью их души и без них жизнь не жизнь, а сплошное существование. Ведь «основа человека – прошлое». «Человек полон своим прошлым и теми, кто был рядом. Он полон словами, которые когда-то слышал, и голосами, произнесшими эти слова, картинами, которые видел, запахами, которые обонял, и руками, которых касался».
Тема прошлого не главная в данной книге, и если честно мне даже трудно определить что же в ней основное, а что второстепенное, потому что она многогранна и удивительно богата важными вопросами, на которые невозможно найти ответы.

Она о жизни евреев и уже эта тема не может быть легкой. Антверпен, 1970-годы, давно позади Вторая мировая война и ужасы Холокоста, но ее отзвуки еще можно услышать в разговорах, в поведении, и даже в жизни некоторых жителей Бельгии. Хая – молодая 20-летняя студентка философского факультета, родители, которой пережили Освенцим и которые, до сих пор пытаются, каждый на свои лад и манер, жить с этим. Она из семьи неверующих евреев, носит джинсы, пытается найти себя и свое место в жизни. Самостоятельность заставляет ее пойти работать. Она нанимается няней в семью хасидов. И столкнулись два мира – свободный в мыслях и поступках мир Хаи и мир ортодоксальных евреев, которые живут строго по законам Торы. Мистер Калман, отец семейства, считает Хаю воплощением всех грехов и пороков, и предпочитает даже не разговаривать с ней. Она же терпит такое отношение ради маленького мальчика – Симхи Калмана. Этого четырехлетнего застенчивого малыша, обделенного любовь, она полюбила всем сердцем и готова была отдать ему свою душу. «С какой радостью помогла бы я ему открыть мой мир, огромный мир за пределами тесной квартирки, короткой улицы и парка. Ему позволено видеть только Тору, Талмуд и молитвенники. А я научила бы его махать кораблям, проплывающим по Шельде. Днем повела бы его есть горячие вафли на площади Меир и смотреть кукольное представление в Погребке Пульчинеллы, а вечером – слушать игру звонаря с колокольни на Зеленой площади. Но я знала, что хочу невозможного. Симха обречен был существовать в пространстве, ограниченном двумя тысячами библейских локтей…» Полюбив этого мальчика, она захотела как можно больше узнать о мире в котором он жил и который был совсем ей незнаком. Хая начала ночами изучать богословские труды, молитвенники, книги пророков, разные документы и конечно же Тору. Это ей давалось нелегко. На множество вопросов у нее так и не нашлось ответов – кто сотворил жизнь на Земле, кто такой Бог и почему евреи так преданны Ему, если Он допустил Холокост, почему они не хотят приспосабливаться к современной жизни и готовы терпеть издевательства, ненависть и презрения других, лишь бы сохранить свои традиции и оставаться самими собой? Разобраться в сложных вопросах ей помогал удивительный по своему характеру и жизненному опыту дядюшка Апфелшнитт. Из этих диалогов я узнала много интересного и неизвестного мне о истории еврейского народа, об их традициях, о мире хасидов и об их религии.

Эта история закончилась также неожиданно, как и началась. Крохотная по объему, но глубокая по содержанию, она проходится лезвием по сердцу. Невозможно не проникнуться жизнью героев этой книги и остаться равнодушной к их проблемам и трудностям."

"Как бы мы не хотели, но нельзя отбросить прошлое, забыть, не извлечь из него уроки. Есть прошлое, которое касается миллионов; есть прошлое, которое важно только для одного или нескольких людей; есть личное прошлое, миллион личных прошлых, составляющих часть мировой истории.
Это я опять про Освенцим, войну, гетто и Холокост. Во многих книгах на послевоенную тематику о евреях авторы показывают ,что люди, после пережитого, пытаются жить как все, выдавать себя за людей, с которыми ничего не произошло. Но не получается, не получается, слишком рана глубокая, да и шрам все никак не заживет. Родители главной героини как раз с такими "шрамами". Разгоревшийся небольшой конфликт "отцов и детей" приводит к тому, что дочь решает жить одна, учится на философском отделении университета и подрабатывает на нескольких работах. Судьба заносит ее в еврейскую семью с ортодоксальными взглядами. Хая, главный персонаж, становится нянькой, всем сердцем прикипает к мальчику Симхе. Постепенно ее взгляды начинают меняться, изменяется отношение к религии, к родителям и жизни.
Книга оставляет грустный осадок. Ничего не бывает просто так. Все происходит благодаря чему-то или вопреки чему-нибудь. Буду смотреть сегодня экранизацию книги, должно быть достойно."

"За простыми сюжетными перипетиями просматривается вся трагедия еврейства. Перед героями возникает дилемма: оставаться ортодоксальным иудеем и быть изгоем, непонятым, выделяться из толпы (лапсердак, пейсы), или ассимилироваться, отбросив весь традиционализм. Но, если ассимилироваться, то придется забыть свой язык, свою веру и традиции, что передавались из поколения в поколение.

Со времен Просвещения евреи делали все, чтобы ассимилироваться. Мы позволяли крестить себя и меняли наши имена. Мы постоянно отрекались от собственной земли или, по крайней мере, демонстрировали это внешнему миру, потому что дома большинство из нас оставалось евреями, неизменными, как традиционный куриный бульон с клецками из мацы. Мы страдаем болезненной нерешительностью. Кто или что мы на самом деле? С точки зрения мира мы мерзавцы, в наших собственных глазах — пророки и святые. Мы хотели бы уничтожить впечатление о нас, как о мерзавцах, но не смогли отказаться от претензий на святость. И пока мы топтались в нерешительности, явился Адольф Гитлер, чтобы принять решение за нас."

"

Ной не зря должен был взять с собою в ковчег по паре от всех животных, птиц и скота. Потому что каждый вид имеет своё предназначение на земле. Если хоть один исчезнет, творение будет неполным. Так же и с людьми. У каждого из нас своё предназначение, но мы сидим в одном ковчеге. Не стоит больших усилий любезно ответить соседу, когда он с тобой заговорит. Здорово было бы, если бы все мы, такие разные, протянули друг другу руки. Только так и можно пережить потоп.



Одна из самых неожиданных книг, прочитанных мною за последнее время. Я даже не могу толком обосновать, чем же она зацепила, но есть в ней что-то такое неуловимое, как те самые два чемодана воспоминаний, которые старается найти отец главной героини.

Казалось бы, сюжет прост: студентка философского факультета устраивается няней в еврейскую семью в бедном квартале Антверпена и привязывается к одному из детей, который по сути является изгоем. На самом же деле всё гораздо сложнее и чуть ли не каждая персона вплоть до самого еврейского народа на деле выходит этаким лишним звеном. В семье не любят ребёнка, в доме не любят семью, в городе не любят целую нацию.

При этом действие разворачивается на фоне последствий Второй мировой войны, что само по себе обостряет ситуацию. Как забыть ужасы всего происходящего? Кто-то ударяется в философию, кто-то занимается семейным бытом, а кто-то хочет найти частицы прошлого, несмотря на все его ужасы.

Вечный страх, ненависть, неумение находить общий язык, - пожалуй, всё это характеризует отношения героев. Каждый как бы сам по себе, но при этом ему приходится ассимилироваться к миру, обстоятельствам и окружающим людям. Печальная и удручающая картина.

По книге был поставлен фильм "Оставленный багаж", получивший приз Берлинского кинофестиваля. Боюсь, он будет столь же тяжёлым, но хочется увидеть экранизацию."

"Есть такие книги - не плохие и не хорошие. Просто книги, которые автор пишет настолько от себя, что чувствуешь поток "личного". Они просты, тихо-эмоциональны. Они просто есть.И не хочется их ананализировать, раскладывать и рассматривать. Их можно почитать. Прочувствовать или пройти мимо. Но оценивать, по мне, тут нечего. Как нельзя обсуждать чью-то жизнь, которая не принадлежит вам. Это было, есть и будет. Это жизнь, то простая, то сложная, как человек. Ведь это он её такой делает. Мы - это мир. Мы - это война. Мы - это добро и зло. Полный калейдоскоп."
Tags: 20 век, Нидерланды, Холокост, взросление, идентичность, нидерландский язык, писательницы, подростки, психология, русский язык, экранизация
Subscribe

  • Вера Гедройц

    Уважаемые читательницы, дудл сегодня видели? Всем рекомендую пост о биографии Веры Игнатьевны: https://fem-books.livejournal.com/1210822.html…

  • Стефания Хлендовская

    Стефания Хлендовская (18 апреля 1850 — 7 марта 1884) – польская писательница. Сведения о ней довольно скудны, даже портрет не удалось…

  • Марыля Вольская

    Марыля Вольская (13 марта 1873 — 25 июня 1930) — польская поэтесса и писательница из Львова. Писала под псевдонимом "Иво…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments