felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Мария Елиферова "Смерть автора"

Ну что ж, продолжу писать о вампирах и Дракулах, эта книга кажется - судя по рецензиям - гораздо интереснее, чем книга Костовой, и гораздо интеллектуальнее (при это ее аннотация меня просто убила).

Mariya Eliferova Smert avtora

Год издания: 2007
Издательство: Гаятри

Аннотация: "Комбинация "роман-шутка аспирантки филфака" + "стилизация под британскую беллетристику начала XX века" + "вампиры" не сулит ничего, кроме неизбежного похода к мусоропроводу, однако, по первой же странице "Смерти автора" становится ясно: перед нами исключение из правил!"

Рецензии:

"Изящная литературная мистификация, вложенная в другую загадку и обрамляющая собой третью. Филологический роман. Со всех точек зрения. Написано литературоведом, но как-бы и не написано, а найдено в неожиданно всплывшем на свет архиве (ах, этот излюбленный романистами XIX века прием). Богатейшем, к слову. Который всего-то и нужно было перевести-причесать-подготовить к публикации.

Ручаться за подлинность документов архива мы не можем, примите как данность. Гарантировать честность, непредвзятость и психическую адекватность авторов-персонажей не можем тоже. И это еще одно условие игры. Пишут здесь все, кроме героя. Письма, дневниковые записи, газетные заметки, выдержки из исторических инкунабул. Очарование опубликованного семь лет назад романа еще усиливается магией столетия. ... Так вот, об ассоциациях, необходимость наполнения текста содержанием собственных ума и сердца читателя - ключевое понятие постструктурализма. Если кто не знает, как до недавнего времени не знала я, это метод культурного анализа, возникший в конце прошлого века. Имевший одним из постулатов нерассмотрение автора, его биографии и мотивов в разговоре о литературном произведении.

Столь подробно сейчас, оттого что название романа недвусмысленно отсылает к эссэ Ролана Барта, одного из основоположников. И с этих позиций стоит глядеть (так больше смысла найдешь и больше удовольствия получишь, однозначно). Среди отметившихся на страницах романа, много дорогих читательскому сердцу имен. Вирджиния Вулф, Сомерсет Моэм, Герберт Уэллс, косвенно Мирча Элиаде. И все они как-бы участвуют в событиях.

Сослагательное "как-бы" очень резонирует с содержанием. Был нашумевший, неожиданно успешный роман посредственного немолодого драматурга. Героем которого выведен демонический тип. Дракула-не Дракула, но некто близкий. На рубеже столетий интерес ко всякого рода сверхъестественному усиливается (замечено давно и не мной). Мирослав становится фигурой культовой. Спустя десять лет, дабы подогреть интерес читающей публики к переизданию, автор представляет человека, служившего прототипом.
И тут начинается чертовщина. Но об этом лучше расскажет автор. Я слишком предвзята в силу давней очарованности. И рада, что роман перевели на итальянский."

"Мое стопроцентное убеждение, что автор этой книги получал огромное удовольствие от написания в полной мере, для меня отгадка книги – именно в этом. С некоторой долей (хорошей) зависти, думаю, что автор – не просто очень образованный и чуткий филолог, но и большой шутник. Опустим заявленную стилизацию, иронию по отношению к жанру (который определен как филологический триллер), аккуратный стёб в сторону столь привлекательного в глазах человечества вампиризма, любуешься тем, как и из чего Мария строит свою книгу. Содержание указывает следующие части: Пролог + три книги с говорящими названиями «Писатель, читатель, герой», «Ошибка Дороти Уэст», «Эминович недоволен» и Послесловие редактора.
Фокус номер один: автор книги «Смерть автора» выносит себя и свой голос в послесловие редактора, в конце которого ставит своё настоящее имя. Позиция занята, но отгадки еще далеко.
Фокус второй: Каждая из глав (книг) не только ступень в раскрытии главной интриги, но и способ раскрытия: первая книга – собрание газетных вырезок, публичных и личных писем, интервью; вторая – личный дневник умалишенной девушки, болезнь которой ставится основной загадкой в книжной реальности, за которой сокрыта для «обитателей» того мира. Т.е. читатель заявлен более умным, чем действующие в книге герои. Он быстрее приходит к отгадке. Третья книга – снова личные записи, но уже несколько иного свойства. Иностранная студентка Ингрид Штайн в отличии от Дороти документалист, четко фиксирующий (фактически протокольно) события.
Фокус третий: в соотнесении второй и третей книги. Ошибка Дороти в том, что она, приняв на веру невероятное – отнеслась к нему излишне серьезно; промах Ингрид в том, что, принимая серьезно тоже невероятное, очень легкомысленно решает сражаться с Эминовичем самостоятельно. А самый обаятельный образ во всем этом – (по воли ли автора) выходит Эминович.
Фокус следующий состоит в том, что автор, играючи, используя для своих целей превосходный язык и разнообразные литературные приемы, мифологизирует образ главного героя. Миф красиво вписывает в рамку многочисленных тем, которые отвлекают читателя от сюжета не более, чем виньетки на обрамлении. Чтение – увлекательное само по себе, затягивает еще тем, что автор приглашает читателя (не напрямую, не обольщайтесь) к сотворчеству, при этом вполне уверено проводя его через все (им же подстроенные) ловушки. Вот тут он действительно становится редактором нашего чтения, освобождая себя от обязанности вести повествование, оставляя при этом свой голос центральным эхо книги.
Книга, написанная с удовольствием – сама дарит стопроцентное удовольствие при чтении. Сюжет не пересказываю – это нужно читать."

"Писательница использовала отличный ход – её книгу как будто бы пишут современники героев, отчего возникает иллюзия достоверности. Роман состоит из газетных вырезок, дневниковых записей, писем и так далее – в конце книги нам объясняют, что это, на самом деле, архив одного из героев. Герои узнаваемы, но всё-таки это герои, а не реальные персонажи, поэтому с ними происходят разные мистические приключения. Автор, о смерти которого сообщается в названии (и в первой же информационной заметке, с которой начинается роман) – это Брэм Стокер, в книге поименованный Алистером Моппером. Его знаменитый роман «Мирослав боярин» (более известный нам как «Дракула») обсуждают всякие литературные деятели и журналисты – умные и не очень, неумных больше. Поэтому в какой-то момент прототипу главного героя, настоящему Мирославу, надоедает вся эта болтовня, и он заявляет о себе - тем более, что и Моппер вывел его в своём романе каким-то романтическим злодеем, тогда как на самом деле это подлинное чудовище, каких в 19 веке уже не делали.
Было подозрение, что автор в конце нам скажет, что Мирослав – это и есть Джек-Потрошитель, но на это ни намёка, и вообще всё как-то непредсказуемо, хотя стилизовано под детективный роман начала века."

"Начитавшись всяких интересных рецензий, решила я эту книгу все-таки купить и, признаться, сначала жутко, чудовищно разочаровалась. Первые главы - слабый ремейк "Дракулы" Брэма Стокера: Алистер Моппер написал роман "Мирослав боярин" ("Дракула-воевода", угу), полностью повторив сюжет упомянутой выше книги, герои те же, только названы по-другому. Форма романа (не Моппера, а Елифёровой) также повторяет форму "Дракулы" - полностью: те же газетные заметки и статьи, дневниковые записи, только что ни одной телеграммы.
В общем это не просто рассказ в рассказе - это настоящая свечка в зеркальном коридоре! Елифёрова пишет роман о Мирославе Эминовиче - прототипе главного героя романа Моппера, который пишет на самом деле "Дракулу". По ходу действия выясняется, что события, описанные в "Дракуле" Стокера, - это вторая жизнь Мирослава. Первая его жизнь - среди мадьяров и турок, где ему отсекли голову и порубили тело на куски. А третья - вот сейчас (1913 год, Англия, Лондон). Послесловие "редактора" вселяет всамделишное сомнение в том, что все это выдумка и мистификация, хотя вроде бы говорит совсем об обратном...
В прологе романа заметкой Times нам сообщают, что скончался писатель Алистер Моппер, автор знаменитого "Мирослава боярина". В кармане его найдена записка, подписанная неким М. Дальше действие начинает раскручиваться из прошлого и закончится в той самой точке, где началось. Образ главного злодея выведен разными красками и, читая о нем, чувствуешь себя маятником: от ненависти и отвращения до жалости и любви - краткая фаза полета. Вместе со мной на этом маятнике маются прочие герои книги: не верят и отрекаются или верят - влюбляются, сходят с ума, погибают...
Тройная рамочная композиция поначалу вносит в голову сумбур, - зато об этом очень увлекательно рассказывать :) Филологический триллер Марии Елифёровой удался."
Tags: 21 век, Россия, исторический детектив, мистика, постмодернизм, русский язык, стилизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments