felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Джулия Оцука "Будда на чердаке" (2011)

tumblr inline nbym5e Zz Uj1r5brgy

Dzhuliya Otsuka Budda na cherdake

Год издания: 2013
Издательство: Азбука
Серия: Азбука — бестселлер

Аннотация: "Это история японцев в чужой стране. Герои сталкиваются с одинаковой проблемой: им нужно войти в чужой мир и сделать его своим, нужно выучить новый язык, приспособиться к новой культуре и осознать, что их дети, родившиеся в Америке, отринут и своих предков, и свою историю. Это рассказ о переселенцах, неожиданно ставших чужими и для соседей, и для друзей, когда разразилась война. Это рассказ о том, что значит жить в Америке в неспокойные времена. Это повествование о людях, которые внешне невозмутимы, хотя в душе бушует буря.
Американская критика поставила обе книги в один ряд с такими бесспорными шедеврами, как «Повелитель мух» и «Убить пересмешника»."

Роман о группе японских "невест по фотографии", отплывших в Америку в начале 20-го века, чтобы выйти замуж за мужчин, которых они никогда не видели. Получил премию ПЕН/Фолкнера, французскую премию Prix Femina Étranger, премию Лангум за американский исторический роман, был финалистом Национальной литературной премии, Книжной премии Лос-Анджелеса и Международной дублинской литературной премии IMPAC. Назван бестселлером газетами Нью-Йорк Таймз, Сан-Франциско Кроникл, Лос-Анджедес Таймз. Переведен на 18 языков. Был назван одной из 10 лучших книг 2011 года.

Рецензии:

"Интернирование (лат. internus — водворять на жительство) — принудительное задержание, переселение или иное ограничение свободы передвижения, устанавливаемое одной воюющей стороной для находящихся на её территории граждан другой воюющей стороны или для граждан другой воюющей стороны, находящихся на оккупированной первой воюющей стороной территории, или нейтральным государством для военнослужащих воюющих сторон.

Книга поделена на два романа, объединённых общей темой.

"Будда на чердаке". Нет, нам точно никогда не понять восток. И дело не в том, что это дело тонкое. Судя по этой повести, не такое уж и тонкое.
Первая часть вообще очень абстрактная и обобщающая. В Америку плывут японские невесты, юные и не очень, наивные и умудрённые опытом. И речь идёт именно о них: обо всех сразу и о каждой в целом. Конечно же, все они надеются на лучшую жизнь, ждут романтики и чуда, которого не случится. И внутренне они это предчувствуют, но... надежда. Это то последнее, что осталось у них, оторванных от дома, от родных, от привычной жизни. Это согревает холодными ночами в тесных и душных каютах, помогает превозмочь тоску по родине и не даёт отчаяться и впасть в крайности.
Как бы там ни было, жизнь устроилась у каждой из них. Лучше, хуже, кому как повезло. Но грянула война. Первая мировая. А с нею ещё одна беда- теперь все они, враги Америки и подлежат интернированию. И вот опять приходится покидать насиженные места, прощаться с соседями, закапывать в саду ценные вещи, оставлять на произвол судьбы дома и вещи и ехать неизвестно куда.
Грустная-грустная книга. Конечно, чужая горькая история не так болит. Тут у своей хватает горя и переживаний. Но эта чем-то зацепила, возможно потому, что не такая уж она и чужая, отголоски прошлого в генах дают о себе знать.
И у каждого из нас на чердаке есть свой будда, читай надежда.

"Когда император был богом". Это трагедия одной семьи, рассказанная маленьким мальчиком. Мне кажется, эта история более раскрыта, более ранящая сердце, возможно потому, что имеем дело с конкретными персонажами.
В рассказе ребёнка боль и горечь непонимания, тоска по арестованному отцу и по родному дому. Но нет ни грамма ненависти, злобы или агрессии. Такие они, восточные люди, в гордом поклоне принимающие удары судьбы. "


"Если бы нужно было выразить суть обоих романов в одном слове, это было бы слово «беззащитность».
Как же беззащитны были сотни японских женщин – заочных жен, чьи союзы с обосновавшимися в Америке соотечественниками устроили шустрые брачные агенты.
Беззащитны перед ложью «женихов», красующихся на фотографиях десятилетней давности перед чужими автомобилями на фоне чужих домов, в отдолженных пиждаках с фальшивыми часами на цепочках.
Испуганные и измученные, плывущие к своей судьбе в тесных трюмах старых пароходов, они были беззащитны перед штормовой качкой и жарой.
Без денег и обратных билетов, они были беззащитны перед волей и желаниями «мужей», обрекших их на годы тяжкого труда и нищенского существования.
Какими уязвимыми делало их непонимание чужого языка, незнание законов и обычаев новой родины.
Спустя многие годы, названные «опасным элементом», все они - мужчины, женщины, дети – были беззащитны перед могучей государственной машиной Соединенных Штатов, вступивших в войну с Японией - их далекой, давно оставленной родиной.
Как осенние листья с деревьев, были сорваны они с обжитых мест, где за десятилетия успели наконец обзавестись домами и садиками, в которых, украшенные цветами, стояли алтари в память о предках.
Их соседи уже привыкли к японским магазинчикам и прачечным, с нетерпением ждали парада бумажных фонарей и Праздника хризантем.
Их дети уже плохо понимали родной язык родителей, но прекрасно учились в школах и мечтали о колледжах.
Беззащитные и униженные, стояли все они на сборных пунктах с маленькими чемоданами.
Да, интернирование японского населения не было столь жестоким, как известные в нашей истории депортации народов.
Да, длилось интернирование не десятилетиями - спустя три года всем разрешили вернуться, и даже снабдили билетами и некоторым количеством денег.
Спрятанные на чердаках, статуи Будды дождались своих хозяев.
Только вот чувство незащищенности и хрупкости существования уже не покинуло их дома.
Очень печальная, очень добрая книга."

"когда я приступила к чтению, поначалу разочаровалась от, казалось бы, "скудного языка": все написано крайне лаконично. Также трудно было привыкнут к тому, что в первой части книги нет главного героя, как такового. Повествование идет сразу от многих и многих людей. Допустим, рассказывая о переезде в Америку, автор всегда говорит "мы", "мы спали на соломе", "нас укачивало" и т.п. Но в этом "мы" постепенно проявлялось единство переживаний, схожесть судеб, настроения, мечтания, разочарования. И уже, прочитав несколько страниц, я начала воспринимать истории многих людей, как одну общую. И схожую, и разную одновременно. Это трудно объяснить, стоит и правда прочитать. Вторая часть книги "Когда император был Богом", уже более "художественная" (в моем понимании): уже можно проследить трех главных героев: мать, дочь и сына. И повествование идет от мальчика: он описывает их жизнь до войны, во время войны и кратко после."


"Два небольших романа, самостоятельных, но составляющих одно целое, - "Будда на чердаке" и "Когда император был богом", объединенных одной темой японских переселенцев в Америку в начале века и во времена Второй Мировой.
У первого романа интересный стиль, повествование ведется от множественного лица "мы", причем если сначала "мы" это японцы, то в последней главе "мы" - уже американцы. Первый роман начинается с приезда в начале 1900 японских невест к своим неизвестным мужьям, которые давно осели в Америки и обманули своих будущих жен и заканчивается насильственной эвакуацией японского населения во времена Второй.
"Когда император был богом", выполненный в гораздо более привычном художественном стиле, логически продолжает тему с момента переселения и вплоть до возвращения домой на примере одной безымянной семьи.
Что ж, иммигрантская доля всегда тяжела... Особенно когда страна, куда вы въехали, вдруг оказывается в состоянии войны с вашей родной страной.
И хотя обычно я предпочитаю читать об японцах в их родной среде обитания, книга была прочитана легко и за раз."
Tags: 21 век, ПЕН, США, Япония, английский язык, бестселлер, война, исторический роман, премия, русский язык, судьба женщины, этнография
Subscribe

  • Дети серого ветра, 2019

    Когда речь заходит о фем-оптике – навыке читателя замечать определённые особенности читаемого произведения – упоминают ролеполовое соотношение…

  • Фестиваль "Женский книжный"

    В Екатеринбурге, в библиотеке им. Белинского в эти выходные проходит книжный фестиваль под названием "Женский книжный". Это 11-й книжный фестиваль…

  • Порекомендуйте, пожалуйста)

    Я хочу любовных романов или же книг с сильной любовной составляющей, не важно какого жанра. Присутствуют ограничения) Любовные отношения без…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments