felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Яна Вагнер "Вонгозеро"

Yana Vagner Vongozero

Год издания: 2011
Издательство: Эксмо

Аннотация: "Uрипп. Им ежегодно болеют десятки миллионов людей на планете, - мы привыкли считать его неизбежным, но не самым страшным злом. Пить таблетки, переносить на ногах, заражая окружающих... а что будет, если однажды вирус окажется сильнее обычного и сначала закроют на карантин столицу, а потом вся наша страна пропадет во мраке тяжелого смертельного заболевания?
Яна Вагнер - дебютантrf в литературе. Ее первый роман "Вонгозеро" получился из серии постов в Живом Журнале - она просто рассказывала историю своим многочисленным читателям, которые за каждой главой следили, скрестив пальцы на удачу. Выживут герои или погибнут, пройдут ли уготованные им испытания или сдадутся? Яна Вагнер пишет об обычных людях - молодой семье, наших современниках, застигнутых эпидемией врасплох. Не обладая никакими сверхспособностями, они вынуждены бороться за жизнь в наступившем хаосе. И каждую минуту делать выбор в пользу человечности, - чтобы не оскотиниться перед лицом общей беды.
Никаких гарантий, никакой защиты, никакой правды - кроме той, которая поможет выжить."

Рецензии:

"Я прочла уже немало антиутопий, но вот про апокалипсис в современной России мне читать еще не приходилось. Наверное, сознательно избегала подобные книги, не ожидая от современных авторов ничего нового в этом направлении, а выходит зря. Книга Яны Вагнер меня приятно удивила!

Стоит сказать, что в этом произведении практически нет описания самой катастрофы. Мне показалось, что весть о том, что контролировать ситуацию больше невозможно, прозвучала подобно вести о начале ВОВ – все были поражены и поначалу ждали, что скоро все обязательно разрешится. И ошиблись. Страшновато было читать, что Москвы больше нет, что изобретать лекарство, способное победить эпидемию, больше некому, что весь мир захлестывает безумная жуткая волна смертей.

Что можно сказать о главной героине? У нее уютный дом, далеко от всех, любимый муж, с которым отношения все еще на стадии медового месяца, славный сын 16 лет от первого брака, милые привычки.
И вот всему приходит конец. Финита ля комедия.

Остается одно. Бежать. Бежать без оглядки, заставляя себя забыть о боли из-за погибших близких, вырвав с корнем жалость к погибающим вокруг людям, не слушая их мольбы о помощи, не задумываясь, что ждет впереди…

Вот только вопрос – а с кем приходится бежать? Вы точно знаете, что больше не вернетесь, а все кто останутся, просто не выживут. Положа руку на сердце, задумайтесь, а кого бы Вы обязательно взяли с собой? Кого Вам просто необходимо спасти? Кому Вы можете доверить свою жизнь, если понадобится? Ну дети, родители, мужья – это понятно. А представьте, что у Вашего мужа была другая семья, которую он оставил ради Вас, и там у него остался сын дошкольник. Как Вы думаете, захочет ли он спасти его и взять с собой? А взяв его, сможет ли оставить умирать его мать? (А она, между прочим, Вас ненавидит!) Наверное, отвечать на этот вопрос не нужно. Так что поверьте, компания, рвущаяся к спасению, соберется та еще!

А дальше побег. Километры паники. Мысль – вдруг ты болен? Вдруг ты не выберешься из бесконечных снегов и бездорожья, вдруг свои же предадут и оставят тебя умирать, вдруг расплодившиеся вокруг мародеры, настигнут и отберут жалкие пожитки, которые все же дают надежду спастись. Каждый дом, каждый железнодорожный переезд, каждый автомобиль кажется засадой. Ужас подгоняет – быстрее, быстрее! А может Вам даже придется убить кого-то…"

"Чичас, чичас я буду капать ядом и расскажу вам, как кровь во мне чуть не закипела от ненависти бурной и глубокой.

Не, не, не понравилося и всё тут!
Во-первых, стиль. Ужаснах. Пластиковый, как статьи в Космо. Но к концу получшей, видимо, писательница расписалась.
Во-вторых, ГГ - типичная ТП. О, держите меня семеро, но это невозможнож быть такой тупой, эгоцентричной, бессмысленной сукой.
Вокруг: пипец, катастрофа, жизнь кончена, все умерли, мамка заболела и умерла одна, одна, одна-одинешенька и некому было ей стакан воды подать, вытереть пот со лба, заварить чаю, обнять, прижаться, сказать: "Мамочка, я так тебя люблю, только не умирай, не бросай меня, я без тебя не смогу, пожалуйста, пожалуйста, мамуля".
Над чем страдает мадама Анна? Шо ей пришлось оставить машину свою Витару, потому как бензин у них кончился. Не, не, я отвечаю, самая пронзительная сцена в романе. Муж чувака застрелил - да пох, вокруг люди умирают - да нах. Витара оставленная - вот где трагедь, вот где Рок и Фатум.

Но тута я не права, конечно. Героиню вообще-то все люди вокруг бесят, подбешивают и вымораживают начисто. А тута исчо муженек Серега припер женку свою бывшую со своим ребенком - мальчиком-пятилеткой спасать типо от Апокалипсиса. Не, ну давайте по чесноку, меня б тоже в этой ситуации перекосило знатно. А ГГ и ваще глючит, трясет и колотит от ненависти. Но это женские, понятные мне весьма чувства. Чужие дети, дети оставленные в прежних семьях - вообще больная тема, конечно, это так. Но эта ситуация болезненная в обе стороны: ты живешь три года с мужиком и своим 13-летним сыном. И чё? Ни одного конфликта? Сын, который 13 лет наслаждался твоим вниманием, и тут какой-то чужой мужик появляется - и сразу всё пучком. Не верю.

А исчо гениальны слова бывшей жены Иры. Это ваще, ваще шыдевр: "Ты знаешь, почему он ушел?" - шипит брошенка в лицо Ани, - "У меня были тяжелые роды и я на два (!) года потеряла интерес к сексу. Вот подожди, не будешь с ним спать, он и от тебя уйдёт".
На этом месте, признаюсь, я приостанавливалась, протирала глаза, и читала по-новой. Но нет, мне не помстилось. Это чё ваще? Чё так бывает, риали?
Короче, по моему скромному ИМХУ, эта кусок текста ваще за гранью добра и зла.

Секс будем брать? Ну, хорош, хорош, чё тут скажешь. Значитца, муж утаскивает жену Аню на чердак. Под ногами - жена бывшая укладывает двоих детей, ворочается, уговаривает, поёт колыбельную, сказки рассказывает или чего ещё там. Стесняет ли это главную героиню? То шо скрип от их старой кровати услышит все в радиусе 20 км? Ну не, там примерно так: "Он поцеловал меня. И остались только мы двое. Он и я. Так же, как было всегда". Осталось токо ГГ засветится как порноэльфийке, а у мужа шоб борода встала веером, как у порногнома. Хотя, токо сейчас подумала: а вдруг там было второе дно и желание показать всем и брошенкам в частности кто тута в доме ночная кукушка?

И наконец, мне не слишком нравилось, что в центре этой книге - переживания героини. Оттого все второстепенные герои вышли блеклыми, расплывчатыми какими-то. Кроме: свекра, доктора и Витьки-водилы.
Особенно меня выбешивал образ Миши. Сын ГГ, 16 лет. Он ваще хоть слово в романе произнес? Это какую богатейшую палитру отношений можно было показать. Но нет, Витара, конечно, важней. Миша шныряет по кустам с ружьем, кругом злые люди, Аня говорит ему: "Надень шапку". Чё и всё? По-моему, эта бывшая Ира ведет себя адекватней, как волчица вокруг своего Антона выхаживает, чуть чё - глотку порвёт. А эта? Шапку, грит, надень. Я фигею.
А я вот у Фолкнера недавно читала в "Осквернители праха". Там 16-летний пацан говорит о своей матери: "...она никогда не простит ему, что он сам может застегивать себе пуговицы и мыть за ушами". Вона оно чё у мастеров-то, у гениев.
А тута Апокалипсис, все умирают, тебя за горючее кокнут токо в путь, постоянный страх, ужас, безумие, мальчик отрывается от матери, становится самостоятельным, за ружье берется, в цистерну из-под бензина лезет, а у неё одно на уме: надень, грит, Миша, шапку. Ага, и варежки не забудь.

И тут вы меня спросите, чего это ты взъелась? Может, сын от неё уж давно отпочковался, и чего за него переживать? Стрелять умеешь? Держи ружье. И шапку надень, белбес.
А вот видите, я свои чувства на героиню проецирую и это выглядит неестественно. Так и ГГ - просто механический конструкт, психологическая помойка автора. Не, я, возможно, брежу, но ведь читаешь иногда и видишь: герой - живой, автор пишет - там, к примеру, "Геннадий идёт направо", а Геннадий поворачивается и ему со страницы заявляет: "Да ты шо офанарел? Налево я иду, и никаких!".
А тут, ну, мертвечиной несет децл. Но сиё моя и только моя ИМХА.

И наконец, про плюсы: читается очень быстро, захватывающе, роуд-муви удался, это точно. Поменьше бы переживаний и жевания соплей, побольше бы действий - ваще был бы ништяк.

И не могу не упомянуть Духовный Рост героини. И случился он на середине книжке. Всю дорогу муж называет Аньку "малыш", что доводило меня до таких пароксизмов ненависти, шо прям в глазах темнело. Однако, не всё так плохо, где-то посреди пути и собственно книжки Анна говорит такая Сереге: "Не называй меня больше малыш!"
Во. Вы осознали? Читать не буду отговаривать, но и советовать не буду."

"Хорошо, что это только фантазия! Не дай Бог дожить да такого!
Я точно знаю, что никогда не смогла бы стать врачом. И хоть очень уважаю людей этой профессии, но страшно боюсь крови и различных проявлений болезней (жар, судороги, рвота, удушающий кашель и т.д. и т.п.). А еще я боюсь смерти и мертвых. Поэтому, как только начала читать эту книгу, ужас не покидал меня.
Эпидемия гриппа, против которого не спасения. Вымирают целые города: Москва, Питер, Петрозаводск... Их пытаются закрыть на карантин (не для того, чтобы помочь заболевшим, а чтобы зараза не распространялась дальше), но все усилия тщетны. И как водится: хаос, мародерство, паника...
Еще вчера у этих людей была Жизнь: уютные дома, деньги, родственники, друзья, соседи, привязанности и антипатии. Сегодня — все подчинено только одному: выжить! Выжить любой ценой и спасти своих близких и детей! Непростая компания собирается: мужчина с нынешней женой и приемным сыном-подростком, бывшая жена с родным сыном, папа - пожилой и страдающий алкоголизмом, соседи по коттеджному поселку, с которыми практически ничего общего, друзья мужа, которые так и не приняли новую жену в свою компанию. Рассказ ведется от лица нынешней жены, тридцатишестилетней женщины, растерянной от всей этой неразберихи, с ума сходящей от страха за сына и мужа, горюющей об умершей матери, срывающейся от приступов ревности к бывшей жене...
Все так по-человечески понятно, правдиво и очень реалистично. И от этого еще более страшно. А еще названия знакомых до боли мест: Новая Рига (сколько раз приходилось ездить по этой дороге!), Звенигород (тут недалеко дача у наших друзей), Новопетровск (а вот в нем родился мой муж)... И ничего этого нет???!!!
Страшная история, но ведь как захватывает! Для дебютного романа — очень и очень хорошо. "


"Прочитать качественный пост-апокалипсис - это большая удача. Обычно автора хватает на более-менее интригующее начало, а дальше он просто не знает, о чем писать, и тупо следует привычным маршрутом. К сожалению, тупо в самом прямом смысле. Репутация жанра сильно подмочена.
Тем приятнее удивление от книги Яны Вагнер, которая, очевидно, не ходит по торным дорогам.
В отличие от большинства пост-ап., здесь акцент делается не на подробностях катастрофы, болезни, распада и не на выживании в новых условиях, построении нового общества и т. д. "Вонгозеро" - как раз между ними, между смертью и возрождением, это - путь из пункта А в пункт В.

Небольшая группа людей стремится спастись, попасть в безопасное место, забиться в щель. Все остальное - устройство, быт, налаживание отношений - будет потом, сейчас главное УСПЕТЬ, пока не накрыло волной, пока не отрезаны все пути... И всю книгу они бегут: это страшно, когда не знаешь, сколько еще в запасе, что впереди и остался ли хоть один шанс.
Вонгозеро. Земля обетованная. Последний приют.
Не сорок лет, а две недели... сотни километров... не песок, а снег...

В заброшенном доме героиня нашла первый том "Хождения по мукам" - старую книгу с говорящим названием. Вполне прозрачный намек, даже для непонятливых.
Кстати, это единственная книга, которая в итоге оказалась в их распоряжении, печатный текст, по которому дети, например, будут учиться читать - никакой другой взять с собой им в голову не пришло. Забавно, правда?

Еще немного о справедливости и братстве.
Кто обычно спасается в фильмах-катастрофах? Тот, кто лучше осведомлен и лучше экипирован. Героям "Вонгозера" несказанно повезло, и у них есть шанс выжить, в отличие от большинства, которое обречено изначально. И они делают выбор: спасать самых близких и не размениваться на человечество. Единственное исключение - доктор, прибившийся на полдороге, - святой подвижник, доверчивый идеалист, неужели такие еще есть на свете?..
Остальные - просто люди, и среди них нет ни одного "чистого" образа, все - с какой-то щербинкой внутри. Обычные люди, короче говоря, такие же, как мы с вами. Это доктора наперечет..."


"Невероятно, но понравилось. Тема из любимых, но современный русский автор, да ещё и тётенька, хм, брр, пфф и прочее божеупаси.
Корни "Вонгозера", уверена, в "Противостоянии" Стивена Кинга, но это и не плохо. Благодатная тема - апокалипсис, эпидемия, все умерли, а кто не умер, выбирает сторону силы. Но если у Кинга старая добрая методистская церковь, аллилуйя, борется со старым недобрым дьяволом, попутно сманивая души пачками, здесь всё проще.
Никаких философских глубин и борьбы добра и зла. Просто женщина, её семья и её страхи. Страх одиночества, перемен, что убьют мужа, сына, что будет неустроенность и голод, и тоска по прежней спокойной жизни, и внутренняя ломка той себя, которая перестала решать что-то сама и разрешила называть себя "малыш" в свои тридцать шесть. Она инфантильна, истерична, у нее всё время что-то происходит с лицом, и его нельзя показывать остальным, она ревнует. Ну а кто бы не ревновал - это удушающее чувство, осложнённое тем, что бывшая жена и ребёнок твоего - уже твоего! - мужа будут теперь жить с вами. И по законам нового, почти военного времени, с этим придётся смириться. С тем, что твой возлюбленный однажды уйдёт в ночь, чтобы привезти свою бывшую семью. Потому что это теперь и твоя семья. Бесконечные сравнения, опасения - это так прозаично и так по-настоящему. Потому что честно.
Да, она не любит и не обязана любить чужого ребёнка, и она не любит и никогда не полюбит чужую женщину, которую приходится теперь всегда терпеть рядом. Быть бабёнкой - это так сложно, мучительно сложно. Мужчинам, кажется, проще, они не так напрягаются. А апокалипсис..ну да, эпидемия и все умерли плюс волна агрессивных беженцев, топливный кризис, надвигающийся голод, военный беспредел. Это всё тоже есть. Где-то рядом. Как обрамление. Это бесконечная дорога, которая когда-нибудь закончится, а закончится ли она вообще?"


"Современный российский автор. Роман-постапокалипсис. Достаточное количество нелестных отзывов от людей, к которым я привыкла прислушиваться. У «Вонгозера» Яны Вагнер не было ни единого шанса мне понравиться, но… о, чудо! Я прочла роман с интересом и получила удовольствие, чего и остальным будущим читателям желаю.

В чем же упрекали автора? Главное - это в отсутствии психологизма и ярких характеров, не считая главной героини, которая многих раздражала. Да, в романе нет особых психологических изысков, и герои представлены, как правило, какой-то одной своей характерной чертой. Но как говаривал граф Калиостро по версии Григория Горина: «Когда уходишь от погони, ни о чем больше не думаешь!». А герои «Вонгозера» именно уходят от погони, преодолевая путь от Москвы до карельской глубинки, и полностью сосредоточены на этом процессе. За ними по просторам северо-запада России гонится тупой и беспощадный вирус гриппа, который выкосил уже мегаполисы вроде Москвы и Питера и превратил оставшихся в живых жителей крупных городов и близлежащих поселков в напуганное, а оттого жестокое и злобное, стадо. Когда вопрос стоит о выживании, тут уж не до психологизма, к тому же совершенно естественно, что герои «Вонгозера» находятся в длительном шоке от новых реалий перевернувшегося мира. Здесь все прошлые морально-этические нормы не работают, ценность имеют совершенно иные вещи. Ты богат, если у тебя есть машина на ходу, бензин и еда, а не вилла в Каннах. Ты умен, если можешь сообразить, что человека на дороге лучше сбить, чем останавливаться для беседы с ним. Ты рафинированный интеллигент, если способен что-то украсть, не убив хозяина. Какой уж тут психологизм, когда остаются одни рефлексы? И в этом плане, я считаю, что Вагнер отлично «поймала волну», не давая себе углубиться в какие-то моральные терзания героев, которые просто смотрелись бы фальшиво на фоне постоянно угрожающей им смертельной опасности.

Что касается Ани, главной героини, ее много численные терзания и рассуждения, конечно, присутствуют, но на то она и главная героиня. А вот упреки в ее глупости и эгоистичности, я считаю не очень-то справедливыми. Она страшно напугана и, самое главное, все еще не до конца может и хочет верить в то, что происходящее реально. Отсюда и залетающие из благополучного прошлого мысли прошлой Ани. И именно они-то и смотрятся нелепо и глупо в окружающей новой обстановке. Но, что делать, если она не может перестроиться мгновенно, как другая героиня, Ира, уже полностью живущая только инстинктами? Это тоже в какой-то степени добавляет правдивости повествованию.

Следующая претензия касалась отношений между героями, очень уж они прописаны однозначными, невыразительными. Да, отвечу я, это действительно так, все отношения обозначены схематично. Но опять-таки, виновата погода, то есть тот же грипп, уничтоживший отношения в принципе. В какой-то степени герои уже не люди, они организмы и это естественно и понятно. Я не верю во всевозможные разборки типа «ты меня уважаешь?» в подобной ситуации. Самцы, самки и их детеныши ищут безопасное место для выживания и потому действуют лишь инстинкты. Я буду защищать сильного и умелого, того, кто знает, как выжить и прикреплюсь к нему, как рыба-прилипала. И что бы там не говорили о высоких чувствах героев, они должны быть спрятаны до поры до времени, пока не будет комфортной обстановки для их проявления. А пока все естественно: самки заботятся о детенышах и борются за сильных самцов, оставляя слабых, а самцы ищут пропитание и даже не борются за самок, не до того сейчас. Так что и в плане отношений автор психологически правдив и точен. Это неприятно сознавать, но это факт.

Неправдоподобность и надуманность некоторых сцен тоже были объектом претензий к автору среди моих знакомых. Но, скажу я, кто думает о правдоподобности в абсолютно абсурдных условиях. Наши герои отнюдь не группа «альфа» какого-нибудь элитного спецназа, чтобы продумывать все тонкости своего бегства. Они по большей части изнеженные городские жители, даже частично «офисный планктон». Странно было бы ожидать от них слаженности действий и просчитывания ситуации. Даже самый опытный из них - просто удалившийся в деревню ученый, этакий дауншифтер.

Еще ругали язык «Вонгозера» за примитивность. Вот тут уж я совершенно не согласна. Он прост и легок, роман читается за день, несмотря на объем. Да, там засилье глаголов, много заезженных оборотов и уж совсем нет языковых красивостей. Но зато он неоднообразен, то есть и собачка и погода не будут одновременно «приятными», разные герои не будут одинаково «сгорать от стыда» или «подбирать слова», героиня не будет отвлекаться на «великолепие ночного неба», если в это время на дороге стоит пустой грузовик, обещающий добычу бензина. Так что и язык «Вонгозера» вполне соответствует выбранному автором жанру.

Что же мы имеем в результате? Четкий, увлекательный сюжет – бегство нескольких семей метросексуалов из ненадежных, рухнувших под натиском эпидемии городов к спасительной природе, сопряженное со всеми опасностями, подстерегающими на неизвестной дороге – это раз. Два - схематично, но выразительно прописанные характеры участников опасной экспедиции. Три - не вполне адекватная ситуации, но добавляющая колорит главная героиня, единственная носительница психологического портрета. Четыре – легкий, но вполне грамотный и выразительный стиль изложения, соответствующий выбранному жанру. А что еще нужно от книги откровенно развлекательной направленности? Да ничего! Ну, так больше ничего и нет. Приятного чтения!"

"Главная проблема героев - это эпидемия неумолимого гриппа, который выкашивает население городов - Москва, Питер, Владивосток, Токио, - пробирается в поселки и деревни, начинается с ломоты во всем теле и озноба, а заканчивается кровохарканьем и мучительной смертью. Москва была захвачена вирусом и попала в оцепление, на въездах выставили кордоны с вооруженными людьми. Главной героине Ане и ее немногочисленной семье повезло - они жили в коттеджном поселке под Звенигородом, который не числился в черте города, а потому находится в относительной безопасности. Но волна бегущих, в панике спасающихся людей, вот-вот должна была накрыть и его, и тогда никому не выжить; именно поэтому Аня и ее родственники приняли решение бежать.

Единственный благословенный уголок, мысль о котором пришла им на ум, находился далеко на севере, на границе с Финляндией: маленький охотничий домик посреди Вонгозера. Но до него еще нужно было добраться: пусть и на внедорожниках, наполненных провизией, и с ружьями, и с бывалыми охотниками, но через сотни километров пустынных дорог и десяток умирающих городов и деревень, люди в которых озабочены лишь своим выживанием.

С одной стороны, эта книга - интересная дорожная история, где каждый неизведанный километр чреват новыми сюрпризами, встречами, стычками и переделками. А с другой, это - выматывающий постапокалипсис, настоящая катастрофа, которая происходит не где-нибудь, а именно здесь, у тебя под носом. Пусть я и живу за две тысячи километров от Москвы, но для меня все эти сочетания - выживающая Тверь, опустевший Череповец, погибший Петрозаводск, - отзываются какой-то вполне реальной угрозой, потому что, черт возьми, даже самому суровому закону можно не подчиниться, а вот вирусу, пожирающему твое тело изнутри, не подчиниться нельзя.

Именно поэтому книга держит до конца в жесточайшем эмоциональном напряжении - в организме плещется кортизол (кажется, так называется та фигня, которая сопровожает стресс и угнетение?), сердце колотится, а мысль иногда слетает на собственный путь - а куда бы поехал ты? кого бы ты взял с собой? как хорошо, что уже май, и не придется переть сквозь сугробы - да, разумеется, май, тепло, и куда проще заразиться - и по кругу, по кругу, по кругу... как будто для тебя тоже нашлось место в той самой машине, и ты безумно, отчаянно хочешь выжить.

И если есть в этой книге то, что мне не понравилось - это бесконечная дележка мужика между двумя сильными и в остальных своих действиях вполне вменяемыми женщинами. К чему эта дребедень? Как будто и без того было мало эмоциональных стычек на взвинченных нервах? Для чего это было нужно, как не для того, чтобы нагрузить книгу бесполезными размышлениями о том, "как сделать так, чтобы мужик был счастлив"? Я не говорю, что это выглядело глупо или неправдоподобно, нет - но это почти наверняка, на мой взгляд, было лишним. Совсем.

Но даже этот момент не испортил впечатления от книги. Давно я не погружалась в чтение так - с головой и всеми потрохами, продолжая свое виртуальное движение вперед по бескрайним русским просторам. "Вонгозеро" - это захватывающий сюжет, "Вонгозеро" - это эмоциональный накал, "Вонгозеро" - это замечательная современная литература, написанная без претензий, но живо и горячо."

"Вонгозеро.
Эта книга не о географии России, и не о красоте озера в Карелии. Эта книга о поиске сокровища-далекого озера ( почти как об Эльдорадо), где нет людей и есть шанс для выживания.
Грипп – какое-то несерьезное заболевание. Ну что такое грипп? Вирус. Поболели неделю, попили колдрекс и антибиотики, побольше жидкости, отлежались,ноги погрели, горчичники налепили… Так, но не так. Этот грипп начал уносить тысячи,миллионы жизней. Закрыты на карантин Москва, Питер, все большие города…Они умирают, отгородившись от мира, и спрятав (как им кажется) своих жителей за кордонами и баррикадами.
Умирают чужие- те, кто встречались раз в месяц в супермаркете,умирают соседи и те кто совсем не знаком; умирают близкие- сестра, племянник, мама… Хочется проснуться от кошмара, открыть глаза и остановить эту страшную очередь. Хочется спастись, спасти ребенка, спасти мужа.Не превратиться в то ,что везется в черном пластиковом пакете...
Ближнее Подмосковье, коттеджный поселок. Семья- муж, жена, ее ребенок. Они ждут.Чего ждут? отключается интернет, телевидение, электричество...
Перебираются шансы, как, и где можно просто выжить. Вспоминают. Вонгозеро- далеко, безлюдно, дом на острове в котором можно жить, рыба-звери... Заодно получают шанс на спасение соседи, друзья мужа, его бывшая жена и их ребенок, его папа.Собирается караван на нескольких машинах.
Есть два простых правила:
1.Ни к кому не подходить.
2.Не снимать маску.
Иначе - ты умрешь, а потом умрут все, кто был рядом.
Одиннадцать дней могут вместить целую жизнь, или больше: грабеж, надежда, длинная снежная дорога, ранение, передышка, болезнь, спасение на дороге, случайные встречи, и много –много, много больных, заразных, умирающих людей и оно - Вонгозеро."


"Говорите постаппокалипсис и такого не может быть? А я вот считаю, что такая ситуация может быть в ближайшее время на нашей планете. Я не паникерша, но ведь от правды никуда не денешься. Постоянные природные катаклизмы, вспышки различных заболеваний и то возникают, да такие, что не знают, как бороться с такой заразой.
Страшная книга. Страх возникает в мозгу и неотступно следует за читателем на протяжении всей дороги наших героев. Большой плюс для них в том, что они вместе. В одиночестве не справится с таким ужасом. Конечно психологический аспект книги заключается еще в том, что в одном месте собрались разные люди, некоторые из них испытывают друг к другу неприязнь. Как в таких условиях и в такой компании выжить или хотя бы не сойти с ума.
Да, заставила меня книга сильно задуматься. А что сделала бы я в таких условиях, как стала бы вести я? Надеюсь на то, что никому на долю не выпадут в реальности то, что удалось пережить героям.
Когда читаешь, то перед глазами ты видишь картинки, образы героев, их злоключения-все это как на экране.
Есть ли на свете места, где можно укрыться и жить, не пересекаясь ни с кем , без элементарных удобств , к которым мы привыкли . Наша избалованность , особенно городских жителей, может сослужить плохую службу в выживании в экстремальных условиях. И помнить нужно всегда то , что в любую минуту судьба может перевернуться с ног на голову, оставив нас один на один перед пропастью жизни, заставит вспомнить вопросы вечности. Страшно. Страшно интересно читать эту книгу."
Tags: 21 век, post-apocalypse, Россия, болезнь, русский язык, фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment