Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

О птицах и людях

О Чхунь Хи
Птица

Издательство "Текст" [серия "Первый ряд"], 2008.



О Чхунь Хи (варианты транслитерации Oh Jung-Hee, O Chonghui, O Chong-hui) родилась в 1947 году в Сеуле. Пишет по-корейски и по-английски. Как подчёркивает Википедия, в своих произведениях разрабатывает тему традиционной семьи и брака как тюрьмы для женщин. О, наша тематика, - подумала я и пошла читать.

О традиционном браке написано немного и опосредованно, и тем не менее "Птица" производит мрачное впечатление. Рассказ ведётся от лица одиннадцатилетней Уми, отец которой бросил её с умственно отсталым братом сначала на дряхлую бабушку, потом на дядю с тётей, и наконец, на соседей. Правда, теперь он привёл "новую маму", накрашенную и в пергидрольных локонах, и кажется, серьёзно намерен заняться воспитанием Уми и Уиля...

Так что жестокости в книге бездна. Собаку - предупреждаю вопросы - едят, с медицинской целью. Этим, да ещё различными суевериями и гаданиями, национальный колорит исчерпывается. Трагедия Уми и Уиля могла бы разыграться (и разыгрывается!) где угодно. От Сиднея до Вышнего Волочка полотно одно и то же, и дети вольны лишь разрисовывать его любыми цветами фантазий: то розовыми, то чёрными.

— Сегодня в нашем классе трое ребят умерли.
— Что ты такое… — Она выпучила глаза.
— Они нарушили границу посреди парты.


Настанет час, и краска всё равно осыплется.

В чём секрет неуспеха "Птицы" у российской аудитории? Уж точно не в концентрации насилия на кв. см. текста. Литературой гораздо более садистического плана, например, Рю Мураками, молодёжь зачитывается, а на "Птицу" отзывов мало, и они такие... с позевотой. Мне кажется, дело в следующем: корейская писательница показывает насилие не эстетизированным, не загримированным под "сильную личность", объект восторженной мастурбации. Банальность зла по Ханне Арендт: сколько непоправимых, чудовищных поступков совершили потому, что спать хотелось или встали не с той ноги. Только Уми и Уилю от этого не лучше.

Жить — это все равно что играть в кукольный обед. Сначала все всё выкладывают на землю и веселятся до заката, а потом каждый возвращается к себе, бросив игрушки. В жизни все происходит точно так же.
Tags: 20 век, coming-of-age, Корея, взросление, дети, детство, домашнее насилие, корейский язык, проституция, русский язык
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments