skeily_ramires (skeily_ramires) wrote in fem_books,
skeily_ramires
skeily_ramires
fem_books

Category:

Книга о Елизавете Тюдор

Огромное спасибо той, что разместила в сообществе рецензию на дилогию Хилари Мантелл: «Вульфхолл» и «Внесите тела» - романов, посвященных Томасу Кромвелю, фавориту Генриха Седьмого. В книгах рассказывается о Генрихе и его несчастных женах… о его несчастных жертвах, может быть? Обе книги я прочитала с удовольствием и интересом, получив массу удовольствия, и конечно следующей книгой для меня должна была стать хорошая биография несравненной Елизаветы Тюдор.
Какую девочку в детстве не восхищала эта королева? Елизаветинские воротники и елизаветинский английский ренессанс, портрет сказочной рыжеволосой женщины… Кажется, впервые я столкнулась с описанием личности этой выдающейся монархини в романе Цвейга (вот, к слову говоря, писатель, попавший в классики и большую литературу без особенного на то права!), романе о Марии Стюарт. Чем более Цвейг расписывал женственность и страстность королевы Шотландии, тем больше мне, подростку, хотелось крикнуть «Дура!» - она была прекрасным фоном для умной и осторожной Елизаветы.


Полнее с биографией Елизаветы Английской я ознакомилась благодаря книге О. Дмитриевой «Елизавета Тюдор», выпущенной в серии ЖЗЛ.
Вот что пишет Ольга Владимировна:
«Она осталась верна этому необыкновенному обету, данному еще ребенком. Здесь мы впервые прикасаемся к тому, что было загадкой всей ее жизни, — ее упорному нежеланию выйти замуж, подчиниться чужой воле, раствориться в ней, утратив собственное «я», выпустить из рук власть, которую ей даровала судьба, отдать ее только на том основании, что она женщина, а современное ей общество считало, что женщина не может быть самоценной личностью и непременно должна повиноваться мужчине — отцу, опекуну, брату, мужу. Это упорство вовсе не было странным капризом или, как были склонны считать многие романисты, от Шиллера до Цвейга, следствием ее тайной физической или психической ущербности. Это было стойкое убеждение уверенной в своих силах и трезвомыслящей личности, и оно начало формироваться у Елизаветы еще в отрочестве. Уже детские и юношеские годы принесли ей необычный опыт, убеждавший в том, как опасно женщине оставаться беспомощной и слабой игрушкой в мире, которым правят мужчины. Каждый новый шаг лишь укреплял Елизавету в этой мысли. Душевное смятение, вызванное чередой трагедий женщин, вознесенных и погубленных ее обожаемым и пугающим отцом, и детский страх перед непостижимой жестокостью смерти легли в основу ее опередившего время «феминизма», продиктованного инстинктом самосохранения.»
Книга читается необыкновенно легко, она написана ясным, живым языком, и в то же время она нисколько не упрощена. В исторических биографиях чрезвычайно важно понимать контекст, и Дмитриева даёт отличные, вполне понятные разъяснения. Скажем, удивительные елизаветинские «шествия» она объясняет пропагандистскими, популистскими целями.
Подчёркивание девственности королевы, практически культ, так же находят глубокое и убедительное объяснение в книге:
«Ее «девственность» была краеугольным камнем пропагандистского мифа о Елизавете. Почитание непорочной девы имело стойкую христианскую традицию. В противовес женщине-Еве, вкусившей запретного плода и ставшей орудием дьявола, погубительницей рода человеческого, девственница должна была спасти его. Дева Мария была первой среди чистых богоугодных созданий, возглавляя целую вереницу средневековых святых мучениц и героинь, подобных Жанне д’Арк. После победы над Армадой многие уверовали в то, что их «Виргиния» была послана им свыше как знак божественного благоволения к их острову и символ непоколебимой истинности протестантской веры. Поэтому она и оказалась способна явить миру чудо — отвратить от их страны полчища дьявола, пришедшие под флагом католической Испании. И вот уже с той же уверенностью, с какой Дрейк полагал, что его нация первая и сильнейшая в мире, англичане поместили свою королеву-девственницу над всеми остальными. Выше нее на лестнице, ведущей в небо, было позволено остаться только Деве Марии. Среди небесных дев Елизавета была вторая, «но среди земных — первая». Однажды в Лондоне поймали сумасшедшего, каких много везде и во все времена. Он называл себя Христом, в чем тоже не был оригинален, но симптоматично, что несчастный полагал, будто родился от Бога Отца и королевы Елизаветы. Это ли не успех тюдоровской пропаганды? Молодые женщины считали ее имя и изображения талисманом.»
Главное же достоинство биографии – неподдельная любовь авторки к её героине. Без этого, пожалуй, нет смысла браться ни за чьё жизнеописание, даже своё собственное.
«Поистине, и среди самых недюжинных представительниц своего пола Елизавета оставалась одиноким образчиком совершенно нового политического мышления. Ее «государственный феминизм» был настолько необычен и несозвучен времени, что еще долго оставался непонятым. В XIX веке, в эпоху другой великой королевы — Виктории, Елизавета, казалось, могла бы стать любимой героиней европейских женщин. Произошло как раз обратное. История их взаимоотношений с Марией Стюарт вызывала столь же трогательную любовь к шотландке, сколь решительное неприятие Елизаветы. Первой доставались слезы жалости, второй — упреки в аморализме. Странен мир: он скорее готов признать женщину, имевшую двух любовников и убившую мужа, образцом морального совершенства, чем простить другой ее чрезмерную независимость и непохожесть на иных.»
Трогательно видеть с каким старание Дмитриева собрала частные, интимные сведения о Елизавете:
«Ее вкусы в еде были просты: мясо с горчицей и вареные устрицы. Кроме того, в отличие от своих придворных, поглощавших массу продуктов и в Уайтхолле, и во время поездок по стране (приводя в ужас гостеприимных хозяев), королева была очень умеренна в еде, оставшись до конца жизни легкой и подвижной.»
Словом, хорошая книга для начинающих.
Tags: 16 век, 17 век, 20 век, non-fiction, Великобритания, Ренессанс, биография, знаменитые женщины, история, русский язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments