felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Фуксия Данлоп "Китай: Суп из акульего плавника"

Fuksiya Danlop Kitaj Sup iz akulego plavnika Fuchsia Dunlop 009 ks fuschia dunlop

Год издания: 2010
Издательство: Амфора
Серия: Клуб путешественников

Аннотация: "Эта книга - рассказ об английской девушке, которая отправилась в Китай учить язык. Однако сила любви к еде изменила судьбу иностранки, ставшей с годами настоящим знатоком восточных кулинарных традиций и рассмотревшей Поднебесную во всем ее многообразии.
Лауреат ряда престижных литературных премий Фуксия Данлоп открыла для себя Китай в 1994 году. С тех пор она овладела тайнами создания самых невероятных чудес китайской кухни. И с радостью делится ими с другими людьми.
Увлекаясь повествованием, вы переноситесь с бурлящих жизнью рынков провинции Сычуань на равнины северной Ганьсу, из оазисов Синьцзяна в очаровательный старый город Янчжоу…
Так перед вами распахиваются двери в мир одной из самых удивительных цивилизаций, и поныне не оставляющей равнодушным каждого, кто с ней соприкасается."

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: И в книге, и в текстах рецензий очень детально описывается поедание живых существ, многим может быть неприятно это читать.

Рецензии:

"Прелюбопытнейшая книга! Рассказ англичанки (а ведь англичане консервативнейшая нация! или это тоже только миф?!) о её путешествиях по Китаю и познания этой древней страны через колорит национальной кухни. По большому счёту, это кулинарная книга с подробными описаниями блюд, способов их приготовления, национальных особенностей и описанием исторических регионов.
Очень интересно. Я не слишком брезгливый человек, но иногда описания пищи и меня заставляли морщиться и чаще дышать носом (помогало!):

...Тогда впервые попробовала кроличью голову. Ее разрубили пополам и кинули на сковородку вок вместе с чили и зеленым перцем. Я не стану описывать изумительный вкус мозгов и нежность кроличьего мяса возле челюстей, не буду рассказывать, как у меня таяли во рту глазные яблоки. Ограничусь признанием, что после той ночи почти каждый субботний вечер я лакомилась кроличьими головами. (Позже мне сказали, что на сычуаньском сленге целоваться взасос будет чи ту лао кэнь, дословно «есть кроличьи головы»).

Или:
На закуску в модном ресторане Гонконга подали разрезанные пополам консервированные утиные яйца в имбирном и уксусном соусе. Я первый раз оказалась в Азии, и мне редко доводилось видеть на обеденном столе нечто столь же отвратительное. Казалось, эти яйца — темные, угрожающие — злобно взирали на меня с тарелки, подобно глазам чудовища из ночных кошмаров. Белки представляли собой омерзительную полупрозрачную субстанцию коричневатого оттенка, а желтки влажно поблескивали черным в обрамлении зеленоватой, напоминающей плесень, каймы. Яйца источали приторный аромат тухлятины. Из вежливости я решила попробовать одно из них, но от неприятного запаха меня охватил приступ дурноты, поэтому довольствовалась лишь половинкой яйца. При этом часть гадкой черной жижи, в которую превратился желток, пристала к моим палочкам, угрожая загубить любое из блюд, которые я намеревалась попробовать. Тайком я попыталась вытереть палочки о край скатерти.

А иногда приготовление какого-либо блюда звучит как музыка:

..Я уже подобрала все ингредиенты: нарезанную змейкой свинину, приправленную солью; соевый соус, шаосинское вино, гороховый крахмал, древесные грибы, нарубленный соломкой бледно-зеленый стебель латука, маринованную пасту чили, чеснок, зеленый лук и имбирь. Все они нужны для «свинины с ароматом рыбы», одного из самых известных блюд сычуаньской кухни.
Я дожидаюсь, когда масло нагреется, высыпаю свинину на сковородку и наскоро ее обжариваю: кусочки приобретают белый цвет и отделяются друг от друга. Затем наклоняю сковороду так, чтобы лужица масла оказалась аккурат над пламенем, после чего добавляю маринованную пасту чили, окрашивающую масло в оранжевый цвет. Высыпаю имбирь и чеснок и начинаю их перемешивать, вдыхая поднимающийся над воком резкий аромат, добавляю овощи и все снова перемешиваю. Наконец, в завершение выливаю соус — смесь сахара, соевого соуса и уксуса с небольшим добавлением крахмала, чтобы сделать его более густым и липким. Через несколько секунд блюдо готово, и я аккуратно выкладываю содержимое сковородки на маленькую овальную тарелку. Все выглядит неплохо. В обрамлении темных грибов и зеленого латука поблескивает нежная свинина. По краям красуются красные лужицы масла, источая изумительный аромат.

Очень мне понравился процесс обучения поваров. Практически до сих пор нет на китайских кухнях автоматики. Всё делается с помощью многофункционального ножа вручную. И обратите внимание: званный обед состоит из более чем десятка блюд! Европейскую традицию с тремя-четырьмя переменами, китайцы считают нелепой и смешной. Да и вообще, европейская кухня, по их мнению, скучна и не разнообразна.
А сколько у китайцев способов нарезки! Боже! Да только этому надо учиться годами!
Очень понравились и исторические вставки. Хотя, конечно, к ним нельзя относиться серьёзно. Просто частный взгляд европейского журналиста.
Но книга, тем не менее, замечательная. Очень живая, с юмором, с искренней любовью к чужой стране и культуре. Вот если бы ещё не так растянуто, без повторений одного и того же — точно поставила бы "пять"!"

"

Почти всегда книги о путешествиях пишутся легкомысленно в жанре путевых заметок без особых притязаний. Эта книга - совсем другое дело, и я очень рада, что её перевели на русский язык. Фуксия - остроумный и очень ироничный писатель с большой буквы.

"Суп из акульего плавника" не только о китайской кухне и самом Китае, хотя нюансы приготовления блюд, секреты поваров и особенности разных областей Китая описаны в мелочах. Это книга о пути западного человеке, который пытается обрести свободу, покоряя восточный мир, познавая его странности и преодолевая все мыслимые предубеждения перед чужим - едой, народом, привычками. Но если чужая душа - потёмки, то чужая культура - вообще непостижимая вещь. Даже на последних страницах автор ещё продолжает совершать открытия.

Фуксия захватывающе описывает как способы нарезки овощей, так и дружбу с китайскими буддистами. После 400 страниц, которые читаются на одном дыхании за 2 дня, ты думаешь, что сам объехал весь Китай, поражаясь запоминающимся деталям вроде историй о контрабанде медвежьих лап или об оттенках вкуса сычуаньского перца. Это образцовый нон-фикшн."

"Разговоры о еде - лучший способ завести в Китае друзей. Здесь эта тема - излюбленная. Стоит мне упомянуть о сфере моих изысканий, как собеседника будто прорывает. В процессе исследования китайской кулинарной традиции я почерпнула гораздо больше общих сведений о Срединном государстве, чем мне бы это дало изучение каких-то отдельных социальных или политических вопросов. Люди за столом теряют бдительность.

Моё путешествие по Китаю выдалось замечательным. Вместе с Фуксией мы пробовали китайские блюда, знакомились с китайцами, с китайской историей, культурой и обычаями. Такой небольшой экскурс в историю китайской кулинарии, рассказы о том, что любил тот или иной император, чем и в каком количестве их кормили- несомненно был увлекательным. Читать про обучение поваров, вдаваться во все тонкости вкусов, ароматов, консистенции- тоже не менее интересно, учитывая то, что я сама люблю приготовить что-нибудь вкусненькое, поэкспериментировать с сочетанием продуктов. Но всё же, в книге столько отвратительных описаний, что хочется закрыть книгу и пойти почистить зубы. А уж читать такое во время еды категорически не рекомендуется. Вот один из примеров. И, поверьте, их в произведении несчётное множество.

C краев супниц и тарелок свешиваются лапки и головы самой разнообразной дичи. Из «моря» бобового пюре и яичных белков торчат десять рыбьих голов, чьи раскрытые рты сжимают фрикадельки, приготовленные из этих же самых рыб. С одиннадцати ящериц частично содрали кожу, а потом прожарили во фритюре, и теперь их тела – золотые и хрустящие, словно куриные наггетсы, – зажаты между чешуйчатыми хвостами и головами, а в пустые глазницы вставлены зеленые горошины. На огромном блюде лежат десять черепах, причем выглядят они так, словно вот вот пробудятся ото сна и кинутся прочь со стола.

У меня от одного представления такой "аппетитной" тарелочки дрожь по всему телу. Нет, я ни за что не осмелилась бы попробовать это блюдо.

Китай уж очень далёк от Европы. Честно, я и представить себе не могла, что китайцы едят практически всё, что движется

«Китайцы едят все, что летает, – кроме самолета; все, что движется, – кроме паровоза, и все, что плавает, – кроме подводной лодки». "

"Эта книга не столько рассказ о Китае, сколько история о том, как до крайности занудная англичанка, которая и так-то считала ризотто пудингом, стала считать все, что движется по земле, за исключением машин, все, что летает по небу, кроме самолетов, все, что плавает в море, кроме кораблей, потенциальной пищей. В общем, если кому-то, как мне, хочется избавиться от стереотипа, что китайцам все полезно, что в рот полезло, то ему эта книга не подойдет. Потому что в этой книге так и есть:

C краев супниц и тарелок свешиваются лапки и головы самой разнообразной дичи. Из «моря» бобового пюре и яичных белков торчат десять рыбьих голов, чьи раскрытые рты сжимают фрикадельки, приготовленные из этих же самых рыб. С одиннадцати ящериц частично содрали кожу, а потом прожарили во фритюре, и теперь их тела – золотые и хрустящие, словно куриные наггетсы, – зажаты между чешуйчатыми хвостами и головами, а в пустые глазницы вставлены зеленые горошины. На огромном блюде лежат десять черепах, причем выглядят они так, словно вот вот пробудятся ото сна и кинутся прочь со стола.


В общем, невероятно аппетитная книжка. Впрочем, в тех рецептах, которые прилагаются к каждой главе, ни разу не упоминаются в ингредиентах ни щенки, ни младенцы, ни кроличьи головы. То ли мисс Фуксия решила не травмировать европейцев, то ли высокомерно сочла, что никому, кроме нее, этого не переварить. Невелика потеря, как мне кажется.

Все потому, что рассказы Данлоп не очень-то и пробуждают аппетит. Если, конечно, рубленые кишки свиней и освежеванные кошки вообще должны его пробуждать. И вроде бы автор объясняет, почему это на самом деле вкусно и приятно, но не забывает упомянуть, что, конечно, для постижения такой кулинарии нужно быть таким же прирожденным, продвинутым китайцем, как и она. Короче, или семь лет в Тибете пять лет в Китае, или нечего тут кривиться.

Зато я узнала, что Мао пытался запретить людям готовить дома еду, приказав питаться только в столовых. Это, впрочем, не оправдывает странноватой к нему привязанности Фуксии - мол, знаю я, он тиран, но это же часть культуры Китая, а я же тоже хочу себе культуру Китая, поэтому поставлю себе его на каминную полочку. Ну это же не Гитлер. Остается только порадоваться, что автор не интересовалась кухней немецких националистов, а то тогда с оправданиями у нее было бы совсем худо. То же и с манией съесть все движущееся живьем. Фуксия объясняет, что, мол, в китайском животные называются "движущимися предметами", а с предметом можно поступать как угодно, и шкуру живьем ободрать, и мозг ложечкой выесть. Ведь:

Если вы предпочитаете есть животную пищу, не тешьте себя иллюзиями и не прячьте голову в песок.

Ну да, вот только между страусом, который не думает, откуда взялась его сосиска, и доктором Менгеле, грызущим живую мышь, все-таки есть разница. Предметы, как же - ни на одной странице затянутого повествования китайцы не пытаются есть мячи и велосипеды, так что, видимо, разницу с животными оценить в состоянии. Ну да ладно, в конце концов, содержимое желудка - личное дело каждого, мне гораздо больше не нравится именно идиотская аргументация бедняжки англичаночки, чем чьи-то пищевые привычки.

Кроме исторических фактов про Мао и императорский двор, в книге ничего, если только вы не любите читать чужие дневники питания. Но, вот незадача, тут ни калорий вам, ни белков не указано, так что даже и в качестве такого дневника книгу предложить сложновато."

"Как я уже написала в истории к этой книге, я работала с китайцами. У некоторых из них были странности, к примеру, многие китайские сотрудники компании по утрам завтракали сырыми яйцами, в офисе и очень громко. В столовую привозили китайскую еду, которую я ни разу так и не отважилась попробовать, выглядела она слишком уж не аппетитно. Ну а то, что автор описывает в этой книге, так вообще в большинство своем просто мерзко и отвратительно. Кстати, с каких это пор у нас имена стали переводится? Автора зовут Фьюшэ, Фьюшэ Данлоп. Странная девушка, но главное, что она нашла себя. Нет, не могу представить как можно было пробовать и есть всякую гадость, как можно спокойно смотреть на всякие зверства по отношению к животным, и как вообще животных можно воспринимать как что-то неодушевленное. У меня мурашки бегали по коже то ли от ужаса (да, я впечатлительная) описываемого, то ли от отвращения. Рецепты, которые приводятся в книге, вполне себе ничего. Но книга просто брррр."

" Путешествуя по Китаю в конце тридцатых годов прошлого века, он отмечал: «Здесь нельзя со всей категоричностью отделить съедобное от несъедобного. Тут вы можете начать жевать свою шляпу или откусить кусок стены, и с тем же успехом вам удастся построить хижину из того, что вам подали на обед».

О этот загадочный восток!!! Признаюсь сразу, до этой книги Китай был мне знаком только по рассказам друзей китайцев. С китайской кухней я знакома теснее, но безусловно без тех изысков, которые с таким усердием выискивала и описывала Фуксия. Консервированные яйца я ела (чего не сделаешь ради друзей)... выглядят жутко, но на вкус оказалось лучше, чем я думала. Хотя быть может все дело в том, что знакомая китаянка как-то по-особому их готовила. Никаких ужасов в виде кроличьих голов мне конечно не предлагали, да и кто же предложит такое за простым ужином) Тут явно повод нужен.

Для путешественника довольно непростая задача — поменять привычки и стать в своих предпочтениях и вкусах неотличимым от населения страны. То, что мы едим, во многом определяет, кто мы есть и как себя воспринимаем. Следование собственным культурным традициям в чужой стране далеко не мелочь — это глубоко прочувствованный способ уберечь себя от угрозы, которую таит в себе неизвестность.

Странно, что так много отрицательных отзывов. По мне так книга замечательная. Не претендуя на абсолютную истину Фуксия просто берет и показывает читателю Китай. Маленькие деревушки, природу, быт простых китайцев и даже знакомит нас монахами. Это все чудесно, разве нет? Да, периодически от текста попахивает снобизмом, но, согласитесь, ей есть чем гордиться. По себе знаю, как трудно бывает европейскому человеку в азиатской стране и то, насколько хорошо Фуксия сумела там обосноваться (именно в психологическом плане), заслуживает уважения. Не смутило меня и обилие кулинарии, за тем собственно и ехала в такую даль. Но если отрешится от китйской кулинарии, то это просто книга о поисках себя в совершенно чужом и чуждом мире. И как же я рада, что поиски эти увенчались успехом.
Сдается мне, что те, кто сразу набрасываются с критикой на "омерзительную" китайскую кухню, просто не учитывают, что восточному человеку наша кажется не менее гадкой.

Как-то раз я познакомилась с одним китайцем преклонных лет, и он в разговоре упомянул об ужасе, который ему пришлось пережить, когда во время поездки в Гонконг ему за завтраком предложили яйцо всмятку. «Внутри оно все еще было сырое!» — произнес он. Несмотря на то что с того памятного завтрака прошло лет пятнадцать, в голосе моего собеседника до сих пор слышалось потрясение: «Я едва осмелился до него дотронуться!»

В общем, могу сказать, что Фуксия большая молодец. Мне даже захотелось побывать в Китае."

"В общем, книга Фуксии Данлоп довольно долго стояла на полке, помня предыдущие неудачи, я просто боялась за неё браться. А книжка-то оказалась хорошая, интересная. И самое главное – написана она живым человеком, не лемуром. Автор пишет не только о путешествиях по Китаю и кулинарных изысканиях, но о поиске собственного пути, о борьбе с внутренними стереотипами. И не всё так просто даже, если добился того, чего хотел. Так в какой-то момент эйфория Фуксии от занятия любимым делом и познания интересной ей страны сменяется разочарованием и усталостью. Автор вообще всё время в раздрае: испытывает чувство вины, но ест редких животных и наблюдает жестокие сцены забоя скота; пирует на банкете за счёт коррумпированных чиновников и искренне жалеет беднейших крестьян этого региона; заказывает свои любимые потроха на ужине с родителями и мучается от стыда, видя, что им невкусно. Она словно балансирует между Востоком и Западом, заваливаясь то в одну сторону, то в другую.

Кроме того, я по-хорошему завидовала способности Фуксии адаптироваться в новой стране – быстро усваивать язык и диалекты, легко заводить новых друзей и знакомых"

"Скорее всего, я не рискну попробовать эти «деликатесы», но они перестали шокировать и отвлекать, позволили полностью погрузиться в предлагаемую среду. Кроме рецептов (которые уже поселились в моих кулинарных тетрадях), в книге довольно много сведений об истории и культуре, обычаях, нравах, политическом устройстве и человеческих взаимоотношениях, при этом информация подается настолько увлекательно и ровно в том количестве, чтобы не только не утомить читателя, но и вызвать желание нырнуть в другие источники «за добавкой».

Это было незабываемо! Почти настоящее путешествие! Мой собственный Китай!

P. S.

Дорогая Фуксия, милая-милая Фу Ся, спасибо тебе за это невероятное время, проведенное с тобой и твоими друзьями! Спасибо за твое упорство и целеустремленность, за трудолюбие и дотошность, за твою силу и смелость в пути за мечтой!"
Tags: 20 век, 21 век, non-fiction, Великобритания, Китай, английский язык, кулинария, мемуаристика, путешествия, русский язык, этнография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments