felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Нина Берберова "Аккомпаниаторша", "Курсив мой" (1901 - 1993)

9337

Писательница русского зарубежья, авторка отличных мемуаров о Серебряном веке (она была женой поэта Ходасевича и, будучи сама поэтессой, общалась со многими) и об эмиграции.

По отцовской линии Н. Н. Берберова происходила из крымских армян, выведенных при Екатерине II из Крыма и основавших город Нахичевань-на-Дону (ныне часть Ростова-на-Дону). Благодаря первым стихам она в 1921 году вошла в поэтические круги Петрограда. В 1922 году эмигрировала. Жила с мужем В. Ф. Ходасевичем в Германии и Чехословакии, позднее в Италии, затем в Париже (разошлась с ним в 1932 году). Сотрудничала с газетой «Последние новости».
Во время войны она оставалась в оккупированной немцами части Франции.
После окончания Второй мировой войны перебралась в США (1950), где преподавала в Йельском, затем в Принстонском университетах.
В 1989 году посетила Советский Союз, встречалась с литературной общественностью Москвы и Ленинграда.

Именем Берберовой названа площадь (фр. place Nina Berberova) во французском городе Арль, на которой располагается издательство «Actes Sud», постоянной авторкой которого она была.
В Ростове-на-Дону сохранился дом Берберовых на ул. Майской.

Более подробно о творчестве

Сотрудница и постоянная авторка газеты «Последние новости» до ее закрытия в 1940, опубликовала в 1928-1940 серию рассказов "Биянкурские праздники"; вместе с романами "Последние и первые " (1930), "Повелительница "(1932) и "Без заката" (1938) они определили репутацию Берберовой-прозаика.

Повседневная жизнь эмиграции, социальный ландшафт окраины или «подполья» определили звучание цикла рассказов "Облегчение участи", печатавшегося в 1930-е годы и в 1948 вышедшего отдельным изданием. Здесь рождается важная для всего творчества Берберовой тема бездомности, осознаннной не как трагедия, но как неизбежный удел человека 20 столетия, который свободен от приверженности «гнезду», переставшему служить «символом защиты, прелести и прочности жизни».

Тем не менее в "Последних и первых" описана именно попытка построения «гнезда» для терпящих бедствие. Герой романа, запретив себе тоску по России, пробует создать что-то вроде русской крестьянской общины, не только предоставляющей кров, но вернувшей ее участникам ощущение своей культурной самобытности. Эта тема впоследствии не нашла продолжения в творчестве Берберовой, но оказалась вплетенной в ее личную биографию: годы оккупации она прожила на маленькой ферме, занимаясь крестьянским трудом.

В 1950 Берберова переехала в США, где преподавала русский язык, а затем русскую литературу в Принстонском университете. Круг ее писательских интересов остался прежним. В романе "Мыс бурь" (1950) описаны два поколения эмиграции: старшее, которое не мыслит своей жизни вне традиционных русских установлений («люди прошлого века»), и молодое, для которого «вселенское» важнее, чем «родное».

Еще до войны Берберовой были опубликованы две книги документально-биографического характера ("Чайковский, история одинокой жизни", 1936, "Бородин", 1938), оцененные как явления нового литературного качества: роман без вымысла, или, как писал Ходасевич, «творчески увиденная» биография, строго держащаяся фактов, однако освещающая их со свободой, присущей романистам. Высшим ее достижением на этом пути стала "Железная женщина" (1981), биография баронессы М.Будберг, жизнь которой была тесно связана с М.Горьким, а затем с Г.Уэллсом. Обходясь без выдумки и без «украшений, рожденных воображением», Берберова создала яркий портрет авантюристки, принадлежавшей к тому человеческому типу, который, с точки зрения автора, особенно наглядно выявил типичные черты 20 в.: исключительная женщина в беспощадное время, заставившее позабыть о многих моральных заповедях и «жить, чтобы выжить». Построенный на неизвестных документах, письмах и свидетельствах очевидцев, воспоминаниях автора о собственных встречах с героиней и историко-философских размышлениях, рассказ охватывает почти полвека, завершаясь описанием поездки Будберг в 1960 в Москву к опальному Б.Пастернаку.

В 1969 по-английски, а в 1972 по-русски была опубликована автобиография Н.Берберовой "Курсив мой", в которой, оглядываясь на свою жизнь, она устанавливает «возвращающиеся темы» и реконструирует свое прошлое в духовном и идейном контексте времени. Определяя свою жизненную и литературную позицию как антипочвенную, антиправославную и прозападную, Берберова через эти характеристики выстраивает «структуру» собственной личности, противостоящей «бессмысленности и непрочности мира». Книга дает уникальную панораму интеллектуальной и художественной жизни русской эмиграции в период между двумя мировыми войнами. Она содержит ценные мемуарные свидетельства (особенно о Ходасевиче) и разборы творчества видных писателей русского Зарубежья (Набоков, Г.Иванов и др.).

"Аккомпаниаторша" (1935)

Nina Berberova Akkompaniatorsha

Год издания: 2011
Издательство: АСТ, Астрель
Серия: Проза: женский род

Аннотация: "Нина Берберова, автор знаменитой автобиографии "Курсив мой", летописец жизни русской эмиграции, и в прозе верна этой теме.
Герои этой книги - а чаще героини - оказались в чужой стране как песчинки, влекомые ураганом. И бессловесная аккомпаниаторша известной певицы, и дочь петербургского чиновника, и недавняя гимназистка, и когда-то благополучная жена, а ныне вышивальщица "за 90 сантимов за час", - все они пытаются выстроить дом на бездомье."

Рецензии:

"Пронзительная и исполненная безысходности книга. Десять историй об эмигрантах "первой волны", вышвырнутых из России ураганом революции, гражданской войны, голода и террора. Они бегут разными путями и конце концов большинство оседает в Париже, городе романтики и счастья.

Они больше не могут распоряжаться своей судьбой - никому не нужные, обнищавшие... Теперь над этими людьми не нависает угроза смерти, но что это за жизнь, которую они ведут! Выживание - любыми способами. Главное, эмигранты оказались абсолютно не готовы к такому. Далеко не все на родине имели дворцы, экипажи и прислугу, но большинство - непривычны к труду, не имеют ремесла, не готовы к лишениям. А хуже всего то, что они страшно растеряны и беспомощны на чужбине. Стараются сохранить видимость прежней респектабельной жизни, прежние знакомства и обычаи - а ведь прошлое ушло навсегда, и чем скорее забудешь и перечеркнешь его, тем легче! Но мало кто из них способен на это... И всегда перед глазами Париж - город, в которым эмигранты застряли в безвременьи между двумя войнами...

Как когда-то, глядя на темный, военный Париж, я думаю: сколько здесь было страданий, мировых и русских страстей; есть тут капля и моего, самого маленького и самого большого страдания."

"Главную героиню вопреки всему очень жаль.
Невзрачная дочь такой же невзрачной матери, незаметная до горечи, не награжденная никакими талантами ни профессиональными, ни душевными. Молодость без молодости, жизнь без жизни, тихое существование, успехи не замечаются, а горести раздуваются до исполинских размеров.

Быть статистом в собственной жизни довольно печально, но на фоне людей, которые горят, получают удовольствие от самого факта существования, имеют возможность совершенствоваться в любимом деле, жить на широкую ногу, окруженные друзьями, заботой и пониманием, способные любить всем сердцем, делать ошибки, терпеть полный крах, а потом восставать, как феникс из пепла, просто смерти подобно.
Особенно, когда те, которым так "незаслуженно" повезло, люди хорошие и порядочные. Были бы подлецами, так и не душила бы, не сотрясала, как в лихорадке, эта борьба чувств, эту почти прозрачную фигурку.
Чувство зависти, жгущей изнутри соревнуется с восхищением, с рабской услужливостью, а стремление отомстить за то, что лишена сама с трусостью, мнительностью, желанием вернуться в свой темный уголок и затаиться, покрывшись пылью. Равнодушие к собственной семье, неудовлетворенность окружением, нулевая жизнестойкость, даже подлый поступок, так тщательно вынашиваемый и обдуманный, остается лишь в мечтах, в сером существовании ничего не меняется."

"Прекрасный русский язык, по которому я, последнее время увлёкшись современной литературой, сама того не осознавая, видимо, всё же скучаю. Красивый своей правильностью, грамотностью и лёгким налётом старины. Сейчас так уже не говорят, да и не пишут. Может быть, стоит чаще возвращаться к классической литературе?

Н.Н. Берберова владела даром словом, да и писательского таланта не лишена была. Повести её я прочла даже не без некоторого наслаждения, но герои их, в большинстве своём, мне показались неприятными. А может быть, неприятно было отношение к ним автора? Ведь перед моими глазами они предстали такими, какими она их описала. Другой о тех же самых людях мог сказать совсем по-другому, возможно, добрее, хотя бы о некоторых из них.

Печальной и тусклой была жизнь большинства эмигрантов первой волны в изгнании, пусть добровольном. Череда унылых, потерянных, жалких образов проходит перед читателем - сердце сжимается. Грустно осознавать сколько трагических, в своей обыденности, судеб кануло в безвестность в пьянящем и чарующем городе мечты Париже. Но было же, наверняка было и что-то светлое, радостное?! Об этом я немного читала в воспоминаниях других эмигрантов.
У Нины Берберовой если и встречаются счастливые персонажи, то только как декорации, на фоне которых ещё отчётливей проступает вся беспросветная убогость жизней главных героев. И дело ведь не только в окружающей их нищете, некоторые пребывают во вполне себе сытом довольстве. Они изнутри нищие, им нечего дать этому миру, а получить что-нибудь хочется. Так и живут без корней, без тепла и привязанностей, без смысла, озлобленные, завистливые, одинокие. Ничего кроме брезгливого сострадания у меня испытать не получилось.
Устала я от этих маленьких людей и от их ничтожества. Такие истории нельзя подряд в больших количествах. Поэтому приятным исключением стали повести "Мыслящий тростник" и "Чёрная болезнь", тоже грустные, но при этом какие-то лёгкие, с симпатичными, в большинстве своём, персонажами. Благодаря этим двум повестям я узнала, что Н. Берберова умеет писать и так тоже."

"Одна из самых странных героинь, о которых я узнала за последнее время. Сонечка - внебрачная дочь немолодой учительницы музыки - живет в Петербурге в 1910-1920 годах вместе с мамой, перебивается с ячменной каши на воду, ходит в обуви из перешитого ковра и из одежды из перешитых гардин. И, как и мама, играет на рояле (закончила консерваторию). Работы нет, денег нет, еды нет. Есть только постоянный холод и голод. И тут Сонечке невероятно везет: ее приглашает аккомпанировать к себе певица, известная в Петербурге. Главная героиня начинает нормально питаться, знакомится со многими людьми, ее жизнь наконец-то становится более похожей на жизнь. Приходит время, и она вместе с семьей певицы уезжает жить в Париж, где и живет в их доме. К Сонечке прекрасно, тепло и по-дружески относятся... Казалось бы, все у тебя устроилось... Но Соня мучительно завидует певице. Завидует ее красоте, ее положению в обществе, известности, ее любви, ее счастью. Она одновременно любит Марию Николаевну (певицу) и одновременно ненавидит ее. И мечтает наказать ее за то, что та неприлично счастлива.
Удивительные бури в душе героини, сочетание ее противоположных чувств и эмоций, одиночество, а также холодность по отношению к матери и ее судьбе - все это сложно проанализировать. Это странно, это отталкивает, это интересно."

"Курсив мой" (1972)

index

Аннотация: "'Курсив мой' - самая знаменитая книга Нины Берберовой (1901-1993), снискавшая ей мировое признание. Покинув Россию в 1922 году, писательница большую часть жизни прожила во Франции и США, близко знала многих выдающихся современников, составивших славу русской литературы XX века: И.Бунина, М.Горького, Андрея Белого, Н.Гумилева, В.Ходасевича, Г.Иванова, Д.Мережковского, З.Гиппиус, Е.Замятина, В.Набокова и др. Мемуары Н.Н.Берберовой, живые и остроумные, порой ироничные и хлесткие, блестящи по форме"

Буду кратка: РЕКОМЕНДУЮ. Я прочитала ее мемуары лет 20 назад, но что-то помню до сих пор, а это показатель.
Tags: 20 век, Россия, мемуаристика, мигрантки, мир искусства, писательницы, рассказ, русский язык, сборник, экранизация
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Четверг, стихотворение: Эрси Сотиропулу

    Αντο εἰναἰ ένα ποἰημα Это — стихотворение Эрси Сотиропулу [Έρση Σωτηροπούλου] родилась в городе Патры в 1953 году. После путча чёрных…

  • Узница подземелья рассказывает

    Я уже чувствую себя каким-то амбассадором (амбассадоршей) реальных историй о преступлениях, но факт остаётся фактом: эта тема не теряет остроты,…

  • В поисках незначительной детали

    Первая в моём читательском списке книга из лонг-листа международного Букера – «Незначительная деталь» [تفصيل ثانوي] Адании Шибли…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments