felix_mencat (felix_mencat) wrote in fem_books,
felix_mencat
felix_mencat
fem_books

Categories:

Дорис Лессинг "Воспоминания выжившей"



Год издания: 2008
Издательство: Амфора

Аннотация: "В мегаполисе недалекого будущего, где правительство давно отчаялось навести порядок, где население терроризируют крысы и банды беженцев, где на улицах царит бессмысленное насилие, немолодая одинокая женщина вдруг загадочным образом получает на воспитание двенадцатилетнюю девочку, которую она должна спасти от надвигающегося всеобщего хаоса.
Одно из лучших произведений Дорис Лессинг, которое сама автор определила как "попытку создания автобиографии"."

Экранизация - 1981 - Воспоминания выжившей

Рецензии: "На самом деле книга лучше, чем я о ней думала, пока читала.
Странно такое писать, но я не доросла до нее интеллектуально. Она глубже и серьезнее, чем была воспринята мной. Периодами мне хотелось бросить ее, а потом неожиданно наступали проблески, и я попадая на одну волну с автором, улавливала этот более глубокий смысл, погружалась в чтение. Были такие эпизоды, которые буквально поражали меня своей мудростью и насыщенностью, но чаще смысл расплывался, теряясь в пространственных описаниях, а я лишь бездумно читала текст. Очень неоднозначные впечатления.
Мне как-то обидно даже, что я толком не поняла ее. Возможно, перечитаю, когда стану взрослее состарюсь."

"Книга тяжело читается и воспринимается. Впечатление было такое, что героиня замурована в стену и оттуда наблюдает за жизнью, не пытаясь что-либо менять. Иногда она «проникает» сквозь стену в параллельную реальность, более привычную в воспоминаниях. В той реальности, где находится выжившая, отсутствуют семейные ценности и какие-либо нормы жизни и, наверное, единственный зверек Хуго сохраняет на протяжении всего повествования какие-то чувства преданности, привязанности. В финале как бы раскрывается иная реальность за стеной как возможность заново научиться ценить заботу о ближних, дом, семью, возможность иметь детей. Идея и замысел книги хорошие, не зря она удостоена Нобелевской премии, но лично для меня она показалась уж слишком тяжелой."

"Книга о своеобразном апокалипсисе, где нам так и не удается узнать причины, по которой человечество теряет опору цивилизации. Зато, в отличие от большинства книг такой тематики, нам показан именно процесс становления новых видов обществ, а не сложившиеся уже структуры.
Кто-то быстро строит новую жизнь - собирает коллектив и уходит на поиски лучшей доли. Кто-то сидит на старом месте, и наблюдает, как все будет происходить дальше и чем закончится. А можно и продолжать ходить на работу, посылать детей в школу и вести почти привычную жизнь (это если Вам посчастливилось быть членом правительства, до свержения которого никому просто не оказалось дела).
Но все это - лишь фон, на котором показывается жизнь девушки и старухи. Взросление детей в обществе, где они перестали быть чем-то безусловно ценимым, и где их решения оказались столь же важны, как и решения взрослых. Где им приходится строить новые законы для себя, так как заповедей родителей: "Будь хорошим мальчиком/девочкой," уже не хватает (если эти родители у них еще остались).
Глубокая, но легко читающаяся книга. Постараюсь в дальнейшем углубить знакомство с автором."

"Очень правдоподобно передана картина взросления девочки. Главная героиня отпускает девочку, свалившуюся на нее из ниоткуда, в свободное плавание. Старушка неплохо рассказывает о том, кто и как влияет на подростков в таком возрасте. Рассказывает о дружбе, о любви - полный набор.
До конца не ясно, то ли это восприятие главной героини делает книгу облачно-сюрреалистичной, то ли и в правду суть апокалипсиса вокруг героев в его сказочности. Так или иначе Лессинг мастерски удается смешивать гиперреалистичные события, сурово-пугающие подробности жизни подростков в умирающем мире (не особо, к слову, отличающихся от того, что реально происходит местами на нашей планете) и внезапные приходы, флешбэки, никогда не происходившие, леса среди города и непредвиденные стены. И все это абсолютно противоположное и, казалось бы, несочетаемое идеально сливается и перетекает одно в другое единым полотном, от которого не хочется отрываться.
зы: Отдельный плюс за линию с Хуго - пес, хоть и появляется на страницах не часто, но, тем не менее, сильно влияет на сюжет и делает книгу такой, какая она есть."

"Мне симпатичны книги, в которых описывают так называемый постапокалипсис, его варианты, со всем своим недостатком воды, электричества, спичек, мяса, средств гигиены и одежды. Скорее всего, в этом таится скрытый страх - мы всегда взволнованы тем, что предстоит, сами не осознаем, что можем натворить и боимся этого, находим успокоение в подобных произведениях. Чтобы хоть немного быть "готовым", если можно так выразиться. Это было бы смешно, если бы не было на самом деле так печально. И так страшно.

Со свалки сюда стаскивали то, что можно было пустить в продажу, толпами валили продавцы и покупатели, товар отправлялся на уличные рынки и в лавки.
Здесь же ремонтировали то, что можно было починить, вернуть к жизни. Этим, в основном, занимались люди старшего возраста. Мы видели, как портнихи латали одежду, ремесленники ремонтировали мебель и металлическую посуду. Не было недостатка в зрителях и советчиках. В углу устроился старик часовщик, окруженный плотным кольцом любопытных. Дети и взрослые, затаив дыхание, следили за работой с точными механизмами, напирали так, что охранник сдерживал их и даже отталкивал дубинкой.
Подальше женщина занималась очками: перебирала оправы, приспосабливала линзы. На стене перед ней висела таблица для проверки зрения, пользуясь которой, она тут же продавала очки желающим, выстроившимся в очередь. Окулист из прежней жизни… И при ней тоже толпа болельщиков. Мастеровые чинили стулья, корзины, работал точильщик ножей-ножниц — мы попали в музей старых ремесел с посетителями и охраной.
Чего только не было в помещениях, сквозь которые мы прошли! Бечевки и веревки, бутылки и бутыли, груды пластмассовых изделий и пленки, металл во всех видах, провода, изолента, книги, головные уборы и одежда… В одной комнате мы увидели вещи совсем новые, попавшие на свалку в пластиковых мешках, совершенно не запачканные. Зонтики, искусственные цветы, коробка, заполненная пробками…
И везде народ: покупатели, продавцы, работники и зрители.


Кушают животных, еще кого-то или чего-то кушают. Создание видимого спокойствия, замалчивание прессой и в то же время беспомощность властей (если она вообще осталась), опустевшие города, отключенные сети, беспризорство (в том числе и взрослых), кочующие банды, никакой цели, кроме сегодняшней...


Удивительная книга! Очень неоднозначная и глубокая. Мне она показалась очень и очень многослойной, трехмерной. Начинаешь читать - и, как будто, все на поверхности. А потом с каждой страницей понимаешь, что ты погружаешься глубоко-глубоко, а задумка автора оказывается еще глубже. Мир будущего, как гласит аннотация, но это будущее может быть и нашим настоящим, и даже прошлым. Здесь нет ярких ужасов и сменяющихся действий мира после катастрофы. Существование такого мира - уже катастрофа. Цивилизованный мир отходит на задний план, в человеке, даже уже в 4-летнем ребенке просыпаются звериные, даже какие-то низменные инстинкты. Ребенок может ударить ножом, камнем, ударить человека, с которым только что тепло общался и который кормил его.

Только представьте, нормальной стала ситуация, когда, мирно болтая с ребёнком, сидя с ним за одним столом, глядишь ему в глаза и думаешь: "А ты ведь с наслаждением вонзил бы в меня нож".

Но книга, в общем то, и не только об этом. Она о человеке и человечности. Как быть человеком не только после катастрофы, но и до нее. Потрясают больше всего сцены жизни маленькой Эмили, для которой весь ее младенческий мир сплошная боль, обида, непонимание, которая становится заброшенным ребенком с появлением младшего брата. Удивляет способность автора описывать мировосприятие маленького ребенка, обделенного материнской любовью.

События так тонко переплетаются, взросления девушки показано глазами хозяйки-старухи, которой уже 12-летнюю Эмили отдали на воспитание. А что произошло с миром, с семьей Эмили, с ней самой, - все остается за кадром. Вся история для меня показалась, как настенный отрывной календарь, у которого вырваны страницы до и после, осталась только серединка. А об остальном остается только догадываться."
Tags: 20 век, post-apocalypse, Нобелевская премия, английский язык, антиутопия, подростки, премия, русский язык, фантастика, фемкритика, экранизация
Subscribe

  • Emmy van Deurzen "Psychotherapy and the Quest for Happiness"

    Эмми ван Дорцен – экзистенциальная психотерапевтка, создательница собственного метода – философской терапии, основанной на…

  • Рассказ Юдоры Уэлти

    Благотворительный визит Ясный холодный день, время близится к двенадцати. Держа перед собой горшочек с цветком, девчонка лет четырнадцати спрыгнула…

  • Кто боится Юдоры Уэлти?

    Писательницы американского Юга обрели долголетнюю заслуженную популярность на постсоветском пространстве. С детства мы читаем и перечитываем Харпер…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments