Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Category:

Зазеркалья больше нет

О воспоминаниях Джоанны Стингрей «Стингрей в Стране чудес» я уже в сообществе писала и, как интересующаяся эпохой, мимо второй части, маняще озаглавленной «Стингрей в Зазеркалье» [Stingray to the Looking-Glass], пройти не смогла. Обычно во второй части мемуарист(ка) уже осваивается в таинственном мире своей памяти и с большей уверенностью раскладывает мысли и события по полочкам. В случае нашей героини ситуация обратная. Второй том ещё сумбурнее, чем первый. Создалось недвусмысленное ощущение, что Стингрей ездила в Россию, как некоторые другие люди уходят в запой или в наркотический трип. Понятно, что поначалу для неё, американки достаточно традиционного воспитания, СССР был зазеркальем. Но когда визит уже не первый и не второй, а никаких попыток освоиться не делается и, похоже, сознательно не делается...



Действительно, Стингрей не было нужды укореняться в советской и постсоветской реальности, как это привелось, допустим, немке Карин ван Моурик, описавшей свои впечатления в повести «Уроки русского». Для своего окружения Джоанна была хороша и мила такой, какова была. Просто потому что американка и имеет связи... а впрочем, я упрощаю. Важно не только то, что товарищи по рок-сцене воспринимали её пришелицей с Марса, а ещё одна деталь: для неё Костя, Витя, Борис и прочие — такие же пришельцы, инопланетяне. И пусть видимость контакта по принципу «мы — вам, вы — нам» создаётся, самого контакта, похоже, так и не произошло.

Он [Гребенщиков] удивлённо бродил вдоль рядов свежих овощей и фруктов, не только сезонных, но и привезённых со всего мира, а потом застрял в нерешительности пытаясь сделать выбор между двенадцатью сортами яблок. А разнообразие сортов кофе и вовсе повергло его в замешательство. Я никогда не видела его таким — настолько выбитым из колеи, из своей привычной зоны комфорта. Этот человек, без малейших колебаний противостоящий собственному государству, создающий в подпольных условиях музыку, пробуждавшую в молодёжи чувство протеста, оказался вдруг сражён открывшимся у него перед глазами огромным выбором кофе.

И вот парадокс, Стингрей бьётся как рыба об лёд, создавая для музыкантов и художников андерграунда возможность высказаться, организовывает выставки, концерты, поездки, снимает клипы, противостоит влястям предержащим, взывает к взаимопониманию... и в тот же миг разрушает надежду на это самое взаимопонимание: она в них людей, себе равных не видит. Не может видеть. Полубоги, короли, волшебные звери, мифологические герои — но не такие же человеки, как сама Стингрей или её мама. Мама вообще начала цивилизовать «дикого» русского зятя, первым делом записав его к дантисту. Тот пошёл безропотно. Чей хлеб ешь, того и песню поёшь.

До волны феминизма, до освобождения и эмансипации женщин была я – в чёрных штанах и дурацкой шляпе.

Чем дальше углубляешься в мемуары, тем яснее понимаешь, что и скоропалительный брак Джоанны был обречён, и вообще рано или поздно на своих рок-похождениях она поставит жирную точку. Так и случилось.

Рожать я намеревалась, конечно же, в Штатах, но потом думала вернуться с ребёнком в Россию и продолжать там жить и работать.
И вдруг это случилось. Через открытую форточку студии я набрала полные лёгкие дизельных выхлопов. Меня чуть не стошнило. Я попросила звукорежиссёра сходить во двор выяснить, что там происходит. Он возвращается и говорит, что во дворе стоит грузовик с дизельным двигателем, и сидящий в кабине водитель держит двигатель включённым, чтобы не замёрзнуть.
— А выключить он не может? — задыхаясь от кашля, спросила я.
— Ну, здесь так принято, — пожимая плечами, ответил звукорежиссёр.
«Да, конечно, здесь так принято», — смиренно повторила я про себя. И впервые задумалась: может быть, всё же разумнее будет растить моего ребёнка не в России.


Любой хмель проходит, любая страсть остывает. Мэдисон Стингрей родилась и воспитывалась в США, стала соавторкой настоящих воспоминаний. Её отец, Александр Васильев, барабанщик рок-группы «Центр», в 2019 году покончил жизнь самоубийством...

Для настоящих фанаток имеется ещё часть третья, «Подлинная история Русского Рока» [АСТ, 2021] -- дословно так, с двух прописных букв. Изумительно красивая крупноформатная книга, дорогая, подарочная, иллюстрированная редкими фотографиями. Я подержала её в руках, полистала. Фотографии да, отличные.
Tags: 20 век, 2020, 2021, 21 век, Россия, СССР, США, английский язык, иллюстрации, контркультура, мемуаристика, мир искусства, музыка, русский язык, театр
Subscribe

  • Фрэнсис Мирна Кэмм (Frances Myrna Kamm)

    Фрэнсис Мирна Кэмм – американская философка, специализирующаяся в области нормативной и прикладной этики, профессорка философии в Ратгерском…

  • Четверг, стихотворение: Морин Даффи

    Сегодня отмечает свой восемьдесят восьмой день рождения британская поэтесса Морин Даффи [Maureen Patricia Duffy], феминистка, лесбиянка,…

  • Исландия, детектив, женщина

    Исландия маленькая страна и совпадения случаются здесь постоянно. Аргумент этот постоянно использовали чиновники и политики, назначая на…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments