Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

Феминистская антиутопия. Дети

Я часто думаю, как легко бывает превратить утопию в антиутопию. Казалось бы, что может быть пагубнее, чем обязательность, неизбежность для женщины семьи и материнства? В мире, созданном воображением валлийки Софи Макинтош [Sophie Mackintosh] родительский долг лежит только на одной девушке из двадцати-тридцати, специально отобранной по физиологическим характеристикам. Это так называемые белобилетницы. Остальные получают синие билетики и расходятся с рюкзаками и компасами на новые места жительства. Родительский дом, братья и сёстры перестают значить что-либо в их жизни.



Итак, «Синий билет» [Blue Ticket]. Этакая осовремененная чёрная метка, или аусвайс, символизирующий насильно установленную спираль, отношения без обязательств (что с ней случится, не залетит же?), возможность пить и курить квантум сатис. Многие девушки, впрочем, довольны, считают, что им повезло. Многие, но только ‎не Калла. Беременность превращается для неё в идефикс, в смысл бытия. Эта мечта, переходящая отчасти в одержимость, вызывает негодование не только у действующих лиц, но и у читательниц. По крайней мере, некоторых. Хотеть стать матерью, хотеть — о ужас! — родить сейчас не в тренде. Работает, устроена, квартира есть, любовник есть, какого ещё рожна? Зачем этот ребёнок? А в сущности, чего уж такого ужасного-кошмарного возжелала Калла? Не ворует по карманам, не гоняется за людьми с ножом — всего-то навсего хочет произвести на свет и вырастить собственного младенца. И кто-то наверху, вкрадчивый умный куратор решает позволить ей... позволить ей хотя бы бегство.

Книга тягуча как капля мёда или касторки, книга томительна, как фильм шестидесятых годов в жанре роуд-муви, книга неотвратимо ведёт нас на кладбище или в роддом, что на определённом уровне — одно и то же. Я вязну в этих буквах, освободите меня. Товарки Каллы по несчастью пока ещё не знают, чем завершится их история. Подобно волхвам, чья звезда ещё не взошла, или, скорее, апостолам, чей Учитель ещё не рождён, они сходятся за столом, не догадываясь, что среди них Иуда Искариот. Почему же всё-таки Калла так стремится к материнству, по сути, не зная его? Попытка ли это восполнить семейные и социальные связи, разрушенные инициацией, поиск ли сладости запретного плода? Или...

Я знала, что синий был относительно новым понятием в смысле цвета, что долгое время после появления на свет мы не распознаём и не видим его, что различением синего цвета мы овладеваем постепенно и что беременность сродни этому процессу. Было нечто в окружающем мире, чего раньше мои глаза не были способны воспринимать, но теперь оно было повсюду.

В противоположность томной психоделике Софи Макинтош ойкумена Кристины Далчер в повести «Мастер-класс» [Master Class] подчёркнуто активна, деловита, ориентирована на результат. Стремительный прирост населения усилил конкуренцию во всех областях знаний, и теперь дети едва не с колыбели сдают ежемесячный экзамен на профпригодность. Болели, устали, недопоняли, замешкались — не имеет значения. Не справились — прости-прощай, Серебряная школа для умников и умниц! Ребёнка ждёт школа пониженной ступени, так называемая зелёная, а если и там не получается — самая нижняя, жёлтая: своего рода интернат, где учащиеся вообще образования не получают, а трудятся на земле и ухаживают за скотом. Пересдачи исключены.

По-моему, эта Сабрина не совсем здорова, высокий у неё показатель Q-теста или нет. Хотя выглядит она прекрасно, волосы блестят, как это бывает только у очень юных девушек, школьная форма сидит как влитая. Короче, если судить по внешнему виду, у Сабрины есть всё на свете. Однако в жизни случаются разные ловушки и возникают совершенно неожиданные помехи, и в некоторых случаях помочь не может даже бездонная яма с деньгами.
Я понятия не имела, что там с этой девочкой происходит, но мне вдруг захотелось выбежать к ней под дождь, спрятаться под её зонтом и угостить её бананом, овсяным печеньем, горячим шоколадом, да просто обнять и сказать, что, даже если она провалила какой-то тест, это еще не означает её собственного провала.
Но ведь означает. В таком возрасте – тем более.


Расчёт Коэффициента включает не только интеллект, но и родительские зарплаты, и жилищные условия, и особенности здоровья. В конце концов, что годится для девочек и мальчиков, годится и для их мам и пап. Сообразно Коэффициенту не только принимают в вуз и на работу, но и подбирают семейные пары. Умница и простак – новые Ромео и Джульетта, с той только разницей, что попытка самоубийства, как и развод, очень-преочень сильно роняют Коэффициент.

Малколм, который зарабатывает в два раза больше меня и в два раза реже опаздывает на работу, всегда будет для наших детей «более достойным» родителем. Получается, что большинство мужчин всегда «более достойны» – даже те, для кого понятие «достойный» абсолютно не годится.

Читается «Мастер-класс» изумительно легко и бодро, можно рекомендовать без боязни, например, подросткам для школьного обсуждения. И вообще, на мой вкус, гораздо интереснее по замыслу, да и по исполнению, чем широко разрекламированный дебют Далчер «Голос» [Vox]. Под девизом Stercus accidit, сиречь Дерьмо случается (да, вот такие непристойные постеры висят иногда на кафедре классических языков) Лени Фэйрчайлд выходит на тропу войны, спасая дочь от интерната. Кто противники? Государство, улыбающаяся министерша, вера в прогресс и даже отец семейства, в сущности, неплохой человек ведь... Просто чуточку слишком расчётливый, чуточку чересчур практичный, чуточку избыточно дисциплинированный. Елена, твой отец назвал меня нацистом! И даже не обязательно ходить за примером в нацистскую Германию. Ещё совсем недавно в историческом масштабе дискриминация по уровню интеллекта касалась не только школы, но и самих основ существования.

Теперь мы все уже привыкли и к разным очередям, и к разным уровням, и к разным ударам для разных людей.
Наверное, со временем люди способны привыкнуть к чему угодно.


В общем, Елена едет в Канзас. Она справится, эта смешная наивная Елена, умная учительница из серебряной школы. А мы, справимся ли мы?
Tags: 2020, 2021, 21 век, Великобритания, США, Уэльс, английский язык, антиутопия, новинка, роман, русский язык, социальная фантастика
Subscribe

  • Четверг, стихотворение: Эви Идавати

    Стихотворения из подборки современной индонезийской поэзии в журнале «Иностранная литература» (2021, №5), перевод Виктора Погадаева:…

  • Марджери Латимер

    Марджери Латимер (6 февраля 1899 – 16 августа 1932) – американская писательница, феминистка, социалистка и антирасистка. Родилась в…

  • Мюриэл Рукейсер

    Мюриэл Рукейсер (15 декабря 1913 – 12 февраля 1980) – американская поэтесса, журналистка, политическая активистка, феминистка второй…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments