Ольга Майорова (maiorova) wrote in fem_books,
Ольга Майорова
maiorova
fem_books

Categories:

В день рождения Беллы Ахмадулиной

Бог

За то, что девочка Настасья
добро чужое стерегла,
босая бегала в ненастье
за водкою для старика, —

ей полагался бог красивый
в чертоге, солнцем залитом,
щеголеватый, справедливый,
в старинном платье золотом.

Но посреди хмельной икоты,
среди убожества всего
две почерневшие иконы
не походили на него.

За это вдруг расцвел цикорий,
порозовели жемчуга,
и раздалось, как хор церковный,
простое имя жениха.

Он разом вырос у забора,
поднес ей жёлтый медальон
и так вполне сошел за бога
в своем величье молодом.

И в сердце было свято-свято
от той гармошки гулевой,
от вин, от сладкогласья свата
и от рубашки голубой.

А он уже глядел обманно,
платочек газовый снимал
и у соседнего амбара
ей плечи слабые сминал...

А Настя волос причесала,
взяла платок за два конца,
а Настя пела, причитала,
держала руки у лица.

«Ах, что со мной ты понаделал,
какой беды понатворил!
Зачем ты в прошлый понедельник
мне белый розан подарил?

Ах, верба, верба, моя верба,
не вянь ты, верба, погоди!
Куда девалась моя вера —
остался крестик на груди».

А дождик солнышком сменялся,
и не случалось ничего,
и бог над девочкой смеялся,
и вовсе не было его.


Королева Маб.
Монолог Меркуцио

(Из цикла «Ромео и Джульетта. Поэтическое изложение сцен симфонии Гектора Берлиоза по трагедии Уильяма Шекспира»)

Меркуцио, пока ты не испил
Хмель бытия, раскинув ум, как сети
Для простаков, пока тебе Шекспир
Паясничать велит пред ликом смерти,
Суди-ряди про королеву Маб!
Хвали её причуды и проказы!
В кошечий март и соловьиный май
Всех девственниц, которые прекрасны,
Чужды страстям, привержены к сластям,
С улыбкой королева Маб прощает,
Нашепчет вздор, забыв про стыд и срам,
И лбы их непорочные прыщавит.
Их сон невинный в предрассветный час
Из грёз слагает образ кавалера,
Но неизбежность их грядущих чад
К ним тяжко примеряет королева.
Коль вдруг: «апчхи!» - и падают очки
Со лба того, кто денди слыл дотоле, —
То королев Маб — дитя, учти, —
В его ноздре летит на фаэтоне.
Маб, как известно, повитуха фей.
Фей, как известно, искушает эхо.
Ах, страх! И – ах! В руках у Маб – трофей,
И к прочим эльфам мы прибавим эльфа.
Если вельможа, чей высокий сан –
Над нами, как звезда над звездочетом,
Худеет, предаётся странным снам,
Гнушается богатством и почетом,
Знай: королева Маб над ним в ночи
Стихи шептала, музыкой гремела,
И он ей внял.
— Меркуцио, молчи,
Ты пустомеля. [То слова Ромео]
И впрямь молчи, задира, коновод,
Шутник убитый и шалун бессмертный.
Умы глупцов столетья напролет
Напрасно ты дразнил твоей беседой.
А я! Вдруг спросят: белый лист вам мал,
Что вы сюда явились? Бог и люди,
Все это — козни королевы Маб,
Маб – королевы выдумки и плутни.



10 апреля 1937 года - 29 ноября 2010 года
Tags: Россия, СССР, Татарстан, классика, поэзия, русский язык
Subscribe

  • Harper Lee “To Kill a Mockingbird”

    "Убить пересмешника" нельзя отнести к феминистской литературе, да и Харпер Ли не позиционировала себя как феминистку. Основная тема…

  • Моника Диккенс

    Моника Диккенс (10 мая 1915 – 25 декабря 1992) – британская писательница и журналистка, правнучка Чарльза Диккенса. Статья Ольги…

  • Четверг, стихотворение: Нора Яворская

    Завоёванный город Долго длилась осада. Таран твердолобый Бил по медным воротам, как будто по нервам. Наконец-то! Горя нетерпеньем и злобой,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments