freya_victoria (freya_victoria) wrote in fem_books,
freya_victoria
freya_victoria
fem_books

Category:

Леа Гольдберг



"Гольдберг Лея (1911 - 1970) – ивритская поэтесса и критик. Родилась в Кёнигсберге.
Детство её прошло в России, юность – в Литве. Училась в университетах Каунаса, Берлина и Бонна. Первую поэму на иврите опубликовала в 1926г. В Тель-Авиве с 1935г. Л.Г. была участником группы поэтов-модернистов, руководимой А.Шлёнским. В том же году вышел первый сборник её стихов. Она работала учителем в школе, была членом редколлегий газет и журнала, лит. советником театра "Габима". С 1952г. возглавляла созданное ею отделение сравнительного литературоведения в Еврейском университете в Иерусалиме.
Вся поэзия Л.Г. создана в модернистском стиле, хотя и в традиционных формах; язык её прост, но образы и рифмы необычайно свежи, а эстетическая сложность и интеллектуальность в её стихах сочетаются с лирической тонкостью и искренностью. Она избегала больших социальных проблем, обращаясь к темам детства, природы, любви (особенно, неразделённой), старения, смерти. Её называли певицей женского одиночества.
На стихах Л.Г. выросли целые поколения израильских детей, у которых она всегда имела огромный успех. Детям посвящены более двадцати её произведений.
Многие стихотворения Л.Г. были положены на музыку и стали, по сути, народными песнями.
Л.Г. была большим знатоком мировой литературы, особенно – русской и итальянской. Важнейшие переводы Л.Г. на иврит – "Война и мир" Толстого, рассказы Чехова, пьесы Шекспира, поэмы Петрарки и Ибсена."
Источник

Стихотворения Леи Гольдберг в переводах разных авторов:


***
А Бога я увидела в кафе.
Убогий, виноватый, осторожный
Явился он средь дыма сигарет
И мне шепнул он: «Жизнь еще возможна!»

Он на любовь мою был не похож —
Несчастлив — возле нас, он на свету
Как призрачная тень от света звезд
Собою не заполнил пустоту.

В лучах заката, бледный, будто каясь
Пред ликом смерти за свои грехи,
Спустился вниз, чтоб людям в ноги пасть
И попросить прощения у них.


"Молитва о смерти"
Дай мне умереть не закрыв глаза,
Обняв любимую землю;
Простая бедная смерть - как сестра
Дереву, камню, стеблю.

Припаду к земле, к зеленым лугам,
И услышу: полями звонко
Слышен конский топот издалека
И легкий шажок ребенка.

"В конце концов"
В конце концов на берег моих снов
Я выйду: платья шлейф взовьется к небу
С отчаянным покоем… Судно тонет.
Сольется парус с тьмою водопада.

И это - моя песня. И маяк
Погасшим фонарем помашет молча,
Увы, не озарив во мраке страха
Мой разум - уплывающую лодку.

Осколки боли не сожмет рука,
С глаз не спадет слеза мечтательной печали.
Когда ж свет утренний промолвит мне: "Конец",
Дверь отворит ему холодная улыбка.

Переводы Стаса Могилевского


"В добрый час"
Вот и фонарь погас.
Тьма заходится лаем.
Сказали: «В добрый час!
Успеха тебе желаем!»

Так и пойдёшь хоть куда-нибудь,
Из огня в полымя ковыляя.
В добрый час! Смотри, не забудь!
Успеха тебе желаем…

И позовёшь, да ответ не придёт,
Ночь — будто бездна злая.
Одинокий голос умрёт.
Сказали: «В добрый час!
Успеха тебе желаем!»

***
Проволочными шипами
Ночь
Окружает твои дни.

Ты очень устал
Прочь
Уходить по дорогам,
Протягивать руки
От зари до зари.
И так
внезапно замрёшь
Потрясённый
прозреньем
До чего этот мир хорош!

Переводы Гали-Даны Зингер

"На закате лет"
Мои черные кудри теперь серебры при луне.
За окном я вижу в ветвях уснувших птенцов.
Я окно распахнула, чтоб крикнуть: «Голубка, ко мне!» -
только ночь зачем-то прислала мне мудрых сов.


* * *
Время течет, и его не поймаешь,
мой дебет и кредит учтен в его сметах.
Каждый день создает меня — и ломает,
И подводит итог и жизни, и смерти.


"Песнь конца пути"
Ты скажешь: ночь идет за ночью, день за днем.
Года проходят — в сердце ты отметишь.
Увидишь молнии и тучи за окном,
и только нового под солнцем не заметишь.

Но вот придут преклонные года,
ты станешь днями дорожить на их исходе.
И скажешь: этот день уходит навсегда.
И скажешь: утром новый день приходит.


***
Здесь, в одиночестве этой ночи,
где белые звезды шлют лучи,
дрожат в небесах заиндевелых, -
в одиночестве всей этой ночи целой,
накрывающей все, что видно глазам -
жизнь и год, расписанный по часам, -
в хрустале этой ночи, в черноте без дна
время скрыло следы.

Так чем
отличается эта ночь одна
от всех остальных ночей?


(Здесь намек на Пасхальную Агаду: "чем отличается эта ночь от всех остальных ночей?" - один из традиционных вопросов за праздничным столом в праздник Песах.)


"Ночь"
В небесах колесница и семь звезд.
И на небе,
как и на земле пока еще,
никто никогда не слушал всерьез
ни злодея,
ни праведника,
ни раскаявшегося.
* * *
Те, кто ко мне являются во сне -
они меня почти не замечают.
Присядут на крыльцо, не обратясь ко мне,
и сразу же уходят, не прощаясь.

Мы с ними повстречаемся потом,
когда умрем.
И тех, кто приходил ко мне во сне,
по знаку я узнаю в тишине.

Переводы Мири Яниковой

"Выходной"
Я сегодня беру выходной у тоски,
У усталости, взрослости, у фолиантов,
Что готовы словами ученых педантов
Поучать, что иные слова — пустяки.

Хорошо мне ответа не ждать на вопрос,
Как цветущее дерево это зовется?
Как молчание птиц в тишине отзовется?
И откуда звезду эту ветер унес?

Может, я потерялась в словах, что близки,
И прекрасного больше в прекрасном не вижу?
Или, может, мне самое дальнее — ближе?
Я сегодня беру выходной у тоски

Перевод Якова Хромченко

"Баллады о любви древних времен"
Может быть, древен псалом о любви, что однажды
Слушал ты вечером зимним в моем исполненье.
Время дождей подбирает дожди к нашей жажде:
Только такие, чтоб ночью не слишком шумели.

С музыкой нашей слепая судьба флиртовала,
Пела о старых любовях пространно и просто;
О языке чужеземца, снегах перевала,
Маках червленых, извилистых тропах и росах.

Сердце мелодии будет из прошлого литься,
Окна откроет сюда — из грядущих событий,
В этот сгоревший и пепельный вечер — прибудет,
Чтобы защитою нас — от зимы — отграничить,
Чтобы отдать нам плоды наших душ и открытий…
Песня — о нас? Или просто — о любящих людях?

Автор перевода неизвестен

НОЧЬ
корзина полная звезд,
сочных трав душист аромат.
колокольчики в капельках рос
гулко в сердце моем звенят,

и пульсируют в нем глубоко
звуки капель дождя за окном.
колокольчики в капельках рос
гулко в сердце звенят моем.
Перевод И.Рапопорт

Из цикла «Песни любви из старинной книги»                       
***
Бывало, тьма не разделяла нас,
Сон не стоял меж нами, как преграда.
Без страха и без ненависти рядом
Мы – тело к телу – просыпались враз.

Тебя средь ночи не теряла я.
Меж завтра и вчера – одно мгновенье.
Чисты, наивны в нашем единенье,
Нисколько не стеснялись света дня.

Судьба решила, и в один из дней
Проснулись мы пристыжены, несмелы.
Смиренно я потупилась пред ней.

Но всё ещё рука в руке моей,
Та, что коснуться хрупких струн умела.
Теперь чужда и камня тяжелей.
                                            1948


Из цикла "Очень далеко"
3. Это не море

Это не море меж нами,
Это не пропасть меж нами,
Это не время меж нами.
Это - мы сами, то, что меж нами.
1964

"Восьмушка смерти"
Во всём, по меньшей мере, есть восьмушка смерти,
И вес её, как видно, не велик.
С какой-то скрытой прелестью беспечной
Несём её с собой, куда б ни шли.
В счастливых пробужденьях и прогулках,
В беседах двух влюблённых безмятежных,
Забыта на задворках нашей жизни,
Всегда при нас. И нас не тяготит.

Переводы  Адольфа Гомана

Подборка стихотворений в переводе на русский
Текст радиолекции Зои Копельман о Лее Гольдберг
Предыдущий пост о Лее Гольдберг в сообществе
Tags: 20 век, Азия, Ближний Восток, Израиль, детские книги, евреи, иврит, модернизм, переводчицы, поэзия, русский язык
Subscribe

Posts from This Сommunity “поэзия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments